На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Просторечие является уникальным явлением, свойственным русскому языку и широко в нем распространенным. Трудность и проблемы изучения просторечия. Использование специфических слов в произведениях художественного стиля. Особенности подсистем просторечия.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 08.01.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Московский Педагогический Государственный Университет
Реферат
"Проблема взаимодействия литературного языка с просторечием
на современном этапе"


Выполнен студенткой
4 курса, 401 группы,
Просторечие является уникальным явлением, свойственным русскому языку и широко в нем распространенным. Однако сколько-нибудь строгого определения данного явления филологической наукой до сих пор не выработано. Прежде всего нет четкого представления о том, кто составляет круг носителей просторечия. В связи с тем, что в последнее время элементы просторечия проникают в различные сферы социальной коммуникации и употребляются в речи представителями самых разных социальных слоев, вопрос о его сущности и границах функционирования становится все более актуальным.
Адекватному восприятию проблемы просторечия мешает также бытующее среди исследователей мнение о нем, как о явлении несистемном, как о нарушении нормы литературного языка; при описании явлений просторечия негативная оценка этого феномена имплицитно присутствует во многих исследованиях. Понимаемое таким образом, просторечие вообще не может быть объектом науки, но становится объектом нормализаторской деятельности.
Действительно, в отличие от диалектов, просторечие в своем функционировании четко не отграничено ни территориально, ни социально от других форм бытования языка (литературного языка, жаргонов, профессиональных арго и т. д.). Однако, как уже было сказано выше, на практике просторечие осознается как учеными, так и носителями языка и воспринимается как особая форма речи, следовательно, не является чем-то совершенно неоднородным, аморфным. Если учесть, что носители просторечия в настоящее время могут различаться по своему социальному статусу, можно предположить, что идентификация конкретного высказывания как просторечного основывается не на оценке социального статуса говорящего или темы сообщения, а на собственно лингвистических особенностях построения этого высказывания.
Изучению просторечия мешает также трудность его фиксации. В отличие от относительно стабильных диалектов, просторечие более динамично и восприимчиво к воздействию других подсистем языка. В связи с этим особое значение приобретает исследование письменных текстов, созданных самими носителями просторечия. В последнее время, как отмечалось выше, носители просторечия все больше вовлекаются в различные сферы общественной жизни, что требует от них участия в письменной коммуникации. Это приводит к созданию текстов, в которых просторечные речевые стратегии сталкиваются с традиционными функционально-стилевыми.
Просторечие свойственно нелитературной городской разговорной речи, содержащей в себе немало недавних диалектных слов, слов разговорного происхождения, новообразований, возникающих для характеристики разнообразных бытовых явлений, словообразовательных вариантов нейтральной лексики. Просторечное слово используется в литературном языке как стилистическое средство для придания речи оттенка шутливого, пренебрежительного, иронического, грубоватого и т.д. Часто эти слова являются выразительными, экспрессивными синонимами слов нейтральной лексики. Связь литературного языка с разговорной речью очень крепка. Точнее, разговорная речь является частью литературного языка. Изменения, которые происходят в языке являются продуктом развития общества, его духовной и материальной культуры, науки и техники. Пополнение словарного запаса литературного языка осуществляется путем перехода разговорных, просторечных слов в письменную речь. Случаи такого перехода могут иметь место в произведениях писателей и поэтов. Например, благодаря И. Северянину в нашем языке закрепилось слово бездарь.
Использование специфических слов в произведениях художественного стиля обусловлено стремлением к повышению образности текста. Например, очень далекие от общеупотребительной лексики слова, какими являются профессионализмы, широко представлены в романах "Цемент" и "Энергия" Ф. Гладкова, "Далеко от Москвы" В. Ажаева, "Молодая гвардия" А. Фадеева и во многих других произведениях. Больше того, по мотивам стилистической целесообразности, например для речевой характеристики персонажей, мастера слова вводят в ткань литературного произведения диалектные слова, арго, просторечную лексику, архаическую, создают неологизмы, оригинальные обороты речи и т. п. И именно благодаря обилию разговорных слов в речи героя читатель может подробнее представить не только его характер, но даже социальный статус и т.д. Словом, то, что признается недопустимым в общем языковом употреблении, в художественной литературе может использоваться как средство высокой выразительности. Такую функцию выполняют, например, бурсацкие жаргонизмы в "Очерках бурсы" Помяловского, арготизмы старателей в "Золотухе" Мамина-Сибиряка.
