На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Теоретические основы изучения текста. Разграничение текста и дискурса. Понятие текста и подходы к его анализу. Употребление терминов texte и discours во французском языке. Сравнительно-сопоставительное исследование текста астрологического прогноза.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 03.07.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ГОУ ВПО "ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Г.Р. ДЕРЖАВИНА"
Институт иностранных языков
Кафедра французской филологии

Дипломная работа
на тему:
Текст астрологического прогноза: универсальные и национально-специфические черты
Исполнитель: выпускница
французско-английского отделения
Н.А. Непрокина
Руководитель: канд. филол. наук,
доцент
Н.А. Кудрина
Рецензент: канд. филол. наук
Е.Б. Рябых
Допущено кафедрой к защите в ГАК
"___"________200__, протокол №___
Зав. кафедрой французской филологии
канд. филол. наук, доцент
Л.М. Ермакова
Тамбов 2008
Содержание
    Введение
      Часть I. Теоретические основы изучения текста
      1. Проблемы разграничения текста и дискурса
      1.1 Определение понятия текст
      1.2 Подходы к анализу текста
      1.3 Классификация текстов
      1.4 Разграничение терминов текст и дискурс
      1.4.1 Проблема определения термина дискурс
      1.4.2 Употребление терминов texte и discours во французском языке
      2. Текст астрологического прогноза: подходы к изучению
      Часть II. Сравнительно-сопоставительное исследование астрологических текстов в русском и французском языках
      Заключение
      Список использованной литературы
      Список словарей
      Список источников фактического материала
      Приложения

Введение

Данная дипломная работа посвящена изучению и сопоставлению текстов астрологических прогнозов на русском и французском языках. Эта тема мало рассматривается лингвистами, но от этого она представляется не менее интересной с точки зрения самого процесса исследования. Актуальность исследования такого типа проявляется в том, что тексты астрологических прогнозов очень популярны, они печатаются практически во всех газетах, журналах и занимают в них особое место.

Человеку во все времена было свойственно интересоваться своим будущим, своей судьбой, именно поэтому гороскопы, предсказания астрологов существовали уже в XXII веке до нашей эры. В настоящее время они практически те же, что и много веков назад.

Объектом исследования являются тексты астрологического прогноза.

Предмет исследования - особенности, присущие как текстам подобного жанра во французском и русском языках в отдельности, так и гороскопам в целом.

Цель осуществляемого в работе анализа текстов - выявление универсальных и национально-специфических черт текста астрологического прогноза. Из цели вытекает ряд задач:

рассмотреть различные точки зрения на определение термина "текст";

выявить отличия между текстом и дискурсом;

ознакомиться с основными подходами к изучению текстов астрологического прогноза;

сопоставить французские и русские астрологические тексты в 3-х аспектах: структурном, семантическом и прагматическом;

выявить универсальные и национально-специфические черты рассматриваемого вида текстов во французском и русском языках.

Материалом для исследования послужили тексты астрологического прогноза, полученные методом сплошной выборки из материалов русских и французских газет и журналов.

В ходе исследования практического материала применялись следующие методы изучения:

сравнительный;

количественный;

компонентный;

контекстуальный.

Часть I. Теоретические основы изучения текста

Лингвистика текста активно развивается в нескольких направлениях в соответствии с основными научными парадигмами современного языкознания. В разное время исследованием текста занимались такие ученые как: М.М. Бахтин, А. Вежбицкая, Х. Изенберг, В.И. Карасик и др. Выделяются структурный, коммуникативный и лингвокультурологический подходы к изучению текста, его характеристик и категорий. Лингвисты подошли к осмыслению текста с нескольких сторон.

С позиций стилистики потребовалось обобщить большой теоретический материал, касающийся, прежде всего, функциональных стилей и интерпретации текста. Основные положения, к которым можно свести теоретическую базу стилистики текста, состоят, по мнению В.И. Карасика, в следующем:

1) текст есть результат, а не процесс речи и обычно зафиксирован в письменной форме,

2) текст - это интенциональное произведение автора, обращенное к адресату,

3) существуют различные типы и жанры текстов,

4) существуют фундаментальные характеристики, свойственные всем текстам, - текстовые категории [Карасик 2002: 270]. Возникновение лингвистики текста стало следствием исследования текстовых категорий.

