На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Лекции Предмет и задачи диалектологии. Диалектные различия. Фонетическая система. Грамматический строй русских говоров. Имя существительное. Местоимения. Имя числительное. Диалектное членение русского языка. Сравнительная характеристика наречий.

Информация:

Тип работы: Лекции. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 27.05.2003. Сдан: 2003. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Курс лекций по Диалектологии

Предмет и задачи диалектологии.

Диалектология («диалектос» - разговор, «логос» - слово) - раздел науки о языке, изучающий язык и диалекты.
Диалектом называется разновидность (вариант) данного языка, употребляемая более или менее ограниченным числом людей, связанных территориальной, профессиональной или социальной общностью и находящихся в постоянном и непосредственном языковом контакте.
Всякий национальный язык представляет собой сложное образование, включающее несколько разновидностей, выполняющих разнообразные и, зачастую, отличающиеся друг от друга функциями, или точнее, различающиеся характером проявления основной коммуникативной функции языка. В эту систему входят: литературный язык с его многочисленными функционально-стилистическими ответвлениями, письменной и устной формой общения. Диалектный язык, в его территориальном варьировании социальные жаргоны, просторечия. Под последним понимается простая (сниженная) речь не очень образованных людей, содержащая грубоватые или грубые слова, грамматические формы и обороты, представляющие отклонения от литературной нормы.
Сам термин возник из словосочетания «простая речь» (16 - 17 вв. в значении «некнижный народный язык»). Социальные жаргоны - речь, средства общения отдельных групп людей, порожденные социальной, сословно-профессионально-производственной возрастной неоднородностью общества.
Территориальный диалектный язык (местные говоры) - устная разновидность языка, ограниченного числа людей, живущих на одной территории (в сельской местности). Общим свойством территориальных диалектов является сохранение устаревших языковых особенностей, характеризующих период, предшествующий национальному развитию литературного языка и общенационального языка как таковых.
Диалектный язык - бесписьменная (устная) форма языка. Он неодинаков на разных территориях, т.е. территориально варьируется. Литературный язык, в отличии от него, одинаков в своих проявлениях в любой местности проживания народа - носителя данного языка.
Диалектный язык выступает чаще всего в диалогической речи. Литературному языку свойственна как монологическая, так и диалогическая и даже полилогическая речь. Сам термин «диалект» - центральное понятие диалектологии как науки. В её истории взгляды на диалект, на принципы выделения, на структурные признаки были различные в разных диалектологических школах и в разные исторические эпохи. Романская диалектология (Шухаро, Жильерон, Мейер) в конце 19 в. - начале 20 в. отрицали существование диалекта как такового. По их мнению реально существуют только границы отдельных диалектных явлений и их проекции на карте (430 глоссы-линии, показывающие распространение диалектных различий на той или иной территории). Изоглоссы не образуют никакого единства, в связи с чем выявление диалектов как таковых невозможно. Немецкие и швейцарские диалектологи напротив показывали реальность диалекта, наличие у него ядра и периферии, пограничной зоны или зоны вибрации. Эта зона представлена признаком изоглосс. Отечественная диалектология, опираясь на достижения лингвистической географии (раздела языкознания, изучающего территориальное распространение языковых явлений) признает диалект как реально существующую разновидность языка.
Для понимания диалекта как такового определение его как части целого, помимо понятия «изоглоссы», существенно (важно) понятие диалектного различия. Примерами их служат оканье [вода], [молоко], [сады].
Оканье - в северном наречии, аканье - на юге [вада], [трава]. Характер образования заднеязычного согласного [Г], а именно взрывное образование на севере, а фрикативное - на юге.
Диалектные различия.
Отечественное языкознание исходит из понимания диалектных различий как такого элемента структуры языка, которое в отдельных диалектных микросистемах выступает в разных своих соотносительных вариантах (в разных членах). Для русского диалектного языка особенно важно понимание диалектного различия с точки зрения противопоставленности и непротивопоставленности. Противопоставленные различия характеризуются наличием в двух разных диалектах двух временно исключающих друг друга факторов. Примеры - оканье - аканье - характеризуются наличием единственного способа выражения того или иного языкового фактора. Примеры - этнографизмы (местные слова, называющие местные реалии, т.е. то, чего нет на другой территории). Диалектный язык - сложное единство существующих диалектных различий фонетического, морфологического и лексического характера. Наряду с термином «диалект» основными терминами являются также «говор» - самая мелкая, неделимая далее единица территориального членения языка. Этим термином обозначают речь жителей одного населенного пункта. Совокупность говоров, обладающих рядом общих признаков, называют наречием. В русском языке два наречия: северное (северное великорусское) и южное (южное великорусское).
