На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик История создания, поэтика и проблематика романа Теккерея Ярмарка тщеславия. Повороты судеб Э. Седли и Р. Шарп или отсутствие положительного героя. Принцип театрализации в романе и функция пролога Перед занавесом. Ярмарка как обобщенный образ Англии.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Черкасский национальный университет
имени Богдана Хмельницкого
кафедра зарубежной литературы
Синько Олег Викторович
Курсовая работа
Проблематика и поэтика романа В. М. Теккерея «Ярмарка тщеславия»
студента 2 - А курса
факультета русской филологии
Научный руководитель:
Козюра Елена Васильевна
Черкассы
2006
ПЛАН
Глава I Проблематика романа «Ярмарка тщеславия»
1. История создания «Ярмарки тщеславия»
1.2. Черты социально - бытового и исторического романа в произведении
1.3. Повороты судеб Эмилии Седли и Ребекки Шарп или отсутствие положительного героя.
Глава II Поэтика романа «Ярмарка тщеславия»
2. 1. Функция пролога «Перед занавесом»
2. 2. Принцип театрализации в романе
2. 3. Ярмарка - обобщенный образ Англии
Использованная литература
ГЛАВА I
ПРОБЛЕМАТИКА «ЯРМАРКИ ТЩЕСЛАВИЯ»

1. 1. История создания «Ярмарки тщеславия»

Одним из самых известных имен, как в английской, так и в мировой литературе является имя Уильяма Теккерея. Самое известное его произведение - «Ярмарка тщеславия» (1848; в прежних русских переводах заглавие передано более точно -- «Базар житейской суеты») обращено к прошлому, хотя и близкому: действие происходит в годы наполеоновских войн [Муравьев, 1962: 875]. Создатель романа заимствовал название у писателя XVII в. Джона Бэньяна, который в своей ал-легории «Путь паломника» изобразил, как ге-рой во время странствия в Град Спасения попа-дает на «ярмарку житейской суеты», где можно приобрести все, что угодно: дома, земли, титу-лы, жен, мужей. Когда Теккерей приступал к работе над «Ярмаркой тщеславия», он был известен только в кругу профессионалов-литераторов, после же публи-кации романа он выдвинулся в первый ряд со-временных писателей и стал соперником самого Диккенса [Аксерольд, 1967: 202]. Вероятно, Теккерей сознавал, что совершает серьезный и важный шаг: «Ярмар-ка» -- первое произведение, которое он подпи-сал своим именем. Воссоздавая судьбы двух подруг по пансиону, принадлежащих к разным социальным слоям, Теккерей добился органического соотнесения частной и исторической жизни: почти не соприкасаясь впрямую, они постоянно оттесняют друг друга. Роман, представляющий собой достоверную картину английского общества изображаемого времени, затрагивает сложную этическую проблематику. Она связана с духовным самоопределением личности в условиях, когда доминирует все «суетное, злонравное, сумасбродное, полное фальши и притворства» [Бушканец, 1976: 12]. Это произведение стало вершиной творчества писателя [Теккерей, 1980: 1324]. «Ярмарка тщеславия» вобрала в себя все то, что было создано Теккереем-художником за десять предшествующих лет, продолжила то, что было намечено в «Книге снобов» [Ивашева, 1956: 12].
1. 2. Черты социально - бытового и исторического романа в
произведении

В «Ярмарке тщеславия», хотя роман этот по своим жанровым признакам скорее социально-бытовой, а не исторический, отразились взгляды автора на способ изображения исторических событий в художественном произведении. Следует подчеркнуть, что в нем четко просматриваются элементы плутовского романа, с которым прекрасно был ознакомлен автор. Эти элементы четко прослеживается в судьбах двух главных героинь, особенно Ребекки Шарп [Урнов, 1982: 6].
