На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Глагол как часть речи в современном русском языке. Грамматические категории глагола. Способы словообразования глаголов. Употребление глаголов в рассказах В.М. Шукшина. Деревенская проза как литературный жанр.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


31
План.
Введение.
Глава I. Глагол как часть речи в современном русском языке.
1.1. Грамматические категории глагола.
1.2. Способы словообразования глаголов.
Глава II. Употребление глаголов в рассказах В.М. Шукшина.
2.1. «Деревенская проза» как литературный жанр.
2.2. Глагол в произведениях В.М. Шукшина.
Заключение.
Список литературы.
Приложение.
Введение.

В современной сибирской деревне не наблюдается полной однородности говоров в каждом отдельном населенном пункте. Наблюдатели отмечают, что передовые, ведущие группы колхозного населения по языку отличаются в лексическом и иных отношениях от других колхозников, особенно старших поколений. Их речь близка к речи сельской интеллигенции и, стало быть, к литературному языку.
Принято думать, что русский-сибиряк заметно отличается от русского-европейца не только в отношениях антропологическом и материально-этнографическом, но и в отношениях языка. Согласно этому мнению, русская речь в Сибири, взятая в целом, характеризуется некоторыми специфическими чертами, встречающимися в языке любого сибиряка. Изучая сибирские говоры, действительно нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что при всем их территориальном многообразии, при всей их диалектальной пестроте они характеризуются целым рядом фонетических, грамматических и словарных особенностей, общих, по-видимому, для всех или почти для всех сибирских говоров и в тоже время отличающих эти говоры от северно-русских говоров Европейской части России.
Очень мало сделано по изучению языка сибирских писателей в прошлом и настоящем. Критические статьи в журналах, альманахах об отдельных писателях и отдельных художественных произведениях и рецензии не в полной мере заполняют этот пробел, поэтому мы видим актуальность нашей работы в исследовании «языка деревни» в прозе В. М. Шукшина.
Целью данной работы является изучение лексических и морфологических особенностей глагольного словоупотребления в произведениях В.М. Шукшина.
Для достижения данной цели ставятся и решаются следующие задачи:
1. изучение грамматических категорий и способов образования глаголов в современном русском языке;
2. выявление роли глаголов в художественном тексте;
3. попытка анализа употребления глаголов в прозе В.М. Шукшина.
Материалом для исследования послужили толковые и энциклопедические словари, критическая литература по творчеству В.М. Шукшина, публикации в периодической печати.
Глагол как часть речи в современном русском языке.
1.1. Грамматические категории глагола.

