Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Вопросы о наречиях в русской грамматике. Формы словообразования в системе наречий, основные морфологические разряды наречий. Семантические классы наречий и их синтаксические функции. Морфологические типы качественно-относительных наречий, классификация.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 26.12.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


43
Содержание
Введение
І. Глава
1.1 Вопросы о наречиях в русском грамматике
1.2 Формы словообразования в системе наречий
1.3 Семантические классы наречий и их синтаксические функции
Заключение

Список использованной литературы

Введение

Наречие как самостоятельная часть речи

Наречия--это грамматическая категория, под которую подводятся несклоняемые, неспрягаемые и несогласуемые слова, примыкающие к глаголу, к категории состояния, к именам существительным, прилагательным и производным от них (например, к тем же наречиям) и выступающие в синтаксической функции качественного определения или обстоятельственного отношения.» Наречия морфологически соотносительны с именами существительными, прилагательными, глаголами, с местоимениями и именами числительными.

Общее грамматическое значение наречия - это признак действий или признак признаков.

Морфологическим признаком наречий является их неизменяемость. Они не имеют рода, числа, падежа, не склоняются и не спрягаются.

Синтаксические признаки наречий - в предложении наречия являются обстоятельствами.

Глава 1

1.1 Вопрос о наречиях в русской грамматике

Категория наречия определяется совокупностью морфологических, синтаксических и семантических признаков.

Видимая распыленность, разнородность морфологических примет русских наречий заставила грамматистов искать внутреннего единства этой категории на путях семантического и синтаксического ее изучения. При этом сначала -- под влиянием древней традиции, шедшей от античных грамматик,-- возобладало голое вещественно-логическое определение «наречия как качества или обстоятельства другого качества или действии». Отвлеченный, логический характер этого определения не удовлетворил представителей сравнительно-категорической школы языковедения уже в первой половине XIX в. К середине XIX в. в русских грамматиках при анализе наречий получили решительный перевес синтаксические критерии. Наречие признается синтаксической категорией по преимуществу. Эту грамматическую традицию возглавляет К. С Аксаков: «Наречие не есть часть речи. Часть речи то, что получило в слове особую форму, особый отдел; наречие своей особой формы (в слове.-- В. В.) не имеет Оно выражает отношение, оно есть уже синтаксическое явление. Наречием могут быть разные части речи, в разных отношениях употребляемые. Интерес к синтаксическим функциям наречия помог точнее определить место наречия среди других частей речи.

А.А. Потебня, углубив синтаксическую точку зрения на наречие как на несогласуемые «признак признака» и увидав в нем «особую форму, присвоенную обстоятельственным словам», вернул наречие в систему основных знаменательных частей речи. Концепция Потебни нашла дальнейшее, хотя н не однородное, обоснование н развитие в грамматических системах акад. А.А.Шахматова и проф. А. М Пешковского.

А.М. Пешковский сначала колебался в выборе между этимологической и синтаксической точками зрения на наречие. Потом -- под влиянием Потебни и Шахматова -- склонился к признанию наречия категорией «целиком синтаксической». По словам Пешковского, в наречиях изображаются признаки того, что высказано в глаголе и прилагательном Значение «признака признака», свойственное наречию, выражается целой серией морфологических примет (например, формами на -о, на -ски и -цки без префикса и с префиксом по-; формами на -ьи с префиксом по- и без него.

Акад. А.А. Шахматов в своем «Синтаксисе русского языка» расширяет объем понятия наречия. По мнению Шахматова, наречие в известном смысле занимает центральное место в системе частей речи. «Наречие может быть определено, во-первых, как отвлеченное название признака и отношения, во-вторых, как название признака и отношения в их сочетании с другими признаками. Отсюда тесная связь наречия с другими частями речи, переход их в наречия, их адвербиализация». Об адвербиализации свидетельствует морфологический состав наречий, среди которых легко найти бывшие существительные, прилагательные, глаголы, местоимения, числительные. Особенно близки наречия к прилагательным и существительным: «По существу своему наречие тождественно с прилагательным» и отличается от него лишь отсутствием форм согласования. Но, в отличие от прилагательного, наречие переходит «при благоприятных условиях в служебные части речи, т. е. предлог и союз; оно занимает таким образом середину между прилагательным, с одной стороны, служебными частями речи -- с другой». «Наречием становится существительное в именительном и косвенных падежах, когда получает в предложении значение обстоятельства».

Таким образом, категория наречия выступает во всем разнообразии своих морфологических признаков, синтаксических функций и семантических особенностей.

