На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Историко-лингвистические особенности формирования и развития патронимической лексики. Структурно-семантическая классификация патронимической лексики, а также словообразовательная и морфологическая характеристика патронимов Уральского федерального округа.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 03.03.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


45
Министерство образования и науки РФ
Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
«Тобольский государственный педагогический институт им. Д. И.Менделеева»
НАИМЕНОВАНИЯ ЖИТЕЛЕЙ УРАЛЬСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ ПАТРОНИМИЧЕСКИХ ПРОИЗВОДНЫХ
Тобольск - 2009
Содержание
Введение
Глава 1. Топонимика как раздел языкознания
1.1 Топонимы как хранители историко-культурной информации
1.2 Ойконимы и их возникновение
1.3 Патронимическая лексика в системе русского языка и способы ее
образования
Глава 2. Словообразовательные модели патронимических производных - наименований жителей уральского федерального округа
2.1 Уральский федеральный округ как административная единица
2.2 Способы образования патронимов от названий городов Уральского федерального округа
2.3 Ограничения в образовании грамматических форм патронимической лексики
2.4 Варианты образования патронимов
Библиография
Введение
Топонимика - это отрасль лингвистики, изучающая историю создания, преобразования и функционирования географических названий.
Создание географических названий - вечно живой языкотворческий процесс, при этом кроме того, что постоянно происходит процесс наименования новых реалий, эти же реалии с течением времени могут получать и другие названия. Это связано с тем, что, «во-первых, постепенно происходит перестройка топонимов как слов, во-вторых, возникают новые физические объекты, которые получают свои наименования» [Мурзаев 1982: 5].
Именная непрерывность связана с культурными, идеологическими и прочими влияниями. Как бы радикально ни менялись топонимы какой-либо территории, наряду с новыми и новейшими, там все равно сохраняются названия предыдущих эпох. При этом более старые названия роднят эту территорию с одними регионами, а более новые -- с другими. Например, древнейшие топонимы Болгарии (Тракия, Струма) роднят ее с Грецией, а новейшие порой приближаются по своим типам топонимам Российской Федерации (Толбухин, Мичурин).
Древнейшие миграции населения при несовершенной технике передвижения были затруднены, но в то же время поражают своими размерами. Топонимы - свидетели этих миграций. Так, например, некоторые топонимы Северной Африки перекликаются с топонимами юга Европейской части РФ, а те, в свою очередь, с топонимами Сибири и даже Северной Америки. Случайны ли это совпадения или следы былых этнических контактов -- вопрос, на который лингвисты пока затрудняются ответить [Мурзаев 1982: 17].
С названиями населенных мест тесно связана вся хозяйственная, политическая и экономическая жизнь страны. Каждому населенному пункту присваивалось свое, принадлежащее только ему имя. В свою очередь от географических названий образуются слова со значением «житель такой-то местности», которые структурно связаны с оттопонимическими прилагательными: Балтика - балтиец, Новгород - новгородец, новгородский.
Собственные имена, называющие разного рода поселения и названия жителей этих поселений, образуют часть словарного состава русского языка. Системное изучение названия жителей разных городов и сел - одна из актуальных проблем современной региональной топонимики.
Научная новизна работы заключается в выявлении основных характеристик патронимов Уральского федерального округа как корпуса топонимической лексики русского языка.
Целью работы является системное изучение названий жителей административной единицы - Уральского федерального округа, локализованной на территории Российской Федерации.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
картографировать территорию Уральского федерального округа;
изучить историко-лингвистические особенности формирования и развития патронимической лексики;
провести структурно-семантическую классификацию патронимической лексики Уральского федерального округа;
дать словообразовательную и морфологическую характеристику патронимов исследуемой территории.
Объект исследования - патронимическая лексика, образованная на базе названий географических объектов, расположенных на территории Урала.
Предмет исследования - словообразовательные и морфологические свойства патронимов, образованных на базе наименований жителей городов Уральского федерального округа.
Регион исследования:
В состав Уральского федерального округа (УрФО) входят шесть субъектов Российской Федерации: четыре области (Свердловская, Челябинская, Курганская, Тюменская) и два автономных округа (Ханты-Мансийский -- Югра, Ямало-Ненецкий). Общая площадь территории округа составляет 1788,9 тыс. кв. километров (почти 11 % площади Российской Федерации). Административный центр Уральского федерального округа - город Екатеринбург. По данным Всероссийской переписи населения 2002 года, в УрФО проживает 12 381,5 тыс. человек (8,5 % населения страны). Плотность населения составляет 7 человек на кв. километр. Около 80 % населения региона -- горожане. Всего в округе насчитывается 112 больших и малых городов.
