На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Коммуниканты и их роль в общении, статус слов нет и да. Способы выражения вербальной и невербальной коммуникации, их место в испанском языке. Систематизация средств выражения согласия и несогласия, их классификация на лексические и грамматические.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Введение

Данное исследование посвящено коммуникативно-прагматическому описанию смыслов согласия и несогласия в испанском языке.
В настоящее время в связи с развитием информационных технологий и расширением границ коммуникативного пространства, роль общения непрерывно возрастает. Поэтому изучение особенностей коммуникации перестало носить узко прикладной характер и становится объектом внимания многих наук, в частности лингвистики.
Прагмалингвистика как современная парадигма изучения языка в его функционировании способна выявить, выделить и описать конкретный механизм речевого взаимодействия коммуникантов. Свойства высказываний согласия в высшей мере проявляются в процессе речевого общения общающихся. Однако следует заметить, что их прагматический потенциал производен как от лингвистических, так и от экстралингвистических факторов. Естественно, что в этом случае в актуализации семантико-синтаксических свойств этих высказываний важную роль играют прагматические факторы, включающие в себя прагмалингвистическую ситуацию, которая содержит такие компоненты, как коммуниканты, период, место, цели и т.д.
В качестве объекта исследования выступают диалогические единства, содержащие ответные реплики согласия и несогласия.
Актуальность темы исследования обусловлена связью с прагмалингвистикой, а также тем, что категория согласия является немаркированной и поэтому содержит очень значительное число прагмалингвистических оттенков значения, которые еще не стали системным объектом изучения.
Исследование прагмалингвистических аспектов коммуникации приобретает не только языковой, но и прикладной статус, что находит свое отражение в различных науках. В системе институциализированных речевых актов высказывания со значением согласия входят в ядро социально-ориентированных дискурсных актов, что обусловливает интерес к данной теме. Высказывания со значением согласия являются маркерами консенсусной коммуникации и используются как средства мягкой контраргументации и компромиссной аргументации и средств установления хрупкого мира в человеческих отношениях.
Новизна научной работы состоит в том, что были выявлены и представлены некоторые модели согласия и несогласия в испанском языке.
Заявленная цель потребовала решения следующих задач:
1) дать определение коммуникантам и выделить их роль в общении;
2) определить статус слов «да» и «нет»;
3) показать способы выражения вербальной и невербальной коммуникации;
4) систематизировать средства выражения согласия и несогласия;
5) выделить лексические и грамматические средства выражения согласия и несогласия.
В качестве гипотезы выдвигается положение о том, что согласие и несогласие имеют богатую палитру интенциональных смыслов, обусловливающую их функционирование в общении.
Теоретической базой послужили исследования отечественных и зарубежных ученых в области теории коммуникаций и прагмалингвистики: Н.Д. Арутюновой, Г.Г Почепцова, Падучевой, Дж. Остина, Дж. Серля и мн. других.
1. Роль участников коммуникации в общении

Коммуникативная деятельность - это совокупность действий, подчиненных определенной коммуникативной цели. В психологических и лингвистических исследованиях вместе с понятием «коммуникативная деятельность», широко используются понятия «коммуникативное поведение» и «речевое поведение», «коммуникативный акт» и «речевой акт». Как правило, эти термины даются как синонимичные или между ними устанавливается соотношение части-целого (коммуникативное и речевое поведение как синонимы, коммуникативный акт - более широкое понятие, речевой акт - более узкое понятие).
Речевой акт в отношении к используемым в его ходе языковым средствам выступает как локутивный акт. Речевой акт в его отношении к манифестируемой говорящим цели и условиям его осуществления выступает как иллокутивный акт. Наконец, в отношении к тому воздействию, которое речевой акт оказал на слушающего, он выступает как перлокутивный акт.
