На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


творческая работа Анализ этнопсихологических черт, древнетюрксих этноэйдемов в древнерусских юридических памятниках письменности (по материалам юридических памятников письменности Древней Руси). Нормы семейного права в глубокой древности у кочевых тюркских племен.

Информация:

Тип работы: творческая работа. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 31.03.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


10
Захир Асадов, кандидат филологических наук
Диалог культур: древнетюркские этнопсихологические черты в древнерусской картине мира (по материалам юридических памятников письменности Древней Руси).
И слышу я знакомое сказанье,
Как Правда Кривду вызвала на бой,
Как одолела Кривда, и крестьяне
С тех пор живут обижены судьбой.
Николай Заболоцкий.

В современной лингвистике ярко проявляется тенденция к антропоцентрической модели изучения языка через призму сознания его носителей и выделения в языковых объектах знаков этносоциокультурного пространства. Язык справедливо понимается как культурный код нации (что достаточно ярко проявляется при изучении истории и исторической грамматики русского языка в нерусской аудитории), а не просто как средство коммуникации. Застывшее в истории языка знание становится значимой и действенной силой, когда соотнесено культурно и духовно с учетом менталитета языка изучаемого этноса. Так, Э.А. Гашимов пишет: "Язык - сокровищница (лат. thesaurus) этнокультуры… Но за знаками языка стоят прежде всего феномены не только родной, но и иноэтнической культуры" Гашимов Э.А. Культурный код как знаковая система (лингвистический взгляд) // Материалы Международной научной конференции «Тагиевские чтения» (1-2.06.2006). Баку, 2006, с.297..
В настоящее время у нас мало сведений о законодательном процессе Древней Руси. Все законодательство Киевского государства - это акты княжеской власти, что естественно в условиях монархии. Но следует особо отметить то значение, которое придавалось в древнерусском законодательстве нормам семейного и обычного права, которые отчасти отражены в княжеских уставах Древней Руси. Эта сфера регламентировалась главным образом нормами канонического права. С введением христианства на Руси церковь в корне изменила нормы семейного права, о чем можно судить по юридическим памятникам письменности XI-XV вв.: на смену языческим формам вступления в брак ("умыкание у воды" и т.д.) и полигамии пришел церковный брак с его моногамией, затрудненностью развода и пр. Так, в Уставе князя Ярослава (Пространная редакция по списку XVI в) впервые вводится статья, не имеющая аналогий в прежних юридических документах Древней Руси, о запрете местным девушкам вступать в связь с представителями восточных религий, жившими на Руси. В статье 9 синодальной редакции Устава князя Владимира Святославича (из списка синодального извода XIV в) отмечается: "А се церковнии суди: роспуст, смилное, заставанье, пошибанье, умычка, промежи мужем и женою о животе…". Здесь и далее ссылки на древнерусские тексты даются по: Российское законодательство Х-ХХ вв. Т.1. Законодательство Древней Руси (под ред. В.Л.Янина). М.: ЮЛ, 1984. Данная статья содержит перечень поступков, расценивающиеся с точки зрения церковного права как преступления. Ср. также: "А се суды церковныя: роспускы, смилное, заставание, умычка, пошибалное, промежи мужем и женою о животе и о бездетном животе…" (Новгородский Устав великого князя Всеволода о церковных судах, людях и мерилах по Археографическому списку из Архангельского извода II пол. XIV в.; статья 9); "Дал есмь: роспусты, смилное, заставание, умыкание, пошибание, промежи мужем и женою о животе, или о племени…" (Устав князя Владимира Святославича по Оленинской редакции из списка Архангельского извода I пол. XVI в.; статья 9); "Аже кто умчить девку или насилить, аже боярьская дчи, за сором еи 5 гривен золота, а епископу 5 гривен золота…" (Устав князя Ярослава по Краткой редакции из списка Кормчей I чет. XVI в.; статья 2) и др. Все эти статьи направлены, как видим, против языческого (тюркского!) брачного обычая "умыкания невесты (у воды)". В этом отношении Б.А. Рыбаков отмечает, что даже в "Повести временных лет" описаны языческие обычаи славян, в том числе и "умычка", являвшаяся обычной формой вступления в брак, которой предшествовала предварительная договоренность жениха с невестой. Между прочим, эта традиция существует у тюркских народов и поныне.