Зародилась русская диалектология в рамках этнографии - особенной науки, изучающей материальную культуру народов, населяющих земной шар. Уже в старинных русских рукописях встречаются такие указания, формирующие русскую диалектологию как науку. Развитие в 18 веке осуществлялось М.В. Ломоносовым, в трудах которого сложилось понимание диалекта как исторически формирующейся единицы речи. Его перу принадлежит труд «Российская грамматика». В ней Ломоносов дал первую классификацию российских диалектов, которая включает в себя их три: 1. московский 2. северный 3. украинский, каждый характеризует: московский, поморский и малоросский.
В 1789 - 1794 гг. вышел «словарь академии российской», в котором было много слов, названных простонародными.
В первой третьи 19 в. сбор материалов проводило общество российской словесности. Позднее работало географическое общество. В организации деятельности участвовали А.А. Востоков и И.И. Срезневский. В 1852 г. был издан первый диалектный словарь, который назывался «Опыт областного великорусского словаря» - первое в России собрание областных слов, осуществленное академией наук России.
Следующим этапом был 1852 г. в лице В.И Даля, который издает работу «О наличиях русского языка». В ней он предлагает свою классификацию русских диалектов, деление их на окающее и акающее. В 1863 - 1866 гг. вышло в свет издание «Толковый словарь живого великорусского языка», который включил в себя более 2000 слов. Он и до наших дней не утратил своего значения. Это более полное собрание диалектики. Помимо слов словарь включил в себя пословицы, поговорки, другие слова, прибаутки и т.д. В.И.Далю вручили премию М.В.Ломоносова. Конец 19 - начало 20 вв., в развитии русской диалектологии появляются имена А. Соболевского и А. Шахматова. Первому принадлежит курс русской диалектологии. С именем второго связывают существование московской диалектологической комиссии, которая существовала в 1902 - 1932 гг. Она занималась координацией работы по собиранию диалектного материала, опубликовывала специальные программы в 1909 - 1911 гг. Членами были: Н.Н.Дурново, Н.Н. Соколов и Д.Н. Ушаков. Они издали в 1915 г. «Опыт диалектологической картины русского языка в Европе» с приложением очерка русской диалектологии, где представили первую научную классификацию русских говоров. В советский период по данной проблеме работали А.Н. Гвоздев, Ф.П. Филин, Р.И Аванесов, Б.А. Ларин, А.М. Селищев.
Фонетическая система.

Вокализм.

1. Гласные ударного слога.
Диалектный язык в целом характеризуется значительным единством фонологической системы, грамматического строя, словарного состава. Однако, вместе с тем, каждая из указанных подсистем диалектного языка включает целый ряд диалектных различий, противопоставленных и непротивопоставленных по отношению друг к другу. В частности состав фонем в разных русских говорах неодинаков. Он определяется по сильному положению, т.е. по позиции наименьшей обусловленности. Под ударением в русских говорах возможно от 6 до 8 фонем. Основными определяющими признаками гласных фонем в положении под ударением является степень подъёма и наличия - отсутствия лабиализации для гласных среднего подъёма, что является общим как для русских говоров, так и для литературного языка. В русских говорах качество произносимых под ударением фонем всегда в той или иной степени зависит от качества соседних согласных. Впрочем, это свойственно и литературному языку.
мат -мять <а> - [а] - мат (продвинутость вперед и вверх)
положение под ударением
Что касается диалектного языка, то зависимость гласного неверхнего подъёма, особенно - а- , выражено значительно более сильно, более очевидно, чем в литературном языке. Причем, указанные гласные в этом положении изменяются в разной степени, что вносит существенные различия в систему вокализма в разных говорах. Так в южно-великорусских говорах в большей части среднерусских переходных и части северорусских говоров <а>, <о> между мягким согласным выступает в своих передних и переднесредних вариациях. А вот в большей части северных говоров этот фактор приобретает принципиальные значения, поскольку, благодаря ему, формируется специфически северно-великорусская система вокализма, а именно, в положении между мягким согласным в сильной позиции под ударением гласный неверхнего подъёма и передневерхнего подъёма <о> изменяется так сильно, что совпадает с другими фонемами, выступая в своих передних вариантах.