Источником исследования послужил словарь «Русские названия жителей», в который включено более 14 000 названий жителей, образованных от 6 000 названий географических объектов России, республик бывшего Советского Союза и зарубежных стран. (Городецкая И.Л., Левашов Е.А. Русские названия жителей. Словарь-справочник. - М., 2003).
Методология и методы исследования. При написании научной работы учитывались теоретические и практические исследования таких видных ученых, как Р.А.Агеева, А.М.Бабкин, В.И. Болотов, В.В.Виноградов, И.Л.Городекая, Л.К.Граудина, Н.А.Еськова, В.А. Ицкович, Л.П.Катлинская, В.В.Лопатин, Э.М.Мурзаев, Н.В.Подольская, Е.М.Поспелов, А.В.Суперанская, Л.В. Успенский и др.
В исследовательской работе применялся комплекс лингвистических методов: исторический, метод ономастической картографии, описательный, статистический, структурный, этимологический. Основным для нашей работы является метод лингвистического описания, представленный такими приемами как сбор, обработка и интерпретация материалов.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что научная работа, посвященная изучению топонимии Тобольска, вносит определенный вклад в разработку проблем региональной микротопонимики. Результаты, полученные при анализе лексико-семантической и словообразовательной систем могут быть использованы при дальнейшем исследовании системы географических имен.
Практическая значимость. Результаты исследования и фактический материал могут быть использованы в процессе школьного и вузовского преподавания дисциплин регионального компонента.
Структура работы. Исследовательская работа состоит из введения, двух глав - теоретической и практической, заключения, библиографии и приложения.
Глава 1. Топонимика как раздел языкознания
1.1 Топонимы как хранители историко-культурной информации
Жизнь человека тесно связана с различными местами, которые обозначаются с помощью особых слов - географических названий, или топонимов (от греческого слова topos «место» и onoma/ onyma «имя, название»).
Изучение географических названий, выявлением их своеобразия, историей возникновения и анализом изначального значения слов, от которых они образованы, занимается топонимика - одна из отраслей языкознания, или лингвистики (науки о языке). [Суперанская 1985: 3].
По характеру объектов выделяются следующие виды топонимов:
ойконимы (от греческого oikos - «дом, жилище») - названия населенных пунктов;
гидронимы (от греческого hydor - «вода») - названия водных объектов;
оронимы (от греческого oros - «гора») - названия особенностей рельефа;
урбанонимы (от латинского urbanus - «городской») - названия внутригородских объектов;
годонимы (от греческого hodos - «путь, дорога») - названия улиц;
дромонимы (от греческого dromos - «бег, движение, путь») - названия путей сообщения;
агоронимы (от греческого agora - «площадь») - названия площадей.
Интерес к осмысливанию географических названий появился на самых ранних этапах цивилизации. В трудах греческих и римских историков и географов можно найти попытки объяснения отдельных географических имен.
В России постоянное внимание к географическим названиям как важному историческому и географическому материалу наблюдается начиная с XVIII века. Первые топонимические исследования этого времени принадлежали В.Н. Татищеву, В.К. Тредиаковскому, А.Х. Востокову.
В XIX веке географическими названиями занимались языковеды и этнографы М.П. Веске, Д.П. Европеус, М.А.Кастрен, Ю.Ю.Трусман, А.М.Шегрен.
В дальнейшем вопросам топонимики большое внимание уделяли такие ученые, как А.М. Селищев, А.Ф. Орлов, В.Б. Шостакович и другие.
В настоящее время топонимику исследуют Э.М.Мурзаев, Е.М.Поспелов, А.В. Суперанская, Л.П. Катлинская, Е.А.Левашов, В.В.Лопатин, И.Л. Городецкая, И.С. Улуханов, и другие.
Поскольку топонимы представляют собой слова языка, для их анализа пользуются, прежде всего, методами языкознания, прочно опираясь при этом на данные истории и географии. Результаты топонимических исследований находят широкое применение в различных разделах географии и языкознания.
