На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Характеристика эмоций на псохолингвистическом уровне. Эквивалентность эмотивных слов, понятий, реалий русского и английского языков, лексическая детализация понятий. Отрицательные эмоции, эмоции безразличие, неожиданность, раздражение.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2003. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


101
Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации
Ставропольский государственный университет
ФАКУЛЬТЕТ РОМАНО-ГЕРМАНСКИХ ЯЗЫКОВ
Кафедра лингвистики и лингводидактики
«Допущен к защите»
зав. кафедрой лингвистики и
межкультурной коммуникации
кандидат педагогичеких
наук,доцент
Московская Н.Л.
«____» ____________ 2003 г.
________________________
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
Тематизация эмоций в разговорной речи английского языка
Студентки 5 курса факультета
романо-германсках языков
отделения "Информатика/лингвистика
и межкультурная коммуникация"
Турлаевой Ольги Ивановны
Научный руководитель:
канд. филол. наук, доцент
кафедры лингвистики
и лингводидактики
Булах Елена Анатольевна
Дата защиты _____________ 2003 г.
Оценка ___________
Ставрополь
2003
Содержание
Введение……………………………………………………………………………………3
Глава I.Общая характеристика эмоций на лингвистическом и психологическом уровнях……………………………………………………………………………………..……6
§1.Характеристика эмоций на псохолингвистическом уровне…………………………6
§2. Эквивалентность эмотивных слов, понятий, реалий русского и английского языков, лексическая детализация понятий…………………………………………………15
§3.Оценочные реплики-реакции………………………………………….……………..18
Глава II Характеристика положительных эмоций……………………….…………….27
§1.Эмоция «радости» первой степени экспрессивности………………….……………28
§2.Эмоция «радости» второй степени экспрессивности……………………………….33
§4. Эмоция «радости» третьей степени экспрессивности………………………..……38

Глава III Отрицательные эмоции, эмоция «безразличие»,эмоция «неожиданности».42

§1.Характеристика отрицательных эмоций……………………………………….……42

§2.Анализ эмоции «недовольство»……………………………………………………..45

§3Анализ эмоции «злость»………………………………………………………....…...48

§4.Анализ эмоции «отчаяние»…………………………………………………………..50

§5.Анализ эмоции «презрение»………………………………………………….………53

§6.Анализ эмоции «раздражение»…………………………………………….…………56

§7.Анализ эмоции «безразличие»…………………………………………….….……...59

§8. Анализ эмоции «неожиданность»…………………………………………………...63

Глава IV Тематизация эмоций в английском разговорном языке: педагогический аспект изучения. Роль языкового образования в освоении иноязычной культуры (диалоге культур). Теория и методика……………………………………….………………69
Заключение…………………………………………………………………...…………...86
Библиография…………………………………………………………………………..…89
Приложения……...………………………………………………………………..……....93
Введение.
Данная дипломная работа посвящена всестороннему изучению способов обозначения эмоций в тексте, а именно ее комплексной тематизации на основе вербальных и невербальных средств.
Проведенные ранее исследования в области эмоционального синтаксиса и эмоциональной лексики касаются в целом системного подхода в организации эмоциональных явлений. Однако в них не обсуждаются проблемы обозначения эмоций в тексте на основе языковых и неязыковых средств. Настоящее дипломное исследование ставит задачу восполнить этот пробел.
Актуальность темы дипломной работы объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, высокой значимостью средств и способов тематизации эмоций, как для создания, так и для изучения эмоционального плана текста.
Во-вторых, недостаточной разработанностью проблемы предоставления эмоций в тексте художественного произведения. В английстике до настоящего времени эмоциональный план текста, а основе которого лежит решение глобального вопроса по способам комплексной тематизации эмоций, в целом не изучался и ждет своих исследователей. Работа написана в русле активно реализующей себя прагмалингвистики и предполагает исследование комплексной тематизации отдельных эмоций на основе вербальных и невербальных средств.
Данная дипломная работа посвящена анализу тематизации эмоций: «радость», «раздражение», «неожиданность» и выявлению характерных особенностей процесса для каждой из них.
Цель исследования заключается в изучении характера комплексной тематизации и установление закономерностей ее протекания для выделенных эмоций путем анализа отдельных способов ее презентации в тексте.
Для реализации поставленной цели решаются следующие исследовательские задачи:
1. определение и разграничение понятий «эмоциональность», «экспрессивность», «оценочность»;
2. определение и описание вербальных и невербальных способов тематизации эмоций;
3. выявление закономерностей процесса тематизации эмоций на основе предложенного в работе метода поэтапного изучения комплексной тематизации.
Для решения поставленных задач были использованы следующие методы исследования:
1. структурно-семантический для выявления и описания различных моделей структурной организации художественного текста, имеющих целью передать эмоционально-субъективное отношение говорящего к предмету своего высказывания;
2. прагматический- для эксплуатации коммуникативных актов с различной эмотивно-содержательной наполняемостью;
3. контекстуальный- при интерпретации эмоций, выраженной косвенными средствами номинации;
4. метод дефиниционного анализа по словарям- при выборке единиц эмоциональной лексики, находящих отражение в процессе тематизации определенных эмоций;
5. сравнительно- обобщающий- при обобщении и сравнении полученных результатов по закономерностям тематизации эмоций.
6. индуктивный метод - на основании сопоставления структурных схем оценочных реплик, выявленных по предложенным критериям, определяются типовые модели указанных единиц.
7. метод моделирования - Понятие модели может трактоваться в статическом или динамическом аспектах, что связано с существованием двух типов отношений, характерных для языковых единиц, - парадигматических и синтагматических отношений.
При изучении конкретно взятой эмоции, представленной в художественном тексте, следует исходить из положения, что недостаточно знаний лишь об одном из способов ее представления через синтаксическую конструкцию или эмоциональную лексику. Тематизация эмоций представляет собой совокупность нескольких способов ее презентации, которая включает косвенные факты проявления. Важно иметь полный комплекс, чтобы сформировать целостное представление о характере презентации эмоций. В этом состоит методологическое обоснование настоящего исследования.
Материалом лингвистического анализа послужил роман Ф.С.Фицджеральда « Великий Гэтсби» [57,92]. Исследовано 182 примера в рамках одного произведения объемом 210 страниц.
Проведенная исследовательская работа дает основание выдвинуть ряд положений о характере протекания процесса комплексной тематизации эмоций, которая выносится на защиту: каждая эмоция имеет ряд характерных для нее способов представления в тексте.
Процесс тематизации каждой эмоции ситуативно обусловлен и имеет свои закономерности.
Соотношение вербальных и невербальных средств тематизации эмоций различно. Возможны отношения их равноценной значимости в процессе представления эмоций, когда доминанта средств обозначения принадлежит комбинации лингвистических и паралингвистических средств.
Научная новизна дипломной работы заключается в том, что в ней предлагается комплексный подход к изучению способов представления эмоций в художественном тексте. Высказывания, передающие эмоции говорящих, подвергнуты анализу в их структурном, семантическом и прагматическом аспектах. Особенностью исследуемых высказываний является презентация в них эмоций посредством как вербальных, так и невербальных средств. Отдельные способы номинации эмоций в тексте отмечены в английстике давно: на обозначение эмоций через эмоциональный синтаксис, эмоциональную лексику, невербальные средства указываются во многих исследованиях отечественных и зарубежных лингвистов. Тем не менее работ, посвященных изучению комплексной тематизации эмоций в художественном тексте и выявлению характерных особенностей процесса, пока нет. Кроме того, новизна научной работы состоит в том, что в ней впервые в лингвистике текста установлены закономерности представления основных эмоций.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно подтверждает положения прагматического анализа эмоционального плана текста, определяет и уточняет прагматический потенциал, взаимодействие и соотношение лингвистических и паралингвистических средств в тематизации эмоций.
Практическая ценность дипломной работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в спецкурсах по коммуникативной грамматике, в частности, при изучении эмоционального плана текста/общения; при написании курсовых и дипломных работ, находящихся в русле паралингвистики; на практических занятиях по английскому языку, а также при составлении пособий по развитию навыков определения способов комплексной тематизации эмоций и их роли, а конструировании эмоционального плана текста.
В дипломной работе представлены результаты количественной обработки данных лингвистического эксперимента по анализируемым в работе эмоциям. Привлечение дополнительных результатов анализа дает возможность наглядно представить и сравнить степень соотношения и участия средств и способов тематизации десяти эмоций, доказывая индивидуальность и особенность процесса для каждой из них.
Глава I.Общая характеристика эмоций на лингвистическом и психологическом уровнях.
§1.Характристика эмоций на психолингвистическом уровне
Эмоции -- особый класс субъективных психологических состояний, отражающих в форме непосредственных переживаний, ощущений приятного или неприятного, отношения человека к миру и людям, процесс и результаты его практической деятельности [4,89]. К классу эмоций относятся настроения, чувства, аффекты, страсти, стрессы. Это так называемые «чистые» эмоции. Они включены во все психические процессы и состояния человека. Любые проявления его активности сопровождаются эмоциональными переживаниями. У человека главная функция эмоций состоит в том, что благодаря эмоциям мы лучше понимаем друг друга, можем, не пользуясь речью, судить о состояниях друг друга и лучше преднастраиваться на совместную деятельность и общение. Замечательным, например, является тот факт, что люди, принадлежащие к разным культурам, способны безошибочно воспринимать и оценивать выражения человеческого лица, определять по нему такие эмоциональные состояния, как радость, гнев, печаль, страх, отвращение, удивление. Это, в частности, относится и к тем народам, которые вообще никогда не находились в контактах друг с другом.
Жизнь без эмоций так же невозможна, как и без ощущения. Эмоции, утверждал знаменитый естествоиспытатель Ч. Дарвин, возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей [24,90]. Эмоционально-выразительные движения человека -- мимика, жесты, пантомимика -- выполняют функцию общения, т.е. сообщения человеку информации о состоянии говорящего и его отношении к тому, что в данный момент происходит, а также функцию воздействия -- оказания определенного влияния на того, кто является субъектом восприятия эмоционально-выразительных движений. Интерпретация таких движений воспринимающим человеком происходит на основании соотнесения движения с контекстом, в котором идет общение.
У высших животных, и особенно у человека, выразительные движения стали тонко дифференцированным языком, с помощью которого живые существа обмениваются информацией о своих состояниях и о том, что происходит вокруг. Это -- экспрессивная и коммуникативная функции эмоций. Они же являются важнейшим фактором регуляции процессов познания.
