На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Грамматическая темпоральность и система временных форм в современном немецком языке. Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ, средства выражения и информационные жанры. Сравнительный анализ поля будущего времени в СМИ и в разговорной речи.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 07.03.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Содержание
Введение
Глава I. Грамматическая темпоральность и система временных форм в современном немецком языке
1.1 Временные формы и их категориальные временные значения
1.1.1 Prasens
1.1.2 Prateritum
1.1.3 Perfekt
1.1.4 Plusquamperfekt
1.1.5 Futur I
1.1.6 Futurum II
1.1.7 Лексические показатели временных значений глагола
1.2 Поле будущего времени
1.2.1 Понятие функционального поля времени
1.2.2. Микрополе будущего времени
Глава II. Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ
2.1 Информационные жанры СМИ
2.2 Средства выражения будущего времени в немецких СМИ
2.2.1 Prasens для выражения будущего времени в немецких СМИ
2.2.2 Futurum I для выражения будущего времени в немецких СМИ
2.2.3 Konjunktiv Prateritum для выражения будущего времени в немецких СМИ
2.2.4 Модальные глаголы wollen и sollen для выражения будущего времени в немецких СМИ
2.2.5 Perfekt для выражения будущего времени в немецких СМИ
Глава III. Функциональное поле будущего времени в немецкой разговорной речи
3.1 О некоторых особенностях разговорной речи
3.2 Средства выражения будущего времени в немецкой разговорной речи
3.2.1 Prasens для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи
3.2.2 Konjunktiv Prateritum для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи
3.2.3 Futurum I для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи
3.2.4 Модальные глаголы wollen и sollen для выражения будущего времени в немецкой разговорной речи
3.2.5 Сравнительный анализ поля будущего времени в информационных жанрах СМИ и в разговорной речи
Заключение
Библиографический список
Приложение
Введение

Данное исследование посвящено изучению функционального поля футуральности в современном немецком языке на материале немецких средств массовой информации (СМИ) и разговорной речи (РР). Необходимость исследования данной проблемы обусловлена, во-первых, тем, что поле будущего времени представляется наиболее сложным и менее изученным по сравнению с полем настоящего или полем прошедшего времени, во-вторых, в лингвистической литературе до сих пор отсутствует комплексное исследование, посвященное рассмотрению функционально-семантической категории футуральности в сопоставительном плане различных функциональных стилей.
Избранное направление изучения функционально-семантического поля (ФСП) будущего времени представляется актуальным, так как, с одной стороны, особенности функционирования временных глагольных форм (в значении будущего времени) в конкретных функциональных стилях описаны недостаточно. С другой стороны, функциональный и стилистический аспекты грамматических явлений занимают все большее место в лингвистических исследованиях.
Категория времени не теряет своей актуальности в силу её чрезвычайной информационной важности в высказывании, а сравнительный анализ функционирования временного поля в СМИ и разговорной речи составляет то новое, что предлагаемая работа может внести в теорию поля времени. Сам полевой подход гарантирует наиболее полный охват языковых явлений, включая рассмотрение единиц разных уровней и их иерархическое расположение в поле.
Актуальность темы, обусловленная недостаточной разработанностью данного вопроса в лингвистике, предопределила объект, предмет, основные цели и задачи данной работы.
Предметом исследования является функциональное поле футуральности в немецких СМИ и разговорной речи.
Объектом исследования являются как центральные, так и периферийные средства выражения будущего времени.
Теоретической и методологической основой данного исследования послужили работы отечественных и зарубежных исследователей по теории функционального поля и теоретической грамматике: А. В. Бондарко, Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, В. Г. Адмони, Г. Хельбига и Й. Буша, В. Юнга, О. И. Москальской и др., а также работ по функциональной стилистике немецкого (Э. Г. Ризель, Г. Михель, В. Фляйшер, М. П. Брандес) и русского языка (В. В. Виноградов, Ю. М. Скребнев, О. Б. Сиротинина) и стилистике текста (Г. Я. Солганик и др.).