пять (лит.) петь (сев.- велик.)
грязь (лит.) грезь (сев.- велик.)
В связи с отмеченным обстоятельством требует уточнения определение сильной и слабой позиции в частности в диалектном языке.
Сильное положение определяется по ударной позиции не между мягким согласным tat, где t - любой твердый согласный, а - любой гласный неверхнего подъёма. Это положение гласных под ударением не между мягким согласным определяется как абсолютно сильная позиция. Таким образом, изменения или модификации гласных фонем в русских говорах зависят от двух факторов:
· от места гласных по отношению к ударению;
· от качества соседних согласных.
С учетом отмеченных факторов в русском диалектном языке выделяют до восьми гласных фонем:
Различия в составе гласных по говорам объясняется тем, что, кроме устойчивых стабильных элементов фонетической системы русского языка, имеются также так называемые подвижные элементы, соответственные явления, которые по говорам реализуются в разных своих членах. Такими подвижными элементами в системе вокализма языка в его говорах являются:
1 группа - наличие-отсутствие в системе вокализма особой фонемы или реже дифтонга [ие].
2 группа - наличие-отсутствие после твердых согласных заднеязычной особой фонемы ; фонемы и - подвижные элементы.
3 группа - наличие под ударением после мягких согласных перед твердыми [о] или произнесение в соответствии с [о] в указанном положении [э].
Рассмотрим подробнее эти группы.
1. В части разных как северо-великорусском, так и в южно-великорусском наречиях (очень древних, архаических) в составе гласных фонем отмечается фонема , близкая по своему происхождению к гласной -и, либо произносящаяся как дифтонг [иэ].
дед, лето, дело, белый (лит.я.)
дид, лито, дило, билый, диэд, биэлый и т.п. (рус. говоры).
2. Наличие-отсутствие .
В говорах , различающих эту фонему и обычную фонему о , произнесут:
гоут прошёл, коут греется.
Обе отмеченных фонемы и - это сохранившиеся до наших дней следы прежнего состояния фонологической системы русского языка.
3. Речь идет о произношении после мягких согласных и шипящих под ударением перед твердой согласной гласного -о-:
[м'ол], [л'он], [св'окла].
В некоторых же русских говорах данные примеры звучат как лен, свекла. Подобное произношение - следствие непоследовательности или полного отсутствия лабиализации, т.е. процесса огубления гласного -э- под ударением после мягких перед твердыми согласными, который имел место в 13 - 14 столетии в истории древнерусского языка и представлял собой осуществлявшегося в виде фонетического закона перехода фонемы э в фонему о в указанном положении.
Зачастую в таких говорах перед фонемой э произносился и немягкий согласный, т.е. полумягкий.
Что касается произношения гласного -о- под ударением после мягкого согласного в падежных окончаниях
днём, кулём, медведём,
в тех говорах, где в соответствии с литературным звуком [о] произносится [э], то отмеченное произношение падежных окончаний объясняется грамматической аналогией или влиянием твердой разновидности склонения существительных: окном - пилой.
Система безударного вокализма
Она представлена двумя основными типами: оканьем и аканьем.
Определяется теми изменениями, которые испытывают, претерпевают гласные неверхнего подъёма, т.е. -а-, -о-, --, -Э-, --.
Аканьем называется неразличение гласных фонем неверхнего подъёма в безударных слогах. Их совпадение в одном звуке так определяется - аканье в широком смысле, противопоставленное понятию оканье. Аканье в широком смысле включает в себя разные виды неразличения гласных фонем неверхнего подъёма после мягких согласных в безударных слогах, так называемое еканье, яканье, иканье.
Оканье определяется как различение гласных фонем неверхнего подъёма в безударных слогах.
аканье: [трава], [дама], [стаит], при фонеме <о>;
оканье: [трава], [дома], [стоит], при фонеме <о>.
Как и аканье, оканье в широком понимании включает в себя полное или частичное различение в безударных слогах гласных неверхнего подъёма, т.е. ёканье. Таким образом, безударный вокализм русских говоров определяется следующими условиями:
· положение гласных по отношению к ударению;
· положение безударных гласных после твердых, мягких, шипящих, т.е. характером предшествующего согласного.