Глагол - часть речи, обозначающая процессуальный признак - действие (писать, ходить, деть) или состояние (спать, ждать) - и выражающая это значение в грамматических категориях вида, залога, времени, числа, лица, наклонения и рода.
Будучи наиболее сложным по составу форм классом слов, глагол противопоставлен в системе частей речи именам как класс слов, обла-дающий формами спряжения и являющийся базой синтаксической категории предикативности.
Глаголы различаются по видам. К совершенному виду относятся глаголы, обозначающие ограниченное пределом целостное действие: сделать, написать, запеть, простоять. К несовершенному виду относятся глаголы со значением «неограниченное пределом нецелостное действие»: делать, писать, петь, стоять; пределом действия является завершение всего действия (Я прочитал книгу) или его части, в т. ч. начальной (Он запел). Значение целостности действия - это значение, представляющее доведённое до предела действие как единый акт, нечленимый на фазы (начальную, конечную и т.п., ср. начал, продолжал, кончил петь, но не начал, продолжал, кончил спеть).
Залог глагола связан с выражением значений «совершить действие» (актив, действительный залог) и «испытывать воздействие» (пассив, страдательный залог). К действительному залогу относятся глаголы, значение которых не указывает направленности действия на предмет (или лицо), выраженный формой именительного падежа (Рабочие строят дом; Ученики решают задачу). К страдательному залогу отно-сятся глаголы с постфиксом -ся, имеющие значение действия, направленного на тот предмет (или ли-цо), который выражен формой именительного падежа (Дом строится рабочими; Задача решается учениками). Значе-ние страдательного залога выражается также формами страдательных причастий (любим, любимый; читан, читанный; построен, построенный).
Все глаголы обладают грамматическим значением за-лога, но противопоставление по залогу образуют только переходные глаголы. Переходные глаголы сочетаются с именем, стоящим в винительном или (реже) родительном падеже без предлога и обозначающим объект действия: Ученики решают задачу; Сотрудники пишут отчёт; Мы ждём поезда.
Некоторые непереходные глаголы действительного зало-га имеют постфикс -ся. Такие глаголы называются воз-вратными глаголами: мыться (Он моется под душем), учиться, обниматься и др.
Формы глагола делятся на спрягаемые и неспрягае-мые. Спрягаемыми формами являются формы вре-мени, числа, лица, рода и наклонения. Изменение глагола по временам, числам, лицам, родам и наклоне-ниям называется спряжением. Каждый глагол относится или к 1-му, или ко 2-му спряжению. Исключение состав-ляют глаголы, называемые разноспрягаемыми, а также глаголы дать, создать, есть, надоесть.
К 1-му спряжению относятся глаголы, имеющие следующие окончания в формах настоящего и будущего времени (в орфографической записи): -у, -ю (несу, бросаю), -ёшь, -ешь (несёшь, бросаешь), -ёт, -ет (несёт, бросает), -ем, -ем (несём, бросаем), -ёте, -ете (несёте, бросаете), -ут, -ют (несут, бросают). Ко 2-му спряжению относятся глаголы, имеющие в тех же формах следующие окончания: -у, -ю (кричу, хвалю), -ишь (кричишь, хвалишь), -ит (кричит, хвалит,) -им (кричим, хвалим), -ите (кричите, хвалите), -ат, -ят (кричат, хвалят).
Категория времени глагола показывает отношение действия к одному из трёх реальных временных планов - настоящему, прошлому или будущему. Действие, отнесённое в план прошлого, выражается формами прошедшего времени (писал, ска-зал, убежал), в план настоящего - формами настоящего времени (пишу, говорю, бегу), в план будущего - формами будущего времени (буду писать, напишу; буду говорить, скажу; буду убегать, убегу). Глаголы несовершенного вида имеют все три формы времени (писал, пишу, буду писать), глаголы совершенного вида - лишь формы прошедшего и будущего времени (написал, напишу).
Категория числа глагола показывает, что действие производится одним субъектом (ед. ч.: я пишу, он будет писать, ты писал) или более чем одним (мн. ч.: мы пишем, они будут писать, они писали).

Категория лица выражает отношение производителя действия к говорящему. В настоящем и будущем времени изъявительного наклонения глагол име-ет формы 1-го, 2-го и 3-го лица единственного и множественного числа (я пишу, ты пишешь, он пишет; мы пишем, вы пишете, они пишут). Формы лица указывают, что

1) произво-дителем действия является говорящий (1-е лицо ед. ч.);

2) говорящий входит в число производите-лей действия (1-е лицо мн. ч.);

3) производителем действия является адресат речи (2-е лицо ед. ч.) либо

4) адресаты речи или группа лиц, включаю-щая адресата (2-е лицо мн. ч.);

5) производителем действия является лицо (лица), не участвующее в речи, или предмет, явление (предметы, явления) (3-е лицо ед. и мн. ч.).

Категория рода глагола показывает, что действие относится к лицу или предмету, называ-емому словом с грамматическим значением мужского, женского или среднего рода: Он (мальчик) читал; Она (девочка) читала; Солнце сияло; Пошёл бы он (пошла бы она), если бы не надвигалась гроза. В том случае, если производитель действия - живое существо, обозначенное именем существительным мужского или общего рода; а также личными местоиме-ниями я, ты, форма глагола указывает на пол производителя действия: врач пришёл - врач при-шла, сирота остался - сирота осталась, я си-дел ~ я сидела, ты ушёл - ты ушла. Во множественном числе родовые различия не выражаются: Они (мальчи-ки, девочки) читали. Формы рода как спрягаемые свойственны глаголам только в прошедшем времени и сослага-тельном наклонении.

