На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Характеристика словообразования в современном английском языке. Функции, единицы и модели описания. Проблема языковой нормы и дифференциации функциональных стилей английского языка. Об основных характеристиках английского научно-технического текста.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 07.09.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
Учреждение образования
Гомельский государственный университет
имени Франциска Скорины
Курсовая работа
Основные способы словообразования в современном английском языке
Гомель 2006
СОДЕРЖАНИЕ
    ВВЕДЕНИЕ
    1 ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ
      1.1 Основные способы словообразования в современном английском языке. Функции, единицы и модели описания
        1.1.1 Активность и продуктивность словообразовательных моделей в английском языке
      1.2 Аффиксальное словообразование
      1.3 Конверсия
      1.4 Словосложение
        1.4.1 Словосложение в английской адъективной лексике
        1.4.2 Словосложение в английской субстантивной лексике
      1.5 Проблема языковой нормы и дифференциации функциональных стилей английского языка
    2 ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ СТИЛЬ
      2.1 Об основных характеристиках газетного текста
      2.2 Особенности газетно-информационных сообщений
      2.3. Коммуникативная значимость газетных заголовков
        2.3.1 Грамматические и синтаксические особенности газетных заголовков
        2.3.2 Лексика газетных заголовков
      2.4 Словообразовательные процессы в языке газеты
        2.4.1 Сложные слова и конверсивы в языке газеты
        2.4.2 Аффиксация в языке газеты
    3 Об основных характеристиках английского научно-технического текста
      3.1 Лексико-грамматические особенности научно-технического стиля
      3.2 Словообразовательные процессы в научно-техническом стиле
        3.2.1 Комбинирующие формы сложных слов
        3.2.2 Греко-латинские элементы в научно-техническом стиле
        3.2.3 Аффиксация в научно-техническом стиле
        3.2.4 Словосложение в научно-технических текстах
        3.2.5 Конверсия в научно-техническом стиле
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Список использованных источников
    Приложение 1
    Приложение 2

ВВЕДЕНИЕ

Оценка современного состояния данной проблемы. Развитие языка совершается постоянно и осуществляется на всех уровнях: подвергается различным изменениям звуковая система, меняется морфологический состав слова, пртерпевают семантические изменения слова и словосочетания. Наиболее заметные и ощутимые трансформации происходят в словарном составе языка, т. е. в лексике.

Современный английский язык отличается большой способностью к образованию новых словарных единиц. Подавляющее большинство новообразований создается посредством тех словообразовательных способов и средств, которыми располагает тот или иной язые. Основные способы словообрвзования в современном английском языке: аффиксация, конверсия и словосложение - используются и использовались в языке в течение многих лет. Однако не все из них используются в одинаковой степени, и удельный вес каждого способа в словообразовательном процессе неодинаков.

Наиболее актуальна в настоящее время проблема продуктивного словообразования. Такие способы как словопроизводство и словосложение дают основное количество новообразований. Изучение продуктивных способов создания новых слов будет в большей степени способствовать выявлению внешних и внутренних законов, а также тенденции развития словообразовательных прцессов в языке. В создании новых слов словообразовательные способы и средства обладают различной активностью. В настоящее время наибольшей активностью обладают конверсионные образования.

Различные словообразовательные элементы, присоединяющиеся к основе слова и прнимающие участие в создании новых слов, могут проявлять различную активность и нести при этом различную смысловую нагрузку. Поэтому, нам кажется более целесообразным привести в данной работе не изолированно взятые словообразовательные элементы, но модели, в состав которых они входят.

Материалом проведенного исследования являются функциональные стили английского языка. В настоящее время ни у кого не вызызывает сомнения тот факт, что каждый функциональный стиль отличается своими, присущими только ему, специфическими чертами. Языковые элементы могут совпадать в разных стилях, но данная структура, данный строй речи присущи лишь какому-то одному стилю.

Вопрос о стилистической дифференциации современного английского языка, как, впрочем, и любого иного языка, необычайно сложен. существование функциональных стилей обусловлено тем, что одну и ту же мысль можно передать словами и написать, используя различные языковые средства. различия между книжной и разговорной речью, как и многие другие различия подобного рода, легко осознаются говорящими. Однако их научное описание является очень сложной проблемой.

Выбор сложных слов и конверсивов в качестве объекта исследования обусловлен, в первую очередь, высокой продуктивностью словосложения как способа словообразования; конверсионные же новообразования характеризуются наибольшей активностью среди других словообразовательных процессов. Сложные слова и конверсивы обладают такими специфическими особенностями, как компрессия и повышенная по сравнению с простым словом информативность, что в высокой степени способствует реализации специфических черт лексики публицистического стиля, а также языка науки.

Актуальность темы. Функциональные стили английского языка остаются на сегодняшний день мало исследованными с точки зрения словообразовательных процессов. Проблеме активности и продуктивности словообразовательных моделей в публицестическом и научно-техническом стилях английского языка до сих пор практически не уделялось особого внимания в лингвистике.

Цель работы: исследовать словообразовательные процессы на примере публицистического и научно-технического стилей английского языка.

Практическое значение. Данная работа позволяет установить инвентарь словообразовательных средств в публицистическом и научно-техническом стилях английского языка, сопоставить роль и удельный вес этих средств в каждом из этих стилей, а также дать оценку продуктивности и активности словообразовательных моделей. Результаты данного исследования помогут более глубоко понять структуру и семантику производных слов.

1 ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1 Основные способы словообразования в современном английском языке. Функции, единицы и модели описания

Одной из основных функций словообразования по праву является пополнение словарного состава языка. Словообразование находится также на "службе" у грамматики, выполняя ряд коммуникативных функций. Важнейшей из них является перекатегоризация слов, или образование слова с другими частеречными характеристиками (напр., swim `плавать' - swimming `плавание', smoke `курить' - smoking `курение', move `двигаться' - movement `движение' и др.) с целью придания им новых синтаксических ролей. С помощью словообразовательных процессов осуществляется универбализация, т.е. выражение в одном слове слож-ных синтаксических конструкций и даже предложений (ср. as black, as coal 'черный как уголь'-coal-black, as cold as ice 'холодный как лед' - ice-cold, to fly aimlessly around the town just like a butterfly 'летать по городу бесцельно, как бабочка' - to butterfly), компрессия информации в минимальных поверхностных структурах.

Второй общей и, на наш взгляд, главной объединяющей чертой номинативного и коммуникативного аспектов словообразования является единство конечного продукта порождения, т.е. получение особого типа слов-производных слов, или дериватов, отличающихся по целому ряду основополагающих параметров от непроизводных, простых слов.

Производное есть такая вторичная языковая единица, которая формально и семантически зависит от исходной и, при наличии общей ядерной части, отстоит от исходной единицы на один деривационный шаг. По смыслу производное всегда может быть объяснено через исходную единицу, оно мотивировано ею и представляет собой некоторое видоизменение ее семантики [1, с. 84].

Между производными словами и их производящими единицами нет и не может быть полного тождества: налицо некоторое структурное сходство и одновременно различие, а также некоторые семантические и/или категориальные сдвиги. Такой тип отношений между словарными единицами характеризуется как отношения словообразовательной производности. Единицы, между которыми они устанавливаются, соотносятся как производящее и производное или как мотивирующее и мотивированное. Производящим, мотивирующим выступает слово или более сложная единица, например, словосочетание на основе структуры и семантики которой строится новое наименование. С формальной точки зрения она может подвергаться различным операциям: полному повторению звуковой формы, свертыванию исходной формы, развертыванию или расширению структуры за счет специально существующих в языке словообразовательных средств, что позволяет выделить в системе конкретного языка действующие способы словообразования. Вследствие различных формальных операций, которые претерпевает производящее слово, в производном слове, образованном на его базе, остаются разные следы, указывающие на его производность от той или иной единицы. В современном английском языке рефлексией производящего слова в производном чаще всего выступает морфологическая основа производящего слова. Напомним, что это неизменяемая часть слова, к которой присоединяются окончания. В производных типа performance 'выполнение', election 'выборы', beginning 'начало', arrangement 'приведение в порядок', thoughtfulness 'задумчивость' и им аналогичных производящие слова perform, elect, begin, arrange, thoughtful представлены именно своими морфологическими основами perform-, elect-, begin-, arrange-, thoughtful-. В ряде случаев, например: wind-driven 'гонимый ветром', frost-bitten 'обмороженный', unknown 'неизвестный', производящие слова предстают в виде отдельных своих словоформ - driven, bitten, known. В различного рода сокращениях след производящего слова может сохраняться в виде буквы (напр., ВВС "British Broadcasting Corporation", UNO "United Nations Organization" GPO "General Post Office"), слога (напр., interpol "International police", doc "doctor", vet "veterenarian", flu "influenza", sec "second", lab "laboratory", ad "advertisement"), некоторого звукового комплекса (напр., brunch (breakfast + lunch).

Важная роль в формировании производных принадлежит спе-циально существующим в системе языка деривационным аффиксам, или формантам. Поскольку не все аффиксы в составе слов являются деривационными, кардинальной проблемой при описании аффиксальной подсистемы любого языка становится определение деривационного статуса аффиксальных морфем, установление инвентаря деривационных аффиксов и их семантической нагрузки [1, с. 95].

Значима в словообразовательных процессах и сама операция, которая приводит к образованию производного слова. Если это операция присоединения аффикса к производящей базе (например, dependent + in- -» independent 'независимый', weak + -ness--weakness 'слабость', appear + re- -» reappear 'появиться вновь' и т.д.), ее результатом является аффиксальное производное слово. Результатом соединения производящих баз (например, air + line -~ airline 'авиалиния', coal +basin- coal-basin 'угольный бассейн', ill + luck--ill-luck 'невезение') являются сложные слова. Производные слова, образованные по конверсии (напр., to hammer 'бить молотком, забивать', to nail 'забивать гвозди, приколачивать', a move 'движение', a run 'бег, пробег'), формируются как итог транспозиции, перекатегоризации производящей базы.