Несмотря на большое количество работ, посвященных данной тематике, ряд вопросов остается чрезвычайно дискуссионным. Прежде всего необходимо отметить такие проблемы, как: определение понятия текст, подходы к анализу текста, классификация текстов, разграничение текста и дискурса.

1. Проблемы разграничения текста и дискурса

1.1 Определение понятия текст

На протяжении 90-х гг. соотношение понятий текст и дискурс в российском языкознании было более чем дискуссионно. Одни ученые отвергали первое, другие второе, третьи использовали их как синонимы, четвертые разграничивали, однако взаимоисключающим образом. Так, например, А.А. Ворожбитова определяет дискурс как частный случай текста, а текст как единицу дискурса [Ворожбитова 2003: 18].

Как подчеркивают И.А. Щирова и З.Я. Тураева, текст является одним из ключевых понятий ХХ века. В разветвленной этимологии слова "текст" они выделяют три основных значения:

то, что сотворено, сделано человеком (лат. textum - ткань, одежда, связь, соединение, строение, слог, стиль);

связность элементов внутри сделанного (лат. textus - сплетение, структура, связное изложение);

искусность этого сделанного (лат. texо - ткать, сплетать, сочинять, переплетать, сочетать) [Щирова, Тураева 2005: 5].

О.Г. Почепцов понимает под текстом "языковое строение надпредложенческого уровня". По его мнению, "текстом минимального объема является текст, состоящий из двух предложений" [Почепцов 1981: 27].

Сегодня понятие "текст" имеет как узкое, так и широкое значение. Как отмечает Н.В. Петрова, при узком или традиционном понимании под текстом понимается любое речевое высказывание независимо от объёма, но непременно обладающее признаком завершенного смыслового единства и коммуникативной значимостью. Широкое понимание термина "текст" утвердилось, по мнению автора, сравнительно недавно. Оно связано с общей тенденцией трактовки культуры как сложного семиотического образования [Петрова 2003: 123]

В трудах О.И. Москальской текст предстает как вариативный речевой продукт, поддающийся тем не менее системному описанию [Москальская 1981: 53].

Первый этап систематизации текстов исследователь видит в разграничении микро - и глобальных, или цельных текстов. Первые характеризуются ею как тематико-коммуникативные и семантико-грамматические единства. Вторые реализуют в понимании исследователя другие принципы цельности, такие как модально-темпоральная и референциальная структура, пространственно-временная ось, сочетание видов речи. Принципиальность этого разграничения, по мнению О.А. Костровой, заключается в том, что в современной лингвистике оба вида текста исследуются разными направлениями: микротекст в разных его формах (в частности как "текстотип") составляет предмет изучения стилистики и грамматики; теория цельного текста "переросла" в теорию дискурса [Кострова 2004: 71].

С.В. Пискунова рассматривает текст как равноправную и высшую единицу языковой системы, как элемент системы текстов, через которую в речи реализуется коммуникативная сущность языка. Текст, по ее словам, представляет собой уникальное сочетание статики языка и динамики речи, точку их пересечения. По мнению же Ж.Е. Фомичевой, текст - это одновременно и результат речевой деятельности, и его продукт, и сам процесс создания данного текста, вследствие чего он по своей природе процессуален и динамичен [Фомичева 2006: 58].

Одной из актуальных проблем является, по мнению многих исследователей, попытка единого определения "текст", так как данный термин отражает, по мнению С.В. Пискуновой, различные аспекты филологии, философии, психологии, культурологии, информатики и т.п. Долгое время текстом считали только письменное литературное произведение, документ или отрезок из них, что вызвало позднее дискуссию, поскольку некоторые разновидности текста представлены в устной форме (фольклор, полифоническая речь на стадионах, митингах, в общественном транспорте, спонтанная речь на радио и телевидении и т.д.), многие предполагают обязательное сочетание устной и письменной форм (лекции, профессиональные беседы, доклады и т.д.). Как считает С.В. Пискунова, ведущим и определяющим свойством текста является его коммуникативная сущность и возможность объединить для участия в данном процессе все единицы языка. Лингвистика все более приближается к признанию текста своим главным объектом, где средства языка всех уровней существуют только как элементы, части целого - текста [Пискунова 2002: 13].

В "Кратком словаре терминов лингвистики текста" Т.М. Николаева приводит различные значения этого понятия, основными из которых можно считать следующие: "1) текст как связная последовательность, законченная и правильно оформленная;

2) некоторая общая модель для группы текстов;

3) последовательность высказываний, принадлежащих одному участнику коммуникации;

4) письменное по форме речевое произведение" [Николаева 1978: 467].