Мысли А.А. Шахматова о синтаксической природе наречия легли в основу статьи проф. А. П. Рифтика «Об образовании наречий». А. П. Рифтик исходит из предложения, что «первоначально действия и состояния, выраженное не мыслились отвлеченно, но всегда включали в себя определенную характеристику, выступая с этой характеристикой как одно понятие». То, что теперь у нас выражено наречием, «входило в качество неразрывной составной части в семантику самого действия или состоянии. Но затем «характеристика действия или состояния выделяется из семантики глагола и выражается особым словом». Глагол получает возможность употребляться со многими характеристиками. Так возникает наречие как чисто синтаксическая категория. «Синтаксическая форма предшествует морфологической», но затем развиваются и разные способы морфологического выражения категории наречия. «Анализ морфологически оформившихся наречий в различных типах языков показывает, что наречия возникли из имени в косвенном падеже, реже в прямом. Между тем «древнейшие наречия представляют морфологически не оформленные прилагательные частицы с пространственным значением, конкретизирующие действие глагола». Переход из дополнения в обстоятельство есть главнейший путь образования наречий из имени существительного или иных субстантивированных слов.

«Под обстоятельством же следует понимать семантическую характеристику глагола, прилагательного, наречия, реже -- существительного, которая выступает одновременно и как синтаксическое отношение». Таким образом, в наречии как обстоятельстве на первое место выступает грамматическое значение отношения. В связи с этим меняется и лексическое содержание наречий, которые выпадают из системы именного склонения и приобретают значение неизменяемого обстоятельственного слова.

Синтаксической точке зрения на наречие в русском языкознании была противопоставлена морфологическая точка зрения.

В фортунатовской школе с класса наречий были совлечены все его семантико-синтаксические оболочки. К анализу наречия применялся обнаженный принцип абстрактного морфологизма. Фортунатовская «грамматическая форма», форма отдельного слова («способность слова выделять в своем составе основу и формальную принадлежность») обнаруживалась далеко не у всех наречий. Наречия оказались разделенными на два разряда -- грамматических (с формой слово образованная, например:, громко, дружески, по-старому и т п.) и неграмматических («бесформенных») наречий, например: вчера, здесь, долой и т. п Так синтаксическая точка зрения на наречие нашла свой антитезис. Время синтеза наступило, и для него сделаны все подготовительные работы».

1.2 Формы словообразования в системе наречий

Морфологические особенности наречий

Морфологическими особенностями категории наречий являются: 1) словообразовательная соотносительность наречий с именами и с глаголами; 2) опирающаяся на эти соотношения система грамматических разрядов наречий со свойственным им инвентарем особых морфем; 3) резкие отличия в значении тех грамматических элементов, которые общи (омонимичны) у наречий с другими классами слов; 4) узость грамматического объема слова в категории наречия, отсутствие форм словоизменения у наречий (кроме степеней сравнения у группы качественных наречий); 5) своеобразная внутренняя динамика форм в пределах категория наречия, ограничивающая передвижение слов из одного разряда яаречий в другой кругом резко очерченных значений (качественных, количественных, обстоятельственных). Все эти морфологические особенности сдерживаются в русле одной грамматической категории единством их семантики и однородностью их синтаксического употребления

Основные морфологические разряды наречий

Морфологический строй наречий определяется, прежде всего, их отношением к другим грамматическим категориям. Наречия соотносительны с именами, местоимениями и глаголами. Эта соотносительность обусловлена не только исторически, но и функционально. Известно, что наречия пополнялись и пополняются из резервов имен существительных, прилагательных, числительных, глаголов; что в составе наречий выделяются как наиболее архаические и обычно утратившие свою морфологическую делимость группы местоименных наречий. Само происхождение наречья как грамматической категории тесно связывается исследователями с исторической судьбой местоимений, имен и некоторых глагольных форм. Распространяясь и умножаясь за счет других категорий русского языка наречия не теряют с ними функциональной связи. Лексическая природа, морфологическое строение и синтаксические функция наречий содействуют укреплению непосредственных соотношений между наречиями и именами глаголами. Аналитичность наречий отражает синтетический строй других категорий. «Аморфность» наречий -- функционально преобразованная система форм. Наречия представляют собою не только морфологические остатки исчезнувших или исчезающих грамматических разновидностей, но и вновь возникающий продукт борьбы между живыми формами в составе других частей речи. На этой тесной грамматической связи наречий с другими частями речи основано различение четырех основных лексико-морфологических разрядов в системе наречий. В кругу наречий выделяются:

