На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат История вопроса о разграничении форм одного и того же слова и разных слов. Правила образования грамматических форм. Характеристика морфем, их классификация. Интерфиксы как особый вид служебных элементов слова. Классификация корней, их отличительные черты.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 04.09.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


19
Реферат
по лингвистике
на тему:
"Слово как объект грамматического изучения"
2008
Подавляющее большинство слов русского языка представляет собой совокупности грамматических форм, под которыми понимаются регулярные видоизменения слова для выражения грамматических значений. Грамматическое варьирование слова ставит вопрос о пределах такого варьирования, вопрос о границах слова, вопрос о тождестве слова, вопрос о том, какие формы слова относятся к системе форм одного слова, а какие - к разным словам. Ср.: темный - темная - темна - темнее - темнейший - темненький - темень -темнота - темнеть - темнить и т.д. Положение осложняется тем, что нередко и при образовании форм одного и того же слова, и при образовании разных слов используются одни и те же морфологические средства. Ср.: читавший (суффикс -вш- образует причастную форму глагола читать) - читальный (суффикс -льн- образует новое слово - имя прилагательное), сделать (приставка с- образует форму совершенного вида глагола делать) -- съехать (приставка с- образует новое слово, выражающее движение сверху вниз).
Вопрос о разграничении форм одного и того же слова и разных слов имеет длительную историю. Его нельзя считать окончательно решенным и в настоящее время.
Академик Ф.Ф. Фортунатов (26) предложил для разграничения синтаксический критерий. Если формы слова выражают синтаксические отношения между словами или формируют сказуемость предложения, то они относятся к формам словоизменения, т.е. к формам одного и того же слова (таковы падежи существительного, род, число и падеж прилагательного, наклонение и время глагола). Если данные формы выражают не синтаксические отношения, а различия и самих предметах действительности, то они относятся к формам словообразования, т.е. к формам разных слов (таковы уменьшительные формы, формы числа существительных, степени сравнения прилагательных, виды глагола, причастия и т.п.).
Академик В.В. Виноградов (5) вслед за академиком Л.В. Щербой (29) выдвигает семантический критерий: формы одного и того же слова объединяются лексическим значением и различаются только грамматическими значениями (рыба и рыбак - разные слова, рыбак и рыбаки -- формы одного слова). Ср. приведенное выше определение слова как совокупности грамматических форм.
Первый критерий удобен практически (его легко применить на практике), но вызывает теоретические трудности. Трудно, например, поверить, что стол и столы - разные слова, а не одно слово. Второй критерий, наоборот, снимает теоретические трудности (стол и столы -- одно слово, так как эти формы, имея общее лексическое значение, различаются только грамматическими значениями). Однако во втором случае возникают трудности практического порядка: ни Л.В. Щербе (29), ни В.В. Виноградову (5) не удалось дать критерии определения степени близости значений для того, чтобы считать словоформы формами одного слова. Так, например, оба автора относят к формообразованию так называемые формы субъективной оценки (дом - домик, белый - беловатый, ср.: аленький цветочек), которые учеными обычно относятся к словообразованию, а Л.В. Щерба (29) считал формами одного слова названия лиц и животных мужского и женского пола типа медведь - медведица, озорник - озорница, с чем не мог согласиться даже В.В. Виноградов (5).
И, тем не менее, более перспективным оказывается второй путь. Необходимо лишь точнее определить понятие грамматического значения, если не всегда удается установить степень лексического тождества слова. В этих целях А.А. Зализняк (9) предлагает два параллельных, но не совпадающих друг с другом подразделения элементов, из которых складывается значение словоформы: 1) номинативные - синтаксические элементы значения; 2) неграмматические - грамматические элементы значения.
К номинативным относятся элементы значения, которые "непосредственно относятся ("называют") внеязыковую действительность (предметы, события, признаки, отношения)", к синтаксическим - элементы значения, отражающие "лишь способность словоформы вступать в определенные синтаксические связи с определенными классами словоформ".