Данные топонимического анализа в сочетании с другими сведениями привлекаются для определения территории былого расселения какого-либо народа или этнической принадлежности народов, населяющих ту или иную территорию; для выявления древних миграций, их начальных и конечных пунктов, маршрутов движения; для изучения былой плотности населения, истории возникновения населенных пунктов и их первоначальных функций. Для исторической экономической географии топонимика полезна в целях выявления географии древних форм хозяйствования, мест добычи полезных ископаемых, существовавших в прошлом промыслов, географии торговых путей. В физико-географическом разделе исторической географии данные топонимики используются прежде всего при восстановлении былых ареалов отдельных видов растений и животных, а также для реконструирования характера ландшафта в целом [Поспелов 2005: 8].
Сегодня географическое название продолжает служить человеку, удовлетворяет его экономические и культурные потребности, в большинстве случаев помогает правильно осмыслить географические представления, точно локализовать их.
Невозможно представить современное общество без географических названий. Они повсеместны и всегда сопровождают наше мышление. Без них немыслима цивилизация, общение между народами и странами. А развитие культуры и науки и энергично развивающиеся международные связи приводят к новому, все расширяющемуся запасу географических названий в нашем языке. В этом заключается номинативная, адресная функция топонимов - наиболее важная и необходимая человеческому обществу.
Адресная функция топонимов самая первая, но не единственная.
Каждый топоним несет разнообразную информацию: историческую, географическую, лингвистическую [Э.М. Мурзаев 1974: 3-4].
Понятие информации собственного имени, информативности отдельных групп собственных имен вошло в современную ономастическую литературу. Так, А.В. Суперанская в монографии «Общая теория имени собственного» уделяет информации большое внимание при теоретическом анализе природы и различных аспектов собственных имен. В частности, информация включается ею в число факторов, из которых складывается семантика имени [Суперанская 1973: 322 - 323].
Н.В. Подольская при исследовании информативности топонимов приходит к выводу о том, что основная информация, получаемая от топонима, соответствует основной функции топонима в языке - номинативной, или функции называния. [Подольская 1964: 93].
Э.М. Мурзаев говорит об «информационной способности топонима», о его «информационном потенциале», имея в виду мотивированность многих топонимов: «Мотивированность названий по существу определяет их информационное содержание. Выясняя причины выбора названия, можно понять смысловое содержание и подойти к этимологии. И при таком анализе в поле зрения обязательно должен быть называемый географический объект». [Мурзаев 1982, 26].
Географические названия, особенно древние, являются своего рода историческими памятниками, так как в них отразились социальные отношения предыдущих эпох, особенности этнографии, быта, а главное - язык соответствующей эпохи со всеми его чертами. Топоосновы несут информацию о времени и месте их создания. [Суперанская 1977:24]
Географические имена возникли в глубокой древности, их истоки лежат в первобытном обществе. Создавая их, человек исходил из необходимости отличить одно место от другого, будь то река, гора, озеро. Первобытный человек не обладал большим лексическим запасом, потому его возможности в процессе присвоения названий были ограничены. Водой он нередко называл и реку, и озеро, и море, а горой - и холм, и возвышенность, и хребет, и просто бугор. Это было на заре человеческой цивилизации.
Географические названия рождаются, в процессе функционирования нередко меняется его форма и звучание, проживает свой век, умирает. Длительность жизни топонимов очень разная. У одних она исчисляется годами или десятками лет, у других - многими веками. Иерусалим, Иордан, Египет, Греция, Рим, Афины, Самарканд, Ереван живут и в наши дни, хотя их возраст измеряется тысячелетиями. Ассирия, Вавилон, Карфаген, Троя, Финикия известны нам только по историческим документам. [Э.М. Мурзаев 1979: 5]
Основная причина возникновения собственного имени - в его необходимости. Оно было нужно человеку, которому в повседневном труде и общении с окружающим миром, даже ограниченным тесными рамками познанного пространства, стало трудно обходиться без обозначения заметных объектов на нем.
Присваивая то или иное название, человек исходит прежде всего из какого-то наиболее заметного признака, штриха, присущего тому или иному географическому объекту. Признак - важнейшая психологическая категория при наименованиях географических объектов. Он мотивирует выбор имени, объясняет причину появления топонима. [Э.М.Мурзаев, 1979: 22]
Значение признака, какой-либо характеристики в процессе называния, показал на основе анализа географических населенных мест центральных областей России В.П. Семенов-Тян-Шанский [1924]. Он писал: «В общем мы можем видеть, что народ невольно и очень верно и последовательно отражает в названиях своих селений характерные особенности того естественного географического пейзажа, среди которого ему приходится жить. Психологически это вполне понятно… Земледелец… попав на житье в обстановку того или иного естественного пейзажа посредством меткого слова, назвав им свою постоянную оседлость. Предмет, первоначально давший это название, может исчезнуть с лица земли, но название селения останется за ним до тех пор, пока будет существовать само селение» [цит. по Мурзаеву 1982].