1) наречия предметно-обстоятельственные, соотносительные с именами существительными и по корневым, и по суффиксальным морфемам;
2) наречия качественные или качественно-относительные, связанные с именами прилагательными;
3) наречия числовые, количественные, соотносительные с именами числительными;
4) наречия процессуальные, действенные, соотносительные с глаголом.
Эти четыре грамматических разряда наречий являются основными. Каждый из них сочетает с формальными особенностями строго определенный круг значений, а в совокупности эти разряды исчерпывают грамматическое содержание категории наречия. Поэтому все другие принадлежащие к наречиям группы слов вливаются в какой-нибудь один из этих разрядов.
Внутренние сдвиги среди наречий, переходы их из одной группы в другую, одновременное употребление наречного слова в разных смысловых оттенках -- замыкаются в рамках этих четырех разрядов. Эта грамматическая определенность класса наречий, четкость его семантических границ доказывает, что идея наречия как живой грамматической категории, служащей несогласуемым определением к именам и глаголам и характеризующейся отсутствием или омертвением флексий склонения и спряжения, глубоко гнездится в системе современного русского языка.
Точное определение семантического объема, морфологических признаков и синтаксических функций наречия позволит избежать одного распространенного лингвистического предубеждения. Принято думать, что выпадение слов из строя так называемых изменяемых частей речи равносильно их адвербиализации, их превращению в наречия. На этой почве у акад. А.А. Шахматова сложилось расширенное понимание значений наречия. Наречие определялось не только как «название признака и отношения в их сочетании с другими признаками», но и как «отвлеченное название признака и отношения». По учению Шахматова, в наречия превращаются имена существительные, когда они означают «признак, мыслимый отдельно от субстанции», например: шутка сказать; пора вставать; «равным образом в наречия переходят существительные, как беда страсть, страх»-, адвербиализуется инфинитив, как только он теряет отношение к лицу, к субъекту, например: он видать болен; адвербиализуется повелительное наклонение при отсутствии субъекта: глядь, будто, мол; адвербиализуется настоящее время изъявительного наклонения при тех же условиях: вишь, ишь; адвербиализуется числительное вне сочетаний с существительным.
Эта теория универсальной адвербиализации, восходящая в своих истоках к глубокой древности, противоречит живым грамматическим процессам современного русского литературного языка. Параллельно с категорией наречия и даже отчасти на ее основе и во взаимодействии с ней в русском языке развились новые грамматические классы слов, которых уже никак нельзя смешивать с наречиями. Необходимо описав формы современных наречий и выстроить их в группы.
Морфологические типы качественных наречий и их связи с именами прилагательными.
В современном русском языке больше всего наречий качественных, соотносительных с именами прилагательными.
Другой точке зрения на качественные наречия, тоже подчеркивающей их однородность с именем прилагательным, чуждо пониманне живых современных грамматических отношений. Эта точка зрения грешит анахронизмом. В соответствии с давним взглядом на генезис наречий типа хорошо, внимательно и т. п., нашедшим отражение еще в «Российской грамматике» Ломоносова, а затем в грамматике Востокова, она прямо объявляет наречия на -о, -е краткими прилагательными среднего рода единственного числа. Например. Р. И. Аванесов и В. Н. Сидоров в своем учебнике «Русский язык» писали: «От качественных прилагательных вообще наречия не образуются. В роли наречий от них употребляются краткие прилагательные среднего рода (на -о, -е). Последние могут определять глагол и тогда обозначают уже не свойство предмета, а признак действия, т.е. приобретают значение наречия. Сравним: блюдце чисто и блюдце чисто вымыто: описание интересно н он интересно описал; движение быстро и он быстро двигался.
Только предвзятая, оторванная от живой речи мысль лингвиста может не заметить пропасти между этими грамматическими омонимами в современном русском языке (а таких омонимов может быть, н больше, например: сберегать тепло, тепло одеть ребенка и в доме тепло; причинить, делать зло, зло издеваться, зло посмеяться над кем-нибудь, лицо было зло и вульгарно и т. п. Ср. также другие типы омонимов: больно ударить, мне больно рукуксделать больно). Ведь для нас непосредственная связь определяющего, но несогласованного имени прилагательного среднего рода с глаголом была бы непонятной, так как для нас имя прилагательное--синтетическая категория, располагающая формами согласования. Кроме того, категория кратких имен прилагательных в современном русском языке связана с формами времени.
Наконец, средний род краткой формы имен прилагательных немыслим в русском языке вне соотношения с мужским н женским родом, а все вместе-- вне соотношения с членными формами. Между тем наречия на -о, -е не только не соотносительны с краткими формами имени прилагательного (ср.. например, историю возникновения и развития сопричастных наречий типа угнетающе, вопрошающе, исчезающе и т. с), но иногда отличаются от них даже ударением (ср. различие ударений в наречий старо и прилагательном старь; в наречий мило и прилагательном мало; в наречии здорово н прилагательном здорово; в наречии остро и прилагательном остро; в наречии больно и прилагательном больно; в наречии красно и прилагательном красно и т. п.).