Отметим, что использование разговорных слов в произведениях подобного рода обусловлено, прежде всего, авторской позицией и никоим образом не может трактоваться как нарушение стилистики произведений. Однако именно таким путем в литературном языке могут закрепляться некоторые разговорные нормы, превращаясь в литературные.
Современная публицистика, в силу ее неразрывной связи с повседневностью, изобилует разговорными словами. Однако учеными окончательно еще не установлено, может ли разговорное слово или просторечие, которое часто используется в различных публикациях, закрепиться в языке в качестве литературной нормы по прошествии времени. Здесь можно выдвинуть предположение, что такой процесс пока происходить не может, так как публицистика изначально не может считаться образцовой формой национального языка, хотя и является частью литературного языка в целом.
Литературный язык представляет собой базис, основу всего русского языка. Именно он является образцом, носителем литературной нормы. Однако словарный состав этого языка может обогащаться за счет двух его двух структурных частей, т.е. путем проникновения из разговорного языка в литературный некоторых слов и словосочетаний. Об этом также было отмечено выше.
Использование разговорного языка характерно для всего русского народа в его быту и будничной жизни вне зависимости от профессиональной принадлежности, уровне культурного и личностного развития.
Просторечный язык в сравнении с разговорным является более грубым и его использование характерно для определенной прослойки современного общества. Отметим, что слова, относящиеся в просторечному языку очень часто могут носить негативную окраску. Степень негативной стилистической окраски слова может влиять на общее восприятие речи говорящего (или же написанного текста). Основную часть лексики составляет обычная, нейтральная, общелитературная лексика, не являющаяся специфичной для разговорной речи.
Просторечие реализуется в устной форме речи; при этом, естественно, оно может получать отражение в художественной литературе и в частной переписке лиц - носителей просторечия. Наиболее типичные места реализации просторечия: семья (общение внутри семьи и с родственниками), "посиделки" во дворе коммунальных домов, суд (свидетельские показания, прием у судьи), кабинет врача (рассказ пациента о болезни) и немногие другие. В целом сфера функционирования просторечия весьма узка и ограничена бытовыми и семейными коммуникативными ситуациями.
В современном просторечии выделяются два временных пласта - пласт старых, традиционных средств, отчетливо обнаруживающих свое диалектное происхождение, и пласт сравнительно новых средств, пришедших в просторечие преимущественно из социальных жаргонов. В соответствии с этим различают просторечие-1 и просторечие-2.
Носителями просторечия-1 являются горожане пожилого возраста, имеющие низкий образовательный и культурный уровень; среди носителей просторечия-2 преобладают представители среднего и молодого поколений, также не имеющие достаточного образования и характеризующиеся относительно низким культурным уровнем. Возрастная дифференциация носителей просторечия дополняется различиями по полу: владеющие просторечием-1 - это преимущественно пожилые женщины, а среди пользующихся просторечием-2 значительную (если не преобладающую) часть составляют мужчины. В языковом отношении различия между этими двумя пластами просторечия проявляются на всех уровнях - от фонетики до синтаксиса.
В области фонетики специфика просторечия-1 заключается не в наборе фонем - в основном он тот же, что и в литературном языке, а в их речевой реализации и особенно в их сочетаемости друг с другом. В частности, обращают на себя внимание следующие явления:
- устранение так называемого зияния путем вставки между двумя соседними гласными [j] или [в]: [п'иjан'ина] пианино, [какава] какао, [рад'ива] радио и под.;
- стяжение гласных (это явление свойственно и разговорной разновидности литературного языка, однако в просторечии-1 оно представлено гораздо более широко и последовательно): [пр'ибр'ила] приобрела, [н'укаво] ни у кого, [закном] за окном, [арадром] аэродром и под.;
- ассимиляция гласных соседних слогов: [карас'ин] керосин, [п'ир' им'ида] пирамида, [в'ил'идол] валидол и под.;
- упрощение групп согласных путем вставки гласного: [жыз'ин'] жизнь, [руб'ел'] рубль, [съмарод'ина] смородина и под.;
- упрощение слоговой структуры слов, в особенности иноязычных: [в'ит'инар] ветеринар, [мътафон] магнитофон, [м'ин'истратър] администратор и под.;
- отсечение части консонантных сочетаний на конце слова: [инфарк] инфаркт, [сп'иктак] спектакль, [нъпачтам'е] на почтамте и под.;
- диссимиляция согласных по месту и способу образования: [къл'идор] коридор, [с'ькл'итар'] секретарь, [транваи] трамвай, [кънб'икорм] комбикорм и под.;
- ассимиляция согласных по месту и способу образования, главным образом в окончаниях глагольных форм 2 л. ед. ч., сопровождающаяся межслоговой ассимиляцией гласных: [баис'и] боишься, [воз'ис'и] возишься, [кот'ис'и] катишься и под.;
- сохранение некоторых типов ассимилятивного смягчения согласных, для современного литературного языка являющихся ненормативными: ко[н'ф']ета, ко[н'в']ерт, о[т'в']етить, ла[п'к']и, ка[р'т']ина и под.