Необходимо видеть еще и глубинную, ускользающую от поверхностного взгляда (каким нередко бывает взгляд офици-ального историографа) связь между истори-ческим событием и повседневными судьбами незаметных, рядовых людей. Уильям Теккерей полагал, что об ис-тории нельзя судить только по официальному парадному фасаду. Разорение старика Седли, вдовство Эмилии, сиротство ее сына -- все это, как показал автор, не менее значительные события, чем деяния полководцев и монархов, прославленных офи-циальной историей [Вахрушев, 1978: 69].
Гениева Е. Ю. пишет, что в произведении «Ярмарка тщеславия» художественное пространство определено двумя параметрами - макро- и микромиром. Здесь развертывается широкая панорама английской жизни первой половины XIX века. В нем изображены столица Британской империи, ее пригороды, поместья и большие дороги. События романа происходят в Англии, переносятся в Бельгию, Францию, Германию, Италию, говорится об Индии и Африке. Места, упомянутые в произведении, являются фоном или основой для всех событий, происходящих в «Ярмарке тщеславия». Это - макромир, противопоставленный узкому и замкнутому микромиру, который позволяет увидеть внутренний мир человека [Гениева, 1985: 355].
1. 3. Повороты судеб Эмилии Седли и Ребекки Шарп или
отсутствие положительного героя

Выходом в свет из пансиона мисс Пинкертон двух подруг - Эмилии Седли и Ребекки Шарп открывается роман; превратности их судеб составляют глав-ное его содержание. За судьбами Бекки и Эмилии просматривает-ся сатирическая модель английского общества и его иерархической сложности: из пансиона мисс Пинкертон, зараженного мелкобуржуаз-ным, «дешевоблагородным» духом, мы попада-ем в дома коммерсантов Осборна и Седли, затем в среду поместного, титулованного дво-рянства -- семейства Кроули -- и, наконец, в высшее английское общество [Вахрушев, 1981: 55]. Развязкой служит счастливое замужество простой Эмилии и позорное падение острой на язык Ребекки. Как уже было сказано, в произведении Бекки Шарп обнаруживает явное родство с героями плутовского романа. Эта связь закреплена и в ее фамилии: она «острая» (sharp), принадлежит к породе «ловкачей», «мошенников» (sharpers) [Галин, 1963: 5]. Но для Теккерея тра-диции плутовского романа уже не самоценны. Его занимают не столько похождения отдель-ного «правонарушителя» (Бекки Шарп), хотя они во многом определяют движение романа, сколько его социальная типичность для Британской империи тех времен.
Сюжетным центром книги Уильям Теккерей сделал одну из вечных тем мировой литературы - историю двух женщин, подруг и соперниц [Сохань, 1964: 25]. Эмилия и Ребекка, эти две девочки, изначально разные: «Мисс Седли была дочерью лондонского купца, человека довольно состоятельного, тогда как мисс Шарп училась в пансионе на положении освобожденной от платы ученицы, обучающей младших…» [Ивашева, 1974: 222]. Различие между ними постоянно подчёркивается автором на протяжении всего повествования, однако ни одну из них он не делает героиней своего романа. Ни Ребекка Шарп, ни даже Эмилия не яв-ляются для Теккерея героинями в строгом смысле слова. В заглавие не вынесены, как это было принято в ту эпоху, их имена («Квентин Дорвард», «Оливер Твист», «Дэвид Копперфилд», «Джейн Эйр» и т. д.). Проблема положительного героя представляла для автора неразрешимую трудность [Ивашева, 1964: 87]. Подзаголовком кни-ги -- «романа без героя» -- Теккерей прямо указал на то, что в повествовании нет ни од-ного персонажа, который был бы носителем положительного нравственного начала и точку зрения которого на людей и явления мы могли бы, по замыслу автора, разделять. Для писателя быть героем означает не плыть по течению, смотреть на действительность и на себя бог иллюзий [Соловьева, 1970: 25]. Но все персонажи «Ярмарки тще-славия», даже самые привлекательные, напри-мер майор Доббин, живут в плену самообмана.