Используя языковые средства в ходе локутивного акта, говорящий наделяет свое высказывание локутивным значением. Манифестируя цель говорения в определенных условиях в ходе иллокутивного акта, говорящий придает высказыванию определенную иллокутивную силу. Вызывая те или иные изменения в сознании (мыслях и чувствах) адресата в ходе перлокутивного акта, автор с помощью высказывания достигает определенного перлокутивного эффекта.
Таким образом, имеется три пары взаимосвязанных категорий анализа речевого акта и высказывания: локутивный акт - локутивное значение, иллокутивный акт - иллокутивная функция, перлокутивный акт - перлокутивный эффект. Поскольку коммуникативный акт - вид действия, при его анализе используются по существу те же категории, которые необходимы для характеристики и оценки любого действия: субъект, цель, способ, инструмент, средство, результат, условия, успешность и т.п. Субъект речевого акта - говорящий или пишущий - производит высказывание, как правило, рассчитанное на восприятие его адресатом. Высказывание выступает одновременно и как продукт речевого акта, и как инструмент достижения определенной цели. В зависимости от обстоятельств или условий, в которых совершается речевой акт, он может либо достичь поставленной цели и тем самым оказаться успешным, либо не достичь ее. Чтобы быть успешным, речевой акт как минимум должен быть уместным. В противном случае говорящего ждет коммуникативная неудача.
Условия, соблюдение которых необходимо для признания речевого акта уместным, называются условиями успешности речевого акта. Тем самым он совершает речевой акт совета, цель которого - побудить адресата в его же собственных интересах совершить определенное действие. Но даже при соблюдении всех условий, обеспечивающих уместность речевого акта, результат, к которому он приведет, может соответствовать или не соответствовать поставленной говорящим цели.
Итак, планируя и реализуя речевой акт, адресант должен учитывать множество разнообразных характеристик адресата. Некоторые из этих характеристик являются общими для всех видов речевых актов. К ним относятся, например, физическая способность адресата воспринимать звучащую или письменную речь; владение языком, который предполагается использовать; культурный и образовательный уровень адресата, определяющий ту базу знаний, которая имеется в его распоряжении для понимания адресованных ему высказываний. Другие характеристики могут быть специфичными для того или иного типа или вида речевого действия.
Так, планируя побуждение адресата к совершению тех или иных действий, надо учитывать его социальный статус. Когда статус адресата выше статуса адресанта, последний может либо просить, либо требовать, чтобы адресат совершил действие, но не может приказать или скомандовать, чтобы он сделал это. Статус адресата и степень близости отношений между участниками коммуникативного акта регулируют выбор той или иной степени вежливости, которая проявляет себя в выборе формы обращения, в степени категоричности формулировок, в тоне голоса, в использовании специальных маркеров вежливости. А правильный выбор уровня вежливости свою очередь является необходимым условием достижения запланированного перлокутивного эффекта.
Для речевого акта аргументации кардинально важна исповедуемая адресатом система ценностей. Поскольку всякая аргументация опирается на ценности, даже логически безупречный аргумент обречен на неудачу, если он исходит из чуждых адресату принципов и идеалов.
Адресат массовой коммуникации в отличие от адресата в ситуации непосредственного диалогического общения - это не присутствующий в ситуации коммуникативного акта реальный индивидуум, а потенциальное неопределенное множество лиц, которые могут взять в руки данный журнал или газету, оказаться слушателями радиопередачи или зрителями телепрограммы. Поэтому автор текста массовой информации сам моделирует своего типового адресата, осуществляя коммуникативный акт, рассчитанный на определенную группу, выделяемую по половому, возрастному, национальному, социальному, конфессиональному, мировоззренческому и т.п. признакам.
Особой спецификой в отношении фигуры адресата обладает такой жанр массовой коммуникации, как интервью. Здесь у каждого высказывания есть и прямой адресат - интервьюируемый или интервьюер, и адресат-наблюдатель (тот, кто читает, слушает или смотрит интервью).
