На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Нормы, правила и традиции общения лингвокультурной общности в коммуникативном поведении. Вербальные и невербальные компоненты общения немецкой и русской лингвокультурных общностей. Набор нормативной этикетной лексики: клишированность и десемантизация.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 06.09.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Реферат
по лингвистике
на тему:
"Коммуникативное поведение немцев и русских в этикетных ситуациях общения"
2008
Общество вырабатывает стандартизованные нормы и правила социального поведения, или этикет, который регулирует поведение индивидов в соответствии с социальными требованиями. Реализуемые в коммуникации нормы, правила и традиции общения той или иной лингвокультурной общности образуют коммуникативное поведение данной общности.
Большой вклад в изучение коммуникативного поведения внес отечественный лингвист И.А. Стернин, который первым предложил уникальную модель описания этого явления. По мнению ученого, коммуникативное поведение той или иной общности еще не было представлено в систематическом комплексном описании. "Это связано, во-первых, с неразработанностью теории и методики такого описания, а, во-вторых, с тем, что до сих пор неясно, представители какой науки должны этим заниматься. <... > Коммуникативное поведение представляется нам синтетической филологической и социально-антропологической наукой будущего. Описание любого языка как культурно-исторического феномена предполагает описание коммуникативного поведения как его составной части" (Стернин 1996, с.101).
Предметом настоящей работы явились вербальные и невербальные компоненты общения, или речевое и неречевое коммуникативное поведение немецкой и русской лингвокультурных общностей.
Исследование национально-культурной специфики речевого и неречевого поведения немцев и русских проводилось на материале речевого этикета (далее - РЭ), так как именно ситуации РЭ, такие как "Знакомство", "Приветствие", "Прощание", "Поздравление", "Пожелание", "Извинение", "Благодарность", "Комплимент", "Просьба", "Совет", "Предложение", "Приглашение", "Соболезнование" и др., представляют собой наиболее яркие примеры так называемого ритуализованного речевого поведения.
В результате исследования мы пришли к следующим общим выводам относительно речевого и неречевого поведения русских и немцев.
В немецком речевом поведении по сравнению с русским отмечается большая частотность использования единиц РЭ, а также больший набор нормативной этикетной лексики благодаря огромному разнообразию разговорных вариантов и высокой степени их клишированности и десемантизации.
Так, диалектное употребление немецкого языка в каждой из шестнадцати федеральных земель, а также устоявшаяся тенденция к упрощению и редуцированию сложных форм привели к тому, что многим формулам приветствия в немецком речевом поведении соответствует несколько вариантов, преимущественно разговорных. К примеру, универсальная формула "Guten Tagt", употребляемая в официальной и нейтральной обстановке общения, имеет следующие разговорные варианты: "Tagt", "'Tagt":
"Tag, Georgie", sagte ich, "Was machst du denn da?" (Remarque, c.358).
Привет, Георгий, - сказал я, - что это ты тут делаешь? (Ремарк, с.296).
На севере Германии распространены такие ее варианты, как "Tagchen Г, "Tach!", "Tachchen!", которые употребляются преимущественно среди молодежи и в непринужденной обстановке. Данные варианты не употребляются по отношению к незнакомым, а также в официальной обстановке общения. Некоторые их них, например, "Tachchen!" используются в качестве формул прощания.
Большое многообразие разговорных вариантов имеет также приветствие "Hallot": "Hallochent", "Hallschent", "Hit", "Heyt", которым соответствуют русская формула "Привет!" с уменьшительно-ласкательной формой "Приветик" и "Салют" с вариантом "Салютик", употребляемых в отличие от немецких формул и при прощании:
"Hallo, Zicke. "...
"Hey, Christ" (Britten, с.90).
Привет, Никеt - Привет, Крис! [наш перевод - н. п.].