Но потом это же опровергает сам писатель. „Пусть это роман без героя, но мы претендуем, по крайней мере, на то, что у нас есть героиня", - говорит автор, имея в виду Бекки Шарп. Однако слова эти проникнуты иронией. Ребекка не может стать подлинной героиней ни в человеческом, ни в нравственном плане, поскольку насквозь пропитана лицемерием, коварством, корыстолюбием и бездушием [Жирмунский, 1979: 146]. Теккерей подчеркивает, что Бекки не дурна от природы, и нередко любуется находчи-востью, умом, остроумием этой героини. Автор заставляет читателя увидеть, что она в нрав-ственном отношении ничуть не хуже Джозефа Седли, этого «набоба», разжиревшего в своей прибыльной и необременительной должности сборщика налогов у индийских туземцев, ни-чуть не порочнее семейства Кроули. И, безу-словно, она не хуже знатных особ из «высшего света», которых Теккерей обдуманно наделяет непочтительными фамилиями, намекает на их прямое родство с лошадьми, баранами и дру-гими скотами [Пащенко, 1961: 12]. И конечно, Бекки не хуже свое-го циничного, распутного и жестокого покро-вителя маркиза Стайна (наделенного Теккереем также «говорящей» фамилией «Stein» -- по-немецки «камень»). И потому, несмотря на все козни Бекки, вряд ли можно считать Стайна ее жертвой. Но ей не откажешь в уме, энергии, огромной силе характера, находчивости и красоте. Её зелёные глаза и роскошные рыжие волосы покоряли мужские сердца одно за другим. По мере же того, как мы знакомимся с ней всё ближе и ближе, от её восхитительных глаз и неотразимой улыбки становится страшно - как этот «идеал» может быть таким фальшивым. Ужасает также её лицемерие, ведь она может улыбаться человеку, заискивать перед ним, но как только за ним закроется дверь, начинается «представление»: Бекки передразнивает беднягу, кривляясь и изображая все его недостатки.
Итак, мисс Шарп была лукавой «простушкой». А кем же была мисс Эмилия Седли, «маленькая Эмилия»?
В самом начале романа автор называет её героиней произведения: «...так нельзя и ожидать, чтобы все двадцать четыре молодые девицы были столь же милы, как героиня этого произведения мисс Седли...» [У. Теккерей, 1983: 37]. Эмилия была милой, кроткой, доверчивой девушкой, которую невозможно было не полюбить. «Все добродетели, отличающие благородную английскую барышню, все совершенства, подобающие её происхождению и положению, присущи милой мисс Седли», - писала мисс Пинкертон в своём послании родителям Эмили [Вахрушев, 1984: 41].
На протяжении всего повествования автор непрерывно сравнивает Эмилию и Ребекку, описывая их в одинаковых положениях, но с различными итогами.
Итак, обе девушки вышли замуж примерно в одно время. Оба брака были тайными и долгожданными. Ребекка ждала простоватого, глупого, но обеспеченного как деньгами, так и положением в обществе «раба и обожателя» [Достоевский, 1973: 258]. Таким и стал мистер Родон Кроули. Даже его фамилия говорит о пороке, как нельзя кстати подходящем для нее: Кроули -- производное от глагола «crawl» -- «пресмыкаться», «ползать» и т. д. То есть, он должен будет ползать перед этой «лукавой простушкой», что и впоследствии случилось. Как видим, её брак оказался браком «по расчёту», как и большая часть (а может быть, и все браки) на «Ярмарке тщеславия». Мистер Родон обожал свою красавицу жену за шарм, непосредственность и острый язычок, признавая, что умнее его «маленькой» Бекки нет никого на свете. Ребекка была любима, но не любила. Эмилия же вышла замуж за «божество» - Джорджа Осборна, считая себя недостойной партией для него, но без своего обожаемого мужа она не могла прожить и дня. В отличие от миссис Родон Кроули, миссис Джордж Осборн любила, но не была любима.