В речевом акте проводится различие между прямыми и косвенными речевыми актами. В прямых речевых актах иллокутивная цель говорящего непосредственно манифестируется с помощью специально предназначенных для этого языковых маркеров - иллокутивных показателей. Так, цель побуждения адресата к действию в речевых актах побуждения прямо выражается либо соответствующими перформативными лексическо-синтаксическими конструкциями (приказывать - mandar, запрещаеть - prohibir, вызывать - causar, попросить - pedir и т.п.), либо императивной формой смыслового глагола: Сделай(те) это; Не делайте этого и т.п. Та же самая цель побуждения может быть выражена и косвенно, т.е. с помощью показателей, исходно предназначенных для маркировки других иллокутивных целей: выражения желания, чтобы что-то было сделано (Я хочу, чтобы вы это сделали), или вопроса о будущих действиях адресата (Вы не пойдете в театр на выходных?) либо о его способностях осуществить действие (Вы не могли бы помочь мне по дому?). Известная из риторики фигура речи, называемая риторическим вопросом, - тоже косвенный речевой акт, так как риторический вопрос задается не для того, чтобы получить в ответ какую-либо информацию, а для того, чтобы констатировать факт или высказать мнение.
В широком смысле косвенным можно назвать всякий коммуникативный акт, как речевой, так и невербальный, действительная цель которого не выражена явно. При такой трактовке вставание одного из собеседников из-за стола можно рассматривать как косвенный коммуникативный акт информирования адресата о том, что разговор окончен. В этом смысле к косвенным речевым актам можно отнести намеки, аллюзии, инсинуации и тому подобные способы непрямого информирования.
В последние годы в лингвистическую прагматику проникли идеи когнитивной лингвистики, провозгласившей своей целью моделирование речемыслительной деятельности человека с учетом данных когнитивной психологии. Был предложен ряд моделей текстообразования, в которых речевое действие представлено как поэтапный переход от замысла говорящего к его воплощению в слове, называемый процессом текстообразования или вербализации.
Переходя к вербализации отдельных блоков содержания текста, автор начинает строить соответствующие заданному этапу предложения-высказывания, отражающие ситуации (положения дел), выделяемые в соответствии с речевым жанром и замыслом в соответствующем фрагменте действительности.
Согласно одной из гипотез при вербализации замысла, лежащего в основе отдельного предложения-высказывания, вначале происходит его семантическое структурирование, приспосабливающее целостное, недискретное мыслительное содержание к потребностям дискретного языкового оформления. В этом процессе можно выделить отдельные аспекты «приспособления» мысли к языку, из которых мы остановимся лишь на двух, поскольку они чаще других служат источником вариативной интерпретации действительности.
Во-первых, языковое выражение мысли, всегда более богатой и сложной, чем все, что может быть выражено в одном высказывании, с необходимостью предполагает отбор (selection). В конечном счете категоризация предполагает лексический выбор для выражения мысли о некотором положении дел. Слово выступает при этом как средство активации в сознании адресата не просто отдельного понятия, а целостной системы представлений, частью которой это понятие является (семантического поля, фрейма, сценария, стереотипа). Кроме того, в семантике слова понятие (сигнификативное значение) часто оказывается устойчиво связано с рядом дополнительных представлений, называемых ассоциациями или коннотациями.
С категоризацией сопряжено действие лексико-синтаксические механизмов вариативной интерпретации действительности, позволяющих подать описываемую ситуацию в определенной перспективе, вынося на передний план одних ее участников и отодвигая на задний план или вовсе не упоминая других. Помимо выбора лексемы, обозначающей тип ситуации и служащей предикатом предложения-высказывания, вариативность перспективы, в которой подается информация, обеспечивается и чисто синтаксическими средствами и техниками: выбором залога (действительного vs страдательного), заполнением или опущением факультативных синтаксических валентностей лексем.