Да и обращение к другим языкам за параллелями может лишь вконец, подорвать теорию приравнения качественных наречий к среднему роду имен прилагательных.
Широкое развитие качественных наречий на -о, -е свидетельствует о растущей потребности качественной дифференциации оттенков действия. Качественные наречия чаще всего, определяют действие. Сочетания их с именами прилагательными, с категорией состояния и с наречиями, в общем ограничены довольно определенными семантическими категориями (о которых удобнее говорить в курсе русской лексикологии). Например: «Впервые он почувствовал, что живет в неизмеримо громадном мире и что мир этот непонятно суров» (К. Федин, «Братья»); «Небо стояло необычно высоко» (К. Федин, «Города и годы»); «Нет, это я его маленько ушиб второпях».-- ответил Тихон глупо громко и шагнул в сторону» (Горький) и т. п.
Круг наречных образований на -о, -е в русском литературном языке продолжает расширяться. Так, распространение отпричастных наречий на -е (-юще и реже яще), начавшееся с 60--70-х годов XIX в., не прекращается и в современном языке. Наречия этого типа примыкают не только к глаголам, но и к прилагательным и другим качественным наречиям. Например: «Жена ... была элегантна и заманчива, беспокояще красива» (Л. Толстой, «Крейцерова соната»).
«Число слов с этим суффиксом исчезающе мало» (Л. В.Щерба, «Восточнолужицкое наречие»).
«Весна-недоноска, а такая всегда - бобка, нахальна, то подкипающе ласкова или вдруг холодна, сонна» (Д. Лаврухин, «Невская повесть»).
В самой конце XIX в. обозначается тенденция к образованию наречий на -о, -е и от относительных имен прилагательных, ее имеющих ни краткой формы, ни степеней сравнения. В современном русском языке этот процесс протекает очень интенсивно. Например, получают широкое распространение наречия от относительных прилагательных на -овый.-евый: «Профессор... ввинчивал чеканно, маршево, восторженно короткие звонкие шажки в мокрые плиты» (Федин, «Города и годы»); «Сэр Фальстаф старается отожествить хотя бы звуково «good words» (образные слова) с «good worts» (разросшаяся трава)» («Литературный критик», 1935, №2); работать планово; рассуждать делово и другие подобные.
Итак, в современном русском языке заметно расширяется круг наречного словопроизводства не только от качественных, но и от относительных имен прилагательных.
В процессе морфологического перевода имен прилагательных в категорию наречия особенно велика роль группы слов с суффиксом -(ь)н- (с ударением не на флексии). От прилагательных на -(ь)ный образуются формы наречий на -о даже в тех случаях, когда имя прилагательное имеет ярко выраженное предметно-относительное значение.
Таковы, например, группы наречий, обозначающих время, число н порядок, производные от прилагательных на -ный с приставкой по-: повзводно, порот-но, поочередно, помесячно, поминутно, поденно и т. п. (ср. также наречия, производимые от относительных прилагательных с приставками до-, за и другими: досрочно, заглазно, заочно и т. п.).
Приставка по- играет основную организующую роль и в непосредственном предложном производстве наречий от относительные имен прилагательных.
Очень продуктивен я другой морфологический тип наречий: на -ски, -цки, соотносительный с разрядом-имен прилагательных на -ский -и, следовательно, включающий в себя, наряду с качественными значениями и оттенки предметного отношения. Например: «Он мастерски об аде говорит» (Пушкин, «Пир во время чумы»), Ср.: братски, дружески, отечески, страдальчески, предательски, захватнически, идеалистически, марксистски, пролетарски, лингвистически, мещански, барски, рабски, приобретательски, вредительски, зверски, ритмически и т. п., а также: по-татарски; по-польски, по-ученически, по-кулацки, по-казацки и т. п.
Степени сравнения и формы субъективной оценки у качественных наречий
В разряд качественных наречий на -о из системы имен прилагательных переносится целый арсенал форм, через которые проходит и которыми характеризуется наречие со значением чисто качественного определения.
В разговорном языке от наречий на -о образуются также формы субъективной оценки с помощью суффиксов:
1) продуктивного -оньк-, -еньк- со значением субъективно окрашенной усилительности или увеличительностн: давненько, скоренько, хорошенько, тяжеленько, легонько и т. п.; ср. «Старался он одеваться чистенько, несмотря на чрезвычайную свою бедность» (Достоевский, «Бесы»);
2) менее продуктивного -онечк-. -енечк- с обостренным оттенком ласкательностн: тихонечко, хорошенечко, легонечко, маленечко и т. д.;
3) непродуктивного -охоньк-, -ехоньк-, -ешеньк-с усилительно-ласкательным значением: тихохонько, ранехонько, ровнешенько и др. Формы на -ешенько, -ошенько свойственны главным образом народно-поэтическому стилю.
Ср. также формы типа: рановато, маловато, или формы с усилительными префиксами: прескверно, преглупо и т. п. (реже: предурацки, предьявольски); архи- (архиневерно), сверх- (сверхударно) и т.п.
Первые два из суффиксов субъективной оценки -оньк-, -еньк- и -онечк-, -енечк- наблюдаются и в наречиях, восходящих к кратким именным формам дательного падежа с предлогом но-: Потихоньку, полегоньку, помаленьку, ср.: понемножечку, потихонечку, полегонечку, помаленечку и т. п. Любопытно, что бессуффиксных наречий этого типа -- именно от этих слов (кроме понемногу; ср. мало-помалу), т. е. по-тиху, по-легку и др., -- нет.
Так как эта группа наречий на -о, -е особенно богата семантическими оттенками и грамматическими формами, то нередко она н рассматривается в русской грамматике как выражение сущности всей категории наречия. Но этот взгляд узок и неверен.