Кроме широкого значения аканье и оканье в диалектной литературе выступают в собственном значении термина, обозначая неразличение гласных фонем неверхнего подъёма в первом предударном слоге после твердых согласных или совпадение их в [а] - аканье; и различение соответствующих фонем в первом предударном слоге после твердых согласных - оканье:
оканье [а] - <а> - [а] - аканье
[о] - <о> - [а]
[] - < > - [а]
Различение фонем следует понимать как реализацию этих фонем с своём конкретном , отличающимся от варианта, другом звуке, т.е. <а> выступает в виде варианта [а], <о> - [о].
И оканье, и аканье неоднородны по своему характеру в русском языке. Так аканье делится на Сильное (недиссимилятивное) и слабое (диссимилятивное). При сильном аканьи наблюдается совпадение гласных фонем неверхнего подъёма в первом предударном слоге в [а] всегда, слабое аканье характеризуется зависимостью гласных первого предударного слога от гласного, стоящего под ударением.
I
<а> - [а] -а
<о> - [а] - а
< > - [а] - а
Различают две основных разновидности аканья: диссимилятивное и недиссимилятивное. Принцип первого прост: звучит всегда нормально. Принцип второго следующий: гласные фонемы неверхнего подъёма после твердых согласных совпадают, выступая в одном общем варианте [а], если под ударением любой гласный кроме - а-. Если под ударением - а- , то в первом слоге фонемы неверхнего подъёма реализуются в общем варианте [ъ] или [ы]:
[трава] недиссимил. [дыма] или [дъма] диссимил.
[дамой] нет условий для диссимиляции
[трыва] диссимил. траве [трав'э]
Звук, отличный от [а], в котором совпадают гласные фонемы неверхнего подъёма, при ударенном [а], по своему качеству неодинаков по разным говорам, а также и в одном говоре в разных фонетических условиях. Диапазон этого звука от широкого отодвинутого назад [э] до гласного верхнего узкого [ы]. Чаще же всего здесь выступает звук средний по подъёму между [э] и [а] - в «э».
Оканье делится на две разновидности: полное и неполное.
Полное оканье - это различение (несовпадение) гласных фонем неверхнего подъёма во всех безударных слогах.
[борода] [молодой] [табаком] [дома] [выдала]
Полное оканье - характерная черта северного наречия.
Неполное оканье - это различение фонем неверхнего подъёма только в первом предударном слоге. В других безударных слогах они совпадают в общем варианте [ъ].
[бърода] [мълодой] [тъбаком] [домъ] [выдълъ].
Неполное оканье характеризует окающие среднерусские переходные говоры (Владимиро-Поволжская группа говоров).
Р.И. Аванесов сказал: «Аканье связано с редукцией безударных гласных, оно вторично по отношению к оканью, возникло во второй половине 12 - первой половине 13 вв.на территории бассейна Верхней и Средней Оки и междуречья Оки и Сейма, оттуда постепенно распространялось на Запад, Северо-Запад и Север.» Аканье в широком смысле слова как неразличение гласных фонем неверхнего подъёма в безударных слогах включает в себя яканье, иканье, еканье.
Яканье - тип безударного вокализма русских говоров, который характеризуется совпадением гласных фонем неверхнего подъёма в первом предударном слоге в звуке [а] после мягких согласных.
нясла, вяду, в лясу, рябяты, пятак.
Яканье характеризует Южные районы страны - южно-великорусское наречие. Выделяют три типа яканья: сильное, умеренное и диссимилятивное.
Принцип диссимилятивного яканья тот же, что и диссимилятивного аканья: [н'су] [н'ас'и] Но! [н'исла].
При диссимилятивном яканьи в в первом предударном слоге [и] гласный, реже [э].
Умеренное яканье характеризуется зависимостью гласного первого предударного слога от качества последующего согласного. А именно перед твердым согласным произносится [а], перед мягким - [и] или [э]:
[нясу], [нясла], Но! [н'эс'и].
Сильное яканье - совпадение гласных фонем в первом предударном слоге неверхнего подъёма в звуке [а] после мягких согласных независимо от каких-либо фонологических условий.