На самом деле эти понятия мы разведем иным образом. Поскольку поведение - это внешнее проявление деятельности, мы не разграничиваем термины «коммуникативная деятельность» и «коммуникативное поведение», но обязательно разграничиваем термины «коммуникативное поведение» и «речевое поведение».
Под коммуникативным поведением мы понимаем процесс установления отношений с целью обмена информацией между коммуникантами, а под речевым поведением - процесс использования в речи языковых знаков как деятельность, осуществляемая с помощью естественного языка, языковой системы. Коммуникант - участник коммуникации, задействованный в коммуникативном акте: отправитель или получатель, порождающий и интерпретирующий сообщения.
Следовательно, речевое поведение - это один из способов проявления коммуникативного поведения, а между понятиями «коммуникативное поведение» и «речевое поведение» мы устанавливаем соотношение процесса и способа его реализации, что может быть описано следующим образом: что? - с помощью чего? Данный вывод легко подтвердить наиболее распространенной ситуацией, когда речевое поведение является способом осуществления коммуникации, так как в большинстве случаев информация в ситуациях общения передается именно с помощью языка.
Коммуникативный акт - это элемент коммуникативного поведения, потока коммуникации как взаимодействия между коммуникантами, один из которых является адресантом, а другой адресатом (если взять одну любую временную точку, такое разграничение должно быть признано обязательным). Речевой акт - это элемент речевого поведения, речевого потока как процесса обмена сообщениями, оформленными с помощью естественного языка.
Существование общих коммуникативных целей означает, что говорящий и слушающий теоретически могут играть разные коммуникативные роли: роль диктатора и роль собеседника, роль отправителя / получателя информации, роль индивида и роль «маски» и т.д. Ясно, что разные типы текстов характеризуются разной степенью проясненности коммуникативной роли адресанта и адресата.
В реальной ситуации речевого общения один и тот же субъект одновременно реализует обе программы проверок - принимающую и конструирующую (скажем, адресат оценивает то, как говорит адресант, и в то же время обдумывает, какие отношения могут и должны быть установлены между ним и его собеседником в ходе этой коммуникации), и этим в какой-то степени объясняются многочисленные случаи сбоев в коммуникации.
Чтобы достигать коммуникативных целей, играть коммуникативные роли, необходимы конкретные знания, навыки и умения. Эти знания в совокупности составляют понятие коммуникативной компетенции (или коммуникативного опыта).
Основные виды речи - устная, то есть произносимая и слышимая, и письменная. Как известно, устная форма по отношению к письменной первична. Письменная появилась в истории человечества много позднее устной и прошла в своем развитии ряд стадий от пиктографии (передача мыслей рисунками) до современного письма.
Устная форма речи существует в двух основных разновидностях - литературный язык и просторечие. Устная форма литературного языка в противопоставлении письменной может быть подразделена на две разновидности: разговорную и публичную.
Разговорная речь как разновидность устной литературной речи обслуживает повседневное обиходно-бытовое общение и, в основном, выполняет коммуникативную функцию. Как разновидность существования литературного языка разговорная речь характеризуется основными ее признаками (наддиалектностью, устойчивостью, нормативностью, многофункциональностью).
Устная публичная речь как разновидность устной формы литературной речи используется в разного рода публичных выступлениях на общественно значимые темы, при этом для характеристики нормативно-стилистического уклада конкретных языков очень важно, входит ли в их «нормативное пространство» такая форма существования языка, как разговорная речь (т.е. непринужденная устная речь людей, владеющих литературным языком, в неофициальной обстановке).
Трудно провести границу между разговорной речью и нелитературной речью (в первую очередь, просторечием), которые активно взаимодействуют и влияют друг на друга. Через разговорную речь влияние просторечия, молодежного арго, диалектов испытывают и другие функциональные разновидности литературного языка, в первую очередь - язык средств массовой коммуникации и публицистический стиль. Научный и официально-деловой стили более консервативны и дальше отстоят от разговорной речи и ненормативных разновидностей языка.