Цель данного исследования заключается в выявлении тенденций употребления различных языковых средств для выражения будущего времени в двух функциональных стилях: разговорной речи и прессе. Цель исследования обусловила необходимость решения следующих задач:
1) проанализировать работы, в которых затрагиваются вопросы, связанные с рассматриваемой проблемой;
2) раскрыть сущность понятий «функциональное поле», «функциональный стиль»;
3) охарактеризовать основные особенности стиля немецких СМИ и разговорной речи;
4) определить и проанализировать центральные и периферийные средства поля будущего времени;
5) выявить тенденции употребления средств выражения футуральности в различных информационных жанрах немецких СМИ и в немецкой разговорной речи.
Методика исследования. Целевые установки исследования обусловили выбор методов анализа фактического материала: в работе были использованы описательный и контекстно-ситуативный методы. Методом сплошной выборки было проанализировано более 500 газетных страниц текста, из которых было извлечено около 500 предложений и 600 страниц текста спонтанной немецкой разговорной речи, из которых мы извлекли 300 примеров, составивших корпус примеров, послуживший материалом исследования. Проанализированный материал был систематизирован, а данные сведены в таблицу.
В качестве материала исследования использовались информационные тексты немецких газет: die Zeit, Frankfurter Rundschau, Finanzzeitung, а также тексты спонтанной немецкой разговорной речи: Werner und Alice Beile. Alltad in Deutschland, Sprechintentionen, Steig ein - fahr mit! Schwabische Alb ; Susanne Schumacher. Kurzhorspiele 2, Horspiele 1, Horspiele 3.
Научная новизна исследования заключается в том, что в данной работе осуществляется попытка сравнительного анализа ФСП футуральности на материале немецких СМИ и живой разговорной речи, которые до сих пор не становилось предметом специального исследования.
Теоретическая значимость работы заключается в выявлении и описании доминирующих конституентов поля футуральности, а также периферийных средств выражения будущего времени в немецкой разговорной речи и немецких СМИ, что способствует более глубокому пониманию специфики категории времени в современном немецком языке.
Практическая значимость исследования состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в практике преподавания немецкого языка в школе и вузе, а также при написании дипломных и курсовых работ на филологических факультетах и факультетах журналистики.
Глава I
Грамматическая темпоральность и система временных форм в современном немецком языке
1.1 Временные формы и их категориальные временные значения
Категория времени играет очень важную роль в языке, так как все объекты окружающей действительности, включая человека, существуют во времени и в пространстве. Концептуальная область, соотносимая с понятием времени, является одним из существеннейших компонентов понятийной картины мира. Функционирование языка также связано с темпоральными представлениями.
Темпоральность в широком смысле понимается обычно как концептуальная категория, в основе которой лежит временная характеристика действия или состояния, которая опирается на различные морфологические, синтаксические, лексические и прочие средства языкового выражения времени. «Являясь векторной категорией, темпоральность отражает специфику временного дейксиса, обозначающего как внеязыковой момент речи, так и другие возможные точки отсчета, например, точки пространства, представляющие собой вторичные модификации временных отношений» [27, 10].
Темпоральность - это категория, соотнесенная, с одной стороны, с объективным (реальным) временем, с другой стороны, с отражением временных характеристик и отношений действительности в сознании людей. Необходимо подчеркнуть, что эта категория не существует вне языковых средств ее выражения.
Г. Койлер пишет: «Tempus bezeichnet die Bedeutungsstruktur der Tempusmorpheme, die durch Laut- und Schriftstruktur der Tempusformen des Verbs ausgedruckt werden. Sie geben einer Sachverhaltsbeschreibung ihre zeitliche Einordnung, die Temporalitat. Die temporale Gesamtbedeutung eines Satzes setzt sich aus temporalen Einheiten, wie z. B. Tempusmorphemen, temporalen Adverbien und Konjunktionen zusammen»[53, 25].
Е. В. Терехова отмечает: «Модель темпоральности можно представить как спроецированную на языковую плоскость спираль, охватывающую все уровни языка» [37, 7]. Другими словами, время входит в содержательную сторону языка, присутствуя на всех уровнях языкового пространства. Вместе с тем, темпоральность - это базирующееся на данной функционально-семантической категории функционально-семантическое поле, охватывающее грамматические (морфологические и синтаксические), лексические, а также комбинированные (лексико-грамматические, грамматико-контекстуальные) средства языка, используемые для выражения данной категории в языке.