Эмоции выступают как внутренний язык, как система сигналов, посредством которой субъект узнает о потребностной значимости происходящего. Особенность эмоций состоит в том, что они непосредственно отражают отношения между мотивами и реализацией отвечающей этим мотивам деятельности. Эмоции в деятельности человека выполняют функцию оценки ее хода и результатов. Они организуют деятельность, стимулируя " и направляя ее.
На важную мобилизационную, интегративно - защитную poль эмоций в свое время указывал П.К.Анохин. Он писал: «Производя почти моментальную интеграцию (объединение в единое целое) всех функций организма, эмоции сами по себе и в первую очередь могут быть абсолютным сигналом полезного ил вредного воздействия на организм, часто даже раньше, чем определены локализация воздействий и конкретный механизм ответной реакции организма». Благодаря вовремя возникшей эмоции организм имеет возможность чрезвычайно выгодно npиспособиться к окружающим условиям. Он в состоянии быстро с большой скоростью отреагировать на внешнее воздействие не определив еще его тип, форму, другие частные конкретны параметры.
Самая старая по происхождению, простейшая и наиболее распространенная среди живых существ форма эмоциональных переживаний -- это удовольствие, получаемое от удовлетворения органических потребностей, и неудовольствие, связанное с невозможностью это сделать при обострении соответствующей потребности. Практически все элементарные органические ощущения имеют свой эмоциональный тон*. О тесной связи, которая существует между эмоциями и деятельностью организма, говорит тот факт, что всякое эмоциональное состояние сопровождается многими физиологическими изменениями организма. Попытки психолингвистов связать эти изменения со специфическими эмоциональными состояниями предпринимались неоднократно и были направлены на то, чтобы доказать, что комплексы органических изменений, которые сопровождают различные субъективно переживаемые эмоциональные состояния, а также переживваемые чувства, различны. Однако четко установить, какие из субъективно данных нам как неодинаковые эмоциональные переживания какими органическими изменениями сопровождаются, так и не удалось.
Это обстоятельство является существенным для понимания жизненной роли эмоций. Оно говорит о том, что наши субъективные переживания не являются непосредственным, прямым отражением собственных органических процессов. С особенностями переживаемых нами эмоциональных состояний связаны, вероятно, не столько сопровождающие их органические изменения, сколько возникающие при этом ощущения. Тем не менее, определенная зависимость между спецификой эмоциональных ощущений и органическими реакциями все же имеется. Она выражается в виде следующей, получившей экспериментальное подтверждение связи: чем ближе к центральной нервной системе расположен источник органических изменений, связанных с эмоциями, и чем меньше в нем чувствительных нервных окончаний, тем слабее возникающее при этом субъективное эмоциональное переживание. Кроме того, искусственное понижение органической чувствительности приводит к ослаблению силы эмоциональных переживаний [27,90].
Основные эмоциональные состояния, которые испытывает человек, делятся на собственно эмоции, чувства и аффекты. Эмоции и чувства предвосхищают процесс, направленный на удовлетворение потребности, имеют идеаторный характер и находятся как бы в начале его. Эмоции и чувства выражают смысл ситуации для человека с точки зрения актуальной в данный момент потребности, значение для ее удовлетворения предстоящего действия или деятельности [25,90]. Эмоции могут вызываться как реальными, так и воображаемыми ситуациями. Они, как и чувства, воспринимаются человеком в качестве его собственных внутренних переживаний, передаются другим людям, сопереживаются. Эмоции относительно слабо проявляются во внешнем поведении, иногда извне вообще незаметны для постороннего лица, если человек умеет хорошо скрывать свои чувства. Они, сопровождая тот или иной поведенческий акт, даже не всегда осознаются, хотя всякое поведение, как мы выяснили, связано с эмоциями, поскольку направлено на удовлетворение потребности. Эмоциональный опыт человека обычно гораздо шире, чем опыт его индивидуальных переживаний. Чувства человека, напротив, внешне весьма заметны.
Эмоции и чувства -- личностные образования. Они характеризуют человека социально - психологически. Подчеркивая собственно личностное значение эмоциональных процессов, В.К. Вилюнас пишет: «Эмоциональное событие может вызвать формирование новых эмоциональных отношений к различным обстоятельствам... Предметом любви-ненависти становится все, что познается субъектом как причина удовольствия-неудовольствия» [14,89]. Эмоции обычно следуют за актуализацией мотива и до рациональной оценки адекватности ему деятельности субъекта. Они есть непосредственное отражение, переживание сложившихся отношений, а не их рефлексия. Эмоции способны предвосхищать ситуации и события, которые реально еще не наступили, и возникают в связи с представлениями о пережитых ранее или воображаемых ситуациях.
Чувства же носят предметный характер, связываются с представлением или идеей о некотором объекте. Другая особенность чувств состоит в том, что они совершенствуются и, развиваясь, образуют ряд уровней, начиная от непосредственных чувств и кончая высшими чувствами, относящимися к духовным ценностям и идеалам.
Чувства носят исторический характер. Они различны у разных народов и могут по-разному выражаться в разные исторические эпохи у людей, принадлежащих к одним и тем же нациям и культурам. В индивидуальном развитии человека чувства играют важную социализирующую роль. Они выступают как значимый фактор в формировании личности, в особенности ее мотивационной сферы. На базе положительных эмоциональных переживаний типа чувств появляются и закрепляются потребности и интересы человека.
Чувства -- продукт культурно-исторического развития человека. Они связаны с определенными предметами, видами деятельности и людьми, окружающими человека. Чувства выполняют в жизни и деятельности человека, в его общении с окружающими людьми мотивирующую роль. В отношении окружающего его мира человек стремится действовать так, чтобы подкрепить и усилить свои положительные чувства. Они у него всегда связаны с работой сознания, могут произвольно регулироваться [34,90].
Аффекты* -- это особо выраженные эмоциональные состояния, сопровождаемые видимыми изменениями в поведении человека, который их испытывает. Аффект не предшествует поведению, а как бы сдвинут на его конец. Это реакция, которая возникает в результате уже совершенного действия или поступка и выражает собой его субъективную эмоциональную окраску с точки зрения того, в какой степени в итоге совершения данного поступка удалось достичь поставленной цели, удовлетворить стимулировавшую его потребность. Аффекты способствуют формированию в восприятии так называемых аффективных комплексов, выражающих собой целостность восприятия определенных ситуаций. Развитие аффекта подчиняется следующему закону: чем более сильным является исходный мотивационный стимул поведения и чем больше усилий пришлось затратить на то, чтобы его реализовать, чем меньше итог, полученный в результате всего этого, тем сильнее возникающий аффект. В отличие от эмоций и чувств аффекты протекают бурно, быстро, сопровождаются резко выраженными органическими изменениями и двигательными реакциями.
Страсть* -- еще один вид сложных, качественно своеобразных и встречающихся только у человека эмоциональных состояний. Страсть представляет собой сплав эмоций, мотивов и чувств, сконцентрированных вокруг определенного вида деятельности или предмета. Объектом страсти может стать человек. С.Л. Рубинштейн писал, что «страсть всегда выражается в сосредоточенности, собранности помыслов и сил, их направленности на единую цель... Страсть означает порыв, увлечение, ориентацию всех устремлений и сил личности в едином направлении, сосредоточение их на единой цели».
Каждый из описанных видов эмоций внутри себя имеет подвиды, а они, в свою очередь, могут оцениваться по разным параметрам -- например, по следующим: интенсивности, продолжительности, глубине, осознанности, происхождению, условиям возникновения и исчезновения, воздействию на организм, динамике развития, направленности (на себя, на других, на мир, на прошлое, настоящее или будущее), по способу их выражения во внешнем поведении (экспрессии) и по нейрофизиологической основе.
*- Якобсон П. М. Психологические проблемы мотивации поведения человека. М., 1969.

Эмоции отличаются по многим параметрам: по модальности (качеству), по интенсивности, продолжительности, осознанности, глубине, генетическому источнику, сложности, условиям возникновения, выполняемым функциям, воздействию на организм. По последнему из названных параметров эмоции делят на стенические и астенические. Первые активизируют организм, поднимают настроение, а вторые -- расслабляют, подавляют. Кроме того, эмоции делят на низшие и высшие, а также по объектам, с которыми они связаны (предметы, события, люди и т.д.).
Эмоция в данной дипломной работе рассматривается как форма отражения действительности, переживания человеком своего чувства, отношения к тому, что он познае6т и делает. Как объективно существующее явление эмоция имеет широкий спектр разнообразных форм и оттенков. Эмоции динамичны: развиваясь, они качественно усложняются и не могут быть классифицированы только по одному какому-то признаку.
Традиционно эмоции психологами делятся на положительные, отрицательные и амбивалентные. Для лингвистического анализа в работе предложены эмоции обозначающие радость, отрицательные эмоции и неожиданность, как типичные представители каждого класса эмоций.
В метаязыке исследования до настоящего времени не существовало понятия « тематизация», под которым мы, вслед за профессором Л.Михайловым, понимаем совокупность всевозможных вербальных и невербальных средств обозначения, называния, указания на проявление, презентацию какой-либо эмоции.
Особое внимание в работе уделено процессу вербализации и тематизации эмоции, составляющим новой научной парадигмы- лингвистике эмоций ( эмотологии), изучающей эмоциональную среду функционирования языка: эмоциональную языковую личность, мотивные знаки языка и их эмоциогенную прагматику, новые эмоционально окрашенные понятия. Лингвистика уже накопила некоторый опыт изучения эмоций.
На уровне лексических показателей эмоциональности высказывания в работе рассматривается эмоциональная лексика как номинативное средство эмотивности. Эмотивные смыслы здесь эксплицитны, более устойчивы, стабильны, представляют собой непосредственные знаки эмоций. Необходимо учитывать, что различные слои лексики обладают неодинаковой потенцией в реализации эмоционального в языке.
Эмоциональный синтаксис привлек внимание в исследовании прежде всего как инвентарь предложений в английском языке, эмоциональное значение которых выражают такие специфические признаки как устойчивая структура, интонация, различного рода интенсификаторы. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько основное содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально окрашенное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации. Все многообразие этих построений базируется в основном на двух характерных явлениях - эллипсе и инверсии.