Существовавшая в Древней Руси (по материалам юридических памятников письменности Древней Руси) как добровольную, так и насильственную форму. Согласно княжеским Уставам Древней Руси XI-XVI вв., добровольное похищение приравнивалось к насильственному по тем последствиям, которые наступают для жениха, а на женщину возлагалась роль союзницы церкви в борьбе с языческими обычаями: в любом случае женщина получала вознаграждение, равное сумме штрафа в пользу епископа. Стало быть, таким путем церковь ставила задачу воспитания новых, национальных психологических установок, которые способствовали бы распространению христианства на Руси. "Известная гипертрофия туранских (древнетюркских - З. А) психологических черт вызвала в русской набожности косность и неповоротливость богословского мышления, и от этих "недостатков" надлежало избавиться" О туранском элементе в русской культуре. Впервые: Евразийский Временник. Непериодическое издание под редакцией П.Савицкого, П.П.Сувчинского и князя Н.С.Трубецкого. Кн. IV, Берлин, 1925. с. 358.. И церковь всячески старалась избавиться: она вела тайную борьбу с иноверной (тюркской) культурой, чтобы не допустить выхода народных масс из-под влияния церкви. Кстати, слово "умчить" означает "похитить для вступления в брак", а "умычница" - "соучастница похищения".
Контактируя с инокультурным текстом, исследователь языка воспринимает ее через призму собственной культуры, чем в основном и предопределяется непонимание специфических феноменов незнакомой культуры. Поэтому иногда необходим такой понятийный инструментарий, с помощью которого можно было бы выявлять и исследовать трудности, возникающие в процессе изучения внутритекстовых инокультурных концептов. Такой инструментарий необходим также для описания национально-культурной специфики двух лингвокультурных общностей, исторически контактирующих друг с другом. Лингвокультурологические расхождения фиксируются на различных уровнях и описываются разными исследователями в разных терминах. При сопоставлении лексики двух различных языков используются, н-р, термины "безэквивалентная лексика" (Л.С. Бархударов), "лакуны" (Ю.Н. Караулов), при сопоставлении грамматических систем говорят о "случайных пропусках" в языковых моделях (Ч. Хоккет). Но существуют и текстуальные "темные места" с национально-культурными элементами, "препятствующими" общению двух культур. В таких случаях, н-р, Г.Д. Гачев пишет о "заусеницах", которые "задираются" в процессе межкультурной коммуникации Гачев Г.Д. О национальных картинах мира // Народы Азии и Африки. М., 1967, №1, с.82.. Л.А. Шейман и Н.М. Варич, исследуя национально-культурное своеобразие определенного этноса в одном историческом социуме, пользуются понятием "этноэйдема" - "сквозного образа национальных картин мира и традиций различных этнических общностей, отраженных в языковом материале" Шейман Л.А., Варич Н.М. О «национальных картинах мира» и об их значении для курса русской литературы в нерусских школах // Вопросы преподавания русского языка и литературы в киргизской школе. Фрунзе, 1976, вып.6, с. 44. . Последний термин нам представляется наиболее приемлемым, так как он дает возможность непротиворечиво исследовать языки и культуры с помощью одного терминологического инструмента.
Приведем пример. В Пространной редакции Устава князя Ярослава (из списка основного извода I пол. XVI в) отмечается: "Аще кум с кумою блуд створить, митрополиту 12 гривен, а опитемии указание от бога" (статья 13); "Аще кто с сестрою блуд створить, митрополиту 40 гривен, а во опитемии указано по закону" (статья 15); "Аще ближнии род поимется, митрополиту 40 гривен, а их разлучити, а апитемию примуть" (статья 16) и др. Подобного содержания статьи фиксированы нами и в Краткой редакции Устава (из Кормчей I чет. XVI в), отличаясь лишь денежными единицами штрафов. На первый взгляд кажется, что эти нормы права не требуют каких-либо комментариев. Но с точки зрения наличия древнетюркских этноэйдемов эти статьи нуждаются в конкретном анализе. Дело в том, что статьи 12, 14-15, 19, 21-22 Краткой и 13, 15-16, 24, 28-29 Пространной редакций Устава, оговаривающие санкции за половые сношения в кругу кровных родственников, духовных родственников (!) и свойственников, восходят к древним тюркским "торе" (т.е. исторически и традиционно установленным нормам поведения). Как видим, связь с родной сестрой и брак между близкими родственниками наказывались в Древней Руси высшей ставкой штрафа, равной вире; брак между близкими родственниками объявлялся недействительным, и виновные должны были нести епитимью. Отметим, что по древним тюркским обычаям родство между желающими вступить в брак исчислялось "дирсеками" (т.е. коленами; ср. выражения во многих тюркских языках "bir neз? kцyn?k aralэ", "bir neз? dirs?k aralэ" - "отстоящий на несколько рубашек/локтей" в значении "дальний родственник") - числом родственников в генеалогической линии от жениха вверх к общему предку и далее вниз к невесте. Весьма интересно, что и на Руси, по нормам, н-р, Устава о брацех, сохранившегося в русских списках Кормчих XIII-XV вв. и в Мериле праведном XIV в., который восходит к XI в., как и по соответствующим византийским нормам, до конца X в. подобный брак, хотя и приватно, допускался, а с конца X в. был официально разрешен только между родственниками не ближе 7 и 8 колен, т.е. между четвероюродными братом и и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.