На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Праязык. Генеалогическая классификация языков. Прародина индоевропейцев по данным языка. Прародина славян по данным языка. Праславянский язык. Балто-славянская общность. Август Шлейхер (18211868). Два вида исторической связи языков.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 25.04.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ МИРА
Содержание
ВВЕДЕНИЕ
3
1. ПРАЯЗЫК
6
2. ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
8
3. ПРАРОДИНА ИНДОЕВРОПЕЙЦЕВ ПО ДАННЫМ ЯЗЫКА
12
4. ПРАРОДИНА СЛАВЯН ПО ДАННЫМ ЯЗЫКА
16
5. ПРАСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК
19
6. БАЛТО-СЛАВЯНСКАЯ ОБЩНОСТЬ
22
7. АВГУСТ ШЛЕЙХЕР (1821--1868)
26
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
28
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
31

ВВЕДЕНИЕ
Генеалогическая классификация языков тесно связана с понятием языкового родства. Родство языков проявляется в их систематическом матери-альном сходстве, т. е. в сходстве того материала, из которого построены в этих языках экспоненты морфем и слов, тождественных или близких по значению.
Нужно разграничивать два вида исторической связи языков: с одной сторо-ны - контакт, вызванный географическим, территориальным соседством, контактом цивилизаций, двусторонними или односторонними культурными воз-действиями и т. д.; с другой стороны - исконное родство языков, развив-шихся в процессе дивергенции из одного более или менее единого языка, су-ществовавшего ранее. Контакты языков ведут к заимствованию слов, отдельных выражений, а также корневых и некоторых аффиксальных (обычно словообразо-вательных) морфем. Однако некоторые разряды языковых элементов, как пра-вило, не заимствуются. Это прежде всего аффиксы формообразования - показа-тели соответствующих грамматических категорий, обычно также служебные сло-ва. Есть и разряды знаменательных слов, для которых заимствование является менее типичным, например: термины ближайшего родства, названия частей тела, числительные - обозначения сравнительно небольшого количества (особенно в рамках от 1 до 10), глаголы - названия наиболее элементарных действий, слова-заместители разного рода и некоторые другие. Если в каких-либо языках наблюдается более или менее систематическое мате-риальное сходство в области формообразовательных аффиксов и в перечисленных сейчас разрядах слов, такое сходство свидетельствует не о влияниях и заим-ствованиях, а об исконном родстве этих языков, о том, что эти языки явля-ются разными историческими продолжениями одного и того же языка, существо-вавшего прежде.
Французский лингвист Антуан Мейе так сформулировал определение языкового родства: "Два языка называются родственными, когда они оба являются результатом двух различных эволю-ции одного и того же языка, бывшего в упот-реблении раньше». Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М.; Л., 1938. С. 50.
Этот язык -- общий «предок» родствен-ных языков, т. е. язык, постепенно превратившийся в ходе «двух раз-личных эволюции» в каждый из родственных языков пли распавшийся на родственные языки, называется их праязыком, или языком-основой, а всю совокупность родственных между собой языков называют языковой семьей.
Так, русский, литовский, латынь, французский, испанский, гре-ческий, древнеиндийский, английский, немецкий, вымерший хеттский и ряд других живых и мертвых языков вместе составляют индоевропейскую семью языков. Она возникла в результате распадения обще-индоевропейского языка-основы (праиндоевропейского) и длительного самостоятельного развития его обособившихся территориальных ответвлений - диалектов, постепенно превращавшихся в отдельные, хотя и родственные между собой языки.
Индоевропейский язык-основа не зафиксирован памятниками пись-менности: он прекратил свое существование в качестве относительно единого (хотя, по-видимому, имевшего диалекты) языка задолго до первых письменных памятников, во всяком случае, не позже конца III тысячелетия до н. э.; слова и формы этого языка лишь предполо-жительно реконструируются учеными на основании сравнения фактов возникших из него родственных языков.
Обычно языковая семья представляет собой некое множество языков, внутри которого выделяются группы, объединенные более тес-ным родством, так называемые ветви. Так, в индоевропейской семье выделяются славянская, германская, романская, индийская и другие ветви. Языки каждой ветви восходят к своему языку-основе -- праславянскому, прагерманскому (иначе -- общеславян-скому, общегерманскому) и т. д., в свою очередь являющемуся ответ-влением от праязыка всей семьи, в данном случае общеиндоевропей-ского. Праславянский, прагерманский и т. д. существовали в качестве относительно единых языков в эпоху более позднюю, чем общеиндоев-ропейский, но также предшествующую письменным памятникам (праславянский, например, вероятно, до VI--VII вв. н. э.).