Связь качественных наречий с количественными

К качественным наречиям на -о (и отчасти на -ски: адски, дьявольски, чертовски и др.) примыкает группа наречий, обозначающих степень и количество. В системе наречий значение степени и количества (как определений качества и действия) становнтся, по-видимому, средством качественной характеристики. В этом отношении очень показательно наличие форм субъективной оценки (т. е. образований с уменьшительно-ласкательными суффиксами) у количественных наречий, например: немного -- немножко -- немножечко: понемногу -- понемножечку).

В некоторых наречиях количества и степени развивается своеобразный оттенок модальности, сближающий их с модальными словами и частицами, например: далеко не, вовсе ней т. п. (о них см. в главе о модальных словах и частицах).

Морфологические типы качественно-относительных наречий, производных от имен прилагательных.

У наречий, так же как и у прилагательных, ярко обнаруживается связь качественных и относительных значений. В категории наречий преодолевается и стирается грамматическая грань между категориями качества и предметности. Живой иллюстрацией этих процессов может служить слово-образовательная роль предлога по в системе качественных наречия. Прежде всего, префикс по- участвует в образовании форм сравнительной степени имен прилагательных и наречий, которым он обычно придает оттенок смягчения, уменьшения степени преобладания сравниваемого качества (побелее, похуже, покраснев к т. п:; по- здесь соответствует наречию несколько. Кроме того, при посредстве предлога-префикса по- образуются три больших разряда наречий с суффиксами -ъи, -ски и -ому, -ему). А. М. Пешковский правильно указывал, что оттенок, вносимый в этих случаях в наречие префиксом по-, «сводится, по-видимому, к большему напоминанию о предмете, от названия которого образованы данные прилагательное н наречие; чем это имеет место в беспрефиксных словах». При этом между формами с префиксом по- и без него на -ски наблюдается такое соотношение: чем реальнее и конкретнее предмет, от имени которого образованы прилагательное и наречие (на -ски) или с которым соотносятся эти слова, тем больше к ним подходит префиксный тип наречного словообразования (с по-); чем отвлеченнее и качественнее предмет, тем больше подходит беспрефиксный тип.

Итак, вырисовываются .еще три морфологических типа качественных «прилагательных» наречии с сильным отпечатком предметно-относительных значений:

1. Формы на -ски, -цки с префикеом по-, например; по-пролетарски, по-болъшевистски, по-женски, по-немецки, по-французски, по-английски, по-анархистски, по-дилетантски, по-мальчишески, по-приятельски и т. п.

Наречия на -ски, -цки в связи с префиксом по- приобретают новый оттенок: так; как полагается кому-нибудь, в соответствии с нормами чего-нибудь, с сущностью чего-нибудь, кого-нибудь.