И номинативные, и синтаксические значения могут быть грамматическими и неграмматическими. Для отнесения номинативных значений к грамматическим они должны обладать двумя признаками: признаком обязательности (ни одной словоформы данного класса вне данного значения) и признаком регулярности (наличие в парадигме каждого слова или большинства слов данного класса форм, противопоставленных по данному значению). Для отнесения синтаксических значений к грамматическим достаточно одного признака - обязательности.
Более осторожно к установлению границы между грамматическими и лексическими элементами значения подходит А.В. Бондарко (4). По типу коррелятивности (соотносительности) автор выделяет три типа грамматических значений: 1) последовательно коррелятивные (соотносительные): наклонение, время, лицо, число, род глагола, род, число и падеж прилагательного, падежи существительных; 2) непоследовательно коррелятивные: вид и залог глагола, число существительных, степени сравнения прилагательных; 3) некоррелятивные: род существительных, лицо местоимений.
Грамматические значения подразделяются на однородные и неоднородные. Однородными называются грамматические значения, по которым могут быть противопоставлены формы одного и того же слова (вода -- воду, стол -- столы) или разные слова (стол - стена -окно). Неоднородные грамматические значения не могут участвовать в противопоставлении слов или грамматических форм.
Совокупность однородных грамматических значений, выраженных грамматическими формами, образует грамматическую категорию. Ср. определение грамматической категории в Гр.-80: "Морфологическая категория - это система противопоставленных друг другу рядов морфологических форм с однородным значением" (24).
Характерная особенность однородных грамматических значений состоит в том, что они представляют собой конкретные реализации более общих значений. Два или несколько однородных грамматических значений входят в более общее грамматическое значение. Так, например, конкретные грамматические значения мужского, женского и среднего рода образуют общее грамматическое значение рода, конкретные грамматические значения единственного и множественного числа - общее грамматическое значение числа. Поэтому грамматическую категорию иногда определяют как "систему форм слова, обладающую общим грамматическим элементом значения" (18).
Таким образом, грамматические категории образуются противопоставлением (оппозицией) грамматических форм, имеющих однородные грамматические значения. Различают оппозиции бинарные и небинарные, привативные и эквиполентные. Все грамматические категории подразделяются на два вида: словоизменительные (собственно грамматические) и несловоизменительные (лексико-грамматические, или классифицирующие). Словоизменительные грамматические категории образуются грамматическими значениями, представленными отдельными членами одной парадигмы (категории числа, падежа существительного и под.). Любые два члена парадигмы противопоставлены по словоизменительным категориям. Несловоизменительные грамматические категории представлены грамматическими значениями, которые свойственны всем членам парадигмы, всей парадигме в целом (категория рода существительных). Они относят слово к определенному классу слов и называются поэтому классифицирующими.
Отсюда следует, что граница между формами одного слова и разными словами, граница между формообразованием, являющимся объектом морфологии, и словообразованием, являющимся объектом особой науки, "проходит как граница между значениями, появление которых в словоформах обязательно и регулярно, и значениями, которые этими свойствами не обладают" (18, с.23).
В зависимости от характера выражаемых значений также выделяются две группы грамматических категорий. Значение грамматических категорий одной группы направлено на выражение подчинительных связей между словами в предложении. Таковы категории рода и падежа существительных, рода, числа и падежа прилагательных, рода и числа глаголов, своеобразна категория залога. Значение грамматических категорий другой группы направлено на выражение различных свойств и отношений предметов самой внеязыковой действительности. Таковы категория числа существительных, степеней сравнения прилагательных и наречий, категории вида, времени и наклонения глагола. Эти грамматические категории не совсем удачно названы (Гр.-80) (23) выявляемыми синтагматически (категории первой группы) и несинтагматически (категории второй группы). В данном случае речь должна идти не столько о характере выявления грамматических категорий, сколько о характере выражаемого ими значения.