Внутри ветвей выделяются подмножества, объединенные еще более близким родством. Пример такого подмножества -- восточнославян-ская группа, охватывающая русский, украинский и белорусский язы-ки. Языком-основой этих трех языков был древнерусский (древневосточнославянский) язык, существовавший как более или менее единый (хотя и подразделявшийся на племенные диалекты) язык в эпоху Ки-евской Руси.
Соотношение ветвей и групп внутри одной языковой семьи схема-тически изображают в виде «родословного древа». Однако действитель-ные отношения между родственными языками намного сложнее: рас-падение языка-основы происходит не в один прием (какие-то ответвления обособляются раньше, другие позже), отдельные инновации, воз-никая в разных местах и в разное время, неравномерно охватывают ветви и группы. В итоге, например, славянская ветвь одними чертами теснее связана с балтийской (т. е. литовским, латышским и древне-прусским языками), другими чертами -- с иранской ветвью, некото-рыми чертами -- с германской ветвью и т. д.
Сходным образом обстоит дело также в других языковых семьях.
1. ПРАЯЗЫК
Сравнительно-историческое изучение индоев-ропейских языков выявило регулярные соответ-ствия между их звуками, словами и формами. Это можно объяснить тем, что все они потомки одного исчезнувшего древнего языка, из кото-рого они произошли. Такой язык-источник принято называть праязыком (сравним: пра-дед, пра-родитель).
Реалистичность теории праязыка была еще в прошлом столетии подтверждена сравнитель-но-историческим изучением группы романских языков (итальянского, французского, испан-ского, португальского, румынского): восста-новленные для них исходные слова и формы (праформы, или архетипы) совпали с письмен-но засвидетельствованными фактами так называемой народной (или вульгарной) ла-тыни -- обиходно-разговорного языка древних римлян, из которого эти языки произошли.
В середине XIX в. на базе теории праязыка оформилась схема «родословного древа», в соответствии с которой считалось, что все языки индоевропейской семьи произошли в результате последовательного двучлененного распада индоевропейского праязыка; созда-тель этой схемы немецкий ученый А. Шлейхер написал даже басню на индоевропейском пра-языке, который он считал несомненной исто-рической реальностью. Однако у многих языковедов возникли сомнения: восстанав-ливаемые факты праязыка в действительности могли относиться к разным его историческим состояниям, а не сосуществовать. Изменения, отраженные современными языками одной семьи, могли относиться к разным древним эпохам.
К началу XX в. теория праязыка была по-ставлена под сомнение, а «родство» языков было сведено к системе языковых соответст-вий. Следствием этого скепсиса явилось после-дующее переосмысление понятия праязыка: научной реальностью обладает ряд отношений, установленных с помощью сравнительно-исто-рического метода, а во всей своей конкретности праязык не может быть восстановлен.
Например, с помощью сравнительно-исто-рического метода устанавливается такой ряд соответствий между потомками праиндоевро-пейского языка: санскритское и, авестийское и, древнеславянское ъ, литовское и, армян-ское и, древнегреческое v, латинское и, ирландское и, готское и. Все они восходят к какому-то одному звуку праиндоевропейского языка. Является ли «и» только условным указа-нием на приведенный ряд соответствий? Или соответствия дают нам право заключить, каков был этот звук в праиндоевропейском языке? Например, что это был звук типа [и]? Об этом идет спор, с той и другой стороны обоснован-ный рядом доводов и доказательств.
Вывод должен быть неодинаков для рекон-струкции праязыков разных «уровней»: вполне реальна реконструкция праязыка отдельной какой-нибудь ветви языков -- упомянутого выше прароманского, т. е. вульгарной латыни, или праславянского -- предка современных славянских языков, существовавшего еще в начале новой эры. Менее достоверно восста-новление более ранних праязыковых состояний, в частности праиндоевропейского, к которому исторически восходят праславянский, прагер-манский и другие праязыки отдельных групп современных индоевропейских языков.
Теория праязыка сложилась в индоевропей-ском языкознании в XIX в. В XX в. она стала использоваться и при сравнительно-истори-ческом изучении других языковых семей (тюркской, финно-угорской и т. д.). Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1998. С. 122.
2. ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
Приведем перечень основных языков, сгруппированный по рубрикам генеалогической классификации. Географическое распро-странение каждой семьи и ветви указывается на специальных картах языков. См. в БСЭ (3-е изд.) карты «Языки народов мира» (т. 30, вклейка между с. 480 и 481) и «Народы СССР» (т. 24, кн. 2, вклейка между с. 32 и 33), а также Атлас наро-дов мира / Под ред. С. И. Брук, В. С. Апенченко. М., 1964.

I. Индоевропейские языки.
1. Славянские: восточные--русский, украинский, белорусский; западные -- польский, чешский, словацкий, верхне- и нижнелужиц-кий; южные -- болгарский, македонский, сербскохор-ватский, словенский. К южной группе принадлежит и мертвый старо-славянский (древнеболгарский) язык.
2. Балтийские: литовский, латышский; мертвый -- древнепрусский.
3. Германские: английский, немецкий, нидерландский, африкаанс (в ЮАР), идиш (новоеврейский); шведский, норвежский, датский, ис-ландский и др. Мертвый -- готский.
4. Кельтские: ирландский, валлийский, бретонский др.
5. Иранские: испанский, португальский, французский, итальян-ский, румынский, молдавский и др. Романские языки возникли в ре-зультате дивергентного развития народной латыни, составлявшей вместе с классической латынью и некоторыми другими мертвыми язы-ками италийскую ветвь.
6. Албанский язык.
7. Греческие языки: новогреческий и его предок древнегреческий.
8. Иранские языки: фарси (новоперсидский), пушту (афганский), таджикский, курдский, осетинский и др. Мертвые: авестийский, древнеперсидский, согдийский, скифский и др.
9. Индоарийские: хинди, урду, бенгальский, маратхи, панджаби, непальский, цыганский и др. Из мертвых -- древнеиндийский (ве-дийский и санскрит) и ряд среднеиндийских (пракритов).
10. Армянский язык.
Из вымерших ветвей индоевропейских языков лучше известны две:
анатолийская (хеттский, лувийский и другие в древней Малой Азии) и тохарская (в Синьцзяне).
II. Афразийские (семито-хамитские) языки.
1. Семитские: арабский, амхарский (в Эфиопии), иврит и др.;
вымершие-- аккадский, угаритский, финикийский, арамейский и др.
2. Кушитские, в частности сомалийский.
3. Берберские (в Северной Африке).
4. Чадские, в частности хауса (в Западной Африке, южнее Сахары).
К афразийским языкам в качестве их особой ветви принадлежал также древнеегипетский язык (и коптский).
III. Картвельские языки: грузинский, мегрельский, чанский и сванский.
IV. Абхазско-адыгские языки: абхазский, адыгейский, кабардинский (кабардино-черкесский) и др.
V. Нахско-дагестанские языки.
1. Нахские: чеченский, ингушский, бацбийский.
2. Дагестанские: аварский, лакский, даргинский, лезгинский и ряд других.
VI. Дравидийские языки (Южная Индия): телугу, тамиль-ский и др.
VII. Уральские языки.
1. Финно-угорские: обско-угорские -- венгерский, хантыйский и мансийский; прибалтийско-финские -- финский (суоми), эстонский, карельский и некоторые другие; волжские -- марийский и два мор-довских (эрзя и мокша); пермские--удмуртский, коми-зырянский и коми-пермяцкий; составляющий отдельную ветвь -- лопарский (саа-ми) .
2. Самодийские языки: ненецкий и др.
VIII. Тюркские: турецкий, азербайджанский, туркменский, узбекский, киргизский, казахский, татарский, башкирский, чуваш-ский, якутский, тувинский, каракалпакский, карачаево-балкарский и др. Мертвые языки -- орхонский, древнеуйгурский, а также языки хазар, волжских булгар, печенегов и половцев.
IX. Монгольские: монгольский, бурятский, калмыцкий и др.
X. Тунгусо-маньчжурские: эвенкийский, эвенский, нанайский, удэгейский и др., а также выходящий из употребления маньчжурский.
XI. Чукотско-камчатские: чукотский, ительменский (камчадальский), корякский и др.
XII. Эскимосско-алеутские: алеутский и ряд эски-мосских.
XIII. Китайско-тибетские: китайский, бирманский, ти-бетский и др.
XIV. Тайские: тайский, лаосский и др.
XV. Австроазиатские: вьетнамский, кхмерский и др.
XVI. Австронезийские языки (малайско-полинезийские).
1. Индонезийские: малайский и возникший на его базе индоне-зийский, яванский и ряд других языков в Индонезии, тагальский (на Филиппинах), мальгашский (на о-ве Мадагаскар) и др.