Проблема номинации и тематизации на основе комплексного подхода и ее разрешение стали центром настоящего исследования, в котором анализируется десять основных способов представлений эмоций: номинация эмоций, пояснение эмоций, невербальная характеристика эмоций, авторское повествование, выделение доминанты средств представления эмоций, гиперхарактеристика эмоций.
Суть каждого способа заключае6тся в следующем: каждая эмоция, представленная в художественном тексте, так или иначе, должна быть номинована: через лингвистические или паралингвистические средства. Номинация при этом может носить как прямой, так и косвенный характер. В следующем случае возникает необходимость уточнения эмоций, поисков сигналов номинации.
Дешифратором эмоции (эмоциональным перформативом) может быть эмоциональная конструкция, контекст, пейзажная лексика, авторская ремарка и пр. На уровне контекста (речевой ситуации), пейзажной лексики возникает эмоциональность, не заключенная в отдельном слове, смысл его может подвергаться особым трансформациям под воздействием интонации. Формой выявления характера эмоции является эксплицитное значение в купу со значимым фоном его реализации.
В некоторых случаях эмоция передается с помощью паралингвистических средств, которые сопровождают, а иногда и заменяют языковую деятельность. Эмотивная функция экстралингвистических средств заключается в способности воздействовать на эмоции адресата. Доминирующими паралингвистическими средствами (ПС) являются мимика, жесты и телодвижения, представляющие коммуникативную подсистему, которая выполняет функцию вербальной коммуникативной системы.
Ведущим средством тематизации эмоций является и определение формы авторского повествования. Одним из признаков индивидуального стиля автора является умение выбирать из множества грамматических и лексических форм языка такие, которые наилучшим образом выражали бы соответствующее эмоциональное содержание. Авторское повествование рассматривается как глубинное содержание, оформляемое суммой языковых и неязыковых средств, при помощи которых автор, выступая как творческая личность, раскрывает эмоцию, воздействуя на чувства читателя.
Эмотивные смыслы художественного текста рассматриваются в работе через типы повествования, облеченные в соответствующие речевые формы. В качестве единиц авторского повествования выделены: авторское повествование описательного характера, авторский комментарий/ремарка, прямая речь героя и, наконец, диалог (развернутый/ не развернутый, перемежающий/ не перемежающийся авторскими ремарками). Эмотивный диалог, являясь психологическим самовыражением персонажа, содержит в своей структуре эмотивно заряженные реплики, эмотивно-оценочное содержание которых передается сложной комбинацией выразительных средств языка всех уровней.
Другой способ тематизации эмоций - выявление доминирующего средства представления эмоции. При передаче эмоционального состояния героя преимущество может быть отдано различным средствам: языковым/ или неязыковым. В некоторых случаях возможно выделение одного из них как самого значимого в раскрытии характера эмоции. Однако иногда эмоциональную нагрузку несут и те, и другие, тогда доминанта средств обозначения принадлежит комбинации лингвистических и паралингвистических средств [6,89].
Итак, автор может прибегать к тематизации эмоций путем различных средств. Остается выяснить как они функционируют: являются ли характерными/ традиционными для презентации данной эмоции или же представляют собой авторское проявление (творческий, нетрадиционный способ передачи эмоции). Это и есть гиперхарактеристика эмоции.
На основе взаимодействия способов происходит процесс комплексной тематизации эмоции (КТЭ).
§2. Эквивалентность эмотивных слов, понятий, реалий русского и английского языков, лексическая детализация понятий
Социокультурный фактор, то есть те социокультурный структуры, которые лежат в основе структур языковых, окончательно подрывают идею «эквивалентности» слов разных языков, совпадающих по значению, то есть по соотнесенности с эквивалентными предметами и явлениями окружающего мира.
Действительно, «эквивалентные» слова различны по объему семантики (дом шире по значению, чем house, так как включает и home, и building, и block of flats, и condominium, и mansion), и по употреблению в речи (ср. дом в русском языке и отсутствие слов с данным значением в английском языке), и по стилистическим коннотациям (ср. зеленые глаза и green eyes), и по возможности лексической сочетаемости (ср. крепкий чай и strong tea). Но даже в тех редких случаях, когда все эти собственно языковые моменты совпали в разных языках, не следует забывать о внеязыковых различиях, то есть о том, что различны как сами предметы и явления, так и представления, понятия о них. Это вполне естественно и закономерно, поскольку различны наши образы жизни, мировоззрения, привычки, традиции, те бесконечные и разнообразные условности, которые определяют национальную культуру в широком смысле слова. Дом и house - это разные виды жилища, имеющие разные социальную и культурную структуру.
В этом плане большой интерес представляют билингвы, люди, имеющие два родных языка, а также преподаватели иностранных языков и переводчики, профессионально владеющие иными языками. У билингвов одновременно существуют две языковые картины мира, у специалистов по иностранным языкам вторичная языковая картина мира накладывается на первичную, заданную родным языком.
Отражение мира в языке - это коллективное творчество народа, говорящего на этом языке, и каждое новое поколение получает с языком полный комплект культуры, в котором уже заложены черты национального характера, мировоззрение (вдумайтесь в внутреннюю формулу этого прекрасного слова: воззрение на мир, видение мира), мораль и т.п [48,91].
Язык, таким образом, отражает мир и культуру и формирует своего носителя. Он зеркало и инструмент культуры одновременно, выполняет пассивные функции отражения и активные функции созидания. Функции эти реализуются в процессе общения, коммуникации, главным средством которой является язык, поэтому всякое разделение на функции - условный, эвристический прием.
Итак, языковые явления отражают общественную и культурную жизнь говорящего коллектива. С этой точки зрения интересно выяснить, как отражаются в языке некоторые понятия и насколько лексическая детализация этих понятий обусловлена социальными факторами.
Так при простом перечислении способов языкового выражения понятий «здоровый» - «больной» становится ясно, что последнее представлено лексически богаче и разнообразнее, более детализировано.
Одна из причин такого соотношения понятий «здоровый» - «больной» в том, что здоровье - нормальное состояние человека, а болезнь - отклонение от нормы, состояние, гораздо более разнообразное, так как отклонений от нормы может быть очень много. Однако данное объяснение не основное и не единственное. Большое количество способов выражения понятий «больной» объясняется тем, что в современном английском обществе, по-видимому, принято обсуждать болезни, говорить о физическом и душевном нездоровье. Исследование необходимо дополнить диахроническим анализом: сравнение соотношения языкового выражения понятий «здоровый» - «больной» в англоязычном обществе в XIX и ХХ веков может дать интересные результаты, так как существует мнение, что стремление говорить о болезни вообще и о своих недугах в частности характерно именно для современных людей, в то время как в XIX веке подобные разговоры противоречили этическим нормам и понятие «больной» в языке выражалось менее детализировано.
Понятие «грязный» значительно более детализировано, расчленено, многообразие представлено в современном английском языке, чем понятие «чистый». Это можно объяснить теми же причинами, что и в случае понятий «здоровый» - «больной»: «чистый» в современной английской культуре - как бы норма, предполагаемое естественное состояние цивилизованного человека, а « «грязный» - самые разнообразные отклонения от нормы, и именно это вызывает лексическую реакцию. Но сам факт детализованности и расчлененности понятия в сознании и, соответственно в языке людей еще не объясняет полностью большей употребительности словосочетаний с прилагательными, обозначающими оттенки грязного, в языке современной художественной литературы. Здесь проявляется влияние сложного комплекса различных социокультурных факторов. Действительно, с одной стороны, в современном обществе, по сравнению, например, с прошлым веком, уровень санитарно-гигиенических требований значительно возрос в связи с общим прогрессом медицины, повышением культуры гигиены. Это, казалось бы, противоречит лингвистическим фактам, обнаруженным в современной художественной литературы. Однако не нужно забывать, что в современном английском языке слова, выражающие понятия «грязный» - «чистый», употребляются не только в прямом, но и в переносном, когда речь идет о чистоте физической, не о чистоте конкретных предметов, а о чистоте душевной, о чистоте взаимоотношений, намерений, помыслов. Слова, выражающие понятие «грязный», часто употребляются в переносном смысле.
Избыточность и яркость детализации понятия «богатый» могут быть объяснены определенными социальными факторами: в английском обществе, резко разделенным на богатых и бедных, понятие материального благосостояния играет огромную роль, это буквально вопрос жизни и смерти, поэтому быть богатым - стремление и желание каждого, это морально - этическая норма, которая социально поощряется, а быть бедным - очень плохо и противоречит общественной этике. Именно поэтому языковое выражение богатства так ярко и разнообразно (и в данном случае время не изменяет общей ситуации: в наши дни быть богатым так же важно, как и двести лет назад). Эту жизненно важную, приятную и волнующую тему в капиталистической Англии принято смаковать до тонкостей. В отличии от этого, понятие «бедный» выражается всего несколькими словами и словосочетаниями.
Хотя по общему количеству слов и словосочетаний соотношение между языковым выражением понятий «богатый» - «бедный» и в XIX, и в XX веке остается одинаковым, по выбору слов оно имеет существенные различия. В XIX веке понятие богатства, состояния означало в первую очередь владение землями, поместьями, большими деньгами. Как известно, говорящий создает (или употребляет) словосочетания в соответствии со своим социокультурным опытом. В XX веке изменилось содержание понятия богатства: оно предполагает, в первую очередь, счет в банке, а не поместья и землевладения. Изменилось содержание понятия, изменилось общественное сознание, а в следствии этого и выражение этого понятия в языке. Наметились и неизбежные перемены в отношении людей к богатству. Если в XIX веке быть богатым было безусловным и безоговорочным достоинством, автоматически приносившим богачу уважение, почет, зависть и подобострастное отношение окружающих, то в XX веке, когда вскрыты истинные основы любого богатства, когда всем ясно, что богатство немногих зиждется на бедности и нужде большинства, даже в капиталистической Англии, где, конечно, по-прежнему по счету в банке и встречают и провожают, богатые люди вынуждены как бы оправдываться: Anyway, what's wrong with being rich. It's a quality, it's attractive. Rich people are nicer, they're less nervy (I. Murdoch) (Как-никак, что плохого в том, чтобы быть богатым? Это достоинство, это привлекательно. Богатые люди приятнее, они менее нервные (А. Мёрдок)).