В области морфологии и словообразования просторечие-1 отличается такими особенностями:
- для морфемной и морфонологической структуры слова при его изменении по падежам или лицам чрезвычайно характерно аналогическое выравнивание основ: рот - в роту (в роте), ротом; хочу - хочем, хочете, хочут или же: хотим, хотите, хотят - хотишь, хотит; пеку - пекешь, пекет, пекем; ездить - ездию, ездиишь, ездиим, ездиют; требовать - требоваю, требоваешь, требовает и т.п.;
- иное, чем в литературном языке, значение категории рода некоторых существительных: густая повидла, свежая мяса, кислый яблок, этот полотенец или иной тип склонения: церква, простынь, мысля, болезня и т.п;
- более широкое, по сравнению с литературным языком, распространение форм местного падежа на -у у существительных мужского рода с основой на твердый согласный: на газу, в складу, на пляжу и под., форм родительного партитивного (мало дождю, нету хлебу), форм именительного множественного на -: торт, шофер, инженер и под., в том числе от ряда существительных женского рода: площадя, очередя, матеря, скатертя, местностя и др.;
- смешение форм родительного и дательного падежей у существительных женского рода: у сестре - к сестры, от маме - к мамы и под.;
- флексия -ов (-ев) в родительном падеже множественного числа у существительных среднего и мужского рода: делов, местов, от соседев, пять рублев и под.;
- склонение несклоняемых иноязычных существительных: без пальта, ехать на метре, шли из кина, две бутылки ситр и под.;
- тенденция к "прозрачности" словообразовательной структуры слова: об-вернуть, об-городить, об-дурачить и под. (ср. литературные обернуть, огородить, одурачить);
- иная, по сравнению с литературным языком, словообразовательная структура слова в его финальной (суффикс + флексия) части: чувствие (упал без чувствиев), наследствие (Говорят, эта болезня по наследствию передается), учительша, хулиганничать и под. (по аналогии с родственными словами, ср. сочувствие, следствие).
В области лексики и лексической семантики характерным является наличие довольно значительного числа слов, преимущественно для обозначения обиходно-бытовых реалий и действий, отсутствующих в литературном языке, - типа серчать, пущай, черед (= очередь), акурат (= точно), шибко, намедни, шитво, харчи, давеча и под., многие из которых исторически являются диалектизмами. С другой стороны, в просторечии-1 отсутствуют многие разряды отвлеченной лексики, описывающей абстрактные понятия и отношения.
Помимо этого достаточно очевидного, внешнего своеобразия просторечие-1 отличается рядом специфических признаков в использовании лексики. Например:
- использование слова в значении, не характерном для литературного языка: гулять в значении 'иметь интимные отношения': Она два месяца с ним гуляла; уважать в значении 'любить' (о пище): Я огурцы не уважаю; завесить в значении 'взвесить'; признать в значении 'узнать': А я тебя и не признала, думала, кто чужой; цвет в значении 'цветок'; разнос в значении 'поднос'; обставитьcя 'обзавестись мебелью'; чумовой в функции бранного эпитета - 'сумасшедший, взбалмошный': Вот чумовой! Куда побёг-то? и т.п.;
- размытость категориального значения слова: атом (Они без конца с этим атомом носятся - могут иметься в в и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.