2. Океанийские: гавайский, тайти, фиджи и др.
XVII. Конго-кордофанские языки.
1. Языки банту: суахили и др.
2. Бантоидные: фульбе, йоруба, ибо и др.
3. Кордофанские.
XVIII. Нило-сахарские языки (возможно, несколько се-мей).
XIX. Коисанские языки: готтентотский, бушменский и др.
Некоторые из перечисленных семей иногда сводят в большие един-ства, предположительно связанные c более отдаленным родством, на-пример III, IV и V -- в «кавказскую семью», VIII, IX и Х -- в «ал-тайскую семью» и даже I, II, III, VI, VII, VIII, IX и Х -- в «ностратическую макросемью».
Остальные языки мы объединяем по географическому принципу, причем каждая группа охватывает по нескольку (может быть, десятки) семей.
XX. Американские индейские (америндейские) языки.
Наиболее известны: кечуа (в Перу, Боливии, Эквадоре), гуарани (глав-ным образом в Парагвае); майя (в Центральной Америке), ацтекские (в Мексике), навахо, хопи и др. (в индейских резервациях США и в Канаде).
XXI. Папуасские (на о-ве Новая Гвинея).
XXII. Австралийские: аранта и многие другие.
Наконец, ряд языков стоит в генеалогической классификации одиноко, вне семьи. В частности, в Европе таково положение баскского, мертвого этрусского; в Азии -- японского, корейского, некоторых языков в России (юкагирского, нивхского, кетского) и др., а из мертвых -- шумерского, эламского и ряда других.
3. ПРАРОДИНА ИНДОЕВРОПЕЙЦЕВ ПО ДАННЫМ ЯЗЫКА

Прародина народа -- это территория, где данный народ сформировался как отличный от соседних. Идея прародины является очень древней: она развивается в мифах и легендах народов, находящихся на очень ранних стадиях развития.
Аргументы в пользу того или иного решения вопроса о прародине индоевропейцев очень разнообразны и неоднородны. Чаще всего они основываются на анализе фактов, которые от-носятся к более поздней эпохе, когда индо-европейское языковое единство распалось или уменьшилось. Это, например, данные о конкрет-ных индоевропейских языках, уже выделив-шихся из общеиндоевропейского, их отноше-ниях друг к другу и к реконструируемому языку, о местоположении этих обособившихся языков, их миграциях, хронологических харак-теристиках, контактах с другими языками и т.п.
На основании аргументов подобного типа временные рамки прародины индоевропейцев относили к III тысячелетию до н. э., а после от-крытия хеттского языка -- к IV или даже V тысячелетию до н. э.
В качестве материала, доказывающего род-ство различных индоевропейских языков и их общее происхождение из единого праязыка, обычно фигурируют слова, которые обозначают растения, животных, металлы, минералы, элементы ландшафта, формы хозяйственной деятельности и социальной организации и т. п.
Если в определении пространственных гра-ниц древней родины индоевропейцев основ-ную роль играют «природные указатели», то при установлении временных рамок ее сущест-вования аналогичная роль принадлежит «куль-турным» указателям, прежде всего тем, кото-рые имеют отношение к прогрессу техники и форм экономики. Так, например, хронологи-чески прародину индоевропейцев (во всяком случае, перед ее концом) иногда относят к неолитическому периоду на основании обще-европейского характера двух важных терми-нов, этимология которых вскрывает техноло-гические мотивы называния -- *aies -- «медь», потом «бронза» (от индоевропейского ai -- «разжигать огонь») и *akmen -- «наковальня» и «камень» (от индоевропейского *ak -- «ост-рый», в связи с технологией обточки). Такого же типа аргументами считают языковые дан-ные, относящиеся к терминам для пахоты, плуга, боевых колесниц, отдельных видов оружия, утвари и т. п.
В целом хронологические рамки прародины индоевропейцев определяются значительно четче, чем пространственные. Большинство спе-циалистов согласны считать V--IV тысяче-летия до н. э. тем временем, когда существо-вала древнейшая индоевропейская цивилиза-ция. В отношении пространственной лока-лизации в настоящее время целесообразно счи-таться с очень немногими вариантами разной значимости. Один из них рассматривает в ка-честве прародины индоевропейцев широкое пространство Центральной Европы -- от Рейна на западе до Западной Украины, на котором в V тысячелетии до н. э. сложилась доста-точно однородная неолитическая культура. Другой вариант реконструируемой прародины индоевропейцев охватывает еще более широкие пространства -- от Рейна до Верхней Волги (включая даже Финляндию) -- и опирается в своих заключениях практически только на ар-хеологические данные, отсылающие к концу III тысячелетия до н.э. (рис. 1.)