§3.Оценочные реплики-реакции
Представляя собой важную функцию человеческого мышления, оценка является необходимым фактором существования и развития человека. Оценка не является внутренним, природным свойством каких-либо вещей и явлений, а приписывается им людьми в зависимости от того, как они относятся к этим вещам и явлениям. Не случайно в определениях оценки встречаются такие понятия как «суждение», «мнение», «отношение». В дипломной работе исследуется аксиологическая оценка, однако и другие виды оценок могут выступать в функции ценностного отношения, подобные случаи включены в исследование. В лингвистике под оценкой понимается не само суждение или ценностное отношение субъекта к какому-либо объекту, а выражение этого отношение средствами, которыми располагает данная языковая система. Оценка представляет собой универсальную языковую категорию, сущность корой заключается в отражении в языке ценностного отношения познающего субъекта к объективной действительности. Данная языковая категория в каждом естественном языке представлена с определенной степенью специфичности. В разных языках существует разное количество знаков для обозначения одних и тех же внеязыковых категорий.
Одной из основных характеристик оценки, ее качественной характрестикой, является ориентированность на положительное или отрицательное отношение субъекта оценки к оцениваемому объекту. Соответственно, принято выделять положительную и отрицательную оценки. Наряду с указанными оценками нередко оговаривается статус нейтральной, или нулевой оценки, представляющей собой «точку отсчета» на шкале оценочности. Признавая наличие нейтральной оценки в системе языка, лингвисты в основном исходят из признания существования нейтрального отношения, выраженного в языковой системе при помощи немаркированных форм. Однако, если оценка как мыслительная категория противопоставляется множеству других мыслительных категорий, следовательно, существуют языковые средства, предназначенные для выражения этих неоценочных категорий и понятий. Таким образом, оценочность в языковой ситеме противопоставляется неоценочности. Налицо оппозиция «оценочность»: «неоценочность», где оценочность предполагает оценочного отношения субъекта к оцениваемому объекту, а неоценочность - отсутствие такового [33,90]. Лингвисты, признающие наличие нейтральной оценки в языке, тем не менее, исследуют лишь область положительной или отрицательной оценки. Исследований, посвященных нейтральной оценке, нет. Представляется, что нейтральная, или нулевая оценка не является собственно оценкой, а лишь указывает на отсутствие положительного или отрицательного оценочного отношения. Эта условная точка на оценочной шкале символизирует огромную область языковых средств, предназначенных для выражения неоценочных категорий и понятий. В диссертации языковая категория оценки представлена оппозицией «хороша»: «плохо», собственно оценками признаются лишь положительная и отрицательная оценки.
Если в зарубежной англистике внимание лингвистов в основном обращено на исследование семантических и прагматических особенностей категории оценки, то в отечественных исследованиях категории оценки на материале английского языка каталогизируются разнообразные языковые средства выражения оценки, анализируются их особенности. Однако исследования средств выражения оценки в английской речи в области синтаксиса не проводились.
Исследование оценочных высказываний представляется важным для понимания механизма действия категории оценочности, так как, хотя оценка может выражаться элементами разных языковых уровней, лишь на уровне высказывания она принимает наиболее завершенную форму - форму оценочного суждения.
Для выделения стереотипных оценочных реплик-реакций из языкового материала применяется ряд критериев.
1.Критерий коммуникативной цели высказывания. Нередко лингвисты отмечают полифункциональность языковых выражений, выражающуюся в том, что языковая единица, будучи предназначенной первоначально для выполнения какой-либо определенной языковой функции, тем не менее, способна в определенных контекстах выполнять и другие, обычно ей не свойственные функции. В зависимости от выполненной функции языковые знаки могут быть десигнативными, оценочными и предписывающими. Выполнение той или иной функции языковым знаком зависит от коммуникативной цели высказывания. Из совокупности реагирующих реплик отбирались высказывания, содержащие оценочное отношение субъекта к определенному объекту - похвалу или порицание, одобрение или неодобрение. При наличии в высказывании нескольких коммуникативных целей высказывание считалось оценочным, если оценка являлась ведущей или одной из ведущих коммуникативных целей высказывания.
2.Критерий эксплицитности оценки. В исследование включены лишь оценочные высказывания, в которых оценочное отношение выражено эксплицитно общеоценочными словами good и bad, их эмоциональными или коллоквиальными синонимами. В дипломной работе также рассматриваются конструкции с общеоценочными словами true, fair, interesting, dull, funny, ridiculous и др., в которых оценка может быть выведена из дескриптивных признаков.
3.Критерий коллоквиальной маркированности оценочных реплик. Коллоквиальная маркированность оценочных регулирующих реплик может проявляться на разных языковых уровнях - синтаксическом, фонетическом, лексическом и контекстуальном. Предложение с эллипсом одного из главных членов рассматриваются как структурно коллоквиальные. Наличие в составе оценочных реплик коллоквиализмов - слов, обладающих минимальной степенью стилистической сниженности, характеризуют оценочные реплики как лексически коллоквиальные единицы. Реплика рассматривается как фонетически коллоквиальная при наличии в ее составе фонетического эллипса.
4.Критерий рекуррентности оценочных реплик. Данный критерий применяется для определения стереотипности высказывания. Предложения с частотой более одного относится к рекуррентным. Чтобы исключить возможность включения в список рекуррентных предложений случайных единиц, применяется коэффициент общности, показывающий, в речи какого количества авторов встретилась та или иная оценочная реплика.
5.Критерий референтной отнесенности оценочной реплики к предшествующему высказыванию собеседника. Оценочные реплики могут иметь различную референтную отнесенность, определяющуюся разнообразием стимулов речевого реагирования. С точки зрения отнесенности к предшествующему высказыванию оценочные реплики можно подразделить на собственно-оценочные, которые прямо указывают на объект оценки - высказывание собеседника, и косвенно-оценочные, указывающие на объект оценки опосредованно путем указания на самого собеседника или его поведение. Объектом исследования являлись лишь собственно-оценочные реплики.
6.Пунктуационный критерий. Данный критерий применятся для вычленения оценочных реплик из состава высказывания говорящего. Объектом исследования явились сегменты текста, обладающие определенными признаками автономности, которые сигнализировались на письме знаками паузы - точкой, восклицательным знаком, вопросительным знаком, тире, точкой с запятой и запятой.
Для современного языкознания характерна тенденция к многоаспектному рассмотрению языковых явлений с целью их наиболее полного и всестороннего описания. В дипломной работе рассматриваются структурные особенности, содержательная сторона и функционирование стереотипных оценочных реплик-реакций, представляющих специфику английской разговорной речи. Три указанных аспекта являются необходимыми составляющими всестороннего лингвистического анализа. Это утверждение основывается на общепринятом в настоящее время в семиотике - науке о знаковом характере языка - трех аспектов: синтактики, представляющей формальное отношение знака к другим знакам; семантики, исследующей отношение знаков к обозначаемым ими объектам; прагматики, рассматривающей отношения знаков к людям, которые ими пользуются. Поскольку примат формального является одним из основных положений при описании языковых явлений, лингвистический анализ оценочных реплик-реакций начинается с исследования их формальной структуры.
Обязательными компонентами структурной схемы считаются слова, представляющие подлежащее и сказуемое или субъект и предикат в суждении, выражаемом предложением. Остальные компоненты структурной схемы рассматриваются как факультативные. В типовых моделях учитываются также постоянные элементы, остающиеся неизменными во всех реализациях модели. При записи использовалась традиционная система буквенных символов, обозначающих лексико-грамматические разряды слов : N - имя существительное, Adj - имя прилагательное, V - глагол, Part - причастие, Pron - местоимение. В составе модели особо обозначалось оценочное слово при помощи символа EW. Постоянные в грамматическом и лексическом отношении слова в составе модели записывались целиком.
Модели реагирующих реплик, выражающих оценку предшествующего высказывания собеседника, приводятся в работе в порядке снижения из употребительности и иллюстрируются примерами конкретных реализаций.
Модель I : Pron + Vbe + EW /That's splendid/
Модель II : EW /Fine/
Модель III : How + EW /How terrible/
Модель IV : Pron + Vbe + EW + N /It's rotten luck/
Модель V : EW + N /A nice idea/
Модель VI : Pron + Vsound + EW /It sounds lovely/
Модель VII : What + EW /What nonsens/
Модель VIII : Vsound + EW /Sounds all right/
Модель IX : EW + Part II /Well said/
Модель X : What + EW + N /What a filthy thing to say/
Модель XI: Pron+Vmodal +N /I'd love to/
К коллоквиальным моделям, служащим для выражения оценки предшествующего высказывания собеседника в английской диалогической речи, из десяти выявленных моделей можно отнести семь : модель II, модель III, модель V, модель VII, модель VIII, модель IX , модель X и модель XI.
Парадигматическое моделирование, представляющее следующую степень описания предложения, осуществляется путем выявления синтаксических категорий, имеющих внешнее выражение в структуре оценочных реагирующих реплик, на основании трансформационного анализа. Парадигматические модели позволяют выявить особенности синтаксического функционирования оценочных реплик [2,89].
Инвариантом парадигматических рядов в исследовании считается синтагматическая структурная схема, или модель, обладающая типовым сигнификативным значением квалификации. Чтобы выявить потенциальные трансформы, или парадигматические модификации модели, рассматривалась вся совокупность ее реализаций. Для выявления функционирования модели рассматривались возможности противопоставленности ее форм по цели высказывания /повествовательность - вопросительность - побудительность/, по утвердительности - отрицательности, по времени и наклонению. В основе иерархического расположения парадигм предложения лежит признание коммуникативного аспекта основным аспектом предложения.
Высший ярус парадигматики предложения представляет противопоставленность форм предложения по цели высказывания. Фактически данная оппозиция не должна находить выражения среди оценочных реплик-реакций, поскольку целью высказываний подобного рода всегда является сообщение, выражающее оценку предшествующего высказывания собеседника. Тем не менее, зарегистрирован ряд оценочных реплик-реакций, оформленных по типу вопросительных предложений, но не служащих для запроса информации, например : Isn't that fine; Isn't that nice; Isn't that shame. Вопросительно-отрицательная форма данных оценочных конструкций служит маркером эмоциональности, характерной для разговорной речи. Оппозиция форм оценочных реплик по утверждению - отрицанию также представлена весьма ограничено. В основном отрицание зарегистрировано в конструкциях с общеоценочными словами good и bad например : Not bad; No good; Not a bad idea. В подобных случаях употребление отрицания обусловлено интенцией говорящего не быть слишком категоричным в своей оценке. Как в случае использования вопросительно-отрицательных форм предложения для выражения эмфатического утверждения, так и в случае употребления отрицания для утверждения противоположной оценки следует говорить о синтаксической транспозиции, или переосмыслении конструкций.