Основной классификационной единицей в словообразовании является словообразовательная модель, или словообразовательный тип. Это схема, образец, аналог, модель, все то, что фиксирует правило построения производных слов, правило, которое учитывает тип производящих основ и словообразовательных средств и формируемую в результате их взаимодействия обобщенную семантику однотипных слов [2, с. 196].

Модель производного - это наиболее общая формула однотипных образований, это их структурно-семантический аналог. Это стабильная структура, обладающая обобщенным лексико-категориальным значением и способная наполняться различным лексическим материалом.

В английском языке есть структурная модель, отражающая строение производных прилагательных - конструкция -ly: womanly 'женственный', manly 'мужественный', kingly 'королевский' и т.д., структурно-семантическая словообразовательная модель этих производных должна указать, что их производящими базами являются наименования лиц по родству, профессии, социальному статусу и т.д., сочетающиеся с суффиксом -1у в значении подобия.

1.1.1 Активность и продуктивность словообразовательных моделей в английском языке

Вторая и не менее важная проблема связана с изучением ограничений, которые испытывает словообразовательная система в своем функционировании, природы этих ограничений, с изучением сферы ее действия и специфики по сравнению с другими подсистемами языка, условий, при которых имеющиеся ограничения действительны или недействительны, и т.д.

Учеными давно было замечено, что по одним словообразовательным моделям можно образовать почти бесконечное или, по крайней мере, значительное число производных, другие же характеризуются неспособностью к свободному производству слов.

Продуктивность - это скорее количественная характеристика словообразовательного ряда: модель продуктивна, когда по ее образцу в языке созданы десятки, а то и сотни производных. С другой стороны, активность модели - это скорее качественная ее характеристика, ибо она означает способность словообразовательного ряда к пополнению новыми единицами. Наконец, употребительность модели связана с ее реализацией в тексте, т.е. статистическими закономерностями ее использования.

Из сказанного выше явствует, что продуктивность - это статическая характеристика словообразовательной системы, это учет результатов ее действия, это отражение реализации способности разных словообразовательных моделей в определенные временные периоды к словопроизводству [3, С. 21].

Многие словообразовательные модели различаются именно в количественном аспекте: ср. довольно ограниченный и закрытый список производных с суффиксом -dom (kingdom, princedom и т.д.) и огромный, открытый ряд производных с суффиксом -er.

Активность - это динамический, процессуальный аспект словообразовательной системы, ее способность к действию, пополнению языка новыми лексическими единицами, к выполнению определенных коммуникативных заданий. Естественно, что статический и процессуальный аспекты в словообразовании тесно связаны и трудно разграничиваемы. Оттого порою и невозможно определить, употребляем ли мы в речи производные слова как готовые единицы или же вновь создаем их по активным моделям словообразования [4, С. 25].

Необходимо сказать, что активность словообразовательных моделей детерминируется многочисленными факторами - лингвистическими и экстралингвистическими: фонетическими, фонологическими, морфологическими, этимологическими, деривационными, семантическими, стилистическими и т.д. свойствами лексических единиц, конкуренцией с уже существующими языковыми обозначениями, коммуникативными и прагматическими причинами.

В английском языке, например, производные прилагательные содержат до 70 суффиксов разного происхождения. Из них суффиксы -ate, -ory, -ine, -id и другие никогда не соединяются с исконными основами; напротив, такие суффиксы, как -ward, -most, -fold, никогда не сочетаются с основами заимствованными.

Примером ограничительного действия семантики производящих баз может явиться сочетаемость адъективного суффикса -1у с обозначениями лиц, единиц измерения времени (manly 'мужественный', kingly 'королевский', daily 'ежедневный', weekly 'еженедельный' и т.д.) и исключение из сферы действия этого суффикса названий растений, материалов и т.д., которые типичны для модели с адъективным суффиксом -у (piny 'сосновый', clayey 'глинистый' и др.).

Активность словообразовательной модели, несомненно, регулируется уже существующими в лексической системе языка единицами [4, С. 28].

Так, отсутствие производных с префиксом un- типа ungood, un-soft, unlong в серии слов типа unkind 'недобрый', unready 'неготовый', unpleasant 'неприятный' и т.д. обусловливается, среди прочих факторов, тем, что в лексике английского языка имеются простые слова bad 'плохой', hard 'твердый', short 'короткий' и т.д.

Возникновение производных по тем или иным словообразовательным моделям, таким образом, есть результат действия многочисленных закономерностей, или правил.

1.2 Аффиксальное словообразование

Отсутствие четко очерченных границ аффиксальной подсистемы связано с различной интерпретацией морфемного статуса единиц типа under- (производные underfeed 'недокармливать', underestimate 'недооценивать' и др.), -man (производные workman 'рабочий', seaman 'моряк' и т.д.). Эта проблема, получившая назва-ние проблемы полуаффиксов, актуальна для многих германских языков. В зависимости от того, считаем ли мы данные морфемы корневыми или же приписываем им статус аффиксальных, границы аффиксальной подсистемы будут существенно различаться.

Доминирующей для аффиксации является проблема деривационного статуса аффиксальных морфем. Достижения теории словообразования позволяют более четко и точно определить понятие деривационного аффикса и выделить из множества препозитивных и постпозитивных морфем те, которые по своей функции, семантике и структурным свойствам являются собственно деривационными аффиксами [2, с. 101].

Важную роль в определении статуса деривационной морфемы играет ее семантика, и в этом плане полуаффиксы также приближаются к аффиксам.

О семантике аффикса написано немало. Доминирующей, однако, была концепция Смирницкого, согласно которой аффикс выступает как главный носитель словообразовательного значения, и его значение есть соответственно словообразовательное значение.

Таким образом, деривационные аффиксы могут совмещать разнородные значения и служить передаче значений разного типа. Важно, однако, не сводить словообразовательное значение производного к тому значению, которое несет аффикс. Значение аффикса - лишь часть словообразовательного значения производного слова и соответст-вует той роли, которую аффикс выполняет в ономасиологической структуре производного слова.

Трудно предсказать и сформулировать правила выбора из имеющегося набора словообразовательных средств тех, сочетание производящих баз с которыми и даст нужный результат - маркированные определенными аффиксами, несущие определенные СЗ (словообразовательные значения) производные слова.

Тайна многих вариантов языковой оболочки в словообразовании заключается, как показывают исследования, во-первых, в некоторой избирательности сочетаний аффиксов и классов производящих баз и, что очень интересно и важно, в более или менее строгой закрепленности смысловых модификаций того или иного СЗ за конкретным типом производных, маркированных определенным аффиксом.

Лексические единицы определенной семантики характеризуются определенной словообразовательной активностью, т.е. способностью вступать во взаимодействие с различными словообразовательными средствами [4, С. 30].

Так, слова, относящиеся к названиям лиц, названиям животных и т.д., выступают в качестве производящих баз для производных с суффиксом -ish (например, camelish 'упрямый как верблюд', boyish 'мальчишеский', coltish 'жеребячий', priggish 'педантичный' и многие другие) и не являются таковыми для производных с суффиксом -ed. Производящими базами последних являются наименования предметов одежды, обуви и т.д. (производные liveried 'одетый в ливрею', mitred 'носящий митру', bloused 'в блузке', trousered 'одетый в брюки, в брюках' и т.д. ).

С установлением инвентаря аффиксации и семантических свойств аффиксов становится возможной дальнейшая их система-тизация, которая осуществляется в виде классификаций, учиты-вающих те или иные характеристики аффиксальных морфем. Наиболее общим делением аффиксов является их классификация по месту расположения в слове на препозитивные (префиксы) и постпозитивные (суффиксы) [5, с. 154].

Важным классификационным параметром является частеречная принадлежность деривационных баз, к которым присоединяются аффиксы. По этой способности префикса или суффикса вступать в соединение с единицами определенных лексико-грамматических классов, именуемой внутренней валентностью, в системе аффиксации современного английского языка выделяются:

отсубстантивные (префиксы anti-, non-, pre-, post-, sub-, dis-, arch-, hemi-, etc.; суффиксы -ful, -ish, -y, -like, -less, -let, -an/-ian, -ship, -ess, -ese, -al, -ous, -esque, -en, etc.),

отглагольные (префиксы dis-, re-, under-, over-, de-, fore-, mis-, со-, etc.; суффиксы -ion, -er, -ment, -ing, -able, -ive, -al, -ance/-ence, -ory, -ant, -age, etc.),

отадъективные (префиксы a-, un-, anti-, be-, en-, re-, in-, pre-, non-, etc.; суффиксы -ish, -y, -ness, -ity, -en, -hood, -ism, -most, etc.) и др.

Присоединяясь к производящим основам того или иного класса, префиксы и суффиксы могут выполнять транспонирующую и/или модифицирующую функцию, играя тем самым значимую роль в определении частеречной принадлежности дериватов [5, с. 167].