Категория наклонения глагола вы-ражает отношение действия к действительности. Реальное действие, осуществляющееся в настоящем, прошедшем или будущем времени, выражается формами изъявительного наклонения: Он играет, играл, будет играть; сыграл, сыграет. Действие, к которому побуждают кого-либо, выражается формами повелительного наклонения: иди, беги, приготовь, приготовьте, идём, идёмте. Возможное, желае-мое или предполагаемое действие выражается фор-мами сослагательного наклонения (читал бы, при-готовил бы).

Неспрягаемые глагольные формы - это инфини-тив, причастие и деепричастие. Инфинитив, или неопределённая форма, называет действие, но не показывает его отнесённости к лицу, времени, действительности (его реальности или нереально-сти): писать, сыграть, везти, беречь, идти. При-частие и деепричастие, называемые также атрибу-тивными формами глагола, обладают, наряду с глагольными признаками, признаками прилага-тельного (причастие) и наречия (деепричастие). При этом причастие обозначает действие как атрибутивный признак предмета (читающий, ждавший, рассматриваемый, построенный), а деепричастие - как признак, характеризую-щий другое действие (читая, давая, прочитав, отдав, надувшись, замёрзши, возвратясь, зайдя).

Формы глагола образуются от двух основ: основы прошедшего времени (чаще всего совпадающей с основой инфинитива) и основы настоящего времени. Основа прошедшего времени выделяется посредством отсечения суффикса -л- и родового окончания в форме прошедшего времени женского рода: писа-ла, вез-ла, греб-ла, ме-ла, тёр-ла, победи-ла. Основа настоящего времени выделяется посредством отсечения окончания в формах 3-го лица мн. ч. настоящего или простого будущего времени: пиш-ут, игpa[j-y]m, вез-ут, греб-ут, тр-ут, побед-ят. Основа настоящего времени оканчива-ется всегда на согласный, основа прошедшего времени - обычно на гласный, за исключением немногих глаголов, где она совпадает с основой прошедшего вре-мени, а также глаголов не-продуктивных групп.

От основы прошедшего времени образуются спрягае-мые формы прошедшего времени (чита-л, вари-л, от-мы-л), действительные причастия прошедшего времени (чита-вший, вари-вший), страдательные прича-стия прошедшего времени на -анный и -тый (прочитан-ный, отмы-тый), деепричастия на -в(ши) (прочита-в, свари-вши). От основы настоящего времени об-разуются спрягаемые формы настоящего и простого будущего времени (чита[j-y], свар-ю, отмо[j-y]т), повели-тельного наклонения (читай, свар-и), причастия настоящего времени (чита[j-y]щий, чита[j]емый), страдательные причастия прошедшего времени на -енный (свар-енный) и деепричастия на -а (-я) (чита[j-а]).

В зависимости от принадлежности глагола к 1-му или 2-му спряжению, а также по характеру соотноше-ния основ прошедшего и настоящего времени и образования формы инфинитива выделяются 5 продуктивных классов глаголов и ряд непродуктивных групп. Продуктивность пяти классов определяет-ся тем, что они регулярно пополняются за счёт новых основ: все новые глаголы, образуемые с помощью продуктивных словообразовательных суффиксов и заимствуемые из других языков, относятся толь-ко к этим пяти классам. В то же время непродук-тивные группы могут пополняться лишь за счёт чисто приставочных и постфиксальных образо-ваний.

Особняком стоят изолированные глаголы, не входящие ни в один из классов и ни в одну из групп. К ним относятся: разноспрягаемые глаголы бежать, хотеть и чтить; глаголы дать, есть, создать, надоесть, имеющие особые, отлич-ные от обоих спряжений, окончания; глагол идти, основы которого супплетивны (шла - идут); глаго-лы быть (с полным набором форм будущего времени - будут и т. п. при наличии лишь остаточных форм настоящего времени есть и суть), забыть, ехать, ре-веть.