Оппозиция синтаксического времени и наклонения представлены регулярно лишь в реализациях модели I, относящейся к нейтральной области функционирования языка. Отнесенность к тому или иному времени в подобных конструкциях выражается при помощи соответствующих форм глагола-связки, например : That'll be shell; That's all right; It was nice. В реализациях коллоквиальных моделей данная оппозиция не находит выражения, поскольку в большинстве из них соответствует глагольный элемент. Оппозиция наклонения так же, как и оппозиция времени, не представлена среди реализаций коллоквиальных моделей.
Внутримодельные преобразования структуры оценочных реплик-реакций чаще всего связаны с расширением объема конструкций. Ряд синтаксических процессов, продуцирующих внутримодельные модификации оценочных реплик, связан с номинативным аспектом предложений. Другие внутримодельные преобразования ориентированы на связь реплик в диалоге и представляют собой показатели связности текста.
В дипломной работе семантика оценочных реплик-реакций рассматривается параллельно и в связи с их прагматикой, поскольку семантическая структура подобных высказываний является двухаспектной, включающей денотативный и прагматический аспекты. Прагматический аспект семантической структуры выражает отношение субъекта к предшествующему высказыванию собеседника, денотативный аспект семантической структуры данных высказываний представляет это отношение как объективный, не зависящий от субъекта говорения факт действительности. Соответственно, оценочные реплики-реакции, рассматриваемые обычно как разновидность детерминирующих предложений, с точки зрения прагмалингвистики являются реляционными, поскольку «оценка - это отношение, выдаваемое за признак оцениваемого объекта».
Поскольку оценка представляет собой отношение субъекта к какому-либо объекту, в последнее время ее нередко рассматривают как разновидность субъективной модальности, принимаемой как отношение говорящего к сообщаемому. В рассматриваемых репликах оценочное отношение проявляется как диалогическая модальность, поскольку оценка относится к предшествующему высказыванию собеседника. В составе диалогического единства оценочная реплика-реакция всегда является модусом по отношению к реплике-стимулу, выступающему в роли диктума. Объектом оценки могут быть разные аспекты высказывания собеседника., так как высказывание собеседника также может быть представлено как модально-диктальная структура. Объект оценки может быть модальным или диктальным. Среди рассматриваемых диалогических единств с оценочной репликой-реакцией выделить два типа: 1) модально-модальные ДЕ, в которых стимул оценочной реплики и оценочная реакция являются модельными; 2) диктально-модальные, в которых стимул является диктальным, а оценочная реакция модальной. В модально-модальных ДЕ оценка относится к собеседнику, его поведению независимо от формы оценочной реплики. Подобные оценочные реплики, которые также можно рассматривать как модельно-модальные, указывают на отношения между собеседниками и представляют определенную разновидность тактики ведения диалога. В диктально-модальных ДЕ оценка относится к пропозициальной части высказывания собеседника.
Оценочные реагирующие реплики рассматриваются в работе как функциональные синонимы в силу функциональной эквивалентности реагирующих реплик каждой тематической группы в диалогической речи. Употребление в одном контексте оценочных реагирующих реплик, связанных отношениями синонимами, и реплик-антонимов преследует различные цели. Первые употребляются в высказывании одного или нескольких собеседников с целью уточнения аспекта или интенсификации оценки, вторые обычно встречаются в речи разных лиц в диалоге-споре об оценках В оценочных репликах наряду с собственно оценкой могу присутствовать другие виды информации, которые либо усиливают действие оценочного компонента значения высказывания на собеседника, либо сопутствуют оценке. Прагматическое воздействие оценки усиливается при наличии в оценочных репликах элементов, характеризующих эмоциональную речь. Эмоциональная оценка экспрессивна, однако перлокутивный эффект эмоциональных оценочных регулирующих реплик не всегда однозначно совпадает с интенцией говорящего, так как его эмоциональность может проявляться независимо от его воли. Нарастание интенсивности и иллокутивной силы высказывания осуществляется путем добавления одноуровневых и разноуровневых средств интенсификации оценки. Стилистическое снижение оценочных реплик-реакций, употребляемых в обиходном диалоге, также вызвано стремлением говорящего к наибольшей эффективности воздействия собственного высказывания на собеседника.
Социальные конвенции играют большую роль при употреблении оценочных реплик-реакций. Выделен ряд речевых ситуаций, в которых принято употреблять оценочные реплики. На основании анализа оценочных реплик, употребляемых в тех или иных речевых ситуациях, можно сделать вывод, что оценочные высказывания отрицательного характера в модально-модальных диалогах часто стимулируются неправильно выбранной ролью и тактикой собеседника. При равноправном положении собеседников в диалоге отрицательную реакцию вызывают стимулирующие реплики, представляющие собой упрек, обвинение, запрещение и т.п. Фактически многие из оценочных реплик-реакций можно рассматривать как этикетные формулы, употребляющиеся в определенных речевых ситуациях и социально регламентированные. В подобных ситуациях они могут выражать согласие, обещание, сочувствие и т.п.
Особую прагматическую функцию выполняют некоторые широкоупотребительные слова положительной оценки такие, как well, good; okey, right. Утратив в значительной мере связь с оценкой, подобные реплики употребляются в качестве композиционных маркеров, манифестирующих начало разговора, конец разговора, смену темы и т.п.
В предпринятом исследовании затронут лишь один вид оценочных реплик-реакций, ориентированных на высказывание собеседника как объект оценки. Использование результатов исследования в практике преподавания иностранного языка может оказать помощь в плане формирования у обучаемых чувства стилевой ориентированности, а так же в плане обучения речевой тактике ведения диалога. Проведенное исследование открывает перспективу дальнейшего развития исследуемой проблемы - фронтальный анализ всех оценочных высказываний, характерных для английской разговорной речи.
Глава II Характеристика положительных эмоций
На основе анализа языкового материала были выявлены закономерности тематизации положительной эмоции «радость»*, что дало возможность привести психофизиологические, лингвистические характеристики положительных эмоций трех степеней экспрессии (радость первой степени экспрессивности, радость второй степени экспрессивности, радость третьей степени экспрессивности).
За эмоциональное явление признается способность оценивать ситуацию. Определение положительного связано с психофизическим взаимодействием человека и мира, которое находит свое выражение, прежде всего в оценочных высказываниях, связанных с коммуникативной целью и эмоциональной сферой говорящего. Положительная оценка предназначена для воздействия на адресата, цель которого- вызвать у последнего определенное психологическое состояние, положительную эмоциональную реакцию, то есть отразить не собственно семантический, а прагматический аспект знаковой ситуации. Именно эта концепция оценочного значения, известная как теория эмотивности, стала отправной точкой настоящего исследования. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.
В плане оценки особого внимания заслуживает речевое общение, на уровне которого происходит тематизация эмоции в художественном тексте. В процессе речевого общения оцениваются: партнер по речевой коммуникации, окружающие предметы, входящие в понятие речевой ситуации, явления природы, способствующие раскрытию внутреннего мира героя, и *- ананизу подверглось произведение Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби»самооценки персонажа. В результате формируется положительное отношение к оцениваемому как удовлетворение собой или принятие окружающего.
Среди многообразия положительных состояний базовыми являются эмоции «радости» трех степеней экспрессивности: « радость» первой степени экспрессивности, «радость» второй степени экспрессивности, «радость» третьей степени экспрессивности.
Функции данных эмоций «радости» состоит в том, что они являются эмотивными основами для установления социальных контактов и помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции. В работе раскрываются психологические и физические основы возникновения эмоций «радости», находящие свое отражение и в лингвистической тематизации. Структура возникновения и развития эмоции прослежена на уровне взаимодействия и функционирования основных систем, заключающих в себя восприятие, ощущение на физическом уровне, моторику как проявление неподконтрольных субъекту физиологических реакциях его тела, возникновение некоторых желаний и, наконец, контролируемых субъектом эмоций, выраженных в моторной активности или речевой деятельность.
Формирование и раскрытие любого психологического феномена следует искать в сфере межличностного взаимодействия. При изучении эмоций это положение встает с особой наглядностью на фоне художественного текста. Одним из факторов, определяющих структуру и состав толкования эмоции, является чисто языковой фактор. Лингвистическое проявление эмоций «радости» отражено в исследовании, в ходе проведенного дефиниционного анализа экспрессивных конструкций, отражающих их суть, выявленных в художественном тексте.
Важно отметить не только ситуативную обусловленность, но и индивидуальность процесса тематизации эмоций. Отсюда вытекает его зависимость от различных факторов: от видения автором своего героя, его психологической сущности, от характера и настроения автора, личностного восприятия читателем художественной действительности [36,90].
Исследование тематизации эмоций «радости» показало, что наибольшей популярностью у автора романа являются положительные эмоции трех степеней экспрессивности: «радость» первой степени экспрессивности, «радость» второй степени экспрессивности, «радость» третьей степени экспрессивности.
§1.Эмоция «радости» первой степени экспрессивности
Среди многообразия положительных состояний базовым, безусловно, является эмоция «радости» первой степени экспрессивности.
При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби» было обнаружено 75 конструкций положительной оценки ситуации, в числе которых 37 примеров эмоции «радости» первой степени экспрессивности, 28 примеров эмоции «радости» второй степени экспрессивности и 10 примеров эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.
Функция эмоции «радости» первой степени экспрессивности состоит в том, что она является эмотивной основой для установления социальных контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, служит средством представления положительного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и эмоционально положительного состояния субъекта.
При рассмотрении конструкций эмоции «радости» первой степени экспрессивности было выявлено, что основными лексическими единицами представления данной эмоции являются:
Эмоциональная конструкция эмоции «радости» первой степени экспрессивности на английском языке.
Эмоциональная конструкция эмоции «радости» первой степени экспрессивности на русском языке.