По тому, к какому лексико-грамматическому классу относятся образованные с помощью аффиксов производные, сами аффиксы (в первую оче-редь суффиксы, так как их роль в определении частеречных харак-теристик производных более очевидна, нежели у префиксов) под-разделяются на:

субстантивные (суффиксы -ег, -ist, -ness, -асу, -age, -al, -an/-ian, -ment, -ing, -ship, -hood, -arian, -ance/-ence, -ancy, -ism, -ее, -ion, -dom, -ard, -cy, -ist, -iana, -ster и др.),

глагольные (суффиксы -ize, -ate, -ify, -en),

адъективные (суффиксы -у, -ish, -ful, -less, -ed, ic, -ous, -able, -ive, -esque, -ory, -some и др.),

адвербиальные (суффиксы -1у, -ward, -wise, -fold, -most). [8, c.276]

Существует также классификация аффиксов по признаку их продуктивности и активности. Однако, поскольку аффиксы, соединяющиеся с производящими базами разных частей речи, проявляют при этом разную активность, представляется целесообразным избрать в качестве единиц классификации по указанному выше принципу не изолированно взятые аффиксы, но модели, в состав которых они входят, тем более что последние отражают целую совокупность сведений об аффиксе:

anti- + n - N (antifashism, antiunion, antiaircraft, antitrust);

со- + n - N (coauthor, cooperator);

counter- + n - N (counterattack, counterweight);

de- + v - V (demilitarize, deamericanize, denationalize);

ex- + n - N (ex-minister, ex-wife, exchampion);

extra- + a - A (extraterritorial, extraordinary);

inter- + v - V (interdepend, interlace, interact);

mis- + v - V (misdirect, mismanage, mistrust);

non- + n - N (non-interference, non-acceptance);

out- + v - V (outwit, outstay, outdo, outdance);

post- + a - A (postclassical, postglacial);

pre- + v - V (prearrange, predetermine);

re- + v - V (reconsider, reimport, refix);

sub- + a - A (subtropical, subconscious);

super- + a - A (supersensitive, superatomic);

trans- + v - V (transplant, transform);

ultra- + a - A (ultramodern);

un- + v - V (unbind, unclog);

un- + a - A (unaware, unloving);

under- + v - V (undervalue, underestimate);

n + -dom - N (kingdom, teacherdom, serfdom);

v + -ее - N (employee, addressee);

n + -eer/-ier -N (gondolier, profiteer);

v + -er - N (reader, sleeper, receiver);

n + -ess -N (poetess, lioness, waitress);

n + -ful - N (potful, bucketful, spoonful);

n + -ics - N (linguistics, morphemics);

n + -ie/-y - N (auntie, Freddy);

v + -ing - N (translating, swelling, flooring);

n + -ism - N (Darwinism, heroism);

n + -ist - N (Darwinist, canoeist);

a + -ness - N (softness, weariness, heartiness);

v + -able - A (eatable, readable, speakable);

n + -an - A (Italian, African, comedian);

n + -ed - A (wooded, verandahed, arrased);

a + -ish - A (blackish, reddish);

n + -ish - A (kittenish, wolfish, mannish);

n + -less - A (careless, handless, motherless);

n + -like - A (arrowlike, comradelike);

n + -ly - A (friendly, wifely);

n + -y - A (watery, thorny, velvety, slangy);

a + -ly - Adv (happily, slowly);

n + -ate - V (eventuate, oxygenate);

n + -ify - V (gasify, beautify);

a + -ize - V (materialize, finalize) [6, с. 214].

Из перечня приведенных аффиксальных моделей становится очевидным, что в разных лексико-грамматических классах суффиксация и префиксация представлены по-разному. Так, прилагательные и существительные - это, в основном, сфера действия суффиксации, для глагола же характерна префиксация.

Еще одним значимым параметром при классификации аффиксов может стать их смысловая нагрузка, благодаря которой они объединяются в смысловые группы типа:

аффиксы со значением сходства (-al, -ial, -ed, -esque, -ful, -ic, -ical, -ish, -like, -ly, -ous, -some, -y, crypto-, neo- и т.д.),

аффиксы со значением отрицания (a-, dis-, in-, non-, un-, -less),

диминутивные аффиксы (-ette, -ie/-y, -ikin, -let, -ling),

аффиксы со значением лица (-an, -ian, -arian, -ant, -ard, -by, -ее -een, -eer, -er, -ess, -ette, -ician, -ie, -ing, -ist, -ister, -kin, -ing, -ster, -ton),

аффиксы со значением числа-(bi-, demi-, di-, mono-, multi-, poly-, semi-, tri-, twi-, uni-).

1.3 Конверсия

В речи говорящих на современном английском языке весьма употребительны примеры типа Let me say in the beginning that even if I wanted to avoid Texas I could not, for I am wifed in Texas and mother-in-lawed and uncled and aunted and cousined within an inch of my life, в которых слова wife, mother-in-law, uncle, aunt, cousin выступают в не свойственной им функции гла-голов и несколько видоизмененных значениях.

Данное явление настолько активно в современном английском языке, что в него практически вовлекаются, хотя и с неодинаковой частотой, слова всех частей речи: существительные, глаголы, прилагательные (But he retained my hand, and I could not free it 'Но он удержал мою руку, и я не мог ее освободить), наречия (They were nearing Chicago 'Они приближались к Чикаго').

Несмотря на высокую продуктивность и активность указанного лингвистического феномена, суть его, однако, не совсем ясна, и существуют, по крайней мере, два противоположных объяснения. В зарубежной лингвистике данное явление рассматривается как употребление одного и того же слова в функциях различных частей речи, или функциональный переход из одной части речи в другую

Как считают отечественные лингвисты, такие как Арнольд, Смирницкий и др., слово (во всяком случае, изменяемое слово) - это система сосуществующих, обусловливающих друг друга и функционально объединенных форм, говорить о тождестве существительных и глаголов типа love 'любовь' и love 'любить' в современном английском языке неправомерно, ибо они различаются как системами своих форм, т.е. парадигмой (существительное имеет субстантивную систему словоизменительных суффиксов (-'s, -s, -s'), а глагол - глагольную ( -s, -ed, -ing,...), так и функционально. Это разные слова, образованные путем изменения парадигмы [7, с. 52].

Коль скоро мы признаем коррелятивные единицы разными словами, то вследствие их семантической и формальной соотнесённости есть основания рассматривать отношения между ними как отношения словообразовательной производности, а сам процесс образования таких коррелятивных слов - словообразованием.

При анализе словообразовательных отношений в соотносительных парах типа love v и love n нетрудно заметить, что словообразовательный процесс осуществляется здесь в отличие от аффиксации без помощи каких-либо морфологических показателей, специально предназначенных формально указывать на те изменения, которые произошли в ходе словообразовательного акта.

Наиболее широкое распространение, особенно в зарубежной англистике, получила трактовка, согласно которой образование соотносительных омонимичных единиц осуществляется с помощью нулевой морфемы, а сам способ словопроизводства называется нулевым словообразованием (zero-derivation), а еще чаще конверсией.

В то же время использование понятия нулевой морфемы, столь значимого в лингвистических описаниях, чревато таким опасным последствием, как возникновение "моря" нулевых морфем в описании морфологически бедного языка. Предпочтительна поэтому, на наш взгляд, трактовка конверсии, согласно которой конверсия есть такой вид словопроизводства, при котором словообразовательным средством служит только парадигма слова. Взятая как целое, как определенная система форм, па-радигма слова характеризует его именно как слово определенного типа, определенного грамматического разряда, определенного грамматического класса [7, с. 87].

Существует, однако, мнение, что определение конверсии через единственное словообразовательное средство - парадигму - является неточным, так как в нем не учитывается словообразовательная роль сочетаемости, столь необходимой для выявления грамматической принадлежности слова в современном английском языке. Именно благодаря сочетаемости той или иной словоформы (например, round, down, free, love и т.д.) с другими словами в предложении, благодаря контексту обнаруживается ее принадлежность к классу или существительных, или глаголов, или прилагательных и т.д.

На этом основании предлагается рассматривать конверсию не как чисто морфологический способ словообразования, но как морфолого-синтаксический способ словообразования, при котором слово одной части речи образуется от основы или словоформы другой, причем единственными словообразовательными средствами являются парадигма (или нулевая парадигма) слова и его сочетаемость с другими словами [7, с. 94].

Многочисленные разногласия наблюдаются и при определении границ конверсии. Первый круг их связан с различными историческими источниками пар слов, соотносящихся в современном английском языке по конверсии. Среди всех соотношений по конверсии соотношение "глагол - существительное" составляют пары типа love 'любовь' - love 'любить', harp 'арфа' - harp 'играть на арфе', восходящие к древнеанглийским lufu - lufian, hearp - hearpian, в которых глагол генетически был образован от существительного с помощью определенного словообразовательного суффикса и не имела места омонимия парадигм. 62% составляют собственно образования по конверсии типа pencil 'карандаш' - pencil 'рисовать, записывать', hammer 'молоток' - hammer 'бить молотком, сбивать' и т.д. Остальные приходятся на долю других процессов (заимствований, фонетических изменений и т.д.) [7, с. 103].

Отличием древнеанглийской конверсии было лишь отсутствие омонимии, в то время как для конверсии в новоанглийском как раз типично наличие омонимичных форм. Однако омонимия форм не есть обязательное условие конверсии, для которой наиболее существенным моментом является различие в парадигме, свидетельствующее об образовании нового слова.

В центре этой системы находятся соотносительные пары < существительное - глагол >, < глагол - существительное>. В пределах этих частей речи конверсия выступает как один из наиболее активных способов словообразования в современном английском языке. Однако и здесь активность конверсии не беспредельна. Односложная структура основы способствует образованию от нее слова по конверсии, двусложная структура нейтральна, т.е. не способствует конверсии, но и не препятствует ей, а многосложная - препятствует отношениям конверсии. Аналогичным образом морфологическая простота основы способствует отношениям конверсии, а производность - в определенной степени препятствует. Так, наличие в глаголе суффиксов -ize, -ate, -ify мешает образованию отглагольных существительных (напр., organize, abbreviate, fortify, etc.). Семантически конверсия ограничена преимущественно глаголами движения (a rush 'натиск, напор', a jump 'прыжок', a fly 'полет, перелет' и др.), глаголами речевой деятельности (a talk 'разговор', a chat 'беседа, болтовня', a dispute 'диспут'), глаголами действия (a bite 'укус, рана', a find 'находка', a drink 'напиток') и т.д., существительными - наименованиями орудий и инструментов (iron 'утюжить, гладить', whip 'хлестать'), названиями предметов и различных веществ (water 'поливать', soap 'намыливать') и др., качественными прилагательными, обозначающими физическое состояние (blind 'ослеплять', dirty 'загрязнять', narrow 'суживать' и т.д.).

Стилистическим фактором, ограничивающим активность конверсии, является принадлежность слова к слою литературно-книжной и возвышенной лексики.

Поскольку происходящие при конверсии словообразовательные процессы не имеют каких-либо специальных морфологических показателей и формирование возможно как глаголов от существительных, так и существительных от глаголов, важно установить направления отношений словообразовательной производности при конверсии. Так, весьма распространено установление направления внутренней производности путем выявления семантической зависимости одного слова от другого [8, С. 20].

Например, глагол knife 'резать ножом' естественно описывается через существительное, в то время как существительное knife для своего семантического анализа не требует отсылки к глаголу knife. Семантическая зависимость во многих случаях интуитивно ощущается носителями языка, и поэтому выявле-ние деривата во многих парах по конверсии не вызывает серьезных затруднений.