Сфера синтаксического употребления наречий этого типа очень широка: они получают способность определять не только глагол, наречие, имя прилагательное, но и имя существительное (впрочем, особенно частое кулинарных обозначениях). Например: кофе по-варшавски, шницель по-венски, судак по-польски, фаршированная рыба по-еврейски, разговор по-русски и т.п.:

2. Формы наречий на -ьи, соотносительные с группой прилагательных на -ий, -ья, -ье, также сочетаются с префиксом по-: по-лисьи, по-птичьи, по-волчьи, по-медвежьи и т. п. Ср. Он был по-собачьи предан своему хозяину. С этими формами в современной разговорной речи конкурируют наречия, образованные из формы дательного падежа тех же прилагательных на -ему с приставкой по-: по-собачьему, по-волчьему и т. п.

3. Слитные формы наречий, образуемые сочетанием формы дательного падежа единственного числа среднего рода прилагательных (на -ому, -ему) с префиксом по- (по-здешнему, по-старому и т. п.).

Наречная неразрывность предлога и формы прилагательного в образованиях от притяжательных местоимений подчеркивается переносом ударения: по-моему, по-твоему, по-своему (но ср.: по-иному, по-другому). Эти способом производятся наречия от всех разрядов имен прилагательных, хотя н с лексическим отбором. Например: по-домашнему, по-летнему, по-весеннему, по-всегдашнему, по-настоящему, по-утиному, по-разному, по-старому, по-новому, по-прежнему; ср. разговори, -фамильярн.: по-хорошему, по-серьезному. Наречия этого типа сравнительно редко образуются от относительных прилагательных с суффиксами -ский, -овый (ср.: по-деловому, по-городскому). Вместе с двумя предшествующими типами (на -ски без префикса и с префиксом по-, на -ьи с префиксом по-) наречия с префиксом по- и формой дательного падежа прилагательного на -ому, -ему исчерпывают все виды возможной адвербиализации относительных прилагательных.

В тех случаях, когда наречия на -ому с префиксом по- образуются от чисто качественных прилагательных, качественное значение в них идет на убыль, а усиливается оттенок адвербиально-относительного значения (например: по-старому, по-новому обойтись по-хорошему, по-родственному и т.д.).

Такова система морфологических типов качественно-относительных наречий. Она неоднородна. К качественным оттенкам в этих группах наречий постепенно все гуще и гуще примешиваются значения предметного отношения. Это незаметно сближает разряд качественных наречий с разрядом предметно-обстоятельственных наречий.

Переходные типы наречии от качественно-относительных к предметно-обстоятельственным (с окаменелой флексией имени прилагательного, превращенной в наречный суффикс)

Качественно-относительные наречия притягивают к себе группы предметно-обстоятельственных наречий, если в тех развиваются качественные значения. Напротив, от качественно-относительных наречий некоторые группы могут передвигаться, в разряд предметно-обстоятельственных наречий. Уже наречия типа по-хорошему, по-вчерашнему, по-прошлогоднему и т. п. скользят по грани качественно-относительного и предметно-обстоятельствен-ного разрядов.

Прилагательное, сочетаясь с предлогом, неизбежно субстантивируется. Поэтому в наречиях, образовавшихся из форм имени прилагательного с предлогом, отсутствуют живые грамматические свойства прилагательных. Тут оттенки чисто качественного значения почти совсем стираются (ср: часто и зачастую; удало и наудалую; плотно и вплотную; слепо и вслепую; пусто, попусту и впустую и т. п.). Те смысловые оттенкн, которые свойственны наречиям этого типа, можно назвать качественно-обстоятельственными.

Таковы наречия, образованные с помощью формы винительного падежа единственного числа женского рода полных имен прилагательных с предлогами, на я за; например: а) продуктивный (в профессиональных диалектах) тип: врассыпную, врукопашную, вплотную, вручную (пилить вручную), вкрутую, впустую, вслепую (действовать вслепую, сыграть шахматную партию вслепую), втемную, вчистую (устарелое уволить вчистую), всухую, вничью, вхолостую; «Шампанское оказалось замерзнувшим вгустую» (Герцен, «Былое и думы») и другие подобные. Непродуктивные типы: б) напропалую, наудалую; на боковую; в) зачастую и г) смежный с модальными (вводными) словами: в общем, в целом.

Кроме того, сюда примыкает наречие из предлога в и формы винительного падежа множественного числа: впервые (ср. просторечн. не в первой).