Еканье и иканье - разновидности безударного вокализма после мягких согласных, характеризуются совпадением гласных фонем неверхнего подъёма либо в [э], либо в [и]:
[э] - <е>; [э] - <е>; [э] - <'а>; [и] - <е>; [и] - <е>; [и] - <'а>.
еканье иканье
неси, в лесу, петак ниси, в лису, питак.
Еканье представлено главным образом в среднерусских акающих говорах и в части северных окающих. В своё время (в 19в.) еканье было нормой литературного языка. Позже проникает иканье.
Ёканье следует понимать как термин, означающий произношение гласного [о] в первом предударном слоге после мягкого согласного в соответствии <о> и следовательно характеризующий систему различения гласных фонем <о> и <э>в этом положении.
Структурно выделяют две разновидности ёканья, характерные для двух типов окающих говоров: окающих среднерусских и говоров северного наречия.
Первая разновидность представлена во всех группах слов.
сёстра, нёсла, бёру, смётана, свёкровь.
Вторая разновидность - ёканье во всех группах слов кроме личных форм глагола.
нести, печь и подобные, сёстра, смётана, Но! беру, несу.
Первая разновидность территориально и структурно связана со средними окающими говорами и представлена в северных новгородских говорах.
Вторая разновидность характерна для северного наречия.
В северных говорах предударные слоги короче, чем ударные, большая краткость предударного слога была препятствием последовательному проведению перехода -э- в -о- лабиализации, т.е. она осуществлялась с меньшей недостаточностью или не охватила словоформ глагольного происхождения.
Система согласных фонем в говорах русского языка.

В русском литературном языке 34 согласных фонемы. В определённых условиях они видоизменяются с своём фонетическом качестве, образуя закономерные ряды своих модификаций (вариантов).
Важнейшей особенностью системы согласных фонем русского языка является параллельность изменений отдельных групп согласных в тождественных условиях, что приводит к наличию соотносительных рядов фонем. Система согласных фонем русского языка характеризуется наличием двух соотносительных рядов фонем. Один из них образуется согласным звуком, другой - твердым мягким согласным. Системы согласных фонем в разных говорах могут отличаться друг от друга количеством фонем, качеством той или иной фонемы, качеством вариантов согласных фонем и условиями, в которых эти варианты выступают. Колебания в количественном составе согласных фонем зависят от того, 1.различаются или не различаются <ц, ч>, 2.имеются или не имеются <ф, ф'>, 3.имеются ли в качестве особых фонем долгие шипящие.
Различение между системами консонативного языка <ц, ч>.
В большинстве говоров диалектного языка равно как и в литературном языке <ц> и <ч> различаются между собой.
Известно мягкое нёбное <ч> и твёрдое зубное (альвеолярное) <ц>. Каждая из указанных фонем вполне противопоставлена другим согласным фонемам: час, бас, пас, нас и др. фонемы: мел, сел. Однако друг другу <ц> и <ч> противопоставлены слабо, что объясняется происхождением аффрикат, которые некогда в истории языка в доисторический период были позиционными вариантами <к> и образовались в результате: а) первого переходного смягчения заднеязычных согласных, так называемая первая палатализация <ч> и б) переходного смягчения заднеязычных согласных, так называемая вторая и третья палатализация <ц>.
Общность происхождения является причиной слабой противопоставленности указанных фонем в литературном языке и неразличения (т.е. совпадения) в диалектном языке: пец, курица, цайник; печь, курича, чайник, так называемые цоканья и чоканья.
Неразличение <ц> и <ч>, совпадение их в одной <ц> - цоканье: пец, цайник.
Более редко встречаются совпадения их в <ч> - чоканье. Следует иметь ввиду, что цокающие говоры как и чокающие не различающие двух аффрикат, равнопротивопоставлены нецокающим говорам, различающим эти две аффрикаты. Эти последние говоры имеют на одну согласную фонему дольше, чем в остальном сходные с ними цокающие говоры.
Таким образом, в функциональном отношении цоканье и чоканье не отличаются друг от друга. Отличие касается только звукового качества фонем, в которых совпадают <ц> и <ч> в других говорах.
Качество <ц> при цоканьи может быть весьма различно. В большинстве говоров севера представлено мягкое <ц`> или <ць`> мягкое, шепелявое. Это мягкое цоканье. Твёрдая <ц> известна в говорах Рязанской области и ареалах в Новгородской области: ц`асто, компотец`.