Устный диалог - это двустороннее движение сообщений, акустически адекватно поданных и интерпретируемых. При этом обязательны обратная связь при информировании и восприятии информации, наличие сигналов контакта, сигналы передачи инициативы (смена социальных ролей), сигналы «перехвата» инициативы, при прерывании собеседника; средства «обрамления» диалога: намеки на особый вид понимания реплик, на необходимость интерпретировать сказанное не буквально (маркеры иронии говорящего, о том, что передаются чужие олова, о несерьезности речи), а также сигналы слушающего, понявшего, какой вид реагирования от него требуется; правила, предполагающие релевантность высказываний; правила неучастников диалога, такие, как требования к поведению подслушивающих или внешних наблюдателей.
На современном этапе выделяются два направления в изучении речевой деятельности и личности: одно из них раскрывает объективные взаимосвязи речи с индивидуальными особенностями личности, второе исследует возможности других людей извлекать из речи информацию о ее дикторе или авторе.
Комплексное исследование речи как источника информации о человеке привело к необходимости найти взаимосвязь речевой деятельности и специфических механизмов речепорождения и речевосприятия в связи с индивидуальными типологическими особенностями личности коммуникантов и эксперта как субъекта, не принимающего непосредственное участие в акте коммуникации, но осуществляющего исследование его результатов в качестве стороннего наблюдателя. Совокупность таких переменных, как индивидуальность голоса, индивидуальный стиль речи и уровень культуры речи играет системообразующую роль в интеграции индивидуальности речи и не только диагностирует их характеристики, но и влияет на формирование произвольного контроля, как над эмоциями, так и над физиогномическими предъявлениями индивидуальности. Таким образом, познание личности по речи экспертом включает социолингвистическую идентификацию и социолингвистическую интерпретацию.
К вербально-грамматическому уровню относятся единицы, традиционно используемые при описании лексического и грамматического строя языка (слово, морфема, словоформа, дериват, синоним, словосочетание, синтаксема, управление, согласование и т.д.). В качестве единиц когнитивного уровня, организующих статичную и относительно стабильную картину мира носителя языка, выступают: денотат, сигнификат, экстенсионал и интенсионал понятия, фрейм, генерализованное высказывание (т.е. афоризм, сентенция, поговорка и т.п.), фразеологизм, метафора, наглядный образ (живая «кинематографическая» картинка, каламбур и др.) - В состав единиц прагматического уровня, отражающего интенции и цели носителя, его активную позицию в мире и, соответственно, динамику его картины мира, включаются пресуппозиция, дейксис, элементы рефлексии, оценка, «ключевые слова», прецедентные тексты, способы аргументации, «сценарии», планы и программы поведения.
Вопрос о характере адресанта и адресата в сфере массовой коммуникации не имеет ясного и однозначного решения. В большинстве исследований утверждается, что участники общения в этой сфере - это не конкретные личности, что сообщения, которые проходят здесь по каналам информации, очень часто анонимны или создаются целым коллективом и обращаются не к узкому кругу специалистов, а к широким массам, всем носителям языка, людям различным по своему образованию, воспитанию, вкусам. Это обусловлено, прежде всего, тем, что в создании конкретного речевого сообщения в СМИ участвует не только журналист, чьей фамилией заверяется это сообщение, но также вышестоящие сотрудники редакции, издатели или даже учредители. Коллективный характер адресанта обусловлен также тем, что в некоторых случаях и сам журналист становится частью «составного источника» информационного потока и тем самым утрачивает свою единичность. Это неизбежно происходит и в определенных жанрах журналистики (в информационной заметке, кратком репортаже, редакционной статье), и при использовании новых информационных каналов.