Исходя из анализа семантических отношений, love 'любовь' и love 'любить' находятся в таких же отношениях, как hatred 'ненависть' и hate 'ненавидеть'. Эта семантическая аналогия позволяет считать существительное love производным от глагола.

Дело в том, что производные по конверсии существительные и глаголы развивают определенные типы значений. Отыменные глаголы, например, характеризуются следующими значениями:

выполнять действие, характерное для того, что обозначено исходным существительным (ape 'обезьянничать', wolf 'проявлять жадность', father 'отечески заботиться' и др.),

действовать с помощью того, что обозначается исходным существительным (chain 'скреплять цепью, сковывать', finger 'трогать, перебирать пальцами' и др.),

снабжать или покрывать тем, что обозначено исходным существительным (curtain 'занавешивать', cuff 'надевать наручники'),

помещать в(на) место, которое обозначено исходным существительным (blacklist 'вносить в черный список', table 'класть на стол', pocket 'положить в карман' и др.),

5) лишать того, что обозначено исходным существительным (weed 'пропалывать', dust 'снимать пыль', skin 'сдирать кожу, чешую') [8, С. 23].

Отглагольным существительным, образованным по конверсии,

свойственна следующая система значений:

1) единичное действие (jump 'прыжок', move 'движение', look'взгляд' и др.);

действующий предмет или лицо (drill 'сверло', dig 'мотыга, лопата');

место действия (forge 'кузница', run 'узкая часть киля корабля', ride 'место для верховой езды');

объект или результат действия (find 'находка', forfeit 'конфискованная вещь', tear 'дыра', peel 'кожура');

пройденное расстояние (sweep 'величина взмаха', расе 'величина шага').

Отадъективные глаголы имеют, как правило, значение "делать(ся) или быть таким, как обозначено исходным прилагательным" (loose 'освобождать', equal, 'быть равным', dim 'делать тусклым', yellow 'желтеть, желтить' и др.).

Очевидно, что набором словообразовательных значений, присущих производным по конверсии, данный способ словообразования тесно переплетается с аффиксацией, образуя вместе с ней взаимодополняющие подсистемы.

Среди семантических критериев, используемых для определения направления производности при конверсии, следует назвать также критерий ограниченного употребления, который может быть интерпретирован и как критерий частотности. Слово, не столь употребительное, как соотносящаяся с ним единица другой части речи, является производным. Например, глагол author 'быть автором' характеризуется более ограниченной сферой употребления, нежели существительное author 'автор', и соответственно образован от последнего [8, С. 25].

Наличие стилистических примет (напр., принадлежность глаголов hunger 'голодать', thirst 'испытывать жажду' к литературной лексике) также указывает на производность члена коррелятивной пары, если второй ее член нейтрален и общеупотребителен.

Смысловая структура производного в большинстве случаев проще, и эта простота может служить критерием производности в парах слов, соотносящихся по конверсии, как, например, в случае convert 'человек, перешедший из одной партии в другую' и convert 'превращать, обращать в другую веру, фин. конвертировать, юр. изменять юридический характер собственности' и др.

Наряду с семантическими критериями определения внутренней производности используются и формальные. Так, поскольку большинство слов, в состав которых входят суффиксы -ment и -ion в различных его вариантах, употребляются только как существительные, можно заключить, что глаголы, в структуре которых присутствуют данные морфемы, производны от существительных (напр., document 'снабжать документами', probation 'проходить испытание' и др.) [8, С. 29].

Сложный морфологический состав существительных, для которых образование путем сложения весьма характерно, свидетельствует об их первичном характере и вторичности коррелятивных глаголов (ср. snowball 'снежок', snowball 'играть в снежки', sideslip 'занос; боковое скольжение', sideslip 'скользить на крыло; заносить' и др.).

Наиболее значимыми, однако, в серии перечисленных критериев являются семантические, и именно на них мы опираемся при распознавании семантики производного по конверсии глагола или существительного.

1.4 Словосложение

Более одной трети всех новообразований в современном английском языке - сложные слова.

Процесс словосложения представляет собой не что иное, как сложение двух основ, как правило, омонимичных в английском языке словоформам. Например, headache 'головная боль', blackboard 'классная доска', makepeace 'миротворец' и т.д. Поскольку нормы современного английского языка разрешают сочетание слов, обладающих теми же лексико-грамматическими характеристиками, что и соединяемые при словосложении основы, то определить, в каких случаях мы имеем дело со сложным словом, а в каких - со словосочетанием, невероятно трудно. Ср. running water 'водопровод' и running water 'текущая, проточная вода', dancing-girl 'танцовщица' и dancing girl 'танцующая девушка' и многие другие [9, с. 88].

Таким образом, с помощью анализа ударения становится возможным определить статус сочетания laughing boys 'смеющиеся мальчики' как словосочетания, a laughing gas 'веселящий газ' как сложного слова.

Морфологически сочетание компонентов, составляющих сложное целое, оформлено как единое целое и имеет одну парадигму. Иначе говоря, суффиксы словоизменения прибавляются ко всему комплексу в целом, а не к отдельным его частям при образовании тех или иных форм (напр., множественного числа у существительных - shipwreck 'кораблекрушение' - shipwrecks; weekend 'конец недели' - weekends и др.). Структурная цельность, слитность, функциональная неделимость отличают сложное слово от словосочетаний, где каждый член словосочетания является оформленным отдельно и сохраняет свою самостоятельность.

Приметой сложного слова в отличие от словосочетания может стать невозможность модификаторов его компонентов. Сохраняя цельность и единство своих компонентов, сложное слово, например grass-green 'зеленый, как трава', не может сочетаться с наречиями.

Цельность сложного слова как лексического единства находит отражение в более или менее прочной, постоянной семантической связи его компонентов, которая становится фундаментом для семантического критерия разграничения сложных слов и словосочетаний с полной выводимостью и прозрачностью их значений [9, с. 92].

На основании этого критерия railway 'железная дорога', slow-coach 'копуша, медлительный, туповатый человек', know-all 'всезнайка' и др., несомненно, сложные слова. Им присуща определенная обособленность, достигаемая вследствие слияния значений составляющих их элементов, по отношению к последним.

В последнее время под влиянием формализованных описаний языка стал активно применяться еще один критерий - критерий орфографический, суть которого заключается в рассмотрении всякого комплекса, слитно или через дефис написанного, как сложного слова, а комплекса, чьи компоненты пишутся раздельно, как словосочетания.

Вторую часть проблемы идентификации сложных слов и определения границ словосложения в современном английском языке составляет вопрос разграничения сложных слов и производных.

К сложным словам относятся производные, возникшие в результате сложения двух исходных единиц (и этот процесс не осложнен никакими другими деривационными операциями). Это единицы типа mailbag 'почтовая сумка', pillow-case 'наволочка', gunpowder 'черный порох', fishing-net 'рыболовная сеть' и др. К сложный словам принадлежат также производные, возникшие в результате акта сложения, сопровождаемого одновременно каким-либо деривационным процессом (аффиксацией, конверсией и т.д.). Это слова типа blue-eyed 'голубоглазый', three-decker 'трехпалубное судно, three-incher 'величиной в три дюйма', four-wheeler 'извозничья карета' и т.д.

В этом кардинальном различии словосложения и аффиксации проявляются различия в их ономасиологических функциях: словосложение направлено на выражение в наименованиях различных отношений между объектами, тогда как задача аффиксации - обозначение как можно большего количества объектов по одному и тому же отношению.

Третьим диагностирующим признаком словосложения является особый характер сложных слов мутационного типа по сравнению с аффиксальными дериватами этого типа. Сложные слова отличаются образностью, экспрессивностью. Аффиксальные слова мутационного типа лишены образности и являют собой, как правило, обозначения явлений реальной действительности по основным (для данной ситуации) их признакам [10, c. 114].

Ср., например, page-oner 'статья на первой странице, известная личность', rat-face 'хитрец, продувная бестия', shadow-photograph 'рентгеновский снимок' и un-ambitious 'нечестолюбивый', unanalytical 'неаналитический' и т.д.

Типы связей между компонентами сложного слова, имеющими именной характер, многообразны. Это могут быть отношения агентивности (watchdog 'сторожевой пес'), инструментативные (air-brake 'воздушный тормоз'), локативные (garden-party 'прием гостей в саду') и т.д. Для их установления требуется восстановить, реконструировать соответствующий источник мотивации сложного слова и тем самым восстановить предикат, указывающий на связь двух имен.

Первичной и важнейшей типологией сложных слов, является классификация их на собственно сложные и сложнопроизводные слова.

Сложные слова, как слова в целом, - многоаспектные единицы. В соответствии с различными свойствами сложных слов возможны их различные классификации [11, с. 153].

Учет структуры компонентов сложных слов дает, например, такую структурную классификацию, как:

а) сложные слова, состоящие из простых основ (heartache 'сердечная боль', blackbird 'дрозд' и др.);

б) сложные слова, состоящие из одной простой и одной производной основы (maid-servant 'служанка', mill-owner 'фабрикант'.

в) сложные слова, один из компонентов которых - сокращения (V-day 'День Победы ', A-bomb 'атомная бомба');

г) сложные слова, один из компонентов которых - сложная основа (postmaster-general 'министр почт').

Весьма значимой представляется нам структурная классификация сложных слов, отражающая модели словосложения в современном английском языке, Она включает следующие модели:

Имена существительные

1) сложные:

n + n - seashore, dressmaker;

а + n - bluebell, sleepyhead;

v + n - flywheel, callgirl;

adv + n - outpatient;

prt + v - outcome, upkeep;

prt + n - onlooker, upbringing;

num + n - twostep, twelvemonth;

v + v - dropkick, hearsay;

v + adv - standstill, speakeasy.

2) Сложнопроизводные:

{v + prt} + prt- hold-up, lay-off;

(v + -er) + prt - looker-on, passerby;

(v + -ing) + prt - summing-up, warming-up;

(num + n) + -er - four-wheeler.