1.2 Ойконимы и их возникновение
А.В.Суперанская утверждает: «Абсолютно преобладающими среди топонимов являются ойконимы - собственные имена любого поселения, в том числе города, деревни, села, хутора, поселка, отдельно стоящего двора и дома» [Суперанская 1985: 175]. Особо пристальное внимание современных лингвистов обращено на происхождение названий городов. Обращаясь к истории и этимологии, ученые пытаются проникнуть в тайны языка и дать объяснение тому, как появилось то или иное название.
Город в Древней Руси представлял собой укрепленное поселение, обнесенное оградой. Первоначально это был холм с тыном, позже ограда включала ров, земляной вал, деревянный частокол. Иногда сооружалась городня - бревенчатый сруб, заполненный камнями и землей. Подобные города были рассеяны по русской земле сотнями, за что она и получила у своих северных соседей название Гардарика - страна городов. Отразилось это и в ойконимии: названия Городец, Городок, Городея, Городница, Городня встречаются довольно часто.
С течением времени города могли по тем или иным причинам утрачивать свое значение, население их покидало, укрепления разрушались и появлялось городище - место, где некогда был город. В последующем на месте старого городища могло возникнуть новое селение, получавшее название Городище. Сейчас это название носят пять городов и поселков городского типа, не считая десятков сельских поселений.
Термин город (град) входит в состав ряда сложных названий. Старославянская форма град представлена в историческом названии Царьград (Константинополь, с XV в. Стамбул) и в летописных формах некоторых названий. Но уже с XIII века в летописях встречается форма город, вскоре ставшая господствующей: Великий Новгород, Нижний Новгород, Белгород, Вышгород, Звенигород и другие. С середины XVIII века в официальную практику снова, но на этот раз искусственно, вводится употребление формы град. Она была использована для образования названий ряда новоучрежденных городов Новороссии от имен членов императорской фамилии: Елисаветград, Екатериноград, Павлоград, Константиноград и после длительного перерыва, в 1914 году, Петроград. В советское время эта «императорская» модель широко применялась для названий в честь партийных вождей: Ленинград, Сталинград, Кировоград, Ворошиловоград, Орджоникидзеград, Калинград.
В образовании городских названий время от времени возникали «моды». Так, в петровские времена было увлечение немецкими названиями: Санкт-Питербурх, Кронштадт, Питергоф и другие. Но если штадты и гофы были единичны, то бурги получили более значительное распространение. Русский писатель Аксаков в «Семейной хронике» писал: «…Оренбургская губерния! Дико звучат два эти последние слова! Бог знает, как и откуда зашел туда бург!».
Ареал этого термина огромен, его ядро - Германия, где находятся самые известные города на бург: Гамбург, Магдебург, Ольденбург и другие. Встречаем бург и в Австрии (Зальцбург), и в Нидерландах (Тилбург), и в герцогстве Люксембург (Люксембург). На соседних территориях его находим в измененном виде: борг в Дании, Швеции (Ольборг, Гётеборг), боро в Англии (Питерборо ), бур во Франции (Страсбур). Весь же ареал термина охватывает огромное пространство от Шпицбергена (Баренцбург) до Южной Африки (Йоханнесбург) и США (Питсбург).
Из истории Древней Греции известны полисы - города-государства: например, полисом была известная Спарта. Но это слово широко применялось и в топонимии как составная часть названий. На современной карте Греции находим города Александруполис («город Александра»), Неаполис («новый город»), Мегаполис («большой город») и другие. Названия на полис (или на его краткую форму поль) встречались и в греческих колониях в Средиземноморье: Триполи («трехградье») в Ливии и Ливане, Неаполь на юге Италии.
Но самым известным древним городом на -поль был Константинополь (назван в 330 году в честь императора Константина). По модели именно этого названия Екатерина II насаждала в конце XVIII века в Новороссии и псевдогреческие названия: Севастополь, Ставрополь, Мариуполь и другие. Заметим, что определенное распространение греческий термин полис получил и в топонимии США, где он представлен в названиях ряда известных городов: Аннаполис, Индианаполис, Миннеаполис.
Следует учитывать, что ряд названий на -поль имеет в России иное происхождение. В ряде случаев -поль образован из поле: например, название города Чистополь в Татарстане образовано из «чистое поле». Название старинного северного города Каргополь (Архангельская область) образовано, по-видимому, из финского Karhupeldo - «медвежье поле».