Грамматические формы выражают отношение между явлениями объективной действительности в наиболее общем и поэтому, неопределенном виде. Лексико-грамматические средства обладают меньшей обобщенностью, но благодаря частичному переосмыслению компонентов приближаются к грамматической форме. Лексические средства, выполняя обычно номинативную функцию, называют явления объективной действительности или отношения между явлениями, в большей или меньшей степени конкретизируя их.
Так, Г. Койлер пишет: «So ergibt sich die jeweilige Temporalitat einer Au?erung aus der Gesamtheit der temporalen Elemente und situativen Informationen, und die Tempusformen regeln nur die Zulassigkeit bestimmter temporaler Kontextverbindungen» [53, 28].
По мнению Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс доминанту поля времени в немецком языке образуют временные формы индикатива, так как временные формы являются универсальным и обязательным средством выражения времени. Все остальные средства более или менее факультативны, они лишь кооперируют с глагольными формами, выступая самостоятельно только в безглагольных предложениях [14, 43].
В немецком языке существует шесть временных форм (das Prasens, das Prateritum, das Perfekt, das Plusquamperfekt, das Futur I и Futur II). При употреблении форм в разных речевых условиях проявляется их многозначность, происходит пересечение форм, сближение их значений. При этом каждой форме соответствует несколько значений.
Как отмечает Г. Койлер, «Im Deutschen konnen mit Hilfe der 6 Tempusformen, Prasens, Perfekt, Prateritum, Plusquamperfekt, Futur I, Futur II, mindestens 15 temporale Bedeutungsvarianten ausgedruckt werden, da sie keinen chronologisch exakt definierbaren Zeitpunktabschnitt bezeichnen. Dies mu? durch weitere temporale Einheiten der Au?erung oder des Textes geschehen»[53, 26].
1.1.1 Prasens
Многие исследователи (В.Флемиг, Г. Койлер и др.) называют презенс «allgemein», «zeitindifferent». В. Флемиг предлагает считать презенс основной временной формой парадигмы: «Das Prasens bezeichnet den allgemeinen Zeitverlauf, ohne dass eine Einschrankung oder Begrenzung dieses Verlaufs angezeigt wird. Durch das Prasens werden in Satzen wiedergegebene Sachverhalte nicht ausdrucklich in den Zeitablauf eingeordnet. Auf Grund seiner umfassenden Verwendungsfahigkeit kann man das Prasens als das Grungtempus des Paradigmas betrachten»[46, 390].
Вслед за В. Флемигом Г. Койлер так определяет сущность временной формы презенс: «Das Geschehen oder Sein wird in der Zeit verlaufend dargestellt. Im Zusammenhang mit temporalen Kontextelementen kann es zur Bezeichnung der zeitlichen Indifferenz auf Gegenwart, Vergangenheit und Zukunft benutzt werden»[53, 26].
В. Юнг считает презенс нейтральной временной формой, поскольку презенс может траспонироваться в любой временной план. При этом, он подчеркивает: «Durch seine Achsenstellung innerhalb der Zeitstufen Zukunft - Gegenwart - Vergangenheit wird das Prasens zu einem neutralen Tempus. Wesentlich ist dabei die Vergegenwartigung auch vergangenen, kunftigen oder sich wiederholenden Geschehens durch den Sprecher»[52, 213].
Авторы малой немецкой энциклопедии также считают презенс нейтральной временной формой и называют его «Allgemeine Zeit». Грамматическую функцию этой временной формы они определяют следующим образом: «Das Prasens verkorpert innerhalb des Tempussystems eine zeitindifferente oder neutrale Grundfunktion. Sein Zeitwert ist nicht eingeschrankt: Allgemeine Zeit. Im Prasens wird das Geschehen keiner Zeitstufe zugeordnet»[40, 842].
С этой позицией, рассматривающей презенс как наиболее общую временную форму, полемизируют исследователи К. Дилинг и Ф. Кемптер. Они пишут: «Das Prasens ist nicht, wie in manchen Grammatiken behauptet wird, „Allgemeinform“ oder „Allgemeintempus“, sondern la?t sich am besten als in mehreren Bedeutungsvarianten auftretende Form beschreiben. Schon eine Frage wie „Triffst du ihn gestern in der Stadt?“ zeigt die Fragwurdigkeit der Charakteristik „Allgemeintempus“»[41, 30].