Русской нейтральной формуле прощания "До свидания" соответствует несколько вариантов в немецком языке: нейтральная формула "Auf Wiedersehen Г с редуцированной формой "Wiedersehen!", синонимичная единица "Auf Wiederschauen /" с вариантом "Wiederschauen!". Причем "Auf Wiederschauen /" является диалектным вариантом, типичным для Баварии. Разговорная формула прощания "Tschis" ("Пока!"), употребляемая прежде всего в неофициальной обстановке общения, имеет такие варианты, как "TschьЯr (северогерманский вариант написания), "Tschьss!" (новое правописание: Я - > ss), "TschьhьsH, "Tschцr (рейнландский региональный вариант), "Tschoho!", "Schoho!", "Dschis!", "Sehlis!", "Adschis!", "Tschissie!", "Tschisschenr. Известны даже варианты "Tschьssikowski!", "Tschissinski!", которые используются в молодежной среде:
"Dann braucht ihr mich ja nicht mehr", sagte er sofort und drьckte mir fest die Hand. "Tschissinski, Marianne", rief er noch (Schulze, c.249).
Тогда я вам не нужен, - сказал он тотчас же и крепко пожал мне руку. - Приветик, Марианна, - добавил он еще [н. п.].
Интересно также отметить, что формула "Tschis!", распространенная прежде всего в неофициальном общении, в последнее время стала употребляться и в официальной сфере: в учреждениях, бюро, по телевидению.
В качестве эквивалента формулы "Tschisl" и ее вариантов выступают русские формы "Пока!", "Привет!", "Салют!". Согласно В.В. Колесову, "Пока" является переводом немецкого einstweilen и французского д bien tot.
Высокая степень десемантизации и клишированное™ в немецком языке привела к образованию таких форм извинения как "Entschuldigung!" (с вариантом "Tschuldigung!") и "Verzeihung!" и стала причиной имплицитного выражения просьбы простить, тогда как в русском это недопустимо, ср.: "Ich bitte tausendmal-"flisterte diese tiefverschleierte Dame (Kellerman, c.327) Тысячу раз прошу извинить меня... - прошептала дама под густой вуалью (Келлерман, с.244).
Более или менее эквивалентными немецким формулам "Entschuldigung!" и "Verzeihung!" могут считаться русские "Извини/те!" и "Прости/те!", предполагающие обращение к собеседнику на '^гы" или на "вы", а также "Прошу прощения!":
"Verzeihung", sagte ich, "offrien Sie jetzt?" (Boll, c.40).
Прошу прощения, - сказал я, - вы уже открываете? (Белль, с.31).
В немецком же языке "Entschuldigung!" и "Verzeihung!" не отражают оппозицию местоименного дейксиса 'ты/вы"; при этом распространяется, как правило, единица "Verzeihung" в отличие от "Entschuldigung":
Eines Nachmittags kommt Romie. "Bist du noch meine Freundin, Mдrtke?"
"Warst du es nicht, der ich zu rotfromm roch?"
"GroЯe Verzeihung!" Romie ist am Ende (Strittmatter, c.236).
Однажды под вечер заявляется Роми.
Могу я по-прежнему считать тебя своей подругой?
Ты же говорила, что я молюсь на красных?
Умоляю, прости! - Роми в отчаянии (Штритматтер, с.237).
В русском речевом поведении формулы извинения менее клишированы и стереотипны, так как семантический элемент "вина" в русских формулах извинения присутствует в большей степени, чем соответствующий компонент "Schuld" в немецких" (Ратмайр 1997, с.17). Так, если у немецкой интеллигенции обязательны извинения за ошибки в речи, то у русских это не принято. С точки зрения русских, ошибка, вызванная незнанием, а не моральной виной, не служит поводом для извинения. Таким образом, чувство вины является основным условием употребления формул извинения в русской культуре.
Большая частотность использования единиц РЭ в немецком речевом поведении связана также и с тем, что некоторые немецкие этикетные единицы сильно ритуализированы. Это относится прежде всего к выражениям благодарности и извинения. Немцы используют формулы благодарности подобно формулам извинения при малейшем случае, русские же лишь тогда, когда необходимо обязательно поблагодарить партнера или извиниться перед ним. Таким образом, речевые клише, используемые в качестве благодарности и извинения, в русском языке являются более "дословными", чем в немецком: "Это значит, что буквальное значение, семантика, хотя и в редуцированном виде, но присутствует <... >" (Ратмайр 1997, с.21). Если, например, по-русски произносится благодарность, то говорящий действительно благодарен. При этом формулы благодарности, как правило, могут употребляться несколько раз для выражения большей степени признательности:
Голос его взволнованно вздрагивал, когда он говорил:
Спасибо тебе, дорогой Нестеренко! Большое спасибо! Хороший ты парень, и легко с тобой будет работать... (Шолохов, с.403).