Почти сразу после свадьбы автор «окунает» обе молодые пары в высшее общество, балы, приёмы - в общем, весь калейдоскоп небезызвестной «ярмарки». Как отмечает романист, «великосветский дебют Эмилии оказался весьма неудачным…» Она сидела на стуле, в новом платье и со всевозможными украшениями, но совершенно одна, без друзей, без поклонников и... без мужа. А вот для миссис Родон Кроули первый выход стал триумфом: «...лицо её сияло, платье было совершенством», «денди тотчас окружили её», «пятьдесят кавалеров зараз толпились около неё, прося оказать честь танцевать с ними». Чтобы закрепить свой потрясающий успех, Бекки, дочь беспутного художника и балетной танцовщицы, француженки, решила «воспользоваться» Эмилией, дочерью уважаемого и состоятельного господина Джона Седли. Она подбежала к своей поникшей подруге и завела с ней разговор в покровительственном тоне, заставив всех окружающих невольно сравнивать их. Сравнение оказалось не в пользу родовитой миссис Осборн. Своим триумфом Ребекка доказала, что на самом деле происхождение по большому счёту ничего не значит. Но убедила она в этом только читателей, а отнюдь не «снобов из великосветского общества».
Затем на долю обеих новобрачных выпала разлука с мужьями. Но не просто разлука - их разлучала война. Ребекка, провожая мужа в опасный поход, «смахнула что-то с глаз» и, «благоразумно решив не давать воли бесполезной скорби при разлуке с мужем», улеглась в постель и сладко заснула, ведь она не спала всю ночь и очень устала на балу. Выспавшись и выпив кофе, «который подкрепил и успокоил её после всех тревог и огорчений», она приступила к расчётам и обсуждению своего положения в случае смерти «любимого супруга». Её подруга, бедняжка Эмми, едва не лишилась рассудка, провожая любимого на войну: «...её большие глаза потускнели и были устремлены в одну точку» [У. Теккерей, 1983: 48]. Сколько времени простояла на коленях несчастная женщина, сколько молитв вознесла к небу... Однако тот, о ком молилась, остался лежать на поле боя «с простреленным сердцем», а тот, кто был забыт, вновь соединился с обожаемой женой. Итак, несчастная Эмилия стала юной вдовой, а Ребекка и Родон «проводили зиму 1815 года в Париже, среди блеска и шумного веселья».
Через определённое время Эмми и Бекки стали матерями. В жизни первой этот день сыграл решающую роль, принеся с собой восторг и счастье. В душе молодой матери вновь пробудились любовь и надежда. Эмилия жила только одним ребёнком, кормила и пеленала его, отстраняла всех нянек и «не позволяла ничьей руке, кроме своей, его касаться». Она окутала слабое, беспомощное существо своей любовью и обожанием. В отличие от неё, Ребекка уделяла не слишком много внимания юному Родону с самого его рождения. Ребёнок был отдан кормилице, и эта разлука не принесла матери больших огорчений, поскольку Родон-младший просто мешал ей, а однажды даже «испортил ей новую ротонду прелестного жемчужно-серого цвета». «Она не любила его. Он хворал то корью, то коклюшем. Он надоедал ей» [У. Теккерей, 1983: 53]. «С того дня, как он получил пощёчину, между матерью и сыном легла пропасть» [У. Теккерей, 1983: 55]. Маленький Родон ходил в поношенных костюмчиках и никогда не обедал с родителями за одним столом. А Джордж-младший удостаивался самого лучшего, начиная с бархатных костюмчиков, заканчивая образованием. Джорджи был всегда и всеми любим, как должен быть любим каждый ребёнок. Сын Ребекки в конце концов тоже обретает мать, но в лице своей тётушки. Настоящая же мать не помнила, какого цвета волосы у её сыночка, сколько ему лет. Но несколько раз Бекки всё же вспоминала о ребёнке, например, когда узна и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.