Анализируя имеющиеся работы по данной проблеме, можно выделить следующие значения формы презенс:
1. Презенс употребляется для обозначения действия или состояния, совпадающего полностью или частично с моментом речи. Это значение реализуется в нейтральном контексте и может усиливаться лексическими средствами (jetzt, gerade, in diesem Augenblick).
Er studiert (jetzt) in Leningrad [60, 226].
Презенс, употребляющийся в данном значении, принято называть актуальным (aktuelles Prasens). Как отмечает В. Флемиг, «Das Prasens wird gebraucht in Satzen mit Gegenwartsbedeutung, wobei Geschehen oder Sein und Redemoment etwa zusammenfallen (aktuelles Prasens), z.B. in aktuellen Au?erungen, deren Inhalt als zur Redezeit gultig betrachtet wird:
In diesem Augenblick ladt im Hafen ein hollandischer Frachter funfhundert Fernrohre aus»[46, 390].
2. Презенс служит также для выражения значения будущего времени (футуральный презенс). В этом значении презенс часто используется вместо футурума І. Значение будущего времени усиливается при добавлении обстоятельства времени.
О. И. Москальская объясняет употребление презенса в футуральном значении исторической обусловленностью - вплоть до 16-17 вв. презенс оставался общепринятой формой выражения будущего времени.
В. М. Жирмунский также указывает на то, что будущее время как особая форма отсутствовало во всех древне-германских языках: форма настоящего времени всегда могла иметь значение будущего. Пережитки этой стадии недифференцированности времен сохранились и в современном немецком языке [19, 361].
Касательно употребления форм настоящего времени для обозначения предстоящих действий Е. А. Реферовская замечает, что такого рода транспозиции имеют свое объяснение, во-первых, в двойственном характере системного значения формы, и, во-вторых, в авторском намерении достигнуть большей выразительности речи. «При таком употреблении презенса автор представляет действие свершающимся, а следовательно, совершенно реальным, в отличие от формы будущего времени, которая хотя и утверждает предстоящее действие, но делает это в какой-то мере условно, ибо высказывать абсолютную уверенность в совершении действия, время которого еще не наступило, психологически трудно» [28, 140]. При такой транспозиции формы презенса в план будущего сохраняется характер предельности или непредельности действия, которое представляется либо целостным, завершенным, либо как процесс без определения его временных рамок.
К. Дилинг и Ф. Кемптер отмечают роль вида глагола при актуализации значения презенса в тексте: «Bei der Monosemierung spielt die Aktionsart des Verbs oder besser seine Aktionsrealisierung eine wichtige Rolle. Durative Verben bedeuten im Prasens meist Gegenwart, perfektive meist Zukunft»[41, 30].
Авторы малой немецкой энциклопедии пишут: «Kunftiges Geschehn, das der Sprecher im Bewu?tsein als gegenwartig oder zeitlos erfa?t, wird im Prasens dargestellt. Das Geschehen wird hier durch lexikalische Mittel zeitlich eingeordnet.
Morgen haben wir wieder Stunde, Hans.
Das nachste Mal begleite ich dich nach Hause.
Ebenso kann das Prasens gebraucht werden, um die Gewi?heit kunftigen Geschehens auszudrucken
Wir erfullen den Plan»[40, 843].
В.В. Вычегжанин особо выделяет роль лексических средств при актуализации футурального значения презенса: «Das futurische Prasens bezeichnet eine Handlung oder einen Zustand in der Zukunft unter dem Einflu? der aspektuellen Farbung der Lexik, au?erer lexikalischer Indikatoren mit einer futurischer Semantik sowie benachbarter Futurformen.
So einen Fehler mach? ich gerne noch mal»[60, 227].
3. Презенс может выражать прошедшее время (т. н. исторический презенс). Эта форма употребительна в художественной литературе и в разговорной речи вместо претерита и служит для актуализации прошлого.
Как отмечает Е. А. Реферовская, когда прошлое действие обозначается формой презенса, что возможно лишь при наличии во фразе или в самой ситуации недвусмысленного указания на временной план действительного протекания действия, автор как бы перемещается в прошедшее, чтобы непосредственно наблюдать совершающиеся события, либо перемещает эти события в свой, авторский временной план [28, 140].