Как полагают ученые, цоканье - очень древняя диалектная черта. Новгородские памятники 11в. отражают мену <ц> и <ч>: црево (чрево). Они свидетельствуют о неразличении в Новгородском диалекте <ц> и <ч>. Ученые считают, что цоканье возникло под иноязычным влиянием: в древности восточно-славянские племена жили на севере в тесном соседстве с угрофинскими. В речи последних фонемы, похожие на русские <ц> и <ч>, не различались. Впоследствии эта фонетическая особенность проникла в русские говоры. Это могло произойти потому, что цоканье не могло различать слова, поскольку в русском языке мало слов, различающихся только этими согласными (цыкнуть, чикнуть).
Как и цоканье, чоканье неоднородно. В большинстве говоров северновеликорусского наречия представлена мягкая <ч`> (печь). Однако, в небольшой части говоров, граничащих с белорусским языком, данная фонема произносилась твёрдо. Твердая <ч> известна в отдельных северновеликорусских говорах, в прошлом цокающих, но в настоящее время усваивающих различение <ц> и <ч> под влиянием литературного языка.
Дело в том, что цоканье, являясь весьма резкой, яркой диалектной особенностью, не свойственной литературному языку, под влиянием последнего уже давно начала утрачиваться.
В современное время этот процесс заметно усилился. благодаря влиянию средств массовой коммуникации и языков города.
В некоторых русских говорах (уральских, сибирских) на месте аффрикаты <ц> произносился <с>: сарь, куриса, а не месте <ч> - мягкий <щ>: пещ`, щай.
Подобное произношение, называемое соканьем, вызвано отсутствием первой фазы - смычной, только сохранение второй. В сокающих говорах в системе консонатизма на одну у меньше, т.к. одна <с> соответствует <с> и <ц>.
Фонемы <в> и <ф>.

В большинстве северновеликорусских и средневеликорусских говоров, а также в части великорусских говоров различаются в качестве особых фонем губные (фрикативные) звонкие <в>, <в`> и глухие <ф>, <ф`>.
Однако, следует заметить, что противопоставленность этих фонем друг другу весьма небольшая. Редко эти фонемы являются единственными смыслоразличениями слов и морфем: вон - фон; винтит - финтит; вас - фас. Это слабая противопоставленность данных фонем друг другу объясняется тем, что исконно <ф> не была свойственна славянскому языку, в том числе и в позднее время в составе заимствованных слов, либо же так называемых словах эмоционального значения: фу!
В самых древних заимствованиях иноязычная <ф> переделалась в <п>. Подобная замена на <п> представлена и в некоторых русских говорах Поволжья, граничащих друг с другом.: Пилип, понарь.
Позднее <ф> в иноязычных словах закрепилась в русском литературном языке, а в части его диалектов (южных) заменялась : <х>, <хв>: хвунт (фунт), хвартук (фартук), хвабрика (фабрика), грах Толстой и т.п. Различная передача <ф> в русских говорах связана, по всей вероятности, с качеством соответствующей звонкой фрикативной губной, т.е. <в>. В одних говорах она имеет губно-зубное образование, в других - губно-губное.
Различение в составе согласных по говорам связано не только с различением - неразличением <ц> и <ч>, с наличием - отсутствием в говорах самостоятельной <ф> и её мягкого варианта <ф`>, с тем, имеют ли говоры в качестве самостоятельных фонем долгие или шипящие. Вопрос о том, являются ли долгие шипящие самостоятельными фонемами, один из наиболее трудных вопросов в системе консонантизма говоров, решается так: если на стыке морфем и внутри морфемы долгие шипящие звучат одинаково (шыл, шура), то в данном говоре это шипящие не являются самостоятельными фонемами; если же на стыке морфем произносятся долгие твёрдые шипящие (сшыл, ижжалит), а внутри морфем долгие мягкие шипящие (щука), то в этом случае долгие мягкие шипящие <ж`> и <щ`> квалифицируются как самостоятельные фонемы.
Качественные различия в системе консонатизма.

<г> - заднеязычная звонкая. Говоры северновеликоруского наречия знают как и литературный язык взрывной звонкий согласный <г>: (гость, грусть, гром). Южным великорусским говорам свойственно фрикативное образование этой фонемы: <г> - <д> (дром, дусь). Звонкий взрывной <г> в слабой позиции чередуется с <к>: нога-нок - северн.; но д а-но д - южн; <к> чередуется с <г>, < д > чередуется с <х>.