1.2.Способы словообразования глаголов.

Производные глаголы принадлежат к различным спо-собам словообразования. Суффиксальные глаголы: с суффиксами -и(ть), -ова(ть) (-ирова(ть), -изи-рова(ть), -изава(ть)), -нича(ть), -ствова(ть), -а(ть), мотивированные существительными и при-лагательными, имеют значения: «совершать дейст-вие, свойственное лицу или животному» - батра-чить, плутовать, попугайничать, учительство-вать; «действовать с помощью предмета» - багрить, циклевать; «наделять свойством» - су-шить, активизировать, ровнять; «проявлять свойство» - хитрить, лютовать, важничать, свирепствовать, хромать и др. Глаголы с суффиксами -е(ть) и -ну(ть), мотивированные прилагательны-ми, имеют значение «приобретать свойство»: бе-леть, слепнуть. Суффикс -ива(ть) / -ва(ть) / -а(ть) служит для образования глаголов несовершенного вида от глаголов совершннного вида: переписать - переписывать, уз-нать - узнавать, победить - побеждать, а также глаголов со значением многократности (хажи-вать, певать); суффиксы -ну(ть) и -ану(ть) - для образования глаголов совершенного вида со значением одно-кратного действия: толкнуть, рубануть.

Префиксальные глаголы означают направление дейст-вия в пространстве (войти, выйти, подойти, прийти, уйти, отойти, дойти, сойти, обойти, перейти, пройти, зайти), совершение действия во времени (запеть, взволноваться; пойти; посто-ять, просидеть, переждать, досидеть, отвое-вать и др.), степень интенсивности действия (от-гладить, начистить, иззябнуть, перепугать, продумать, раскормить; перегреть; поотстать, подбодрить, приглушить; недовыполнить), мно-жественность объектов действия (издырявить, обегать, облетать; пересмотреть все фильмы, повывезти и др.), результативность действия (вскипятить, воспрепятствовать, вылечить, за-минировать, измерить, оштрафовать, обме-нять, ^отремонтировать, постирать, подмести, пристыдить, продемонстрировать, разбудить, сделать). Кроме того, глаголам свойственны следующие спосо-бы словообразования: префиксально-суффиксаль-ный (влажный - увлажнить, болеть - побали-вать, дремать - вздремнуть), постфиксальный (умыть - умыться), суффиксально-постфиксальный (скупой - скупиться), префиксально-постфиксальный (бегать - забегаться), префиксально-суффиксально-постфиксальный (шу-тить - перешучиваться, смелый - осмелиться), сложение (полузакрыть, самовоспламениться), сложение в сочетании с префиксацией (оплодот-ворить), сложение в сочетании с префиксацией и суффиксацией - (размокропогодить), сращение (злоумышлять), сращение в сочетании с суффик-сацией (христарадничать), сращение в сочетании с постфиксацией (заблагорассудится).

Разнообразные словообразовательные типы от-глагольных глаголов, модифицирующих характер протекания действия, служат формированию спо-собов глагольного действия.

В предложении спрягаемые формы глаголы выступа-ют в роли простого сказуемого (Мальчик чита-ет). Инфинитив может выступать в качестве под-лежащего, простого глагольного сказуемого, глав-ного члена инфинитивного предложения, дополнения, несогласованного определения и об-стоятельства цели. Полные причастия в предложе-нии, как и прилагательные, выступают в качестве определения; вместе с относящимися к ним слова-ми могут входить в состав причастного оборота. Краткие формы причастий в предложении обычно выступают в качестве сказуемого (Дом построен). Деепричастие выступает в предложе-нии в роли примыкающего определения и обозна-чает действие, сопровождающее другое действие, выраженное спрягаемой формой глагола или инфинити-ва (Мы шли разговаривая; Надо смотреть мол-ча). Вместе с относящимися к нему словами дее-причастие может входить в состав деепричастного оборота.