Имена прилагательные:

1) сложные:

n + a - pea-green, milk-white;

n + part II - tongue-tied, frost-bitten;

prt + part II - bygone;

adv + part II - newly-born, freshly-lit;

adv + a - upright;

prt + part I - outstanding;

a + a - red-hot, white-hot;

a + adv - nearby;

n + (v + -ing) - peace-loving;

v + n - hangdog;

adv +(v + -ing) - far-seeing.

2) сложнопроизводные:

{ а + n } + -ed - simple-minded;

{ n + n } + -ed - life-sized;

{ num + n } + -ed -four-footed;

{ v + prt} + о - knockabout;

(v + -en) + prt - worn-out;

{ adv + n } + -ed - down-hearted.

Еще более важны семантические классификации сложных слов, моделирующие их значения, усвоение которых способствует распознаванию скрытой связи, устанавливаемой между компонентами сложного слова.

На основе исследования мотивирующих сложные слова суждений смысловая связь между компонентами сложных слов, формирующая базу семантической модели, описывается в виде списка предикатов:

Cause (hay fever, disease germ);

have (sand beach);

use (handwriting, footstep, handmill);

be (oaktree, fighter-bomber, king-emperor);

in (waterhorse, garden-party, headache);

for (gunpowder, birdcage, raincoat, battleship);

from (country boy);

about (tax law);

resemble (goldfish, bellflower, silver-seed, wiregrass) [11, с. 168].

Семантическое моделирование охватывает подавляющее большинство сложных слов современного английского языка.

1.4.1 Словосложение в английской адъективной лексике

Можно полагать, что словосложение является языковой универсалией и одним из наиболее древних, продуктивных и активных способов образования слов в любом языке. Каждый язык, однако, имеет свои характерные особенности словосложения, определяемые спецификой организации всей языковой системы.

В современном английском языке словосложение в наибольшей степени характерно для деривации имен существительных и в наименьшей - для наречий, глаголов и служебных частей речи. Что же касается имен прилагательных - второго по количеству включаемых единиц лексико-граматического класса - то принято считать, что хотя в нем словосложение достаточно распространено, количество продуктивных моделей невелико: N + A, N + V (en) и Num + N, а также весьма похожая на словосложение особая модель сложнопроизводного суффиксального образования прилагательных с одновременным стяжением двух основ; [(A + N) + -ed].

В целом, словосложение в системе имен прилагательных описывается следующими моделями: N + A, A + A, A + Adv, Adv + A, N + Part II, prp + Part, Adv + Part II, prp + Part I, N +(V+ing), Adv + (V + ing) и V + N [12, С.99].

Проведенный в работе анализ сложных имен прилагательных, зафиксированных в словаре The Concise Oxford Dictionary of Current English (1987), дал возможность получить более объемную информацию о структурных и семантических особенностях этого класса слов, позволил расширить количество моделей, по которым образуются сложные имена прилагательные в английском языке, а также уточнить список наиболее продуктивных из них.

В словосложении имени прилагательного активно принимает участие в качестве ведущего компонента, занимающего в деривационной модели второе место, адъективная деривационная база, сочетающаяся со всеми ведущими знаменательными частями речи: N + Adj (accident-prone, air-tight, oil-rich, saddle-sore, sea-sick; dample-grey, life-long, sky-blue, stone-deaf), Adj + Adj (bitter-sweet, blue-black, nuclear-free, red-hot, royal-blue), Adv + Adj (evergreen), Num+Adj (second-best) и даже V + Adj (fail-safe), однако, необходимо отметить, что последние три модели малопродуктивны и встречаются редко [12, С. 100].

В качестве деривационной базы, детерминирующей принадлежность производного слова к классу имен прилагательных, выступают также причастия, выполняющие функцию определения: N + Part II (blood-shot, fly-blown, frost-bound, man-made, moon-lit, moss-grown, purpose-built) и N + Part I (labour-saving, mind-blowing, mouth-watering, nerve-racking, time-consuming soul-destroying, spine-chilling).

Причастия могут также сочетаться с наречиями: Adv + Part II (down-hearted, down-cast, out-moded, well-balanced) и Adv + Part I (far-reaching, forward-looking), и эта модель образования сложных прилагательных достаточно продуктивна в английском языке.

Помимо имен прилагательных, образованных с помощью "чистого словосложения", в современном английском языке среди многокорневых адъективных слов широко распространены похожие на них с точки зрения морфологической структуры суффиксальные сложнопроизводные прилагательные, образованные по моделям [(Adj/N/Num + N) + -ed] (clear-headed cold-blooded, dry-eyed, wide-eyed, small-minded; bow-legged, bull-headed, life-sized, web-footed, wire-haired; four-footed, many-sided, one-sided), а также многокорневые адъективизированные (конверсированные) сложнопроизводные прилагательные образованные от сложных существительных: [(Adj+N) + conversion] (heavy-duty, long-distance, real-time, right-hand, right-wing, short-range, top-secret, wet-look), [(Num + N) + conversion] (first-class, one-way).

Кроме того, адъективизации и превращению в сложное прилагательное в английском языке может быть подвергнуто практически любое свободное или фразеологическое словосочетание, выполняющее функцию определения, в том числе различного рода глагольные словосочетания (fly-away, fly-by-night, give-away, knock-about, knock-down, put-upon, run-away, born-again, blown-up, paid-up, smash-and-grab, made-to-measure) и номинативные словосочетания самого различного характера (man-to-man, mouth-to-mouth; out-of-the-way; across-the-board, above-board, off-colour, off-peak; all-star).

В отличие от сложных имен существительных, демонстрирующих край-нее разнообразие семантических отношений между деривационными базами, трудно поддающееся исчислению и описанию, семантика сложных имен прилагательных с этой точки зрения более проста и прозрачна (blue-black, clear-headed, wide-spread, born-again, soul-destroying, etc.). Исключение составляют сложные имена прилагательные, образованные по модели n + adj, которые могут обозначать не только степень признака, путем указания наиболее типичного его носителя (bone-dry, blood-red, sky-blue, crystal-clear, lily-white, year-long), но и другие отношения между признаком, именуемым адъективной базой, и объектом, именуемым номинативной деривационной базой - отношения, постичь которые можно на основании экстралингвистических данных, а также знания норм языка (air-tight 'tight for air', accident-prone 'prone to accident', saddle-sore 'sore from the saddle', etc.) [12, С. 101].

Однако понимание и этой группы сложных имен прилагательных обычно не вызывает особых затруднений, так как ее единицы, в отличие от многих слож-ных имен существительных, как правило, не предполагают неоднозначного толкования.

1.4.2 Словосложение в английской субстантивной лексике

Сложные существительные по своей структуре распадаются на непосредственно сложные слова и слова сложнопроизводные.

В существительных типа N+N первый компонент по своему значению уточняет, конкретизирует значение второго компонента, выполняя функции прилагательного: raindrop -- one drop of rain; hairbrush -- brush for the hair.

Структурно сложные существительные этого типа могут быть осложнены сочетанием трех, четырех и более основ, причем 1-й или 2-й компоненты такого сложного слова могут представлять собой сложную основу:

trade union movement (1-й компонент -- сложная основа trade union);

Первый и второй компоненты сложного слова могут представлять собой сложные основы.

При расшифровке значения подобного слова необходимо: а) определить компоненты сложного слова (в их составе могут быть как сложные, так и простые основы); б) установить между ними смысловую связь и выявить смысл всего сложного слова [13, с. 176].

Сложные существительные этого типа очень продуктивны и широкоупотребительны в современном английском языке. Благодаря прозрачности своей семантической структуры многие из них не регистрируются словарями.

Сложные существительные типа N+ (V+ing) состоят из основы существительного и основы отглагольного существительного. Структурно они распадаются на две группы.

1. Сложные существительные, где 1-й компонент -- основа существительного, выполняет функцию дополнения ко 2-му компоненту -- основе отглагольного существительного (1-й компонент дополняет, конкретизирует действие, выражаемое 2-м компонентом):

housekeeping домашнее хозяйство, домоводство (to keep house вести хозяйство);

2. Сложные существительные, где 1-й компонент выполняет функцию обстоятельства по отношению ко 2-му компоненту:

home-coming возвращение домой (to come home возвращаться домой).

В существительных типа (V+ing) +N первые компоненты выражают действие, связанное с предметом, обозначаемым 2-м компонентом. Данные сложные существительные распадаются на две группы: а) сложные слова, обозначающие предмет, который предназначен для чего-либо(bathing-suit);

б) сложные слова, обозначающие предмет, который предназначен для чего-либо и сам выполняет действие, выраженное 1-м компонентом (washing-machine). Эти сложные слова широкоупотребительны в современном английском языке и в особенности и техническом и научном его стилях.

Сложные существительные типа V+Adv ( look-out, set-back)

Данный тип сложных существительных высокопродуктивен и широкоупотребителен в современном английском языке, и в особенности в его разговорном и общественно-политическом стилях.

По своей структуре сложнопроизводные существительные представляют собой сочетания сложного слова со словом производным. К сложной основе такого слова присоединяется суффикс, реже префикс:

right-winger (right-wing + er);

light-heartedness [(light-heart) +ed + ness].

Наиболее продуктивными являются образования с суффиксом деятеля -er, менее продуктивными - суффиксом -ness, с другими суффиксами и рефиксами слова этого типа сравнительно малопродуктивны [14, с. 248].

Сложнопроизводные существительные с суффиксом деятеля -er.

Эти слова могут образовываться от основ сложных существительных (highlander от highland), сложных глаголов (daydreamer мечтатель, фантазер от daydream мечтать, фантазировать) и от словосочетаний (housekeeper от keep house). Характер словосочетаний (или сложных слов), от которых образованы данные сложнопроизводные слова, может быть различным: в основе одних сложных слов могут быть более или менее свободные словосочетания (ср., например, home-owner, two-seater) в основе других - идиоматичные выражения:

do-gooder - благожелатель, благодетель (от do good приносить пользу, делать добро);

good-looker - красивый (от to look good иметь красивую внешность).

Сложнопроизводные существительные с суффиксом -er обозначают различного рода деятелей или какие-либо предметы. Образования этого типа очень продуктивны в современном английском языке: do-it-yourselfer, wildlifer, body-builder.