Количество единиц, найденных в тексте.
old sport
старина
19
old man
дружище
18
to like
нравиться
14
love
любовь
12
well
нормально
7
nice
приятный
7
to enjoy
наслаждаться
6
better
лучше
5
my dear
моя милая
4
tender
нежный
3
very good
очень хорош
2
politely
вежливо
2
good night
спокойной ночи
2
gay
веселый
2
a bright esthetic smile
сияюще радостная улыбка
2
yeah
да, пожалуй
1
to laugh aloud
громко смеяться
1
regular tough
порядочный дикарь
1
honey
душенька
1
fine
хорошо
1
best friend
лучший друг
1
При сравнении совпадений на лингвистическом уровне вариантов на английском языке с их переводом на русском языке, было обнаружено, что совпадения, относящиеся к этой группе, составили 51% (16 из 34):
“Jimmy sent it to me. I think it's a very pretty picture. It shows up well”. - «Эту карточку Джимми мне прислал. По-моему, очень хорошая карточка. На ней все так красиво».
Причем, рассматривались только те совпадения, которые имеют полнозначный эквивалент на русском языке и переводятся со значением «радости» первой степени экспрессивности.
Исследование тематизации эмоции «радости» первой степени экспрессивности показало, что у автора наибольшей популярностью у автора пользуются следующие лексические единицы:
“old sport”
“They can't get him, old sport. He's a smart man”. - « Не могли ничего доказать, старина. Его голыми руками не возьмешь».
В данном примере можно наблюдать положительное, даже иронистическое отношение говорящего как к своему собеседнику, так и к объекту своего высказывания. Следовательно, выражение “old sport” несет в себе то психологическое значение, которое служит для представления положительного настроя говорящего к своему высказыванию.
to like
“I like to come,”- Lucille said. - « А мне здесь нравиться»,- сказала Люсиль.
В данном примере девушка сообщает, что здесь уютно и хорошо, т.е. она сообщает адресату высказывания о своем положительном отношении к обстановке и дает знать, что ей бы хотелось прийти сюда еще раз. Следовательно, глагол “to like” в данном предложении использован для презентации эмоции «радости» первой степени экспрессивности.
to love
-“Come along”, he said but- to her only.
-” I mean it”, she insisted.
-“I'd love to have you. Lots of room”.
-«Едем»,- сказал он, обращаясь только к ней одной.
-« Нет, серьезно»,- не унималась она.
-« Это будет очень мило. Места всем хватит».
Как видно из примера основную эмотивную нагрузку «радости» первой степени экспрессивности несет в себе глагол “ to love”, который показывает, что говорящему было бы приятно, если бы девушка согласилась поехать с ним на прогулку.
fine
“ The grass looks fine, if that's you mean”. - « Если вы о траве, так трава просто загляденье».
Можно предположить, что говорящий хочет сделать приятное своему собеседнику, сообщив ему, что лужайка вокруг особняка прилично выглядит, или ему правится свежесть и зелень травы, за которой так тщательно следит садовник. Следовательно в данном высказывании основную экспрессивную нагрузку несет в себе прилагательное “fine”.
“good”
-“Did you have a nice ride?”
-“Very good roads around here”.
-«Хорошо покатались?»
-«Дороги здесь отличные».
Как видно из примера, прилагательное “good”, использованное в данном примере, предполагает, что говорящий насладился приятной поездкой, ему понравилось вести машину по отличному асфальту, он испытал положительные эмоции в связи с небольшим путешествием по округе. Другими словами автор показывает положительный настрой героя, т.е. его «радость» первой степени экспрессивности.
При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило 100% (34 из 34). Можно предположить, что контекст выступи как доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев представляет собой авторский комментарий и ремарки.
“That huge place there?” she cried pointing. - «Как, неужели это - ваш дом?»- вскричала она.
“Your face is familiar”, he said politely. - « Мне ваше лицо знакомо», - сказал он приветливо.
Следовательно, цель контекста - вызвать у читателя определенное психологическое состояние, положительное эмоциональное отношение к ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.
Проведение анализа эмоции «радости» первой степени экспрессивности на синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально окрашенное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.
Исследование данной эмоции показало, что совпадения составили 48% (12 из 34 обнаруженных в тексте).
“Go on”, Gatsby said politely. - «Пожалуйста», - вежливо ответил Гэтсби.
Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как инвентарь предложений в английском языке, несущий в себе эмоциональное значение эмоции «радости» первой степени экспрессивности.
Совпадений на фонетическом уровне выявлено не было, однако, невозможно говорить об их отсутствии в других произведениях.
Исследование эмоции «радость» первой степени экспрессивности показало, что наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное обозначение данного вида эмоции (100%; 34 из 34) (См. приложение 1,1а). Менее употребительными оказались лексический ( 51% ; 16 из 34) и синтаксический (48%; 12 из 34). Данный факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых- передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций: “ My dear”, she cried, “ I'm going to give you this dress as soon as I'm through with it. I've got to get another one to-morrow. I'm going to make a list of all the things I've got to get. A massage and a wave, and a collar for the dog, and one of these cute little ash-trays where you touch a spring, and a wreath with a black silk bow for mother's grave that'll last all summer. I got to write down a list so I won't forget all the things I got to do.”- «- Ах, моя милая, - воскликнула она. - Я вам подарю это платье, когда совсем перестану его носить. Завтра я куплю себе новое. Нужно мне составить список всех дел, которые я должна сделать завтра. Массаж, потом парикмахер, потом еще надо купить ошейник для собачки, и такую маленькую пепельницу с пружинкой, они мне ужасно нравятся, и венок с черным шелковым бантом мамочке на могилку, из таких цветов, что все лето не вянут. Непременно нужно все это записать, чтобы я ничего не забыла.
Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «радость» первой степени экспрессивности показало, что основными моделями конструкций реплик стали: модель 1 (14 единиц), модель 4 (8 единиц), модель 5 (8 единиц), (См. приложение 11).
§2.Эмоция «радости» второй степени экспрессивности
Среди многообразия положительных состояний одним из основных, несомненно, является эмоция «радости» второй степени экспрессивности.
При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби» было обнаружено 75 конструкций положительной оценки ситуации, в числе которых 37 примеров эмоции «радости» первой степени экспрессивности, 28 примеров эмоции «радости» второй степени экспрессивности и 10 примеров эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.
Функция эмоции «радости» второй степени экспрессивности состоит в том, что она является эмотивной основой для установления социальных контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, служит средством представления более экспрессивного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и более ярко эмоционально окрашенного состояния субъекта.
При рассмотрении конструкций эмоции «радости» второй степени экспрессивности было выявлено, что основными лексическими единицами представления данной эмоции являются:
Эмоциональная конструкция эмоции «радости» второй степени экспрессивности на английском языке.
Эмоциональная конструкция эмоции «радости» второй степени экспрессивности на русском языке.
Количество единиц, найденных в тексте.
to like
нравиться
24
old man
дружище
18
to like
нравиться
14
love
любовь
12
old sport
старина
10
well
нормально
7
nice
приятный
7
nice
прекрасный
7
very
очень
7
to enjoy
наслаждаться
6
lovely
хороша
6
better
лучше
5
wonderful
замечательно
5
my dear
моя милая
4
pretty
хорош
4
little
маленькая
4
tender
нежный
3
adorable
прелесть
3
excitement
радость
3
very good
очень хорош
2
politely
вежливо
2
good night
спокойной ночи
2
gay
веселый
2
a bright esthetic smile
сияюще радостная улыбка
2
absolutely real
никакого обмана
2
to smile understandingly
улыбнуться понимающе
2
to be full of memories
полон воспоминаний
2
to be mad about smth.
быть очень сильно влюбленным в к.-л.
2
oh, that's all right
а, очень мило
2
best
самый
2
to be something of it
нечто
1
durable
настоящий
1
triumphantly
торжествующе
1
gaiety
веселье
1
to wish smb. well
желать добра
1
brave
мужественный
1
fine fellow
замечательный человек
1
handsome
красавец
1
perfect gentleman
джентльмен с головы до ног
1
mystery
тайное
1
solemnly
торжественно
1
romantic
романтичный
1
well-loved
любимый
1
to be delighted to
быть радым ч.-л.
1
be ver' nice
вы очень милы
1
sensuous
чувствительный
1
При сравнении совпадений вариантов на лексическом уровне, было обнаружено, что совпадения, относящиеся к этой группе, составили 57% (18 из 28 обнаруженных в тексте):
-“Suppose you met somebody just as careless as yourself”. - ”I hope I never will”, she answered. ”I hate careless people. That's why I like you”. -«А вдруг вам попадется кто-то неосторожный как вы сами?» - «Надеюсь, что не попадется»,- сказала она. «Терпеть не могу неосторожных людей. Вот почему мне нравитесь вы».
В данном примере на лексическом уровне можно наблюдать совпадение слов “to like” и «нравиться». Автор использовал этот глагол для описания сцены признания девушки, что ей очень нравится этот молодой человек, что, может быть она в него даже влюблена. Таким образом, можно предположить, что данный выбор лексической единицы для тематизации положительной эмоции «радости» второй степени экспрессивности вполне обоснован.
“The old Metropole”. - «Старый Метрополь».
В этом случае наблюдается совпадение слов на лексическом уровне “old” и «старый» в значении «хорошо знакомый», «очень приятный», «уютный». Это прилагательное также усиливает ласкательное значение: « очень хорошо знакомый»/ « самый любимый», т.е. вызывает у читателя теплые или даже нежные чувства к кафе «Метрополь». Автор использовал данную конструкцию, чтобы подчеркнуть, как дьрого это заведение героям произведения и как бы им хотелось вернуть те времена, когда они были молоды и «Метрополь» был полон народу. Следовательно, в данном контексте автор намеренно использовал данное прилагательное для передачи положительной эмоции второй степени экспрессивности.
После проведения анализа литературного произведения было обнаружено, что основными лексическими единицами, используемыми в тексте для передачи данного вида экспрессии стал глагол:
to like
“I like her”, said Daisy, “I think she's lovely.” - «Она мне нравится», - сказала Дэзи. - «Она очень хороша.»
При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило 100% (28 из 28). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.
“I love New York on summer afternoon when everyone's away. There's something very sensuous about it- overripe, as if all sorts of funny fruits were going to fall into your hands”. -«Люблю Нью-Йорк летом, во второй половине дня, когда он совсем пустой. В нем есть что-то чувствительное, как будто стоит протянуть руки- и в них начнут валиться диковинные плоды.
Как видно из примера, автор попытался передать возвышенные чувства героя через описание природы и сравнения. Другими словами, без контекста было бы практически невозможно передать через текст эмоцию «радости» второй степени экспрессивности.
Проведение анализа эмоции «радости» второй степени экспрессивности на синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально окрашенное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.
Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом уровне составили 35% (10 из 28 обнаруженных в тексте).