Среди русских названий городов в России и на Украине встречаются названия с окончанием -дар. Первым городом с этим элементом был Екатеринодар, основанный в 1793 году и названный в честь императрицвы Екатерины II. Элемент -дар в этом названии был употреблен в прямом значении: город основан на землях, жалованных Екатериной II Черноморскому казачьему войску. С 1920 года город называется Краснодар: революционное определение красно- заменило имя императрицы.
В советское время подобные названия возникали с указанием предметов дарения: курортный поселок Солнцедар, поселки при электростанциях Теплодар, Светлодарское, Энергодар, при угольной шахте Угледар. Этот ряд названий недавно пополнил город Соледар (Донецкая область, Украина) названный так потому, что является важным центром добычи каменной соли.
При движении русских на юг, к Черному морю, и на восток - на Урал, в Сибирь и далее возникали крепости, укрепления, зимовья, остроги, заводы, которые обычно получали названия в форме отыменных прилагательных от названий рек или местностей: Ижевский завод, Иркутское зимовье, Якутский острог и т.п. Выросшие при них селения со временем превращались в города, что вело к изменению названия: первичный термин отбрасывался, а прилагательное получало краткую форму Ижевск, Иркутск, Якутск. Многочисленность подобных названий привела к тому, что окончание названия на -ск стало восприниматься как типично городское и в дальнейшем новые города стали сразу получать названия с этим окончанием: Адыгейск, Лесосибирск, Чкаловск.
При возникновении городов на реках образование названия с отыменным прилагательным (ижевский, иркутский и т.п.) не было обязательным - многие города принимали название реки без какой-либо переработки, например: Москва, Вятка, Кострома, Самара и другие. Есть даже ойконимы, образованные от названий двух рек. Так, Волгодонск расположен на Дону, в устье Цимлянского водохранилища, и находится довольно далеко от Волги; название города мотивировано тем, что водохранилище является частью Волго-Донского судоходного пути. Подобные названия есть и за рубежом. В Индии город Варанаси находится на Ганге, между его притоками Варан и Аси.
К настоящему времени свыше сотни городов и поселков городского типа образованы с использованием элемента -горск. Этот элемент очень старый, - включающее его название Девягорск приводится в Ипатьевской летописи 1147 года, - длительное время оставался в забвении. Следующие названия на -горск появляются спустя почти семь веков: в 1803 году Пятигорск (от местности Пятигорье), в 1868 году на алтае Усть-Каменогорск («город в устье реки Каменная») и к концу XIX века там же Змеиногорск (от названия Змеиной горы). Таким образом, уже в первых названиях проявилась двойственность этого элемента, его образование и от слова гора, и от город.
Активно использоваться он стал после 1917 года, причем в появившихся более чем ста названиях на -горск лишь немногие образованы от гора: Хибиногорск (ныне Кировск Мурманской области), Медвежьегорск (Карелия), Магнитогорск (Челябинская область), Дивногорск (Красноярский край), Солнечногорск (Московская область).
Но в большей части ойконимов на -горск основы связаны не с названиями гор, а с разработкой полезных ископаемых или с какой-либо другой отраслью промышленности: Бокситогорск, Гранитогорск, Железногорск, Медногорск, Нефтегорск, Солигорск, Углегорск, Цветногорск и Черногорск .
Рассматривая городскую ойконимию, нельзя не остановиться на отражении в названиях городов их специализации. Современные города многофункциональны, но при своем зарождении они обычно выполняли какую-то одну задачу, которой и были обязаны своим появлением. Эта первоначальная функция в ряде случаев находит отражение в их названиях.
Во многих странах мира находим города, первоначально бывшие укреплениями, крепостями, замками. В Западной Европе из кельтского bona - «небольшая крепость» образовалось название Бонн, а из сочетания Vindobona - «белая крепость» со временем образовался ойконим Вена.Римская оккупация Европы привела к появлению многочисленных укреплений, крепостей - каструм. От этого термина образовались английские Честер, Честерфилд, Манчестер и многие другие названия.
Аналогичная картина наблюдается и в странах Востока, где прежде всего должен быть отмечен термин кала «крепость, укрепленное место, замок, город, селение», который распространен от берегов Атлантического океана до Индостана, а с испанскими переселенцами проник и на Филиппины, и в Латинскую Америку. В России этот термин представлен в названии Махачкала (Дагестан). От Малой Азии до Синьцзяна распространен термин кент - «город», происходящий из иранских языков, с исходным значением «вал, насыпь; селение, обнесенное валом, стеной; укрепленное селение». С его участием образованы ойконимы Ташкент, Чимкент, а также Самарканд, Коканд.