Морфологические типы наречий с основой имени прилагательного и окаменелой флексией существительного

Еще более рельефно оттенки предметно-обстоятельственных значений выступают в разрядах наречий, которые состоят из предлога и основы прилагательного с окончаниями существительного. Это пережитки так называемого нечленного, т.е. именного, склонения кратких имен прилагательных: Сюда относятся наречия, в составе которых этимологически выделяются:

1. Предлоги с формой родительного падежа краткого, как бы субстантированного прилагательного:

а) предлог с и форма родительного падежа мужского-среднего рода: справа, слева, сперва, смолоду, свысока, сгоряча, неспроста, спьяна, сполна, сослепу, сдуру, слегка и некоторые другие;

б) предлог из и форма родительного падежа мужского-среднего рода: издавна, изредка, издалека, искоса и др.; осознается живым, продуктивным тип: изжелта, искроена, иссиня и т. п.;

в) два предлога с и из и форма родительного падежа мужского-среднего рода: сызнова, сызмала; ср. сызрана у Лескова в повести «Островитяне»;

г) предлог до и форма родительного падежа мужского-среднего рода нечленного прилагательного. Этот тип осознается как живой, продуктивный: докрасна, добела, дочерна, дочиста, досыта, донага (раздеть).

Таким образом, в категории наречия как бы снимается, преодолевается то противопоставление категорий качества и предмета, которое нашло выражение в своеобразиях грамматической структуры имен существительных и имен прилагательных. Разряд качественных наречий постепенно смыкается с разрядом предметно-обстоятельственных наречий. Семантическое расслоение наречий должно было пересечь в разных направлениях и смешать морфологическую группировку их. Изменения значений обусловлены не только его морфологическим составом, но и его лексическими связями и синтаксическими функциями (ср., например, сближение качественных наречий рано, поздно с группой обстоятельственных наречий времени утром, вечером, ночью и т. п., объединение наречий типа справа, слева, прямо и т.п. с наречиями места вкось, в сторонке и т. п.). Взаимодействие качественных и предметно-обстоятельственных значений ярко проявляется и в группах предметных, т. е. производных от имен существительных, наречий на -ом, например: нагишом, босиком, тайком и т. д.

Морфологические типы наречий; производных от имен существительных с предлогами

В разряде предметно-обстоятельственных наречий наиболее многочисленными являются типы приставочных (или предложных) наречий. Предлог, сочетаясь с падежной формой существительного, может слиться с ней в одно слово. Значение предлога как бы всасывается в вещественное значение существительного. Возникают новые обстоятельственные слова, образуемые посредством профиксации разных падежных форм существительного.

в) из предлога с и формы родительного падежа единственного числа |существительного, сразу, снизу, сразмаху, сбоку, сверху, сроду, сряду, сзади, спереди, снаружи, со зла, с ветру, сначала и др.; ср.: сплеча, спросонья.

г) из предлога до и формы родительного падежа единственного числа Б существительного, например: доверху, донизу, дозарезу, доотказу, до упаду, доотвалу; ср. дотла.

д) из предлога от я формы родительного падежа единственного числа существительного, например: отчасти, отроду.

2. Наречия, распадающиеся из предлог и формы дательного падежа единственного числа существительного. Они состоят:

а) из предлога к и формы дательного падежа единственного числа существительного, например: кверху, книзу, кстати; к спеху, ср. в медицинском диалекте наречия кзади, кпереди, кнаружи, кнутри;

б) из предлога по и формы дательного падежа единственного числа существительного: посредине, понаслышке, по случаю (купить по случаю); (не) по нутру, поверху, позади, посреди и др.

3. Наречия, распадающиеся на предлог и форму винительного падежа существительного. Они состоят:

а) из предлога на и формы винительного падежа единственного числя существительного: набекрень, навыворот, наспех, на смех, на диво, наотрез, напрямик, наугад, наповал, наперекор, напоказ, наперевес, напролет, наперечет, нарасхват, наперебой, наутек, навзрыд, насмерть, напрокат, нараспашку, наудачу, наизнанку, наискосок, назло, назад, наперед, набок, наверх, навстречу, навек, насилу, наудачу и т. п. (разряд очень продуктивный). Сюда же с этимологической точки зрения примыкают отдельные примеры наречии, теряющих или утративших связь с именными основами: наружу (ср. снаружи), наотмашь, настежь, наизусть и т. п.;.

б) из предлога в и формы винительного падежа существительного: вверх, вниз, в ряд, вбок. вмиг, ввек, влет, валух, взасос, в пух, в тупик, вразброд, вровень, въявь, всласть, встарь, вновь, вдаль, ввысь, вширь, вглубь, вволю, впору, вдогонку, вприкуску, внакладку, вразбивку, вразрядку, всмятку, втихомолку и т. п. (разряд очень продуктивный). Ср.: невпопад, невтерпеж, невдомек, невмочь. не в счет и т. п.