Сложнопроизводные существительные с суффиксом -ness.

Сложная основа сложнопроизводных слов с суффиксом -ness является в большинстве случаев основой сложного прилагательного. Это или просто сложная основа(sea-sick в sea-sickness), или сложнопроизводная(kind-hearted в kindheartedness).

Сложнопроизводные существительные с другими суффиксами малопродуктивны.

1.5 Проблема языковой нормы и дифференциации функциональных стилей английского языка

Система языка состоит из фонетической, лексической и фонетической подсистем и может рассматриваться как структура, поскольку между множеством элементов языка определены закономерные отношения. Литературная норма языка определяется степенью употребления нормативной лексики при условии авторитетности источников. Правильность речи определяется не логическими или этимологическими критериями, а только употребительностью в речи образованных носителей языка слов, соответствующих литературной норме. Изучением норм «правильной речи» занимается нормативная стилистика, или ортология. Она не только отмечает варианты функционирования языка, но и дает оценку анализируемых форм как «правильных» или «неправильных», оценивает характер и объем сознательного воздействия на развитие и функционирование языка со стороны его носителей и со стороны образовательной системы. Основной ортологической категорией является категория вариантности, связанная с тем, что язык находится в состоянии непрерывного развития и изменения, вследствие чего в нем всегда сосуществуют элементы старого и нового. Норма языка отражает типичное использование возможностей, представляемых системой, в зависимости от участников, сферы, условий и цели общения.

Само существование нормы предполагает существование таких оппозиций, как:

Структура : норма : индивидуальная речь;

Нейтральный стиль : разговорный стиль : книжный стиль.

Наряду с общелитературным стандартом, норма включает различные функциональные стили, регистры (серия ситуативных условий, требующих определенного использования формальных языковых средств), просторечие и диалекты. Структура и норма языка являются абстракцией. На уровне наблюдения существует только индивидуальная речь, которая в стилистике представлена текстом [15, с. 235].

Вопрос стилистической дифференциации современного английского языка, как, впрочем, и любого иного языка, необычайно сложен. Большой интерес для стилистики представляют функциональные разновидности языка, или функцио-нальные стили общенародного языка.

Существование функциональных стилей обусловлено тем, что одну и ту же мысль можно передать словами и написать, используя различные языковые средства. Изменение окраски выражения мысли существенно влияет на восприятие содержания и предопределяет разные формы реакции на услышанное или прочитанное.

Различие между книжной и разговорной речью, как и многие другие различия подобного рода, легко осознаются говорящими. Однако их научное описание является очень сложной проблемой.

В лингвистике делались попытки классифицировать стили, исходя из учета тех возможных сфер речи, в которых они употребляются. Под сферами речи подразумевают те социально-речевые ситуации, в которых происходит человеческое общение. Однако, поскольку число таких ситуаций неопределенно велико, возникает необходимость каким-то образом их типизировать, обобщить. Выделение типизированных социально-речевых ситуаций осуществляется двумя путями. В первом случае выделяются две исторически сложившиеся сферы общения -- устная и письменная и, соответственно, разговорная и книжная речь, которые затем подвергаются дальнейшему классификационному членению. Во втором случае выделяются лингвистические и экстралингвистические факторы, которые оказывают решающее влияние на функционирование языка и, в частности, на «членение» его по определенным сферам общения.

В первом случае вначале разграничивают разговорную и письмен-ную речь, которые рассматриваются как стили, а затем в письменном стиле выделяется стиль научного изложения и стиль художественной литературы, а в разговорной речи -- разговорный литературный и разговорно-фамильярный стили. Таким образом, постулируется наличие четырех стилей, которые рассматриваются как стили языка. Все остальные стили, число которых бесконечно велико, именуются разговорными стилями, непосредственно связанными со сферами общения [15, с. 237].

Во втором случае выделяется три группы стилеобразующих факторов:

«Базовый комплекс факторов», т. е. экстралингвистические факторы, непосредственно связанные с сущностью языка: формы общественного сознания и соответствующие им виды общественной деятельности (наука, право, искусство и пр.), определяющие «сферу общения»; специфический для каждой формы сознания тип мышления -- отвлеченно-обобщенный или конкретный (логический или образный);

Объективные стилеобразующие факторы: форма проявлении языка (устная или письменная), вид речи (монологическая или диалогическая), способ коммуникации (массовая или личная), жанр речи (статья, учебник, доклад, выступление на собрании, личная беседа и т. д.) и др. Эти факторы определяют разновидности стилей, или подстили.

Ситуативно-общественные факторы: тон речи (высокий, нейтральный, сниженный), ориентация на слушателя (аудиторию), вид речевого акта (односторонний или двусторонний). Эти факторы модифицируют подстили.

Т. о. выделяют следующие стили: научный, официально-деловой, публицистический, художественный и разговорно-бытовой [15, с. 238].

Необходимо строго и последовательно разграничивать понимание стиля как значимое свойство человеческой деятельности, в том числе и речевой, и понимание стиля как особое свойство «продукта» данной деятельности, который образует определенные подсистемы. Из этого следует, что понимание стиля будет неодинаковым применительно к языку, речевой деятельности и речи и что необходимо различать в этом аспекте не одну, а минимум три типа стилистик -- стилистику языка, стилистику речевой деятельности и стилистику речи, или стилистику высказываний и текстов [см. Приложение 1].

2 ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ СТИЛЬ

Качественное своеобразие текстов публицистического стиля обусловлено несколькими обстоятельствами: во-первых, широким кругом вопросов, которые в ней рассматриваются; во-вторых, тем, что публицисти-ка обращена к очень широкой аудитории; в третьих, она не только информирует широкую аудиторию по широкому кругу проблем, но и стремится, прежде всего, к тому, чтобы определенным образом воздействовать на ум и чувства читателей, сформировать у аудитории определенное оценочное представление об излагаемых фактах и событиях. Естественно, это предъявляет определенные требования к языку публицистики -- публицистический текст должен быть понятным, логичным, убедительным и экспрессивным [16, С. 204].

Публицистический стиль может реализоваться в произведениях устной и письменной форм. Устная форма публицистического стиля -- выступления на общественных собраниях (монологические высказывания) и в публичных диспутах (диалог) -- можно рассматривать как особый ораторский стиль, разновидность публицистического стиля.

Наиболее широко и разнообразно тексты публицистического стиля представлены в газетах и общественно-политических журналах. Если попытаться кратко определить наиболее общую особенность языка газеты, то ее можно сформулировать как «конструктивно-заданное сочленение экспрессии и стандарта».

С одной стороны, необходимость быстро и оперативно готовить материал в форме, доступной для понимания большинства потенциальных читателей, ведет к тому, что в газете широко используются самые различные речевые штампы, с другой стороны, необходимость воздействия на ум и чувства читателей ведет к тому, что авторы стремятся к экспрессии, к использованию в тексте все новых выразительных средств и стилистических приемов. И здесь возникает с виду парадоксальное, но на самом деле закономерное явление -- слово, словосочетание, высказывание, созданное с установкой на выразительность [17, С. 115].

Очень скоро слова эту выразительность утрачивают, превра-щаясь в речевой штамп, как, например: пропагандистская шумиха, антиарабский сговор, затея со свободными выборами, неприкрытый нажим, зловещие планы; political crisis, freedom fighters, decline in traditional Communist values, leading supporters, conservative plot, an armed camp.

Современная английская и американская газета представляет собой весьма сложный конгломерат самого различного материала, рассчитанного на разнообразные вкусы. Данный материал упорядочен целым рядом постоянных и периодических рубрик. В английской газете The Times количество постоянных и периодических рубрик очень велико: News roundups, Whitehall Briefs (сообщения из парламента), Spectrum, Times Diary, две-три редакционных статьи, Law reports, Obituaries, The art (television, opera, concerts, radio, theatre, cinema), Letters to the editor, Education, Sports. Периодически под рубрикой Focus публикуются материалы, целиком посвященные какой-либо отдельной стране, в которых с глубоким знанием дела анализируется ее экономика, политика, финансы, или же статьи, посвященные какой-нибудь отдельной проблеме.

Организация материала может проводиться не только по рубри-кам, но и путем подбора и расположения статей, объединяемых какой-либо общей темой. Так, например, в газете The International Herald Tribune под общим заголовком- шапкой располагается четыре фотографии.. Слева и справа от фотографий находятся статьи, посвященные этому событию -- справа из Парижа под заголовком Tripoli Seemed to Fear Raid, слева из Вашингтона под заголовком Gadhafi Pledges to Reply, под фотографией -- изложение версии Карлуччи -- Carlucci's Account of the Shoot-Down, а еще ниже две статьи, вмонтированные одна в другую -- первая U. S. Says Libya Has Moved Chemicals, в которой утверждается, что Ливия построила крупный завод по производству химического оружия, вторая -- сообщение агентства АР No Doubt About Plant, Britain Says, в которой эти данные подтверждаются британскими источниками.

2.1 Об основных характеристиках газетного текста

Основной целью газетного текста является стремление проинформировать читателя о событиях дня, выработать у читателя соответствующее отношение к этим событиям. В английских газетах никогда не публикуются целиком официальные документы, статьи на темы медицины, техники и т. п. приводятся в переработанном журналистами виде. Материалу дается интеллектуальная и эмоциональная оценка, причем в quality papers преобладает интеллектуальная оценка.

Для газетного текста характерно наличие имен собственных: топонимов, названий учреждений и организаций, большой процент числительных, обилие дат, интернациональных слов и склонность к инновациям, большой процент абстрактных слов, обилие не столько эмоциональной, сколько оценочной и экспрессивной лексики [18, с. 234].

Отмечено своеобразие в использовании времен и залогов, частое использование неличных форм глаголов, обилие сложных атрибутивных образований. Для статей информационного характера характерен определенный порядок слов (“five-w-and-h-pattern rule” - who-what-why-how-where-when).В синтаксической структуре преобладают сложноподчиненные предложения.