Характеризуя текст в последнем из приведенных выше значений, т.е. как целое речевое произведение или макротекст, большинство исследователей указывают на следующие его признаки:

линейность, которая находит свое выражение в композиционном плане текста, последовательности расположения его конституентов;

целостность (цельность), часто понимаемая как единый "суммарный" смысл или глобальное семантическое единство связного текста, который "является результатом применения к линейной смысловой структуре текста серии отображений, "свертывающих" эту смысловую структуру в макроструктуру, которая служит кратким выражением содержания текста";

связность (когезия, когерентность);

завершенность относительно исходного авторского замысла, достигаемая "самим поступательным движением темы, ее развертыванием";

членимость (дискретность), реализуемая в разбиении текста на дискретные единицы (например, части, главы, главки, отбивки, абзацы, СФЕ);

упорядоченность (системность, структурность, иерархичность), в идеале означающая прямое и взаимно-однозначное соответствие внутренней, смысловой структуры текста его внешней, поверхностной структуре.

При определении структуры текста одним из основных признаков, по свидетельству С.В. Пискуновой, считалось наличие нескольких предложений в составе данного целого (Н.Ю. Шведова, Г. Ейгер, В. Юхт), последовательность связанных между собой предложений (А.И. Новиков), с допустимостью пропусков, "смысловых скважин" (Н.И. Жинкин), а затем как цепь связей, множество высказываний (З. Шмидт), сложное образование, включающее языковые, логические, речевые, мыслительные, стилистические, экспрессивные и другие компоненты (А.И. Новиков), в том числе обусловленные навыками, условиями, индивидуальностью речевого общения, что подготовило представление о коммуникативной значимости текста как нового знакового построения, обусловленного лексической и грамматической связью, созданием направленной информации [Пискунова 2002: 14].И.Ю. Мостовская отмечает, что исходной точкой интерпретации как когнитивного процесса установления смысла текста является не изолированный текст, а многомерное пространство текстов (текстовое пространство), находящихся в отношениях взаимозависимости, начиная от тяготения к тождественности и кончая абсолютным расподоблением/ противоположением [Мостовская 2006: 34].

По определению, данному С.В. Пискуновой, "текст - это коммуникативно-значимая единица, обладающая многоаспектным динамическим содержанием различных информационных разновидностей в пределах творчества, речевой ситуации и соответствующей формой его выражения, обусловленной взаимодействием составляющих компонентов в единой текстовой функции, каждый из которых актуализируется в зависимости от участия в структуре и семантике произведения" [Пискунова 2002: 17].

Как считает М.М. Лейкина, появление лингвистики текста было закономерным с точки зрения процессов исторического развития науки о языке. Среди предпосылок лингвистики текста и необходимых условий в период ее возникновения исследователь называет следующие:

осознание невозможности удовлетворительного объяснения "сверхфразовой проблематики" в пределах традиционной "грамматики предложения";

развитие так называемого коммуникативного синтаксиса или актуального членения предложения, в рамках которого все более явно проявлялась тенденция рассматривать предложение как речевой поступок, коммуникативный акт;

отрицательная реакция на антиментализм дескриптивистов и развитие семантической ориентации лингвистической теории (порождающая семантика, семантический синтаксис, теория номинации и т.д.);

возрождение интереса к сотрудничеству между языкознанием и психологией, выразившееся, прежде всего, в оформлении психолингвистики или теории речевой деятельности, ориентирующихся на экстралингвистические факторы употребления языковых единиц, что ранее из "системного" анализа обычно исключалось. [Лейкина 2003: 10].

Для лингвистики текста существенным является вопрос о тексте как процессе, здесь возникает необходимость учета обстоятельств общения и характеристик коммуникантов, т.е. требуется переход к коммуникативной модели представления текста. Такой переход осуществляется в следующих направлениях:

осваиваются результаты исследований, так или иначе связанных с целым текстом, в прагма- , психо- и социолингвистике, риторике, литературоведении, когнитологии;

концептуально и терминологически противопоставляются текст, погруженный в ситуацию реального общения, т.е. дискурс, и текст вне такой ситуации;

на первый план выходят вопросы, связанные с порождением и пониманием текста, с диалогической природой общения;

исследуются не идеальные, правильно построенные тексты, а текстовые стратегии в их разнообразных реализациях.