Торговля, занятие необходимое и уважаемое, очевидно, в той или иной мере осуществлялась повсеместно, но лишь отдельные города, бывшие, вероятно, особенно развитыми торговыми центрами, сохранили память об этом занятии в своих названиях. Наиболее ранний ойконим, связанный с торговлей, - Сиена (ныне Асуан) в Древнем Египте. В основе как древнего, так и современного названия корень сун - древнеегипетское «торговать», то есть название обозначало «место торговли». На берегах Средиземного моря широкое распространение имел древнегреческий термин эмпорий - «рынок, склад товаров». В частности, область Триполитания имела второе название Эмпориум - «торговая область».
Подобные названия встречаются и у славян. Это прежде всего русские названия, образованные от слова торжок -- «место торговли, базар, рынок»; наиболее известный из них -- упоминаемый в документах с XII в. тверской город Торжок (в прошлом Новый Торг). От этой же славянской основы образовались ой-конимы и во многих соседних странах: Новы-Тарг (Польша), Тырговиште (Болгария), Тыргу-Муреш (Румыния), Турку (Финляндия), Торгау (Германия). На территориях с былым или современным тюркоязычным населением торговые пункты определяются термином базар -- «место торговли». В России базар встречается только в названиях сельских населенных пунктов, но столица Таджикистана Душанбе, имеющая сейчас не очень понятное название «понедельник», в прошлом называлась Душанбе-Базар -- «базар по понедельникам», что сразу раскрывает смысл названия.
Сухопутные пути сообщения начинают получать отражение в топонимии со времен организации в XV-XVI вв. в России почтовой (ямской) службы. Возникали ямы -- «почтовые станции» и ямские слободы -- места проживания ямщиков, пользовавшихся определенными льготами. Память о них сохраняется в названиях сельских населенных пунктов (например, Старый Ям, Ямская Слобода в Московской обл.) и в названиях городских улиц на месте бывших ямских слобод (улицы Тверские-Ямские, Ямского Поля в Москве). Единственный город, развившийся из яма, -- Гаврилов-Ям (Ярославская обл.).
Большое значение для возникновения городов имели места пересечения сухопутных и водных путей, возникавшие сначала у бродов, а позже у мостов. Нередко названия с термином брод принадлежат значительным и широко известным городам. Так, в Испании главный город Страны Басков Бильбао получил название из латин. Bellum vadum -- «хороший брод». В Германии укажем историческое название Франкфурт -- «франкский брод», использовавшийся в I тыс. франками, а также бытовое название Швайнфурт -- «свиной брод». Здесь же упомянем города Броды (Украина), Брод (Македония), Бродница (Польша), Бро-дина (Румыния). Столица Ирландии Дублин имеет ирландское название Бале-Аха-Клиах -- «город у ивового брода», а название главного города Северной Ирландии Белфаст означает «песчаный брод». В Англии активное участие в топонимии принимает термин форд -- «брод». Среди многих городов, в названиях которых он присутствует, отметим Стратфорд у брода через реку Эйвон -- место рождения и смерти великого драматурга В. Шекспира (1564--1616) и старинный университетский город (упоминается в 912 г.) Оксфорд -- «брод на скотопрогонной дороге».
С развитием строительной техники на смену бродам приходят мосты, что немедленно отражается в топонимии. Причины понятны: сооружение моста было событием, мост становился заметным ориентиром, к нему стекались и от него расходились сухопутные дороги. Из названий городов отметим: Великие Мосты (Украина), Мост (Чехия), Мостар (Босния и Герцеговина), Мосты (Польша), а также Брюгге (Бельгия) из франк. brug «мост», Gон (Франция) из франц. pont «мост», Элъ-Кантария (Египет) из арабского кантара «мост». В Западной Европе в подобных названиях зачастую указывается и река, через которую сооружен мост: в Англии Кембридж («мост через реку Кем»), во Франции - Понтуаз («мост через реку Уаз»), в Германии - Саарбрюккен («мост через реку Саар»), в Австрии - Инсбрук («мост через реку Инн»).