Для наглядности приведем пример:
But it was all going by too fast now for his blurred eyes and he knew that he had lost that part of it, the freshest and the best forever. - Но поезд шел полным ходом, все мелькало и расплывалось перед глазами, и он понял, что этот кусок его жизни, самый прекрасный и благоуханный, утрачен навсегда.
Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как инвентарь предложений в английском языке, несущий в себе эмоциональное значение эмоции «радости» второй степени экспрессивности.
Исследование эмоции «радость» второй степени экспрессивности показало, что также наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное обозначение данного вида эмоции (100%; 28 из 28) (См. приложение 2, 2а ). Менее употребительными оказались лексический ( 57% ; 16 из 28) и синтаксический (35%; 10 из 28). Данный факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых- передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций: “ Suppose you met somebody just as careless as yourself”.- “ I hope I never will”, she answered.” I hate careless people. That's why I like you.”- « А вдруг вам попадется кто-то такой же неосторожный как вы сами?»- « Надеюсь, что не попадется»,- сказала она.- « Терпеть не могу неосторожных людей. Вот почему мне нравитесь вы».
Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «радость» второй степени экспрессивности показало, что основными моделями конструкций реплик стали: модель 1 (11 единиц), модель 5 (5 единиц), модель 6 (5 единиц), (См. приложение 11).
§3. Эмоция «радости» третьей степени экспрессивности
Среди многообразия положительных состояний одной из самых малочисленных, но, несомненно, важной, является эмоция «радости» третьей степени экспрессивности.
При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби» было обнаружено 75 конструкций положительной оценки ситуации, в числе которых 37 примеров эмоции «радости» первой степени экспрессивности, 28 примеров эмоции «радости» второй степени экспрессивности и 10 примеров эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.
Функция эмоции «радости» третьей степени экспрессивности состоит в том, что она является очень важным способом демонстрации ярких положительных состояний героев произведения, что является основой для установления социальных контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, служит средством представления максимально яркого экспрессивного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и бурной эмоционально окрашенной реакции субъекта на ситуацию, что в свою очередь предполагает такую же ответную реакцию читателя.
При рассмотрении конструкций эмоции «радости» третьей степени экспрессивности было выявлено, что основными лексическими единицами представления данной эмоции являются:
Конструкция эмоции «радости» третьей степени экспрессивности на английском языке.
Конструкция эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.
Количество единиц, найденных в тексте.
to want
желать
7
to love
любить
5
marvelous
восхитительно
4
to like
нравиться
4
small
маленький
4
never
никогда
2
blessed precious
сокровище
2
dream
мечта, чудо
2
sweetheart
радость
1
Из примеров видно, что для передачи максимальной экспрессии автор использовал модальность глаголов, суффикс - st, эмоционально окрашенные прилагательные и существительные со значением Эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.
При поведении сравнительного анализа английского варианта и его перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне совпадения составили 80% (9 из 10 обнаруженных в тексте):
“I think it's cute”, said Mrs.Wilson enthusiastically. - «Она дуся!», -восторженно воскликнула миссис Уилсон.
Из примера видно, как женщина восхищается маленьким щенком. В данном случае под существительным “cute”/ «дуся» понимается тот факт, что женщина была бы просто счастлива, если бы ей купили эту собаку. Можно предположить, что автор намеренно использовал данную лексическую единицу для придания тексту максимальной экспрессивной выраженности, что говорит о ключевой роли слова для передачи и восприятия читателем положительной эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.
Причем, рассматривались только те совпадения, которые имеют полнозначный эквивалент на русском языке и переводятся со значением «радости» третьей степени экспрессивности.
Исследование тематизации данного вида эмоции показало, что автор использовал различные лексические единицы для передачи эмоции «радости» третьей степени экспрессивности и обнаружить каких-либо закономерностей их использования не удалось.
При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило 100% (10 из 10). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.
“Bles-sed pre-cious,” she crooned holding out the arms. “Come to own mother that loves you.”- «У, ты моя радость»,- заворковала Дэзи, широко раскрывая объятия. «Иди скорее к мамочке, мамочка так тебя любит!»
Из анализа примера видно, что автор намеренно вставил комментарий поведения женщины, чтобы подчеркнуть прекрасные чувства матери к своей дочери.
Проведение анализа эмоции «радости» третьей степени экспрессивности на синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, максимально эмоционально окрашенное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.
Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом уровне составили 70% (7 из 10 обнаруженных в тексте):
“Daisy! Daisy! Daisy!” shouted Mrs.Wilson. “I'll say it whenever I want to! Daisy! Dai-“- «Дэзи! Дэзи! Дэзи!»-выкрикивала миссис Уилсон. - «Вот хочу и буду повторять пока не надоест. Дэзи! Дэ…»
Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как один из основных способов презентации предложений в английском языке, несущих в себе эмоциональное значение эмоции «радости» третьей (максимальной) степени экспрессивности.
При проведении анализа эмоции «радость» третьей степени экспрессивности совпадений на фонетическом уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их отсутствии в других проихведениях.
Исследование эмоции «радость» третьей степени экспрессивности показало, что также наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное обозначение данного вида эмоции (100%; 10 из 10) (См. приложение 3, 3а ). Менее употребительными оказались лексический ( 80% ; 8 из 10) и синтаксический (70%; 7 из 10). Данный факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых- передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций: “I adore it,” explained Daisy. “The pompadour! You never told me you have a pompadour- or a yacht”. - « Какая прелесть»,- воскликнула Дэзи.- «Этот чуб! Вы мне никогда не рассказывали, что носили чуб. И про яхту тоже не рассказывали».
Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «радость» третьей степени экспрессивности показало, что основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (3 единицы), (См. приложение 11).
Глава III Отрицательные эмоции и эмоция неожиданности
§1.Характеристика отрицательных эмоций
Негативные эмоциональные реакции как оценки во многом зависят от мировоззрения, самооценки человека, от отношения к нему окружающих. Отрицательная оценка предполагает наличие у объекта каких-либо недостатков и, более того, подразумевает преобладание их общего «веса» над «весом» положительных его свойств. Как правило, она сокращает количество неудовлетворенных требований и более неоднозначна, чем положительная оценка, требуя конкретизации на уровне микро/ макроконтекста особенно тщательно. Негативные психологические реакции, как и позитивные, могут сопровождаться фактами, процессами и возникают обычно при включении в конкретную ситуацию:
“What a stupid idea is it! How terrible!”
Следует отметить, что ценности речевого эмоционального общения, отражающего негативность языка в действии, идентичны ценностям речевого общения позитивной направленности.
Отрицательные эмоции- это свойство организма мгновенно реагировать изменением структур и функций на различные сдвиги внешней/ внутренней среды. Главной функцией этого вида эмоций психологи считают мобилизацию энергии для действия нападения. В художественном тексте эта функция отражена, как правило, на фоне конфликтной речи. Чаще всего- это «неправильный» диалог, характеризующийся монополизмом темы раздраженного человека, нежелающего выслушать доводы оппонента. Негативные выходы раздражения реализуются в речи через осуждения, возмущения, ругательства, угрозы, проклятия, а в поступках- это необдуманные и пагубные действия и для раздраженного индивида, и для окружающих его людей.
«Язык эмоции» частично представляют выражения типа to flash with anger, he saw stars, he became white as a sheet. В ходе исследования установлены особенности языкового выражения чувства: раздражение трудно передать какой-то одной частью речи, так как в большинстве случаев оно представлено словосочетаниями типа bent brows, gleam of anger, he glared at her compellingly etc. Поскольку здесь представлены различные части речи, неотделимые друг от друга, следует рассматривать их как единое целое. Что же касается доминанты средств обозначения, она выявляется из процентного соотношения ПС, УЭК и их взаимодействия друг с другом.
Неотъемлемой составной презентации эмоции является отрицательная самооценка персонажа как разновидность УЭК и ее коммуникативной структуры (Fool that I was, wretch that I was, What a brute I was).
Прямое называние не типично для отрицательных эмоций. Яркому эмоционально-экспрессивному отражению действительности способствуют различные параллельные конструкции (повторы), или идентичные элементы в строе поликомпонентного единства. Именно повторы способны передать всю полемическую страстность, высокое аффективное состояние, эмфатическую приподнятость чувства. Повторяться могут элементы высказывания, наиболее значимые для героя и важные для автора.
В большинстве случаев отрицательные эмоции передаются через речь персонажей при использовании различных специальных средств. Вся подоплека ссор и укоров порой понятна лишь читателю, знающему скрытые мотивы недоброжелательных отношений героев друг с другом. Тогда возникает необходимость привлечения неречевого контекста. При анализе эмоционально интенсивных речевых актов- поддержание связи между прямым проявлением и косвенным смыслом- важное условие исследования. Языковая система находится здесь в тесном союзе с контекстом.
Контекст является базой и для интерпретации эмоции посредством ПС. Полное понимание специфики высказывания невозможно лишь при анализе отношений языковых знаковых элементов на уровне семантизированного и в грамматическом плане структурированного предложения. Невербальные средства имеют полномочия тематизировать отрицательные эмоции самостоятельно. Однако чаще всего они функционируют в комбинации с языковыми средствами. Полная эмотивная информация при этом складывается из сочетания двух систем: лингво-семиотической и мимических знаков.
Взаимосвязь всех уровней тематизации отрицательных эмоций прослежена в рамках КТЭ, подтверждая сделанные выводы при анализе этих чувств.
За эмоциональное явление признается способность оценивать ситуацию. Определение отрицательного связано с психофизическим взаимодействием человека и мира, которое находит свое выражение, прежде всего в оценочных высказываниях, связанных с коммуникативной целью и эмоциональной сферой говорящего. Негативная оценка предназначена для воздействия на адресата, цель которого- вызвать у последнего определенное психологическое состояние, отрицательную эмоциональную реакцию, то есть отразить не собственно семантический, а прагматический аспект знаковой ситуации. Именно эта концепция оценочного значения, известная как теория эмотивности, стала отправной точкой настоящего исследования. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.
В плане оценки особого внимания заслуживает речевое общение, на уровне которого происходит тематизация эмоции в художественном тексте. В процессе речевого общения оцениваются: партнер по речевой коммуникации, окружающие предметы, входящие в понятие речевой ситуации, явления природы, способствующие раскрытию внутреннего мира героя, и самооценки персонажа. В результате формируется отрицательное отношение к оцениваемому как удовлетворение собой или принятие окружающего.