Г. Хельбиг и Й. Буша определяют сущность исторического презенса так: «Das historische Prasens druckt vergangene Sachverhalte aus. Ein Modalfaktor der Vermutung ist hier ausgeschlossen, und die Vergangenheitsbedeutung muss durch eine obligatorische Temporalangabe (od. durch den Kontext) deutlich werden. Diese Variante kommt in der Erzahlung und Beschreibung historischer Tatsachen und in der Dichtersprache vor. Dort dient sie dazu, Vergangenes besonders lebendig zu gestalten»[50, 147].
В. Флемиг пишет: «Das Prasens wird gebraucht in Satzen mit Vergangenheitsbedeutung, wobei das Geschehen oder sein als vor dem Redemoment verlaufend angenommen wird (historisches Prasens), z. B.
In der prateritalen Erzahlung zur lebendigen Vergegenwartigung.
Die beangstigende Lage vor Verdun bildet den Gegenstand der Beratung: Was ist zu tun?
In lebendiger Schilderung vergangenen Geschehens.
Als ich gestern aus dem Hause trete, fallt mir doch ein Dachziegel unmittelbar vor die Fu?e!
In der Dokumentation.
Die erste Fassung von Brechts „Leben des Galilei“ entsteht 1938/39. Berthold Brecht lebt zu dieser Zeit in Danemark»[46, 391].
К. Дилинг и Ф. Кемптер подчеркивают роль прагматической информации, которую несет в себе исторический презенс: «Das historische Prasens z. B. verandert nicht die Bedeutung der Aussage, sondern ihr kommunikatives Gewicht. In einer Prat-Erzahlung werden einzelne Satze oder Satzfolgen als besonders bedeutsam herausgehoben, „dramatisiert“. Nicht die Semantik, sondern die kommunikative Rolle des Tempus unterscheidet es von anderen. Damit wird die Anwendung pragmatisch markierter Tempora kommunikativ eingeschrankt. Das historische Prasens kann nicht in Fragen und anderen dialogbetonten Au?erungen verwendet werden. Es benotigt den Kontext einer erzahlenden Situation, um einzelne Textteile zu dramatisieren»[41, 18].
4. Помимо перечисленных выше значений, существует так называемый generelles Prasens. Как отмечает В. Флемиг, «Das Prasens wird gebraucht in Satzen mit allgemeiner zeitlicher Geltung ohne unmittelbaren Bezug zum Redemoment, z. B. In allgemeingultigen Au?eerungen, in wissenschaftlicher und sachlicher Prosa, aber auch zum Ausdruck des Ublichen, sich Wiederholenden
Die Erde dreht sich um die Sonne.
Die Sprache ist eine typisch menschliche Erscheinung»[46, 390].
В. Юнг указывает, что в этом значении презенс часто употребляется в поговорках.
Mu?iggang ist aller Laster Anfang.
Was sich neckt, das liebt sich[52, 214].
В. В. Вычегжанин пишет: «Das generelle Prasens abstrahiert vom Redemoment und bezeichnet ein Merkmal, das so lange vorhanden ist, wie das Subjekt existiert. Diese Bedeutung ist in Sprichwortern, Gesetzesformeln, Regeln anzutreffen
Was ist Arbeitsproduktivitat?
Einem geschenkten Gaul sieht man nicht ins Maul»[60, 227].
5. Презенс выражает длительное действие, совершающееся в данный период времени. В. Юнг отмечает, что в этом значении презенс часто употребляется в репортажах и в театральных пьесах, когда нужно передать действия, которые невозможно или очень сложно изобразить на сцене.
Er wohnt auf dem Lande, studiert in Leipzig. Er ist krank.
Er ist wieder gesund. Wir warten schon drei Stunden[52, 214].
6. В сочетании с лексическими единицами, как wohl, sicher, doch презенс выражает предположение.
Er arbeitet wohl.
Du bist doch am Abend zuruck?[40, 214].
7. Д. Вундерлих добавляет к вышеперечисленным значениям следующее значение презенса - презенс используется в приказаниях и иструкциях.
Du haltst jetzt den Mund! Fu?ganger benutzen die andere Stra?enseite.
Erwachsene nehmen taglich 3 mal 20 bis 40 Tropfen in Wasser oder Tee[62, 133].