Более перспективны разные варианты локализации прародины индоевропейцев в северном Причерноморье и Приволжье («курганная», или «древнеямная», культура), где в V--IV тысячелетиях до н.э. формируется единая куль-тура (сравним, в частности, одомашнивание ло-шади, употребление колесниц, мифологические представления: обожествление солнца, бог-гро-мовик, культ коня и т. п.). Реалии материаль-ной и культурной жизни «курганного» насе-ления относительно полно соответствуют фраг-менту индоевропейского словаря, реконструи-руемому для индоевропейской цивилизации этого типа. Также существенно, что позже носители этой культуры устремлялись с этой территории по разным направлениям -- в бал-кано-дунайский ареал (в 1-й половине IV ты-сячелетия до н.э.) и далее в Центральную и Се-верную Европу, в Закавказье, Иран и Анато-лию (во 2-й половине IV тысячелетия до н.э.); в Восточное Средиземноморье и, возможно, в Египет. Эта концепция, развиваемая М. Гимбутас, бесспорно, обладает рядом преимуществ перед другими точками зрения. Одно из них -- в установлении связей культуры южнорусских степей V--IV тысячелетий до н.э. с культурами Балкан, Малой Азии, Закавказья.
Рис. 1. Историко-геогрфическая схема прародины европейцев по данным языка.
В последнее время новая теория прародины индоевропейцев выдвинута Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Ивановым. Основанная прежде всего на языковых данных, она отождествляет пра-родину индоевропейцев с областью в пределах Восточной Анатолии, Южного Кавказа и Се-верной Месопотамии в V--IV тысячелетиях до н. э. Достоинство новой теории -- в полноте лингвистической аргументации, при этом целый ряд языковых данных привлекается учеными впервые.
Проблема локализации прародины индоевро-пейцев по языковым данным, несмотря на ги-потетичность всех предложенных до сих пор решений, является и мощным стимулом для дальнейших исследований в области индоевро-пеистики, в которых языковое и историческое начала взаимно проверяют и поддерживают друг друга. Долгопольский А.Б. В поисках далекого родства. «Русская речь» , № 6, 1967.
4. ПРАРОДИНА СЛАВЯН ПО ДАННЫМ ЯЗЫКА

Древнерусский летописец, отметив единство происхождения славянских народов, расска-зывает об их прародине: он сообщает легенду о том, что в давние времена единый славянский народ жил по берегам Дуная, где ныне Венг-рия и Болгария, а затем разные группы этого народа расселились на новых землях, назвав-шись по-разному. Так древнерусские историки XI--XII вв. решали проблему прародины сла-вян.
Научное решение этой проблемы не может опираться на древние легенды. Народ, или этнос, осознает свое своеобразие прежде всего потому, что замечает своеобразие своего языка. Но отличается он от других народов еще и фи-зическими (расовыми) и культурно-этнографи-ческими признаками: обычаями и обрядами, особенностями быта, одежды, домостроитель-ства и т. д. А формирование народа -- это не только формирование его языка, но и свойст-венных ему культурно-этнографических при-знаков.
Между тем установлено, что история языка и история этноса не совпадают. Язык совре-менных венгров, например, ближайше родствен языкам ханты и манси, живущих к востоку от Урала (в Ханты-Мансийском автономном округе в Тюменской области); и объясняется это тем, что племена угров (языковых предков современных венгров) пришли в IX в. на сред-ний Дунай из-за Урала. Но физический облик и этнографические особенности венгров не имеют прямого отношения к культуре тех угор-ских племен, которые ушли с берегов Оби более тысячи лет назад, ибо племена эти раствори-лись среди коренных жителей (автохтонов) Дуная, передав им свой язык и усвоив их куль-туру.
Когда современные археологические иссле-дования обнаруживают, что в том или ином районе Европы за тысячи лет не происходило существенных перемещений населения и куль-турно-этнографические признаки современных жителей исследуемого района -- результат развития культуры автохтонов, это не означает, что и язык автохтонов был тем же, что и язык современного населения этого района. Вот по-чему при строго научном подходе к проблеме образования современных народов история языка оказывается не равнозначной истории сложения физических и культурно-этнографи-ческих особенностей носителей этого языка. Соответственно и проблема прародины должна решаться отдельно для языка и для других особенностей его носителей.
Сравнительно-историческое языкознание XIX в., устан и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.