В этимологическом, плане она же примыкают изолированные наречные слова, вроде врасплох, вдрызг, вровень, впросак, впрямь, впредь, внутрь, врознь, врозь, вкривь, вкось, вдосталь, вплавь, вскачь.

Ср. у Дм. Лаврухнка в «Записках рабкора» («По следам героя»): «Слово вподборку, внакатку; слово идет встречь, впригибку, вприхрустку, вприкатку, вприклейку. вприхлебку, вприрезку, вприливку, впристружку, вприковку, вприжимку, вприключку, вприкрышку, впригвоздку, впритворку, вприглядку, враскрутку, впридрайку, вприкормку, вприжовку, в отбойку и еще тысячу «впри» и «впре» можно найти слов»:

в) из предлога за и формы винительного падежа, например: зараз; за границу; ср. заполночь;

г) из предлога про и формы винительного падежа: про запас, д) из предлога под и формы винительного падежа: подчас, под стать, подряд; ср. не под силу.

Ср. также отдельные примеры наречий, возникших из формы винительного падежа существительных с другими предлогами: черезмеру, чересчур.

Как видно, многие из этих выражений являются лишь потенциальными наречиями. Ср.: слишком, совсем.

5. Наречия, соотносительные с формами предложного н местного падежей существительного. Эти группы наречий продуктивны. Они состоят из:

а) предлога в и формы, местного падежа: вверху, внизу, вдали, вблизи, внутри, впереди, взаперти, вначале, втайне, впоследствии, втииш, въяве, вкупе, влюбе и др.;

б) из предлога на и формы предложного-местного падежа: наверху, на весу, на лету, наяву, на ходу, начеку, на боку, на счету, навыкате, настороже, накануне и т. п.

В кругу этих морфологических типов обнаруживаются сравнительно немногочисленные следы форм множественного числа существительного, преимущественно от слов, обозначавших составные предметы, сложные действия и состояния. Сюда относятся наречия, распадающиеся на:

1. а) предлог на и форму винительного падежа множественного числа например: наперегонки, на карачки, на четвереньки, на кулачки, навеки и др.; напрямки (обл.);

б) предлог в и форму винительного падежа множественного числа, например: вдребезги, взапуски, взаймы. Ср. за и вин. мн.: за глаза.

2. Предлог с и форму родительного падежа множественного числа: просторечное с сердцов, разговорное спросонок и др.

3. Предлог по и форму дательного падежа множественного числа: попомни; ср. поделом

4. Более продуктивны наречные образования от форм предложного-местного падежа множественного числа с предлогами в и на. Они состоят:

а) из предлога в и формы предложного падежа множественного числа: впотьмах, второпях, впопыхах, в бегах, в гостях, в сердцах, в летах, в нетях, впросонках.

Процессы адвербиализации предложных именных конструкций

Если вникнуть глубже во внутренний строй наречий, образованных н образуемых из форм имен существительных с предлогами, то откроется довольно стройная и последовательная система. Наиболее многочисленны и продуктивны группы наречий, обнаруживающих в своем составе предлоги в и на (с винительным н местным-предложным падежами). Правда, в и на -- эхо вообще наиболее употребительные н функционально нагруженные предлоги. Однако в наречных выражениях, связанных с ними, наблюдается неслучайное единство грамматических отношений.

Приходится признать, что переход соответствующих падежных конструкции имени существительного в наречия находится а связи с развитием особых грамматических форм для выражения специальных оттенков качественного состояния, качественного отношения. Здесь устанавливается новый тип связи между функцией предлога и лексическим значением слова.

Значение предлога, связанное со значением падежной формы, и лексическое значение имени вступают в новое отношение друг к другу. Это новое отношение является результатом того нового синтаксического значения, которое приобретает эта падежная конструкция в целом. Она становится выражением обстоятельственного или качественно-обстоятельственного отношения к глаголу, прилагательному, наречию или существительному (ср.: в гостях были видны какая-то нерешительность и беспокойство и он и полчаса не просидел в гостях).

Тем самым значение самого предложного падежа специализируется, индивидуализируется. Между тем в склонения имен существительных сохраняют свое место лишь те формы и функции, которые подходят под основные категории падежной семантики, которые соответствуют живой цепи грамматических отношений, выражаемых падежами и предлогами.

Специализация падежа, осложнение его обстоятельственными значениями ведут к адвербиализации соответствующих форм. В русском языке устанавливается особый тип наречной префиксации. Некоторые префиксы в специальном значении, например префикс на- в значении пребывания в каком-нибудь состоянии, сочетаясь с падежной формой существительного, становятся словообразовательными приметами наречий. Развиваются продуктивные сп и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.