Seine Stimme bebte erregt, als er sagte: "Ich danke dir, lieber Nester enko! Herzlichen Dank! Bist ein Prachtkerl, mit dir werden wir gut arbeiten..." (Scholochov, c.112).
Некоторые немецкие этикетные единицы в отличие от русских способны распространяться большим набором "степенных определителей".
Так, если русская формула благодарности "Спасибо!" может сочетаться, как правило, лишь со словами большой и огромный или с сочетанием на добром слове: "Большое спасибо!", "Огромное спасибо Г "Спасибо на добром слове Г, то немецкое "Danke!" распространяется следующим образом: "Danke sehr!", "Danke schon!" Dankeschon!"), "Danke vielmals!", "Danke bestens!", "Vielen Dank!", "Schonen Dank!", "Herzlichen Dank!", "Besten Dank!", "Heisen Dank!". Причем прилагательные "schon", "viel", "herzlich" часто усиливаются наречием "recht":
Ober: Sie bekommen sicherlich die Rechnung, j a?...
Gast 2: Ja, gut. Bitte sehr. Stimmt so.
Ober: Oh, recht vielen Dank. Schonen Nachmittag winsch' ich noch!
Auf Wie der sehen! Gast 1: Wiedersehen (Beile 1, 80). Официант: Вы хотели бы получить счет? Посетитель 2: Да. Пожалуйста. Верно?
Официант: О-о, большое спасибо. Желаю вам приятно провести время! До свидания!
Посетитель Г. До свидания (н. п).
Распространяться могут также ответные реплики "Bitte!" в немецком языке и "Пожалуйста!" в русском. Ср.: "Bitte sehr!", "Bitte schun!" в ответ на немецкое "Danke!" и "Всегда пожалуйста!" на русское "Спасибо!" (ср. также: шутливое "Большое пожалуйста)" в ответ на благодарность "Большое спасибо").
Необходимо отметить, что слово пожалуйста (bitte) нашло традиционное употребление как в немецких, так и в русских извинениях. Однако в настоящее время высказыванию с этим словом приписывается высокая степень вежливости именно в русском языке, например, "Извините, пожалуйста!", "Пожалуйста, прости!". В немецком же языке "волшебное слово" bitte, включенное в императивное предложение, <... > поднимает такое высказывание по шкале вежливости очень незначительно: факты свидетельствуют о том, что в современном немецком языке bitte не может служить "индикатором вежливости", так как оно одинаково употребительно во всем регистре побуждения, начиная с просьбы и кончая даже резким приказом" (Милосердова 1991, с.105).
Все же в большинстве случаев с использованием пожалуйста в русском коммуникативном поведении реализуется функция вежливости. Как известно, пожалуйста может употребляться в двух основных случаях:
1) для выражения вежливой просьбы, совета, предложения и 2) для выражения согласия, разрешения. Касательно первого случая употребления Н.И. Формановская справедливо указывает, что пожалуйста "выражает именно вежливость, а не саму просьбу, предложение" (Формановская 1987, с.97).
Распространение некоторых формул теми или иными определителями может использоваться также в целях создания более благоприятной тональности общения. Формулы приветствия "Guten Tag!", "Guten Morgen!", "Guten Abend!" распространяются прилагательным "schun": " (Einen) schunen guten Tag!", " (Einen) schunen guten Morgen!", " (Einen) schunen guten Abend!". По справедливому замечанию Р. Ратмайр, такие формулы появились в результате "инфляции языковых средств", т.е. клишированные фразы "Guten Tag!", так же как и "Guten Morgen!", "Guten Abend!" становятся недостаточными для выражения приветствия. Новые формы свидетельствуют об усилении тенденции к выражению так называемой "новой немецкой искренности, сердечности" ("neue deutsche Herzlichkeit").
Немецкая формула прощания "Auf Wiedersehen!" может распространяться такими определениями, как bald, glucklich. "Auf ein baldiges Wiedersehen!", "Auf ein gluckliches Wiedersehen!". Напротив, русское "До свидания!" распространяется, как правило, лишь одной лексемой скорый: "До скорого свидания!".