Сложность определения границы между формами одного слова и разными словами приводит к расхождению в определении объема парадигмы разных частей речи, в частности глаголов, прилагательных и существительных. По мнению академика В.В. Виноградова (5), в парадигму глагола входят спрягаемые формы, причастия, деепричастия, члены видовых пар, формы действительного и страдательного залога. А.Н. Тихонов (25) выносит причастия и деепричастия за пределы глагола, считая их самостоятельными частями речи. А.В. Бондарко (3) включает в парадигму одного слова члены только тех видовых пар, которые образуются при помощи имперфективации (перечитать - перечитывать и под.), считая члены других видовых пар (делать - сделать и под.) самостоятельными словами. Авторы Гр.-70 (80) и Гр.-80 (23) считают самостоятельными словами члены всех видовых пар, так как каждый из них имеет свою начальную форму и свою систему спряжения, нередко относясь к разным классам глаголов (ср.: рассмотреть - рассматривать). И.Г. Милославский (18) категорию вида вообще относит не к грамматическим, а к словообразовательным категориям, лишь в силу грамматической традиции рассматриваемой в качестве грамматической категории. Авторы Гр.-70 (80) и Гр.-80 (23) рассматривают как формы одного слова лишь те формы действительного и страдательного залога, когда значение страдательного залога выражается формами страдательных причастий. Формы страдательного залога, образованные при помощи постфикса -ся, считаются самостоятельными словами, а категория залога относи ся к смешанным (словоизменительным и несловоизменительным) категориям.
Парадигма имени прилагательного традиционно включает формы мужского, женского и среднего рода единственного числа, формы множественного числа, простые и сложные формы сравнительной и превосходной степени. Авторы Гр.-70 (80) и Гр.-80 (23) выносят простые формы превосходной степени за пределы парадигмы прилагательного, считая их особыми словами, а суффиксы -ейш и -айш словообразовательными суффиксами.
Парадигма имени существительного включает в свой состав две частные парадигмы: парадигмы падежных форм единственного и множественного числа. Академик Ф.Ф. Фортунатов (26) формы единственного и множественного числа считал особыми словами.
В школьном учебнике русского языка Т.А. Ладыженской и др. (15) причастия и деепричастия рассматриваются как формы глагола, причем в качестве начальной формы у причастий указывается форма им. падежа, ед. числа, мужск. рода, а у деепричастий - форма инфинитива. В школьном учебнике В.В. Бабайцевой и Л.Д. Чесноковой (1) причастия и деепричастия рассматриваются как самостоятельные части речи. Члены видовых пар глагола в обоих учебниках рассматриваются как особые слова. Формы превосходной степени рассматриваются как грамматические формы в составе парадигмы прилагательного. Традиционно формы единственного и множественного числа существительных считаются формами одного слова.
Такие расхождения в определении объема парадигмы разных частей речи свидетельствуют о том, что вопрос о тождестве слова находится далеко от окончательного разрешения.
Словоформы могут отличаться друг от друга собственно номинативным (лексическим) значением, классифицирующим грамматическим значением и словоизменительным грамматическим значением.
Значения первого рода (собственно номинативные значения), их типы и средства их выражения изучаются в лексикологии (ср.: слово и его значение, многозначность слова, омонимия, системные отношения в лексике и т.д.).
Значения второго и третьего рода, способы их выражения в словоформах, обусловленная ими группировка словоформ в лексемы, а лексем в лексико-грамматические классы, которые называются частями речи, составляют предмет морфологии.
По определению Гр.-70 (8), "предмет морфологии - грамматические классы и разряды слов, принадлежащие им грамматические категории и системы форм (парадигмы), в которых эти категории существуют и выявляются". Видоизменение слова для выражения грамматических значений получило название словоизменения (Ф.Ф. Фортунатов (26), Гр.-70 (8), Гр.-80 (23)) или формообразования (Л.В. Щерба (29), В.В. Виноградов (5)). В последнее время (17) предпринимаются попытки разграничить понятия словоизменения и формообразования, понимая под первым образование форм для выражения синтаксических грамматических значений, а под вторым - образование форм для выражения значений несинтаксического характера.
Системные различия между собственно номинативными значениями (лексический момент), если они получают выражение в структуре слова (грамматический момент), составляют предмет изучения словообразования. Ср. отношение субъекта действия к действию в парах: писа-тель - писа(ть), строи-тель - строи(ть).