Положение города на берегу моря при удобной бухте обычно ведет к сооружению порта, что нередко отражается в топонимии. Топонимическое оформление таких названий различно. В России на Японском море известны Советская Гавань и Рудная Пристань, а на Баренцевом море, близ Мурманска, -- Порт-Владимир. Последнее название образовано по модели, распространенной во всем мире. Это названия столиц государств: Порт-Луи (Маврикий), Порт-Морсби (Папуа--Новая Гвинея), Порто-Ново (Бенин), Порт-о-Пренс (Гаити), Порт-оф-Спейн (Тринидад и Тобаго); широко известны также Порт-Саид, расположенный при входе в Суэцкий канал, и Порт-Судан, главный порт Судана.
Часто встречается иранско-арабский термин бендер -- «порт». В Молдавии город Бендеры -- речной порт на Днестре, в Иране на Каспийском море -- Бендер-Энзели, а в Персидском заливе -- Бендер-Хомейни и другие. Применяются портовые термины и в чистом виде: названия португальского города Порту, французского Гавр шриланкийского Коломбо означают просто «порт, гавань».
Во всем мире преобладающая часть промышленных предприятий находится в городах, но названия, свидетельствующие о профиле города, сравнительно редки. Это вполне понятно, поскольку развитие промышленности во многих городах происходит уже после присвоения им названия. Чаще специализацию отражают названия рабочих поселков (Красный Стекловар, Текстильщик), которые со временем могут быть преобразованы в города (Зерноград, Ростовская обл.; Электросталь, Московская обл.).
Часто производственные названия получают поселки и города, выросшие при местах добычи полезных ископаемых. В документах XIV-XVII вв. упоминается ряд мест добычи поваренной соли: Сольцы (Новгородская обл.), Усолье (Пермская обл.), Усолье-Сибирское (Иркутская обл.), Соль-Галицкая (Солигалич, Костромская обл.), Соль-Вычегодская (Сольвычегодск, Архангельская обл.), Соль-Камская (Соликамск, Пермская обл.). Из зарубежных названий этого ряда отметим Галле и Зальцбург, оба в Германии. Город Галле (название из кельт, hala «соль») известен как место добычи соли с 1214 г., а название реки Заале, на которой он расположен, образовано из слав. «соль». Название Зальцбург -- калька славянского названия Сольноград; этот город также издавна известен как место добычи соли и торговли ею.
В дальнейшем перечень добываемых полезных ископаемых и связанных с ними названий поселков и городов расширяется вплоть до появления городов Ураниум-Сити и Порт-Радий в Канаде. Не останавливаясь на каждом из ископаемых, отметим, что названия этого смыслового ряда представлены от А до Я-- от Апатиты (Мурманская обл.) до Янтарный (Калининградская обл.) [Поспелов 2005: 20 - 28].
1.3 Патронимическая лексика в системе русского языка и способы ее образования
Для указания на то, откуда человек родом, где он живет или когда-то жил, русский язык выработал несколько способов: это или различные синтаксические конструкции, или особые терминологические слова.
Первый способ - описательный: «Я жил тогда в Одессе пыльной…» (А. Пушкин, Евгений Онегин); « - Как называть тебя? - Мария. - Откуда родом ты? - С Карпат» (А. Блок. Возмездие).
Второй способ - тоже описательный - с помощью прилагательного, образованного от соответствующего географического имени: «[Платон Михайлович:] Как видишь, брат: Московский житель и женат» (А. Грибоедов. Горе от ума).
Третий способ - то же прилагательное выступает как существительное (субстанция): « - Дальние будете? - Из Москвы. - С Москвы?.. - Сами-то московские будете? - Московский» (В. Слепцов, Владимирска и Клязьма); « - А кто механик? - Из ростовских» (Г. Немченко. Пашка, моя милиция). Этот способ характерен для устной речи с ее привычной экономией языковых средств.
И последний, четвертый способ - с помощью существительного, образованного от географического названия: одессит, карпатец, москвич, псковичка, курянин и под.
Выбор каждого из этих способов обусловлен ситуацией, языковым стилем. Каждый из этих способов правомерен на своем месте. [Городецкая…2003: 3]
Наибольший интерес представляет последний способ, т.к. именно он связан с самыми трудными процессами отсобственного словообразования.
Для этой лексики существует особый термин - патронимическая лексика (от лат. patria - «отечество, родина») [Граудина 1992: 45].