В рамках лингвистики текста О.И. Москальской выделяются два основных раздела:

1) грамматика текста как учение о сверхфразовых единствах (микротекстах) и 2) общая теория текста как учение о тексте в самом широком смысле слова - целом речевом произведении (макротексте). Оба этих направления объединены в единую научную дисциплину самим текстом [Москальская 1981: 67].

1.2 Подходы к анализу текста

Комплексная природа текста как многоуровневого речевого произведения определяет многоаспектность его изучения, описания и моделирования. Поэтому наряду с традиционным делением лингвистики текста на грамматику текста и теорию текста можно говорить, по мнению исследователя, о сосуществовании нескольких подходов к анализу текста, сформировавшихся в отечественной и зарубежной лингвистике на протяжении последних четырех десятилетий. Среди них М.М. Лейкина выделяет следующие:

структурно-грамматический подход, транспонирующий категории и методы "грамматики предложения" на уровень микротекста;

семиотический подход, выявляющий знаковую природу и семиотическую сложность текста;

стилистический подход, ставящий своей основной целью инвентаризацию и систематизацию выразительных средств и приемов, усиливающих выразительность текста и обеспечивающих его связность;

семантический подход, при котором исследователь не ограничивается рассмотрением особенностей поверхностной структуры текста, а пытается определить закономерности "глубинных" содержательных отношений в тексте;

логический подход, рассматривающий единицы и отношения содержательной структуры текста как "определенные логические формы мысли, имеющие объем и содержание": понятия, суждения, умозаключения и др.;

психолингвистический подход, исследующий процессы и механизмы порождения и восприятия речевых произведений в языковом сознании "человека говорящего";

функционально-прагматический подход, в рамках которого текст рассматривается как "структурно-организованная совокупность речевых актов", а языковые структуры интересуют исследователя в первую очередь как инструмент реализации конкретных намерений говорящего; основное внимание сосредоточено на коммуникативных параметрах и прагматических функциях текста;

когнитивный подход, отражающий взгляд на текст как на продукт речемыслительной деятельности, порождающей знания и оперирующей ими, как на средство направленной передачи знаний, как на "непосредственную действительность знаний и самого процесса познания" [Лейкина 2003: 13].

1.3 Классификация текстов

С момента зарождения лингвистики текста возникла идея о необходимости построения систематической общей классификации или типологии речевых произведений. Однако разные исследователи предлагали различные основания (критерии) для классификации (типологизации) текстов - с учетом выбранного направления исследования.

Так, на основании семиотических принципов выявляют типы текстов, соотнося различные виды знаков с четырьмя способами их употребления: номинаторы (описывают предметную ситуацию), десигнаторы (содержание изложено на уровне обобщений), прескрипторы (носят предписывающий характер), аппрейзоры (тексты оценивающего типа) [Лейкина 2003: 23].

С точки зрения композиционно-структурных особенностей, Х. Изенберг выделяет следующие типы текстов:

1) тексты, содержание которых строится по более или менее жестким, но всегда облигаторным информационным моделям, сложившимся в данной коммуникативной сфере;

2) тексты, содержание которых строится по узуальным информационным моделям;

3) тексты нерегламентированные [Изенберг 1978: 43].

Коммуникативно-ориентированные типологии вырабатываются на основании преобладающих коммуникативных интенций говорящего (например, информирующие, активизирующие и разъясняющие тексты у В. Шмидта) или иллокутивных функций (объявлять, описывать, инструктировать, делать комплимент и т.п.). В частности на основании таксономии Дж. Серля, включающей 5 классов речевых (иллокутивных) актов, часто выделяют следующие типы текстов:

1. репрезентативные тексты, основная коммуникативная целеустановка которых состоит в том, чтобы сообщить адресату о некотором положении дел в действительности (научная статья, репортаж, отчет о событии);

2. директивные тексты (побуждение адресата к совершению / несовершению определенного действия (закон, указ, инструкция, кулинарный рецепт));

3. комиссивные тексты (целью которых является возложение на адресанта обязательства совершить определенное действие (клятва, обещание, контракт));

4. экспрессивные тексты (передают психологическое состояние адресата, вызванное положением дел в действительности (благодарность, поздравление, соболезнование));

5. декларативные тексты (устанавливают некоторое положение дел или вносят в него изменения (декларация, свидетельство о браке, доверенность на владение имуществом));

6. комбинированные (гибридные) тексты - тексты, реализующие более одной коммуникативной целеустановки (завещание совмещает декларативную и комиссивную целеустановки) [Лейкина 2003: 25].