Большинство слов русского языка членится на более мелкие значимые части - морфемы. Морфема определяется как наименьшая несамостоятельная значимая часть слова и язык и характеризуется по меньшей мере тремя признаками: 1)наличием значения; 2) неделимостью на более мелкие значимые части; 3) отсутствием синтаксической самостоятельности.
Наличие значения отличает морфему от фонемы, которая выполняет различительную (дистинктивную) функцию, но не обладает собственным значением. Так, мы не можем сказать, что обозначает фонема <а> в слове [сат], но можем сказать, что морфема -а в слове вод-а выражает значение ед. числа, им. падежа, женск, рода, а морфема вод- связана с обозначением определенного вещества. Неделимость на более мелкие значимые части отличает морфему от основы, которая может состоять как из одной морфемы (вод-а), так и из нескольких морфем (вод-н-ый).
Отсутствие синтаксической самостоятельности отличает морфему от слова, которое может выполнять самостоятельную синтаксическую функцию: выступать в роли члена предложения или самостоятельного предложения. Морфема не может выполнять самостоятельной синтаксической функции, т.е. не может выступать в роли члена предложения или самостоятельного предложения. Правда, иногда можно встретить утверждение о том, что корни могут использоваться в речи самостоятельно или в сопровождении одного из видов аффиксов - флексии (2; 10; 21). Ср.: Там стоит дом. Здесь корень материально совпадает со словом и самостоятельно употребляются не морфемы там, дом, а одпоморфемные слова. Ср.: в слове вод-а не фонема <а>, а морфема -а имеет значение, аналогично: не корни там, дом, а слова там, дом имеют прямо самостоятельное употребление.
В связи с существованием алломорфов и вариантов морфем возникает проблема тождества морфемы. Будучи значимой единицей, морфема имеет две стороны: сторону значения и сторону звукового выражения. В процессе употребления в словах и формах слов морфемы могут видоизменяться как в отношении значения (ср.: человек идет, пароход идет, поезд идет, часы идут, время идет, работа идет), так и в отношении звукового состава (ср.: веду-вожу-водит).
При всех своих видоизменениях морфема должна сохранять единство значения и единство звукового выражения.
Важность единства значения особенно ярко проявляется в тех случаях, когда фонетически тождественные морфемы имеют совершенно разное, не связанное друг с другом значение. Ср.: водить -вода. Такие морфемы называются морфемами-омонимами Г.А. Пастушенковым (22) и морфемами-омофонами А.Н. Гвоздевым (7). Различают корни-омонимы: водить - вода, носить - нос, графить -графиня, окончания-омонимы: вода - стола - дома -- была, суффиксы-омонимы: резка - татарка - ножка, приставки-омонимы: запел - залетел.
Важность единства звуковой стороны ярко проявляется в тех случаях, когда одинаковые или близкие по значению морфемы имеют совершенно разный звуковой состав.
Наиболее целесообразной классификацией морфем должна быть классификация по значению. Однако значение морфем обычно используется только для разделения морфем на два класса - на корни и аффиксы. Корни связаны с выражением вещественного, реального значения, аффиксы - с выражением формального, грамматического значения. Значение корня опирается на лексическое значение корневого слова. Оно как раз и представляет собой лексическое значение корневого слова. Ср.: значение корня -вод- в слове подводники то же, что и у корневого слова вода. Исчезновение из языка корневого слова ведет к семантическому опустошению корня.
По значению нередко также выделяются окончания. Это бывает тогда, когда окончания определяются как морфемы, выражающие синтаксические значения, или как морфемы, выражающие значения рода, числа, падежа, лица (ср.: Гр.-70 (8)и Гр.-80 (24)). Окончания явно отличаются от прочих морфем также тем, что они представляют собой, по выражению Г.О. Винокура (6), комплекс морфем (ср.: жен-а [-ы. -е, -у, -ой, -е]), который, как единое целое, переносится от одного слова к другому (ср.: сестр-а, дам-а и т.д.), в то время как остальные морфемы выступают как одиночные (ср.: есть жен-щин-а, жен-ск-ий, жен-их, но нет дамщин-а, ср.: дам-ск-ий, нет дам-их). Эта особенность отражается в определении окончания как изменяемой ч и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.