1.1.2 Prateritum
Претерит определяется исследователями как наиболее однозначная форма, характеризующая действие, протекающее в прошедшем времени. Как отмечают авторы малой немецкой энциклопедии: «Da der grammatische Zeitwert des Prateritums weit eindeutiger festgelegt ist als der des Prasens, ist sein Gebrauch im wesentlichen auf die Bezeichnung vergangener Geschehnisse beschrankt»[40, 846].
В. Флемиг дает следующую дефиницию претериту: «Das Prateritum charakterisiert ein Geschehen oder Sein als „in der Vergangenheit verlaufend oder andauernd“. Der dementsprechende Sachverhalt wird ausdrucklich der Zeit vor dem Redemoment zugeordnet und erscheint in einem deutlichen zeitlichen Abstand zum Redezeitpunkt»[46, 26].
Вслед за В. Флемигом Г. Койлер замечает, «Das Prateritum deutet an, dass ein Geschehen oder Sein vergangen ist, d. h. in der Vergangenheit stattgefunden hat bzw. verlaufen ist. Der Verlauf liegt im Distanzverhaltnis vor dem Redemoment, jedoch ist kein Abschlu? oder eine Begrenzung bezeichnet. Das Prateritum ist nicht vereinbar mit temporalen Kontextelementen, die das Geschehen als verlaufend bzw. stattfindend bezeichnen»[53, 26]. При этом Г. Койлер подчеркивает, что претеритум является семантически однозначной формой: «Durch die Gebrauchsvarianten der Tempora erkennt man, dass nur Prateritum und Plusquamperfekt semantisch eindeutig festgelegt sind. Alle anderen Tempusformen konnen durch die Verbindung von Tempusbedeutung und temporalen Kontextelementen Satze mit unterschiedlicher temporaler Bedeutung formen»[53, 28].
Исследователи часто называют претерит «Tempus der Erzahlung», «Erzahltempus». Так, Г. Хельбиг и Й. Буша считают: «Das Prateritum hat nur eine Bedeutungsvariante: es bezeichnet vergangene Sachverhalte. Es wird sowohl in der Umgangssprache, als auch in der Dichtersprache gebraucht (es ist das spezifische Tempus der Erzahlung)»[50, 148].
В. Юнг пишет: «Im Prateritum wird vergangenes Geschehen dargestellt. Th. Mann bezeichnet den Erzahler sogar als „raunenden Beschworer des Imperfekts“. Das Prateritum verweist erinnernd in die Vergangenheit. Es beschreibt und schildert Zustande ebenso wie Handlungen und Vorgange. Es stellt sowohl das Nacheinander der Geschehnisse als auch Gleichzeitiges dar und ermoglicht so den Eindruck der Stetigkeit in der Vergangenheit.
An einem Augusttag war es. Der hei?e Mittag druckte die braune Ebene.
Schiller wurde 1759 in Marbach geboren.
Jetzt war alles nicht so arg»[52, 215].
Авторы малой немецкой энциклопедии, ссылаясь на Бринкмана, так определяют претеритум: «Das Prateritum ist im Deutschen das eigentliche Erzahltempus, genauer das Tempus der Erinnerung (Brinkmann)»[40, 846].
Х. Крёгер указывает на то, что первоначальным значением претерита являлось выражение прошедшего, не имеющего контакта с настоящим действия: «Diese zeitliche Distanzierung erlaubt dem Sprecher, sich durch den Gebrauch des Prateritums von der Unmittelbarkeit seines Gegenwartserlebens zu losen und sich zugleich mit Anteilnahme und Objektivitat dem Erzahler vergangener Geschehnisse zuzuwenden. Das in Prateritum erzahlte Geschehen erhalt dadurch einen hohen Grad an Faktizitat; das Prateritum wird infolgedessen oft als sachliche, kalte und objektive Tempusform charakterisiert, weil die prateriale Aussage nicht von der subjektiven und gefuhlsma?igen Wertung des Sprechers beeinflusst wird. Alle diese Eigenschaften sollen das Prateritum als Haupttempus in erzahlenden Textenkennzeichnen»[54, 179].
Выделяются следующие значения претеритума:
1. Многие исследователи сходятся во мнении, что основная функция претерита - выражение прошедшего времени. В этой функции претерит употребляется как в разговорной речи, так и в художественной литературе.