Краткость диктует речевую экономию языковых средств за счет коммуникативно менее важных фрагментов сообщения. Смысл сообщения частично выражается имплицитно. Переход от более развернутых форм передачи информации к более кратким обусловлен исторически. Причины:

- формирование жанра кратких газетных объявлений;

- начавшаяся в XIX веке интенсивная демократизация языка, которая привела к использованию кратких устно-разговорных форм;

- создание во II половине XIX века телеграфных агентств, для которых краткость стала технической необходимостью [18, с. 242].

Для всех газетных жанров характерны общие формы реализации краткости: компрессия информации и передача некоторой части сообщений имплицитно. К способам компрессии информации относится опущение глагола, употребление буквенной аббревиатуры, употребление стереотипных словосочетаний.

В газете присутствуют клишированные конструкции, конструкции с эллипсисом и др. Клише различаются по тематическим группам и по лингвистической сущности:

- группа научных инноваций - lazerprinter;

- проблемы экологии - global warming;

- проблемы экономики -teachers underpaid;

- внутренняя политика - discrimination, political correctness;

- внешняя политика -western democracy.

Клише обслуживают ситуации, регулярно повторяющиеся в рамках газетного текста. Большая часть клишированных конструкций - слой общелитературной нейтральной лексики. Многие клише почерпнуты из профессиональных жаргонов (полит. hard-liner консерватор), многие - из общего сленга (think-tank мозг). В языке прессы встречается лексика из профессионализмов, использованных в качестве «престижных эквивалентов» обычных лексических единиц. Цель - облегчить восприятие информации читателем, достичь определенного коммуникативного воздействия на читателя. Политические термины в газетных текстах выражают точно определенные политические концепции, такие как republic, monarchy, national servanty. К терминам примыкают так называемые словарные единицы. Отмечена тенденция к закреплению за газетами соответствующих социально-политических ориентаций (western democracy - положительная коннотация, western propoganda - отрицательная коннотация).

2.2 Особенности газетно-информационных сообщений

Специфическими особенностями обладают и газетно-информационные сообщения. Основная задача этого материала заключается в сообщении определенных сведений с определенных позиций и тем самым в достижении желаемого воздействия на рецептора. Содержание газетно-информационных сообщений отличается от научно-технической информации, в частности, тем, что здесь речь идет о явлениях, доступных для понимания широким слоям неспециалистов, прямо или косвенно связанных с их жизнью и интересами. Поскольку, однако, задача заключается в сообщении каких-то фактов, и здесь необходимо точное обозначение понятий и явлений. Отсюда важная роль терминов, имен и названий, однозначно указывающих на предмет мысли.

Политическая терминология, особенно характерная для газетно-информационного сообщения, обладает теми же основными чертами, которые свойственны и научно-технической терминологии. Вместе с тем они обнаруживают и некоторые отличия, связанные с меньшей строгостью и упорядоченностью терминологических систем в общественно-политической сфере, а также с зависимостью значений ряда терминов от соответствующих идеологических концепций. В газетно-информационных материалах нередко встречаются многозначные термины, термины-синонимы, сокращенные термины и названия [19, С. 133].

Термин state в политической терминологии США может значить как «государство», так и «штат»: Both the state and Federal authorities are bent on establishing a police state. В первом случае термин state стоит в одном ряду с определением «федеральный» и, несомненно, обозначает правительства штатов в отличие от правительства всей страны. Во втором случае state употреблено в значении «государство».

Один и тот же термин может получать разное значение в зависимости от идейной направленности текста, в котором он использован. Термин idealism может использоваться в философском смысле как название мировоззрения, противостоящего материализму, и иметь положительный или отрицательный смысл в зависимости от идейной позиции автора. Но еще чаще он используется в положительном смысле, непосредственно соотносясь с понятием ideals - «идеалы» и означая «служение (приверженность) высоким идеалам (или принципам)», например: The Foreign Secretary's most elaborate and numerous speeches seem to prove that idealism is his guiding star [20, с. 63].

Широкое использование в газетно-информационном тексте имен и названий делает сообщение конкретным и относит передаваемые сведения к определенным лицам, учреждениям или районам. Это предполагает значительные предварительные (фоновые) знания у рецептора, позволяющие ему связать название с называемым объектом. Так, английскому рецептору вне контекста хорошо известно, что Park Lane - это улица, Piccadilly Circus - площадь, a Columbia Pictures - кинокомпания. Названия и имена нередко используются в газетно-информационных материалах в сокращенной форме. Нередко эти сокращения могут быть неизвестны широкому читателю, и их значение тут же расшифровывается в самой заметке или сообщении. Но существует немало таких сокращенных названий, к которым читатели газеты давно привыкли и которые поэтому не нуждаются в разъяснениях. Обилие сокращений является характерной чертой газетно-информационного сообщения современного английского языка. Например, фамилии или фамильярные прозвища известных политических или общественных деятелей: JFK = John F, Kennedy, RLS = Robert Louis Stevenson; географические названия: NJ = New Jersey, Mo. = Missouri, SF = San Francisco, S.P. = South Pacific, E-W = East-West, etc.

Наряду с книжной лексикой в газетно-информационном тексте широко используются разговорные и поэтические слова и сочетания:

The Tories hope to get away with it by invoking their old familiar maxim: When in trouble, Wave the Flag.

The Alliance for Progress and other similar programs have joined the snows of the yesteryear.

В области фразеологии газетно-информационный текст отличает широкое использование «готовых формул» или клише. Здесь мы находим как многочисленные вводные обороты, указывающие на источник информации (it is reported, it is claimed, our correspondent reports from, according to well-informed sources), устойчивые сочетания со стершейся образностью (to set the tone, to throw light, to lay the corner-stone, to give the lie), так и целый ряд политических штампов типа: government reshuffle, vested interests, an unnamed Power, generation gap, a foregone conclusion, etc [21, С. 98].

В газетно-информационных материалах отмечаются и некоторые особенности синтаксической организации текста: наличие кратких самостоятельных сообщений (1-3 высказывания), состоящих из длинных предложений со сложной структурой (Marooned by a gale on a skeleton of a fire-gutted Wyle light-house in Morecombe Bay, with their dingey swamped, nine workmen last night decided to risk the two-mile journey back over the sands to Fleetwood), максимальное дробление текста на абзацы, когда почти каждое предложение начинается с новой строки, наличие подзаголовков в корпусе текста для повышения интереса читателей, частое использование многочисленных атрибутивных групп (Paris underground and bus transport services were stopped today by a 24-hour warning strike called by the CGT (French TUC) with the support of other unions).

Для текстов чисто информационного характера свойственна как обязательная черта указание на источник получения информации:

Air France canceled flights to Madrid and Barcelona on Thursday because of a partial strike by ground mechanics, the airline said (AFP) (IHT), где AFP -- Agency France Press.

В более объемных информационных материалах композиция текста подчиняется довольно строгим закономерностям, которые, условно говоря, можно сформулировать как «правило снежного кома». Суть его заключается в следующем: заголовок сообщения дает самую важную информацию, первый абзац кратко ее излагает, последующие абзацы расширяют, уточняют, дополняют сведения, изложенные в заголовке и в первом абзаце [см. Приложение 2].

Следует отметить, что в текстах комментирующего характера автор не только передает какую-то информацию, но и тут же комментирует ее. Поэтому, если в первом случае мы встречаемся только с композиционно-речевой формой «повествование», то здесь широко употребляется и форма «рассуждение». Комментирование производит или сам автор или другие лица, названные или не названные в статье [22, С. 129].

Например:WARSAW (Reuters) -- Poland plans to cut its armed forces by tens of thousands of men in order to increase efficiency and reduce military spending, Defence Minister F. Siwicki said Tuesday.

Western diplomats praised the disclosure of military information as a sign of Poland's growing openess about its armed forces but said the cuts were not expected to make significant difference in the country's combat strength. Poland has 394,000 active military personnel, ... , according to the London-based International Institute for Strategic Studies (IHT, 4.01.89).

В данном тексте комментарий следует за изложением факта, хотя возможна и обратная последовательность.

2.3. Коммуникативная значимость газетных заголовков

Важно добиваться полного понимания газетного текста, для чего особенно важно обращать внимание на заголовки газетных статей.

Большинство газетных заголовков обладает самостоятельной коммуникативностью и имеет особые функции: это микротексты, характеризующиеся направленностью на то, чтобы передать читателю определенную информацию и создать у него определенный настрой, воздействовать на его мировоззрение. Говоря о языке газеты вообще, его можно определить как систему взаимосвязанных языковых элементов, направленную на выполнение определенной коммуникативной функции, прежде всего функции информативной и функции воздействия на читателя (функции убеждения) [23, с. 34].

Однако нельзя считать, будто цель высказывания сводится лишь к передаче информации: в реальных речевых произведениях возникают ситуации, когда определенные высказывания не поддаются расшифровке только с этой точки зрения. Нужна оценка тех. особенностей высказывания, которые выходят за рамки микролингвистического анализа. Требуется учитывать прагматические аспекты содержания высказывания, что особенно важно при анализе общественно-политического текста. Так, рассматривая лексические и фразеологические особенности газетно-публицистнческих статей, можно сказать о том, что их прагматической направленностью является ценностная ориентация читателей. Знание целевой направленности необходимо и для полного понимания газетного заголовка [24, С. 164].

В газетных заголовках выделяются три главные функции: 1) сообщение краткого содержания статьи; 2) привлечение интереса читателя; 3) убеждение читателя. Нам представляется, что для правильной оценки содержания статьи необходим прагматический анализ всех трех функций заголовка.

Прежде всего, отбор важнейшей информации статьи (особенно общественно-политического характера) для вынесения ее в заголовок обусловливается мировоззрением автора. Тот же принцип, а также учет психологии читателя будут определять такое оформление заголовка, которое может привлечь интерес и внимание читателя или даже заинтересовать его. Наконец, заголовок является кратчайшим текстом в газете, который имеет самостоятельную агитационно-пропагандистскую направленность и нацелен на то, чтобы убедить в чем-то читателя. Эта важнейшая функция заголовка предполагает выбор таких языковых средств, которые наиболее успешно служат выполнению поставленной прагматической задачи.