Русский глагол претерпел значительные исторические изменения. Основными направлениями развития древнерусского глагола являются упрощение системы времён, прежде всего прошедших, и параллельный процесс формирования категории вида как регулярной си-стемы двучленных корреляций, вследствие чего многообразные оттенки протекания действия во времени стали выражаться при взаимодействии аспектуальных и темпоральных характеристик глагола (видовременная система). В кругу атрибутивных форм глагола наиболее заметным изменением было вы-деление из причастий особой полупредикативной формы - деепричастия.

Употребление глаголов в рассказах В.М. Шукшина.

2.1. «Деревенская проза» как литературный жанр.

Один из самых полноводных потоков литературы 50-70-х годов получил название «деревенской прозы».
Казалось бы, единственное, что объединяет творения столь различных, несхожих между собой писателей, как В. Овечкин, Е. Дорош, В. Солоухин, А. Яшин, И. Акулов, М. Алексеев, В. Тендряков, Ф. Абрамов, В. Белов, С. Залыгин, В. Астафьев, В. Шукшин, Б. Можаев, В. Распутин, - это тема: речь идет о произведениях, рассказывающих о русском селе. Это обстоятельство невольно заставляет задуматься о правомерности понятия «деревенская проза». Не случайно в критических дискуссиях во второй половине семидесятых и в восьмидесятые годы делалось немало попыток найти достойную замену этому понятию. Однако проходило немного времени, и о «деревенской прозе» начинали писать, называя ее привычным, данным ей как бы непроизвольно, стихийно, но надежно закрепившимся именем.
Деревня для русских писателей - нечто неизмеримо большее, нежели просто экономический, географический или демографический регион. Сказать о писателе: он «деревенщик» - значит сказать о философско-историческом содержании его творчества. Противоречивым, сложным, но тем не менее единым течением «деревенскую прозу» делает не тема сама по себе, а особенность этой темы, в которой заложены проблемы нашего национального развития, наших исторических судеб. Поэтому деревенская тема - не просто объект, а загадка исторического пути России, ее боль, ее муки совести, перекресток путей в грядущее. Лишь поняв, что такое деревенская тема, можно понять явление «деревенской прозы».
В русской литературе жанр деревенской прозы заметно отличается от всех остальных жанров. В чем же причина такого отличия? Об этом можно говорить исключительно долго, но все равно не прийти к окончательному выводу. Это происходит потому, что рамки этого жанра могут и не умещаться в пределах описания сельской жизни. Под этот жанр могут подходить и произведения, описывающие взаимоотношения людей города и деревни, и даже произведения, в которых главный герой совсем не сельчанин, но по духу и идее, эти произведения являются не чем иным, как деревенской прозой.
Современная деревенская проза играет в наши дни большую роль в литературном процессе. Этот жанр в наши дни по праву занимает одно из ведущих мест по читаемости и популярности. Современного читателя волнуют проблемы, которые поднимаются в романах такого жанра. Это вопросы нравственности, любви к природе, хорошего, доброго отношения к людям и другие проблемы, столь актуальные в наши дни. Среди писателей современности, писавших или пишущих в жанре деревенской прозы, ведущее место занимают Виктор Петрович Астафьев (“Царь-рыба”, “Пастух и пастушка”), Валентин Григорьевич Распутин (“Живи и помни”, “Прощание с Матерой”), Василий Макарович Шукшин (“Сельские жители”, “Любавины”, “Я пришел дать вам волю”) и другие.
Особое место в этом ряду занимает Василий Макарович Шукшин. Его своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и за рубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли, каким был этот выдающийся писатель.
2.2. Глагол в произведениях В.М. Шукшина.