Качество фонем <т`> и <д`> .

Во многих русских говорах эти фонемы произносятся с более или менее заметным свистящим элементом. По говорам это фрикативный элемент может быть более или менее ярким, порой доходя до степени цеканья и дзеканья, свойственных белорусскому языку: дзядзя - дядя.
Результаты фонетических процессов в русском диалектном языке.
Как и в литературном языке в фонологической системе русского языка представлены условия для осуществления различных фонетических процессов, которые осуществляются в живой диалектной речи. В частности, достаточно широко представлена ассимиляция согласных по мягкости. Однако, если в русском литературном языке эта ассимиляция носит регрессивный характер (мостик), то в диалектном языке представлено и прогрессивное смягчение согласных. Например, в большинстве южновеликорусских говоров такому смягчению подвергается только заднеязычный [к]: Ванька [Ван`к`ь], [Марюськя], [редькю]. Кроме указанного смягчения есть и другие: свечью, кёчергя, деньгями.
Различия между говорами отмечаются не только в охвате заднеязычных согласных, но и по тому, после каких согласных наблюдается эта прогрессивная ассимиляция. В частности заднеязычные согласные во всех говорах смягчаются после всех парных по твёрдости-мягкости согласных. После [ч], [й] в одних говорах заднеязычные согласные становятся мягкими, в других сохраняют твёрдость: Петька - Петькя. Эта разница между говорами объясняется тем, что во время распространения данного явления в одних говорах [ч`], [т`], [й`] были мягкими, и эта мягкость была для них фонологически значимой. В других [ч], [т] были твёрдыми, а у [й] мягкость была фонологически несущественной.
В таких говорах после этих согласных заднеязычные не смягчались.
Русским говорам известна и ассимиляция по способу образования. Например, для северного наречия характерно произношение [м-м] или [мь-мь]: омман, оммереть, [н-н] или [нь-нь]: оннако. В исходных сочетаниях согласные различаются только положением нёбной занавески. При произнесении губных занавеска опущена. Если она опускается не спустя какое-то время, а сразу после смычки губ или губ с языком - н-н (оннако).
Основные фонетические изменения современных диалектов происходят под воздействием литературного языка.
1. В результате воздействия литературного языка происходит изменение фонетической системы русского диалектного языка. Некоторые диалектные явления на отдельных территориях исчезают, сужается ареал. Другие же диалектные явления расширяют зоны своего распространения (аканье).
2. Изменение системы самого диалектного явления, в результате возникает переход системы (от оканья к аканью). Одни быстрее исчезают, другие более устойчивые. Это объясняется характером явления. Легче изживаются такие диалектные различия, которые воспринимаются как фонемные.
Сложнее осваивать новую для говора фонему, которая отсутствовала в нём. Самыми устойчивыми являются такие диалектные черты, которые не связаны со смыслоразличением и следовательно не замечаются говорящими (диссимилятивное аканье).
В данном случае различие не связано с количеством фонем и затрагивает интегральные признаки звуков. Современные носители говоров особенно воспринимают литературный язык как более правильный и стремятся усвоить его закономерности.
Однако, в результате неточного представления об этих закономерностях они могут «исправлять своё произношение».
Возникают неверные замены того или иного факта, явление называется гиперкоррекция, а сами примеры - гиперизмы. Возникновение гиперизма чаще всего связано с различиями между диалектной и литературной системами. Так, усваивая <ф>, представители некоторых южнорусских говоров переходят от произношения <хв> к [ф]. Однако, [ф] они заменяют [хв]: фост, фалить, фоя.
[хв] [хв] [хв]
Л.Л. Касаткин отмечает: «Гиперизмы могут возникать и в том случае, когда в какой-либо позиции две фонемы литературного языка различаются, а в говоре нет». Так, переходя от неразличения [д] и [н], носители говора начинают произносить не только «ладно», «медный», но и «деревядная», «адна», «по-старидному».
Грамматический строй русских говоров.

Грамматический строй русских говоров отличается значительным единством. В морфологии это проявляется прежде всего в том, что всем говорам свойственны одни и те же части речи, которые характеризуются в основном одними и теми же категориями. Однако, некоторые диалектные различия есть и в самих грамматических категориях. В частности ряду говоров северо-запада известна категория перфекта, т.е. сложного прошедшего времени, которое в других говорах и в литературном языке отсутствует.