Интересным для нас будет еще один параметр, который помогает понять взаимоотношения между адресантом и адресатом в СМИ, - направленность коммуникации. По своей направленности системы коммуникации могут быть двух основных типов:
1) коммуникация для другого: Я (адресант) - ОН (адресат) - до начала коммуникации некоторое сообщение известно «мне», но неизвестно «ему»;
2) коммуникация для себя: Я (адресант) - Я (адресат=адресант) - в этом случае реальный, отдельный от адресанта адресат отсутствует, но при этом передаваемое сообщение не делается избыточным, обогащается дополнительной информацией.
Если оценивать направленность коммуникации, то основным типом для СМИ будет «коммуникация для другого». В такой системе адресант заменяется адресатом (переменные элементы), а код и сообщение (информация) должны оставаться неизменными. Именно этим данная система отличается от «коммуникации для себя», когда адресант не заменяется адресатом, а сообщение (информация) трансформируется, перестраивается за счет введения добавочного кода. Ясно, что в чистом виде подобная автокоммуникация в СМИ вряд ли возможна, однако сложность осуществления «коммуникации для другого» - в силу того, что этот «другой» отсутствует, находится далеко - может сделать вполне реальной ситуацию, когда общение между адресантом и адресатом в СМИ только выглядит как «коммуникация для другого», являясь по сути «коммуникацией для себя».
Ситуация еще более усложняется, если мы перейдем к описанию целей, которые преследуют коммуниканты в области массовой информации. Вне реальной ситуации общения общие коммуникативные цели остаются научной абстракцией, они получают смысловое наполнение, уточняются только в зависимости от ситуации общения и являются поэтому всегда ситуативными. Именно ситуация придает коммуникативным целям смысл, задает их иерархию по значимости, их распределенность между коммуникантами.
В лингвистических, функционально-стилистических исследованиях, однако, обсуждение подобных целей по традиции с неизбежностью заменяется обсуждением вопроса о функции той или иной подсистемы литературного языка, которая используется в определенной сфере деятельности (resp. ситуации общения).
Соответственно общая информационная цель со стороны адресанта - а в некоторых случаях с согласия и / или подачи адресата - в реальности трансформируется, конкретизируется (в зависимости от того, какой элемент коммуникативного акта управляет коммуникативным поведением), и мы можем говорить о доминанте коммуникативного поведения в сфере массовой информации, его особой настройке.
2. Статус слов «да» и «нет»

Неизменяемые слова, употребляемые в диалоге в качестве реакции на речь собеседника, составляют класс так называемых слов-предложений. Слова-предложения могут выражать согласие, утверждение: Да - Si. Ладно - Vale. Так - Pues. Пожалуй - Es cierto; несогласие, отказ: Нет - No. Слова-предложения обычно играют роль реплик в диалоге, например: - Пойдёшь гулять? - Да.
- ?Vamos a pasear? - ?Si!
Однако, от слова-предложения нeт, выражающего отрицание или несогласие, следует отличать нет-сказуемое безличных предложений, выражающее отсутствие чего-либо (ср.: У него нет денег - `El no tiene dinero). Нет - сказуемое безличного предложения управляет родительным падежом существительного, а нет - слово-предложение не управляет ничем.
Так же, как и от слова-предложения да следует отличать соединительный союз да и частицу да, употребляемую нередко в сочетании с другими словами: да ну, да ладно, да хорошо, да нет. Такое да произносится безударно, например: - Поедешь на дачу? - Да нет: я сестру жду.
Одна из задач современной лингвистики - поиск культурологических компонентов в значении лексических единиц. Исследования показывают, что различия в культурных нормах отражаются в языке.
В разных культурных традициях, в зависимости от общественного уклада и исторического развития, существуют разные культурные сценарии и нормы поведения и выражения мысли.
Испанская норма допускает свободное выражение согласия или несогласия и вообще своего мнения. Однако при деловых переговорах используется равновесие между свободой выражения несогласия и поиском согласия, и это отражается в частом использовании разделительных вопросов с разной полярностью. (?Es verdad?)