Эти слова - ровесники наших городов и деревень. Их находим уже в первых, древнейших памятниках русской письменности. Например, в «Повести временных лет» читаем: «Къ Мстиславу же собрашася дружина въ тъ день и в другыи, новгородци и белозерци». В Московской Руси XI - XVII вв. названия людей по месту их оседлого проживания становятся почти обязательной принадлежностью документов делового характера: «а новгородцы, тверичи, новоторцы, старичане дворяне говорили, что им самим крестьян своих поставить в Полоцку не уметь, потому что они люди дальние, чтобы в поместья их посылать» (1660 г.). В XVIII в. В связи с изменением делопроизводства слова-названия жителей из делового обихода постепенно уходят. Хотя в целом названия жителей в наше время встречаются в текстах не менее часто, чем в прошлом, их употребление не является строго обязательным. Сферой их применения в XIX - XX вв. становится язык, обслуживающий неофициальные отношения в обществе. [Городецкая…2003:3].
«Мы просто и удобно говорим, - пишет Л.Успенский, - пскович из Пскова, москвич из Москвы, костромич из Костромы. Но ни у меня, ни у вас «язык не повернется» рассказать про своего «друга кинешмича» или про «знакомую бугульмичку», хотя, казалось бы, Кострома, Кинешма, Бугульма - слова чрезвычайно однотипные. Очевидно, что язык ощущает в них какую-то таинственную разницу: ведь костромитянин сказать тоже можно, а бугульмитянина или кинешмитянина я за всю мою жизнь не встретил ни одного» [Успенский 1954:?].
Отличительной чертой группы имен существительных со значением «происходящий из страны, местности, города, проживающий в стране, местности, городе, принадлежащий к нации, народности, племени» является морфологическая разнооформленность. Производные имена этой лексической группы могут иметь различные форманты (-ец, -анин, -ин, -итин, -итянин, -ак, -ич) или представлять собой бесформантные образования (чех, хазар, араб, калмык и т.д.) [Виноградов…1964: 65].
Морфологической пестроте имен этой группы способствуют факторы как структурного, так и исторического характера. Словообразующий формант, присоединяясь к производящей основе, равной географическому или этническому названию, выражает самое общее значение отнесенности, без указания на конкретный характер отношения. Обобщенность такого значения способствовала сосуществованию большого числа равнозначных формантов. К историческим факторам, способствовавшим сосуществованию в пределах данной группы имен нескольких равнозначных формантов, относятся различные диалектные условия, в которых эти слова формировались.
Морфологическая «пестрота» изучаемой группы имен лиц в языке конца XVIII - нач. XIX в. была большей, чем в конце XIX в. В XIX в. действовала тенденция к устранению этой пестроты и к унификации средств словообразования внутри группы. В качестве основного и продуктивного утверждался суффикс -ец, другие оттеснялись в разряды малопродуктивных или непродуктивных (-ин, -анин, -ак, -ич).
Исконно русский суффикс -ец в функции обозначения лиц по географическим названиям известен древнерусскому языку. В этой функции суффикс -ец является самым продуктивным и распространенным формантом на всем протяжении истории русского языка, вплоть до современности. Основная причина его продуктивности - в структуре данного словообразовательного типа, окончательно сложившегося в конце XIII-нач. XIX в. [Виноградов…: 64].
Этот суффикс свободно соединяется с подавляющим большинством основ, выступающих как производящие при образовании имен - названий жителей:
1. 1) почти исключительно с помощью этого суффикса образуются названия жителей от основ на мягкий сонорный или у: каменец (г. Камень), каргополец (г. Каргополь), алтаец (Алтай и г. Алтайск), онгудаец (г. Онгудай), еланец (г. Елань), мелитополец (г. Мелитополь), черноморец (Черноморье) и т.п.;
2) от географических наименований женского рода названия жителей образуются путем присоединения к мягкому сонорному основы суф. -(ин)ец, -(ян)ец: навлинец (Навля), клетнинец (Клетня), руднянец (Рудня); от географических наименований женского рода с твердым согласным на конце производящей основы названия жителей часто образуются также с помощью интерфикса: ахтубинец (пгт. Средняя Ахтуба), зиминец (с. Зима), маминец (с. Мама), кяхтинец (г. Кяхта), чохинец (г. Чоха), пензенец (г. Пенза) и т.п.
Аналогичны названия жителей от многих нерусских географических наименований, оформленных по-русски как существительные во множественном числе: харабалинец (Харабали), лискинец (Лиски), бакалинец (Бакали), татышлинец (Татышлы) и т.п.
2.Суффикс -ец свободно соединяется с основами большинства названий мужского рода на твердый согласный, образуя:
1) названия жителей от многочисленных географических наименований, содержащих в основе корни имен нари и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.