1.4 Разграничение терминов текст и дискурс

Широкий круг вопросов, затрагивающих сущность текста как феномена человеческой культуры, рассматривается при лингвокультурологическом исследовании текста. Такой подход направлен на освещение особенностей менталитета народа, обусловленных его историей и отраженных в языке прецедентных текстах (Ю.Н. Караулов), концептосфере (Д.С. Лихачев), культурных концептах (Ю.С. Степанов). На взгляд В.И. Карасика, важнейшей характеристикой дискурса как феномена культуры являются его ценностные признаки. Интертекстуальные соотношения целого текста (либо его автономных фрагментов) являются предметом изучения лингвокульторологии. Отсюда, как считает В.И. Карасик, возрастает важность изучения вторичных текстов, аллюзий, типов дискурса.

1.4.1 Проблема определения термина дискурс

Изучению дискурса посвящено множество исследований, авторы которых трактуют это явление в столь различных научных системах, что само понятие "дискурс" стало шире понятия "язык" [Карасик 2002: 271]. Как, например, считает Ворожбитова А.А., дискурс есть поток речевого поведения (вербального, акустического, жестово-мимического, пространственного) [Ворожбитова 2003: 18]. Автор также считает, что термин "дискурс" предпочтительнее использовать при анализе диалога и полилога, вообще живой речи, продуцируемой в устной форме, а также при рассмотрении текста в широком социокультурном и психолингвистическом контексте - текста как продукта речевой деятельности [Там же]. Такая трактовка вытекает из самого определения дискурса, предлагаемого, например, В.Н. Ярцевой в "Большом энциклопедическом словаре. Языкознание", где дискурс определяется как "связный текст в совокупности с экстралингвистическими - прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное, социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах). Дискурс - это речь, "погруженная в жизнь". Поэтому термин "дискурс", в отличие от термина "текст", не применяется к древним и другим текстам, связи которых с живой жизнью не восстанавливаются непосредственно" [Ярцева 1998: 136].

Существенным, на взгляд В.И. Карасика, является противопоставление личностно-ориентированного и статусно-ориентированного дискурса. В первом случае в общении участвуют коммуниканты, хорошо знающие друг друга, раскрывающие друг другу свой внутренний мир, во втором случае общение сводится к диалогу представителей той или иной социальной группы [Карасик 2002: 277]. Личностный дискурс представлен двумя основными разновидностями - бытовой и бытийный дискурс. Статусно-ориентированный дискурс представляет собой институциональное общение, т.е. речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов, число которых определяется потребностями общества на конкретном этапе его развития [Там же].

С позиций социолингвистики дискурс - это общение людей, рассматриваемое с позиций их принадлежности к той или иной социальной группе или применительно к той или иной типичной речеповеденческой ситуации, например, институциональное общение.

Применительно к современному социуму В.И. Карасик выделяет политический, административный, юридический, военный, педагогический, религиозный, мистический, медицинский, деловой, рекламный, спортивный, научный, сценический и массово-информационный виды институционального дискурса [Карасик 2002: 279].

Важно отметить, что институциональный дискурс исторически изменчив - исчезает общественный институт как особая культурная система и, соответственно, растворяется в близких, смежных видах дискурса свойственный исчезающему институту дискурс как целостный тип общения. Например, как справедливо отмечает В.И. Карасик, в современной России вряд ли можно установить охотничий дискурс. Для определения типа институционального общения необходимо учитывать статусно-ролевые характеристики участников общения (учитель-ученик, врач-пациент), цель общения (педагогический дискурс - социализация нового члена общества), прототипное место общения (школа, стадион, храм). По определению исследователя институциональный дискурс есть специализированная клишированная разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума.

Институциональный дискурс строится по определенному шаблону, но степень трафаретности различных типов и жанров этого дискурса различна. Дело в том, что в реальной жизни прототипный порядок дискурса часто нарушается, но все участники общения привыкли к отклонениям и накладкам и реагируют на них нормально [Карасик 2002: 281]. По мнению В.И. Карасика существуют мягкие и жесткие разновидности институционального дискурса. Структура мягкой разновидности вариативна, но определяющие компоненты не могут исчезнуть. Примером жесткой разновидности институционального дискурса являются различные ритуалы - военный парад, защита диссертации, вручение награды, церковная служба.