2.3.1 Грамматические и синтаксические особенности газетных заголовков

Газетные заголовки обладают рядом грамматических и синтаксических особенностей. В английских и американских газетах преобладают глагольные заголовки типа: Floods Hit Scotland, William Faulkner Is Dead, Exports to Russia Are Rising. Глагольность обычно сохраняется также в заголовках, состоящих из вопросительного предложения: Will There Be Another Major Slump Next Year? Специфическая особенность английского заголовка заключается в возможности опустить подлежащее: Want No War Hysteria in Toronto Schools, Hits Arrests of Peace Campaigners, etc.

Английские и американские газеты, как правило, используют в заголовках неперфектные формы глагола. Когда речь идет о событиях, происшедших в недавнем прошлом, обычно используется настоящее историческое время: Russia Condemns West Provocation, Richard Aldington Dies 70, Concorde Lands at Heathrow [25, С. 132].

Это самый распространенный тип заголовков; употребление настоящего исторического времени придает им живость, приближает события к читателю, делает его как бы участником этих событий и тем самым усиливает его интерес к публикуемому материалу. The Past Indefinite Tense употребляется в заголовках, относящихся к прошлым событиям, в основном, в тех случаях, когда в заголовке есть обстоятельство времени, либо если читателю известно, что описываемое событие произошло в определенный момент в прошлом: Husband Disappeared Two Years Ago, Wave of Peace Action Swept the Nation, etc.

Для обозначения будущего времени в заголовках широко используется инфинитив: America To Resume Testing, Laundry Workers To Vote on New Contract,etc.

Важной особенностью английских газетных заголовков является распространенность в них эллиптической формы пассивного залога с опущением вспомогательного глагола to be для описания событий как в прошедшем, так и в настоящем времени: Paris Protest March Staged by Students, 8-Year-Old Boy Kidnapped in Miami, All Piers Paralysed on East Coast, etc.

В газетных заголовках четко проявляются и общие особенности газетно-го текста, которые уже упоминались. Здесь широко представлены названия и политические термины, сокращения и атрибутивные группы, разговорные и жаргонные элементы и т.д.

Синтаксически заголовки оформляются различными типами предложений, наиболее характерными из которых являются следующие: 1) предложения полного состава (глагольно-именные, глагольные, именные); 2) предложения неполного состава (собственно неполные, эллиптические). Обычно в основе классификации лежит простое повествовательное предложение. Все другие типы предложений представляют собой трансформы этого исходного типа [25, С 136].

В заголовках, выраженных глагольно-нменными предложениями, используются повествовательные и вопросительные предложения. Первые могут быть нераспространенными: Teachers Protest 'Учителя протестуют'. Чаще повествовательные предложения являются распространенными: Miners Press for Union Action on Jobs 'Шахтеры требуют от профсоюза бороться за увеличение рабочих мест'. В синтаксическом плане они особого интереса не представляют, но заслуживают внимания с точки зрения выбора средств воздействия на мысли и чувства читателя. Возьмем для примера два заголовка: 1) We Want to Be a Part of, Not Apart from Society 'Мы хотим быть частью общества, а не оставаться за его пределами'. В этом примере выражено требование, которое реализуется целым набором языковых средств: это и лексическое значение глагола want -- 'хотеть', и то, что информация подается не обобщенно -- 'Пенсионеры хотят', а от 1-го лица. Эмоциональность выражения требования усиливается игрой слов и аллитерацией (a part-- apart); 2) All Eyes Will Be on Thatcher Today 'Сегодня внимание всех будет приковано к Тэтчер'. Из этого заголовка имплицитно вытекает, что и читатель должен делать то же самое.

Заголовки в виде вопросов также имеют особое целевое назначение, так как в большинстве случаев речь идет о риторических вопросах: Is Your Job Next? 'Вы будете уволены следующим?' Ответ имплицитно заключен в вопросе, и вопрос, задается с целью пробудить мысль, выразить отношении к тому, что отражено в вопросе, и тем самым создать у читающих соответствующую реакцию. Вопросы иногда подразумевают протест и в этих случаях могут сопровождаться ответами, иногда также в вопросительной форме: Testing for What? - War? 'Испытывают для чего? -- Для войны?' [25, С 138].

В заголовках, выраженных вопросительными предложениями, встречаются три структурных типа: с инвертированным и прямым порядком слов и эллиптические. Но многих примерах порядок слов инвертированный: Where Have London Teachers Gone? 'Куда делись лондонские учителя?' Прямой порядок слов придает вопросу особую экспрессивность в силу необычности своей структуры: Yon Care for Kids?'Вы любите детей?' В заголовках встречаются эллиптические вопросы: Children to Take Strikers' Jobs? ' Дети будут выполнять работу бастующих?'

Глагольные предложения в заголовках представлены в основном повелительными предложениями, которые классифицируются, прежде всего, по цели высказывания. Принцип классификации таких предложений по их составу пока еще остается спорным. Мы присоединяемся к тому мнению, что классификация повелительных предложений должна проводиться на основе наличия или отсутствия в них побудительного значения безотносительно к их грамматическому составу. Это относится также и к газетным заголовкам, например: Fight for Jobs with the Star 'Боритесь вместе с "Morning Star" против безработицы'; Keep Word on Prices 'Держите обещания не повышать цен'.

Газетные заголовки могут быть односоставными предложениями, которые по-разному интерпретируются различными грамматистами -- специалистами по русскому и английскому языкам. Некоторые зарубежные лингвисты рассматривают все односоставные предложения недифференцированно, называя их конденсированными, либо сокращенными. Важно, что односоставные предложения могут выступать в качестве самостоятельной единицы коммуникации [24, С. 166].

Что касается заголовков, выраженных односоставными предложениями, то они делятся на два подтипа, имеющих разную модально-семантическую характеристику: 1) констатирующие явление (мы их называем номинативно-назывными): One-Day Heathrow Strike; 2) экспрессивные (мы их называем номинативно-побудительными): Fair Rents without Means Tests. В газетных заголовках первого типа интересны случаи, когда несколько определений в совокупности при-водят к сдвигу грамматического значения и выражают адвербиальные и даже объектные отношения, например: Building Silo Strike 'Забастовка на строительной площадке' (обстоятельство места); Sunday Protest Demonstration 'Демонстрация протеста, состоявшаяся в воскресенье' (обстоятельство времени).

К собственно неполным предложениям мы относим предложения с редукцией всего сказуемого или его части. Неполные предложения отличаются от односоставных номинативного типа наличием обстоятельственных членов предложения, которых не может быть в составе номинативных предложений из-за отсутствия сказуемого.

В составе сказуемого могут быть опущены: а) вспомогательный глагол:Teachers underpaid; б) глагольная связка: American Pacification -Mass Murder 'Американская политика умиротворения -массовое убийство'; в) модальный глагол или его эквивалент: Kent to Become a Depressed Area ' Кент станет зоной депрессии'; г) может быть редуцировано все сказуемое: Profit before People 'Прибыль важнее людей'. Как видно из примеров, отсутствие сказуемого или его части отнюдь не мешает заголовку выполнять соответствующую прагматическую задачу. Напротив, компрессия предложения способствует концентрации смыслового содержания, увеличивает его экспрессивность [23, с. 58].

В эллиптических предложениях опущены оба главных члена, что воспринимается как отклонение от нормы. Приемы восполнения пропущенных членов наглядно показывают, как эллиптические предложения можно восстановить до полносоставных. Это позволяет строить классификацию эллиптических предложений по структурному принципу. Подвиды эллиптических предложений можно классифицировать по роли их компонентов в воспроизведенной модели:

Дополнение + обстоятельство -- Equal Pay Now 'Равную оплату немедленно'.

Дополнение + косвенное предложное дополнение -Justice for the Miners 'Справедливость -- шахтерам'.

No + косвенное предложное дополнение -- No to Rent Bill 'Нет -- законопроекту об оплате жилья'.

Иногда определение предложений неполного состава и односоставных вызывает трудности, в частности это относится к дифференциации односоставных и эллиптических предложений. Односоставные предложения не требуют синтаксического восполнения, так как в них ничего не опущено. Структуру эллиптических предложений, напротив, можно установить путем восполнения пропущенных компонентов [25, С. 140].

Так, следующие два заголовка, близкие по смыслу, представляют собой предложения разных типов: Full Protection of Animals - односоставное предложение; Full Protection to Animals-эллиптическое предложение. Анализ языкового материала позволяет сделать вывод о том, что одним из самых продуктивных способов образования заголовков является эллипсис, так как он наиболее полно отвечает требованиям краткости, яркости, действенности.

2.3.2 Лексика газетных заголовков

Лексический анализ является необходимой частью исследования газетных заголовков, поскольку он выявляет интересные закономерности связи лексики, используемой в заголовках, с функциональными задачами и экстралингвистическими факторами.

В области лексики для заголовков английских газет характерно частое использование небольшого числа специальных слов, составляющих своего рода «заголовочный жаргон»: ban, bid, claim, crack, crash, cut, dash, hit, move, pact, plea, probe, quit, quiz, rap, rush, slash и др. Отличительной особенностью такой «заголовочной лексики» является не только частота их употребления, но и универсальный характер их семантики. Слово pact в заголовке может означать не только «пакт», но и «договор», «соглашение», «сделку» и т.п. Глагол hit может быть употреблен в связи с любым критическим выступлением. Red может означать и «коммунистический», и «социалистический», и «прогрессивный»; bid подразумевает и «призыв», и «приглашение», и «попытку достичь определенной цели» и т.д.: National Gallery Bid to Buy the Titian - Национальная галерея пытается приобрести картину Тициана; Bid to Stop New Police Powers - Призыв не допустить расширения прав полиции [18, с. 253].

В газетных заголовках особенно широко используются жаргонизмы и другие лексические элементы разговорного стиля: US Lends Other Countries a Helping Hand, etc. Даже если в самой статье какая-либо ситуация описывается в более сдержанном стиле, заголовок часто носит более разговорный характер. Ср. начало заметки в английской газете: A leading Chinese diplomat has been accused of responsibility for violence against foreign embassies с ее заголовком: China Blames Diplomat for и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.