Среди многообразия отрицательных состояний базовыми являются эмоции: «безразличие», «злость», «недовольство», «отчаяние», «презрение» и «раздражение».
Функции данных отрицательных эмоций состоят в том, что они являются эмотивными основами для установления социальных контактов и помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции. В работе раскрываются психологические и физические основы возникновения негативных эмоций, находящие свое отражение и в лингвистической тематизации. Структура возникновения и развития эмоции прослежена на уровне взаимодействия и функционирования основных систем, заключающих в себя восприятие, ощущение на физическом уровне, моторику как проявление неподконтрольных субъекту физиологических реакциях его тела, возникновение некоторых желаний и, наконец, контролируемых субъектом эмоций, выраженных в моторной активности или речевой деятельность.
Формирование и раскрытие любого психологического феномена следует искать в сфере межличностного взаимодействия. При изучении эмоций это положение встает с особой наглядностью на фоне художественного текста. Одним из факторов, определяющих структуру и состав толкования эмоции, является чисто языковой фактор. Лингвистическое проявление эмоций «радости» отражено в исследовании, в ходе проведенного дефиниционного анализа экспрессивных конструкций, отражающих их суть, выявленных в художественном тексте.
Важно отметить не только ситуативную обусловленность, но и индивидуальность процесса тематизации эмоций. Отсюда вытекает его зависимость от различных факторов: от видения автором своего героя, его психологической сущности, от характера и настроения автора, личностного восприятия читателем художественной действительности.
Исследование тематизации отрицательных эмоций показало, что наибольшей популярностью у автора романа являются шесть видов отрицательных эмоций: «безразличие», «злость», «недовольство», «отчаяние», «презрение» и «раздражение»
§2.Анализ эмоции «недовольство»
Среди многообразия отрицательных состояний одним из основных, безусловно, является эмоция «недовольство».
При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции «злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние», 18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции «раздражение».
Функция эмоции «недовольство», что она является эмотивной основой для налаживания социальных контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, помогает объекту дать понять собеседнику о своих желаниях, служит средством представления негативного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и эмоционально отрицательного состояния субъекта.
При рассмотрении конструкций эмоции «недовольство», было выявлено, что автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции «недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных лексических единиц с данным семантическим значением безразличия обнаружено не было.
Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило 100% (31 из 31). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.
“My dear”, she told her sister in a high, mincing shout, ”most of these fells will cheat you every time. All they think of is money. I had woman up here last week to look at my feet, and when she gave me the bill you'd of thought she had my appendicitis out”. - «Ах, милая, - говорила она сестре, неестественно повысив голос, - вся эта публика только и смотрит, как бы тебя обобрать. У меня тут на прошлой неделе была женщина, приводила мне ноги в порядок, - так ты бы видела счет! Можно было подумать, что она мне удалила аппендицит».
В данном случае женщина пытается передать свое недовольство массажисткой и стоимостью ее услуг. Здесь мы видим, что в качестве контекста было использовано описание ситуации, которое помогает раскрыть причину плохого настроения героини романа, а также ее пожелания.
Следовательно, цель контекста - вызвать у читателя определенное психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.
При поведении сравнительного анализа английского варианта и его перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне совпадения составили 65% (20 из 31 обнаруженного в тексте):
“Lot's of people come here haven't been invited,” she said suddenly. “That girl hadn't been invited. They simply force their way in and he's too polite to object”. - «Очень многие являются сюда без приглашения»,- сказала вдруг Дэзи.- «Вот эта девица так явилась. Врывается чуть не силой, а он из деликатности молчит».
В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “to force smb's way in” и «врываться», тем самым автор показал читателю, что девушка недовольна тем обстоятельством, что на вечеринку приезжает кто попало и отсутствие приглашений их не останавливает. Тем самым автор показывает, что ей бы хотелось, чтобы вечер проходил в тесном кругу и в этом случае она бы чувствовала себя более уютно.
Проведение анализа эмоции «недовольтво» синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.
Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом уровне составили 32% (10 из 31 обнаруженного в тексте):
“I got dressed before luncheon,” said the child turning eagerly to Dasy. - «Я еще не завтракала, а уже в платьице!», - сказала малышка сразу же повернувшись к Дэзи.
“What a low, vulgar girl!” - « Фу, бесстыдница
She's got an indiscreet voice,” I remarked. ”It's full of- “, I hesitated. - «У Дэзи не скромный голос»,- заметил я. « В нем звенит…»,- я запнулся.
Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как один из основных способов презентации предложений в английском языке, несущих в себе эмоциональное значение эмоции «недовольство».
При проведении анализа эмоции «недовольство» совпадений на фонетическом уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их отсутствии в других произведениях.
Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное обозначение данного вида эмоции (100%; 31 из 31) (См. приложение 5, 5а ). Менее употребительными оказались лексический ( 65% ; 20 из 31) и синтаксический (32%; 10 из 31). Данный факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых- передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций: “Terrible place, isn't it,” said Tom, exchanging a frown with doctor Eckleburg. “ Awful”. - «Ужасная дыра, верно? - сказал Том, неодобрительно переглянувшись с доктором Эклбергом. « Да, хуже не придумаешь».
Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «недовольство» показало, что основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (11 единиц), модель 1 (8 единиц), (См. приложение 11).
§3.Анализ эмоции «злость»
Среди многообразия отрицательных состояний одним из самых важных, но малочисленных, является эмоция «злость».
При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции «злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние», 18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции «раздражение».
Функция эмоции «злость», что она является эмотивной основой для коррекции социальных контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, служит средством представления резко негативного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и максимально эмоционально отрицательного состояния субъекта.
При рассмотрении конструкций эмоции «злость», было выявлено, что автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции «недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных лексических единиц с данным семантическим значением безразличия обнаружено не было.
Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило 100% (5 из 5 обнаруженных в тексте). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.
“He got up, his eyes still flashing between Gatsby and his wife. No one moved. - Он встал, еще бросая грозные взгляды то на жену, то на Гэтсби. Никто не пошевельнулся.
В данном случае в тексте было использовано описание ситуации возникшей между мужем, женой и ее новым поклонником. Автор пытается передать настроение героев описав данную сцену. Отсюда следует, что для передачи эмоции «злость» контекст играет ключевую роль.
Следовательно, цель контекста - вызвать у читателя определенное психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.
При поведении сравнительного анализа английского варианта и его перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне совпадения составили 40% (2 из 5 обнаруженного в тексте):
”Civilization is going to pieces,” broke out Tom violently. -«Цивилизация идет на смарку,»- со злостью выкрикнул Том.
В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “ violently ” и «со злостью», тем самым автор показал читателю, что жужчина крайне негативно относится к сложившейся ситуации и он пытается донести свое настроение и окружающим.
Проведение анализа эмоции «злость» на синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.
Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом уровне составили 100% (5 из 5 обнаруженного в тексте):
I know your wife,” continued Gatsby, almost aggressively. - « Я знаком с вашей женой»,- продолжал Гэтсби, уже почти агрессивно.
Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как один из основных способов презентации предложений в английском языке, несущих в себе эмоциональное значение эмоции «злость».
При проведении анализа эмоции «злость» совпадений на фонетическом уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их отсутствии в других произведениях.
Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное (100%; 5 из 5) и синтаксическое (100%; 5 из 5) обозначение данного вида эмоции (См. приложение 6, 6а ). Менее употребительными оказались лексический (40%; 2 из 5). Данный факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых- передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций: .”Civilization is going to pieces,” broke out Tom violently. - «Цивилизация идет на смарку,»- со злостью выкрикнул Том.
Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «злость» показало, что основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (3 единицы), (См. приложение 11).
§4.Анализ эмоции «отчаяние»
Среди многообразия отрицательных состояний одним из самых тяжелых, с точки зрения психологии, является эмоция «отчаяние».
При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции «злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние», 18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции «раздражение».
Функция эмоции «отчаяние», что она помогает показать читателю безвыходное положение героев, дает возможность объекту освободиться от накопившиеся отрицательных эмоций, служит средством представления негативного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и максимально эмоционально отрицательного состояния субъекта.
При рассмотрении конструкций эмоции «отчаяние», было выявлено, что автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции «недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных лексических единиц с данным семантическим значением безразличия обнаружено не было.
Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило 100% (16 из 16 обнаруженных в тексте). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.
”All right,- I said,-I'm glad it's a girl» And I hope she'll be a fool- that's the best thing a girl can be in this world, a beautiful little fool. - «Ну и пусть. Очень рада, что девочка. Дай только бог, чтобы она выросла дурой, потому что в нашей жизни для женщины самое лучшее быть хорошенькой дурочкой».
В данном случае в тексте было использовано описание ситуации когда женщина понимает, что для нее в жизни было бы все намного проще если она ничего не понимала и тогда, наверное все было бы намного проще, но ничего уже не изменить. Автор пытается передать чувство героини, описав данную сцену. Отсюда следует, что для передачи эмоции «злость» контекст ее отношение к жизни.
Следовательно, цель контекста - вызвать у читателя определенное психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.
При поведении сравнительного анализа английского варианта и его перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне совпадения составили 75% (12 из 16 обнаруженного в тексте):
She was incurably dishonest.- Она была неисправимо бесчестна.
В этом примере можно провести анализ совпадений на лексическом уровне двух конструкций на английском и русском языках: incurably и неисправимо. Отсюда следует, что для передачи эмоции «отчаяние» в данном случае автор использовал лексическую единицу со значением безнадежности. Герой сообщает своему собеседнику о том, что девушка в любом случае будет поступать бесчестно и в этом и состоит безнадежность ситуации ”This is terrible mistake,” he said, shaking his head from side to side,” a terrible, terrible mistake. - « Это была ужасная ошибка», - сказал он, мотая головой из стороны в сторону. - «Ужасная, ужасная ошибка».
В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “terrible mistake ” и «ужасная ошибка», тем самым автор показал читателю, что мужчина находится в состоянии аффекта, узнав о смерти своей жены и что если бы он не толкнул ее на бегство из дома, всего этого бы не случилось. Таким образом автор показывает сложное состояние героя и его чувства по отношению к его жене, которую он любил больше всего на свете.
Проведение анализа эмоции «отчаяние» на синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью передать не столько содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.
Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом уровне сост и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.