Кроме того, исследователь выделяет несколько подходов к пониманию дискурса, которые приводят к разным определениям данного термина. В рамках коммуникативного подхода дискурс определяется как:

а) вербальное общение, речь, употребление языка;

б) диалог, беседа;

в) речь с позиции говорящего;

г) единство регулярно-коллективного и творчески индивидуального начал речи.

При структурно-синтаксическом подходе дискурс понимается как:

а) фрагмент текста;

б) развернутый смысл текста в сознании получателя информации.

В структурно-стилистическом понимании дискурс определен как:

а) нетекстовая организация разговорной речи, характеризующаяся нечетким делением на части, ассоциативностью, спонтанностью и контекстностью.

При социально-прагматическом подходе дискурс понимается как:

а) текст, погруженный в ситуацию общения, в жизнь;

б) социально ограниченный или идеологически ангажированный тип высказываний, что дает на выходе, например, феминистский дискурс;

в) особый язык в языке, выражающий особую ментальность и реализованный в своих собственных текстах [Карасик 2002: 282].

Исследуя разницу между дискурсом и текстом, Т.А. ван Дейк отмечает, что "дискурс" - это актуально произнесенный текст, а "текст" - абстрактная грамматическая структура произнесенного. "Дискурс" - это понятие, касающееся актуального речевого действия, тогда как "текст" - это понятие, касающееся системы языка. Текст - это абстрактный теоретический конструкт, реализующийся в дискурсе. Ученый подчеркивает, что дискурс - это существенная составляющая социокультурного взаимодействия, характерные черты которого - интересы, цели и стили [Дейк 1989: 246].

Г.А. Орлов рассматривает дискурс как категорию естественной речи, материализуемой в виде устного или письменного речевого произведения, относительно завершённого в смысловом и структурном отношении, длина которого потенциально вариативна: от синтагматической цепи свыше отдельного высказывания (предложения) до содержательно цельного произведения (рассказа, беседы, описания, инструкции, лекции и т.п.) [Орлов 1991].

По мнению Эмиля Бенвениста существенной чертой дискурса, понимаемого им в широком смысле, является также соотнесение дискурса с конкретными участниками акта, то есть говорящим и слушающим, а также с коммуникативным намерением говорящего каким-либо образом воздействовать на слушателя.

Структуру разговорного дискурса составляет ряд этапов (вступление в речевой контакт, выдвижение инициальной темы разговора и ее ратификация, смена ролей в ходе коммуникативного акта, смена темы разговора, выход из коммуникативного акта), каждый из которых обусловлен комплексом внешних и внутренних факторов [Бенвенист 2002: 350].

Как считает В.Г. Борботько, дискурс есть текст, но такой, который состоит из коммуникативных единиц языка - предложений и их объединений в более крупные единства, находящиеся в непрерывной смысловой связи, что позволяет воспринимать его как цельное образование [Борботько 1989: 176].

1.4.2 Употребление терминов texte и discours во французском языке

Во французском языке слово discours и его производное discursif первоначально употреблялись чаще, чем texte: в XVI в. - примерно в три раза, а вплоть до конца XVIII в. - в два раза. В начале XIX в. слово texte начинают употреблять все чаще, и постепенно - примерно к середине XIX в. - texte начинает лидировать, употребляясь в художественной литературе примерно в полтора раза чаще, чем discours; однако в текстах по гуманитарным дисциплинам по-прежнему, пусть и с небольшим отрывом, лидирует discours. С начала XX в. texte прочно завоевывает свои позиции, употребляясь примерно в два раза чаще своего соперника.

Наиболее типичное современное значение термина discours - "речь перед собранием людей" ("dйveloppement oratoire fait devant une rйunion de personnes"). Часто можно встретить такие словосочетания, в которых по-русски употребляется речь: discours inaugural `инаугурационная речь', discours de clфture `речь при закрытии', discours du trфne `тронная речь', les discours d'une campagne йlectorale `предвыборные речи', discours de rйception `приветственная речь'. Иногда - "выступление": discours-programme d'un ministre `программное выступление министра'.

В качестве "слов, выражающих мысль" discours упоминается с 1613 г. и употребляется до сих пор: C'est la suite du discours qui fit seulement comprendre (…) que, par un procйdй oratoire habile, le Pиre avait donnй en une seule fois (…) le thиme de son prкche entier [Цит. по: Демьянков 2005: 42]. В таких случаях словосочетанию suite du discours по-русски соответствует ход мысливыражение хода мысли, более близкое к оригиналу, звучит непривычно). Русскому части речи соответствует французское les parties du discours, то есть, собственно, "части мысли, выражаемой словами".