Приятным исключением в русском речевом поведении является разговорная форма "Здорово!", которая может распространяться следующим образом: "Здорово, коль не шутишь!", "Здорово бываешь!", "Здорово были!", "Здорово в избу!", "Здорово живете!", "Здорово ночевали, спали - ночевали!", "Здорово дневали!", "Здорово вечеряли!"<... >" (Балакай 1999а, с.167-169).
Наличие определенных формул РЭ, так же как и употребление некоторых единиц в составе этикетных формул, связано с различиями немецкого и русского менталитета, а также с существованием этнокультурных реалий у одной нации и их отсутствием у другой.
Так, в немецком речевом поведении не имеется соответствия русской единице "С легким, паром!", так как народы Германии не знают парной бани. В таком пожелании много истинно русского и его трудно понять иностранцу, не знающему парной русской бани, той легкости, которую дает ее пар. А.Г. Балакай отметил также возможность использования следующих формул: "Пар (вам, тебе) легкий!", "Легкого (вам, тебе) пару (без угару) !", которые являются разговорными формами доброго пожелания идущим в баню. Формой пожелания-приветствия парящимся в бане является "Пар в бане Г.
Русские выражения "Заходи (Приходи), гостем будешь!", "Чем богаты, тем и рады!", "Милости прошу к нашему шалашу!", не имеющие прямых соответствий в немецком языке, свидетельствуют об особой доброжелательности, радушии, гостеприимстве русского человека. По поводу таких выражений Н.И. Формановская отмечает следующее: "Сколько старинных обычаев в таких присловьях! Какую языковую древность сохраняют они для нас! Какую грамматику, какую лексику! Чем богаты, тем и рады... Рады - тем? Ведь правильно - рады тому. Наверное, было когда-то "тем и рады угостить". Но сегодня этого "угостить" уже нет, и осталась как бы "неправильная" грамматика, а мы и не замечаем неправильности, и все по той же причине: устойчивая формула, притом национально своеобразная" (Формановская 1987, с.100):
Половцев робко спросил:
Господин полковник, может быть, разрешите чем-нибудь вас угостить? По-простецки, чем богаты, тем и рады! (Шолохов, с.638).
Polowzew sagte befangen: "Herr Oberst, vielleicht durfen wir Ihnen etwas anbieten? Ganz bescheiden zwar, aber nehmen Sie vorlieb!" (Scholochov, c.393).
Большой интерес представляют также пожелания за столом, или так называемые тосты. Длина, поэтичность, содержательность русских тостов вызывают удивление у незнакомых с русской культурой носителей немецкого языка. Немцы привыкли к минимальным "Prost!", "Gesundheit!", "Zum Wohl!" и т.д. или даже к "нулевому" тосту, "буквальное калькирование которого в русской культурной среде может быть воспринято как индикатор "антикультурного" поведения, - например, свойственного алкоголику" (Ратмайр 1997, с. 20).
Немецкая пунктуальность и приверженность к "жизни по расписанию" стали причиной появления таких формул прощания, как "Bis gleich!" (1), "Bis dann!", "Bis dahin!" (2), "Bis nachher!", "Bis spаter!", "Bis bald!", "Bis morgen!". В данном случае русские обходятся формулами "Пока!", "До встречи!", "До скорого!":
(1) Jurgen: Ich warte lieber drausen. Viel Gluck! Anna: Danke. Sabine: Tschus, Jurgen! Jurgen: Bis gleich! (Alles Gute, c.98). Юрген: Я лучше подожду снаружи. Желаю успеха! Анна: Спасибо. Сабина: Пока, Юрген! Юрген: До встречи! (Alles Gute, с.99).
(2) Ulrich: Gut. Dann sehen wir uns alle um sechs Uhr heute abend.
(3) Bis dahin! Tschis! Birgit: Tschis, Uli!
Ute: Tschis, Uli! (Beile2, c.36).
Улърих: Хорошо. Тогда увидимся в б вечера. Пока!
Биргит: Пока, Ули!
Утэ: Пока, Ули! [н. п.].