В последнее время частицы, приглашающие к согласию, привлекают к себе внимание ученых, изучающих живую разговорную речь и истинную оценку в контексте диалога. Ученые относят эти частицы к группе сигналов речи, или речевых сигналов, настраивающих собеседников на общий лад и выполняющих функцию поддержания контакта.
Как было сказано выше, в испанском языке вторая часть разделительных вопросов с разной полярностью выражает согласие, допуская и несогласие.
В русском языке частицы, типа, не так ли?, так ведь? могут выражать - в соответствии с культурной нормой - согласие с адресатом и полного понимания того, что он говорит, либо согласие, допускающее несогласие.
Как отмечает А.Ю. Чернышева в своей работе ?Русское приглашение к согласию?, частицы с элементом ?не? типа, не правда ли? не так ли? допускают возможное несогласие собеседника с говорящим, в то время как частицы без упомянутого элемента типа правда?, так ведь?, правда ведь? выражают только призыв к согласию. Чернышева отмечает далее: ?Частицы, приглашающие к согласию без допуска несогласия (так ведь?), употребляются тогда, когда положение дел адресанта предсказано с опорой на имеющиеся в сознании адресата (единые для всех говорящих) представления об идеализированной норме развития событий. Такое развитие однозначно предопределяет наличие у ситуации тех или иных свойств и дальнейший ход ее развития. Частицы, приглашающие к согласию, но допускающие и несогласие (не так ли?), употребляются в том случае, когда положение дел адресата не предсказано с опорой на имеющиеся в сознании адресанта представления об идеализированной норме развития событий, а отражают лишь реальный расклад вещей - индивидуальную точку зрения говорящего, которая не исключает возможности у слушающего своего собственного мнения?
Эта закономерность действительно прослеживается в ряде случаев. Но позволим себе предположить, что сема `ты можешь не согласиться', если и присутствует в значении частиц, приглашающих к согласию, является, скорее, потенциальной. Из этого следует, что в русском языке отсутствуют строгие правила, регламентирующие использование частиц типа так ведь?, не правда ли?
Помимо вышеупомянутых особенностей употребления исследуемых частиц, ми считаем нужным остановиться на употреблении частиц, типа, не правда ли?, так ведь? в языке художественной литературы и в разговорной речи.
Художественная речь особенно требовательна к норме, производя тщательный отбор слова, который, в свою очередь, преобразует само слово. Отбор слов непосредственно связан со способом отражения и выражения действительности, следовательно, здесь нет немотивированных слов.
Эти лексические единицы употребляются в КЛЯ как экспрессивное средство и не характерны совсем или мало характерны для РР.
Если отдельные слова, снабженные пометой разг., и встречаются в РР, то не являются в ней высокочастотными. Это объясняется тем, что РР отличается от КЛЯ не столько набором лексических единиц, сколько способом создания номинаций, а также характером семантического строения лексических единиц.
Итак, РР - это естественное, наиболее обычное средство общения между носителями литературного языка в определенных экстралингвистических условиях (сфере непринужденного личного общения). Сниженный стиль - это набор красок. На сниженном стиле не говорят. Его единицы включаются в тексты КЛЯ разного характера (художественную литературу, публицистику) как экспрессивные средства, для оживления, придания тексту естественности, непринужденности, а также для имитации живой разговорной речи.
Функциональная грамматика - направление лингвистики, в основе которого лежит изучение универсальных категорий языка. Это грамматика, нацеленная на изучение и описание функций единиц строя языка и закономерностей функционирования этих единиц во взаимодействии с разноуровневыми элементами окружающей среды. Грамматика данного типа рассматривает в единой системе средства, относящиеся к разным ярусам языка, но объединённые на основе общности их семантических функций. При анализе языкового материала используется подход «от семантики к ее формальному выражению» («от функций к средствам», так называемый ономасиологический подход) как основной, определяющий построение грамматики, в сочетании с подходом «от фо и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.