С начала XX в. discours получает распространение в качестве термина филологов как синоним для французского же parole. Discours употребляют, чтобы сказать: "В данном случае я говорю о речи, но не в смысле Ф. де Соссюра". Типичны такие словосочетания: occurrence d'un mot en discours, discours rapportй, direct, indirect. Соответственно, analyse de (du) discours употребляют там, где по-русски употребляют `исследование разговорной речи'.

Производное discursif начинает более или менее часто употребляться в художественной и особенно философской литературе (в значении "излагающий мысль, четко, логично и шаг за шагом выводя одно положение из другого" - в противоположность "интуитивным скачкам") на рубеже XVIII-XIX вв. Иногда discursif значит "прямолинейный, без отклонений от магистральной линии изложения", например: Ce rйcit tout linйaire (je veux dire: sans йpaisseur), uniquement discursif [Цит. по: Демьянков 2005: 44].

По замечанию В.З. Демьянкова далеко не всегда discursif характеризует неодушевленную сущность: иногда это прилагательное по переносу характеризует человека, соответствуя русскому "обладающий легким пером, легко создающий дискурсы или глубокомысленный".

На границе XIX и XX вв. в сочинениях философов, социологов и этнографов прилагательное это достигает пика популярности, особенно в следующих словосочетаниях: opйrations discursives, raison discursive, pensйe discursive, procйdйs discursifs, nйcessitй discursive, connaissance discursive, reprйsentation discursive.

Что касается основы texte на французской почве, то первоначально слово prйtexte `предлог' (в оборотах со значением "под предлогом" или "служить/быть предлогом для чего-либо") было гораздо более употребительным, чем собственно texte: таково положение вплоть до XVII в. В пьесах Корнеля (1606-1684), Расина (1639-1699), Мольера (1622-1673), в сказках Перро (1628-1703), в сочинениях Б. Паскаля (1623-1662) texte бывает только очень редко, чаще - prйtexte, но очень часто discours [Демьянков 2005: 44].

И текст, и дискурс выступают предметом изучения многих дисциплин. Исследователя-лингвиста интересует вербальный текст и образующие его основу слова общенародного языка. Текст понимается сегодня как иерархическое единство высшего ранга, многоаспектное и многомерное образование, совмещающее характеристики системного объекта, сложного знака и коммуникативного целого.

2. Текст астрологического прогноза: подходы к изучению

В данной работе предлагается сравнительный анализ текстов одного жанра, сопоставляемых с точки зрения их тематического содержания, композиции и средств выражения. Наш выбор пал на тексты астрологического прогноза, весьма часто печатаемые в разного рода изданиях и пользующиеся читательским спросом. На примере гороскопов можно, на взгляд В.Е. Чернявской, наблюдать инсценируемую смену дискурса. Будучи текстом персуазивным по своей доминирующей функции, т.е. ориентированным на когнитивно-речевое воздействие на адресата с целью внедрения в его сознание установок, отношений, оценок в интересах отправителя сообщения, гороскоп активно использует языковые элементы научного дискурса для создания псевдонаучного сообщения с сильным воздействующим эффектом [Чернявская 2004: 109]. В задачи данного исследования входит анализ того, как строится текст данного жанра с точки зрения его смыслового содержания и способов его выражения, одинаково ли организован текст данного жанра в русском и французском языках.

И.Б. Ворожцова выделяет несколько подходов к изучению и сравнению астрологических прогнозов, а именно анализ номинативного и коммуникативного содержания текстов, а также их композиции.

В соответствии с представлением о номинативном содержании как референции высказывания исследователем были выявлены ситуативные опоры, как то: приводимые факты, события, информация о субъектах действия, пространственно-временные рамки высказывания, а именно:

1) наименование знака зодиака;

указание временного промежутка данного знака;

иконический символ;

название планеты, патронирующей данный знак;

рекомендация или совет прогноза;

6) прямое или косвенное указание на адресата [Ворожцова 1998: 45].

Номинативное содержание, как замечает И.Б. Ворожцова, может быть выражено следующими средствами:

лексика: имена собственные; наименования месяца; числовое обозначение дат; прилагательные от названий месяцев;

местоимения и местоимен и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.