Диалектные системы могут различаться и по составу падежных форм, однако, эти различия часто проявляются непоследовательно или обнаруживаются лишь в небольшом круге слов, например, особая форма местного падежа.
Описание грамматического строя русских говоров начинается с именной системы.
Имя существительное.

В диалектном языке для имени существительного характерны в основном те же категории, что и для литературного языка, это категории рода, числа, падежа, одушевлённости, собирательности.
Русский диалектный язык знает категорию звательности, которую утратил литературный язык. Содержание этих категорий во многом сходно с литературным языком. Однако, некоторые собственно-диалектные особенности обнаруживаются.
В частности, в отношении категории рода известными тремя формами рода (м.р., ср.р., ж.р.) представлены две формы - м.р. и ж.р. В частности, в говорах южновеликорусского наречия расширена, по сравнению с литературным языком, категория мужского рода за счёт перехода в неё существительных женского и среднего рода: красный яблок, сухой степ и т.п.
Причины расширения указанной категории лежат как в области фонетики (отвердение конечного согласного - основы приводит к изменению родовой принадлежности слова). Сближение ср.р. с м.р. большинство исследователей объясняет согласование по м.р. как более частотное. Общепризнанным является следующее объяснение: сближение существительных этих родов принадлежит к одному типу склонения, приводит к образованию форм типа окны, стады (И.п., мн.ч.) окнов, делов (в Р.п., мн.ч.), следовательно, мой яблок, красный солнце и т.п.
Диалектные различия в области рода у существительных заключается не только в количестве родовых классов (2 или 3), но и в распределении всей совокупности существительных по категориям рода. Именно последнее обстоятельство является наиболее существенным для русских диалектов, т.к. полное отсутствие одного из родов встречается крайне редко.
Категория числа.
В диалектном языке как и в литературном языке различают форму единственного и множественного числа. Некогда в диалектном языке была форма двойственного числа. На сегодня она утрачивается. Сохранились только отдельные формы, к счастью, общие с литературным языком (2 стола) и специфические. В частности, в говорах севера сравнительно широко употребляется старое окончание -ма. У существительных во мн.ч. - работала с теляткома - это -ма представляет собой следующие формы Д.п. и Т.п. двойственного числа. В истории языка двойственное число употреблялось для выражения парных предметов или 2-х предметов. Парные предметы уже не связаны ни с тем, ни с другим значением категории двойственного числа. Чаще всего окончание форм двойственного числа используется в формах прилагательных, местоимений, числительных: со всема родныма повидаться.
Категория собирательности.
В русском диалектном языке она развита сильнее, чем в литературном языке и представлена парными видами собирательных существительных. Среди них выделяются образования с суффиксом -ёж (холостёж), с суффиксом -в (детва), с суффиксом -щин (деревенщина), образования с суффиксами -няк, -ник (молодняк, березник).
Шире всего, особенно в северных говорах, распространены собирательные существительные древнего словообразовательного типа, практически утраченные в русском языке. Это слова с суффиксом -й (козьйо, лисьйо, мужичьйо). Причём, подобные существительные обычно согласуются в говорах с формами мн.ч (длинные кольё). В собирательном значении в говорах широко распространено употребление формы ед.ч. (поле кустом заросло, комар тут налетели).
Определенной спецификой в диалектном языке обладает и категория одушевленности. Прежде всего следует сказать о некоторой неполноте её в русском языке по сравнению с литературным языком. В русском литературном языке эта категория выражена весьма последовательно (вижу стол - вижу отца). В русском литературном языке одушевленность выражается омонимией, т.е. совпадением форм В. п. и И. п. у неодушевленных существительных. С 14 - 15 вв. эта категория развиваясь получила чёткое выражение. 1. Во Владимирских говорах существительные так называемые уменьшительно-ласкательные и уменьшительно-пренебрежительные во мн.ч. имели форму В. п., равную форме И. п.(без мужа девчонки свои растила, бригадир лошадёнки-то не даёт).2. В части Владимирских, Брянских и Смоленских говоров наблюдаются колебания в образовании форм В. п. мн. ч., там в равной степени являются: пасти коней - пасти кони.
Выражение звательности в ди и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.