В немецком языке вышеназванные формулы имеют принципиальное значение при прощании. Так, "Bis gleich!" употребляется в том случае, если партнеры попрощались лишь на короткое время, "Bis bald!" в отличие от "Bis gleich!" предполагает более длительное расставание. "Bis spдter!" и "Bis nachher!" означают еще более длительный период "разлуки". Если же партнеры оговаривают время следующей встречи, то при прощании они могут употребить "Bisdahin!", "Bisdann!".
Вывод о том, что употребление некоторых единиц в составе формул РЭ связано с различиями менталитета немцев и русских, особенно подтверждается использованием слов "душа", "сердце/сердечный" во многих формулах РЭ, а также во фразеологических оборотах, ср.:
Sie (Mathilde - Р. Г) umklammerte meine Hand (von Robby - Р. Г) und schuttelte sie: "Herzlichsten Gluckwunsch!" (Remarque, c.21)
Она схватила мою руку и стала трясти ее: "От души поздравляю!" (Ремарк, с.12).
Употребление слова "душа" в составе русских речевых формул и слова "сердце" в составе немецких можно объяснить различием в этническом стереотипе восприятия данных понятий. Если у немцев "душа" ассоциируется прежде всего с религиозным понятием, то в сознании русского - это не столько "божественное", сколько "человеческое", т.е. он связывает ее с психологическими процессами, происходящими внутри самого человека.
Для русского человека большое значение имеет содержание понятия "здоровье". Это относится к некоторым формулам приветствия, прощания, пожелания и т.д. К примеру, приветствие "Здравствуй/те!" этимологически обозначает пожелание здоровья. Этим национальным пожеланием русские отличаются и по сей день от многих европейских народов, у которых смысл приветствия заключается в пожелании радости, счастья и добра. Русский человек все это вместе видит в здоровье. "Здравствуй/те!", являясь повелительной формой глагола, сформировалось "к концу XVII века из описательных вроде "повелеваю тебе здравствовать", <... > "здравия желаю тебе" и т.д." (Колесов 1988, с.223).
Пожелание здоровья содержится и в такой формуле приветствия, как "Здравия желаю", распространенной среди военных, также в разговорной форме "Здорово!". Причем последняя формула, по мнению некоторых специалистов по культуре речи, является несколько грубоватой и просторечной, поэтому ее рекомендуется избегать. Мы придерживаемся противоположной точки зрения. Данную формулу можно отнести к разряду тех средств, которыми "оперирует" тендерная лингвистика. Употребляемая в большинстве случаев мужчинами, она не свойственна "женской" речи. Однако в сельской местности ее могут использовать все же женщины:
Бабочки-красавицы, здравствуйте! - с наигранной вежливостью приветствовал богомолок Давыдов.
Здорово, коли не шутишь, - ответила за всех самая бойкая из женщин (Шолохов, с.472).
"Guten Tag, ihr Hubschen!" begruste Dawydow die Pilgerinnen mit gespielter Lustigkeit.
"Guten Tag, wenn 's dein Emst ist", antwortete der Keckste (Scholochov, c. 196).
В немецком и русском коммуникативном поведении находят все большее распространение транслитерированные формы, или заимствования.
Так, итальянское приветствие "Ciao", "онемеченное" в "Tschau", употребляется как в немецком, так и в русском языке ("Чао"). Оно используется прежде всего среди молодежи и представляет собой непринужденную форму прощания:
"Ciao, Franco", sagte ich (Schulze, с.250).
Чао, Франко, - сказал я [н. п.].
В русскоязычной среде встречается также другая форма "итальянского происхождения" "Аривидерчи!" (от итал. Arivederci - До свидания), представляющая собой форму дружески-шутливого или фамильярного прощания.
Территориально ограниченные варианты "Adieu!", "Ade!", "Adju!", заимствованные из французского языка (adieu: сращение предлога а и dieu "Бог". Ср. русс. "С Богом Г), употребляются на юге Германии. "Ade Г распространена в Швабии и Саксонии. В отличие от "Adieu!" она может употребляться и по отношению к незнакомым, но социальный статус в первом и втором случаях должен быть одинаковым. Нельзя однако забывать, что вышеназванные варианты воспринимаются во многих регионах Германии как несколько устаревшие. и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.