Язык прозы Шукшина занимает важное место в языке русской художественной литературы. Впитав культуру прошлого, Шукшин отразил идейно-эстетические преобразования в современной ему культуре, а также реализовывал в своем творчестве новые художественные тенденции, которые позволили ему встать у истоков прозы будущего: язык этого писателя сыграл особую роль в развитии языка русской прозы второй половины и вв. В прозе Шукшина получили реализацию языковые традиции русской литературы. Преобладание народно-разговорной речи свидетельствует об освоении писателем традиций языка художественной литературы, уходящей в глубь веков.
В шукшинской прозе сосуществуют различные речевые пласты: разговорные и книжные сферы языка, просторечие, жаргоны, диалектный язык, устная и письменная речь, фольклорный язык, язык художественной литературы.
Традиции использования элементов диалектной речи при изображении жизни крестьян существуют в русской лите-ратуре с XVIII века. В русле этих традиций можно рассматривать и творчество Шукшина.
Анализ языка прозы Шукшина позволяет сделать вывод, что употребляется диа-лектная лексика только при описании жизни сельчан. Отразить материальную и духовную культуру крестьянства нельзя без использования специфических для народной речи слов. И в этом отношении алтайская русская деревня на-шла в лице Шукшина своего самого лучшего выразителя. Народную речь он знал с детства, любил и понимал ее значение для литературы: «Выше пупа не прыгнешь, лучше, чем сказал народ (обозвал ли кого, сравнил, облас-кал, послал куда подальше), не скажешь». Писатель включает в произведения о жизни крестьян не только разговорную и просторечную лексику, но и диалек-тизмы, характерные для говоров Сибири, воссоздавая тем самым живую на-родную речь с присущей ей естественностью, образностью, экспрессией.
В прозе Шукшина многообразие речевых систем обусловлено усилением роли по-вествователя, независимо от того, в каком качестве - автора или героя - он выступает, что в конечном итоге приводит к демократизации речи. Диалект-ная лексика выполняет определенную стилистическую функцию, и в зависи-мости от этого используются разные ее типы.
Наиболее часто в рассказах Шукшина встречаются собственно лексические диалектизмы. Они называют явления природы, предметы быта, действия и т.п. Из рассказов: Чего заполошничать; Нет подождать - заусилисъ в Краюшкино; он мог такой шкаф изладить; лучше глянется работать; разболокся до нижнего белья; Таисия <...> открыла ящик, усунуласъ под крышку.
Среди собственно лексических диалектизмов преобладают глаголы: расхлобыстнутъ (разбить вдребезги), наторкатъ (натолкать небрежно), кафыркатъ (кашлять), натиснутъ (надеть с трудом), навяливать (навязывать), базланить (громко кричать) и др. Частотность глаголов объясняется их ведущей текстообразующей ролью в динамическом повествовании.
Лексико-фонетические диалектизмы тоже фиксируются в речи персонажей: испужатъ, спомнитъ. Лексико-семантические диалектизмы отмечаются как в речи героев, так и в авторском повествовании. И среди них тоже употребительнее глаголы: выпрягаться (выходить из повиновения), отбеливать (рассветать), полоскать (бегать), приваривать (ударить), сшибать (быть похожим).
Редко употребляются и лексико-словообразовательные диалектизмы: жалиться, извязаться (увязаться), исделаться, изладить, усунулась.
В целом в рассказах Шукшина диалектная лексика составляет сравнительно невысокий процент. Значительное место среди них занимает лексика, характерная для говоров Сибири: базланить, глянуться, жалиться, заполошничать, зауситься, извязаться, изладить, разболокаться и др. К сибирским относятся и лексико-фонетические диалек-тизмы: пужать, выпимши и др.
Показателен в использовании диалектной лексики как специфического средства художественного повествования роман «Любавины», в котором на-шли отражение жизнь сибирской деревни, а, следовательно, и особенности старожильческого говора Сибири, точнее, говора родного писателю села Сро-стки. «Принимая всем сердцем образ жизни русского крестьянства, его мента-литет, Шукшин описал этот нравственный и материальный уклад на примере своего села и с использованием тех слов, в которых закреплены данные реалии» ( и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.