Как отмечают авторы малой немецкой энциклопедии: «Sein grammatischer Wert lost das Geschehen von der Gegenwart ab: Der Zeitablauf in der Vergangenheit reicht nicht bis in die Gegenwart hinein. Damit ist es zur objektiven Darstellung vergangenen Geschehens geeignet.
Schorsch Philipp Seuffert, seit der gro?en Fruhlingsschlacht im Jahre 1918 zu dringender Feldarbeit reklamiert, bemerkte Mitte Juni, dass sein Weib Anna Barbara guter Hoffnung war»[40, 846].
В. Флемиг пишет: «Das Prateritum wird auf Grund seiner Vergangenheitsbedeuttung gewohnlich als Erzahltempus verwendet, so in der literarischen Erzahlung, im Roman, aber auch im Gesprach, wenn die Distanz zum Redemoment deutlich werden soll, u. U. auch wenn die Darstellung eines kontinuierlichen Handlungsverlaufs angestrebt wird.
Die Abteilung stand auf. Mit herausgewalzten Augen stierte man in den Nebel vorn. Zehn Schritt zur Seite fiel ein Man in die Knie und rief lallend die Gotter an. Zu spat, schien es Sokrates… »[46, 391].
2. В определенном контексте претерит служит для выражения настоящего или будущего времени, реализуясь в виде несобственно-прямой речи (erlebte Rede).
К. Дилинг и Ф. Кемптер пишут: «Das Prateritum kann Gegenwart oder Zukunft ausdrucken:
…es war jetzt genau acht Uhr zehn Minuten. Um neun Uhr zwanzig ging der Zug von Berlin nach Kopenhagen. Und nun wollten wir ja wohl die Prinzessin abholen.
Solche Passagen in Erzahlungen werden oft als „erlebte Rede“ bezeichnet. Das ist ein Begriff der Stilebene. Semantisch handelt es sich um den Hinweis darauf, da? es sich nicht um Gedanken des Erzahlers, sondern um Gedanken seiner Personen handelt, die er referiert»[41, 18-19].
К. Дилинг указывает на наличие литературных текстов, в которых претеритум служит для выражения настоящего времени. Он пишет: «Es gibt literarische Texte, in denen man das Prateritum als „gegenwartig“ versteht - bei Ersatz durch Prasens andert sich freilich die stilistische Expressivitat»[42, 233].
В. Флемиг замечает об употреблении претерита в значении настоящего или будущего времени: «Gegenwarts- oder Zukunftsverweise in Verbindung mit Prateritalformen sind gewohnlich nicht auf den Redemoment, sondern auf den Handlungsmoment bezogen»[46, 392].
1.1.3 Perfekt
Многие исследователи сходятся во мнении, что перфект возник как форма законченности, завершенности действия, т.е. как видовая форма (В. М. Жирмунский, Е. А. Реферовская и др.)
Е. А. Реферовская пишет, что в тексте перфект используется для обозначения действий не только завершенных, но - более того - действий, предшествующих другим действиям независимо от временного плана, в который те и другие помещаются. Так, в сложных формах фозникают значения «относительного времени», т. е. за ними закрепляется функция обозначения хронологической последовательности действий. И если в момент своего появления сложные формы были, прежде всего, формами видовыми, формами завершенности действий, впоследствии они превратились в формы «предшествования» [28, 144].
В. Флемиг пишет: «Das Perfekt zeigt an, das ein durch das Verb bezeichnetes Geschehen oder Sein als „vollzogen“, „abgeschlossen“ gilt. Das Perfekt bezeichnet einen allgemeinen Vollzug. Ein Geschehen wird als vollzogen charakterisiert, ohne dass es ausdrucklich auf eine bestimmte Phase des Zeitablaufs festgelegt wird. Wann ein Geschehen als vollzogen zu gelten hat, wird durch die Perfektform allein nicht angezeigt. Da „Abschluss“ eines Geschehens haufig vor dem Redemoment angesetzt werden kann, leigt es nahe, die zeitliche Einordnung solcher Sachverhalte aus der Sicht des Redemoments als „vergangen“ zu verstehen. Der Vollzugscharakter des Perfekts kennzeichnet ein Geschehen als „Ereignis“ oder „Resultat“, ein vollzogenes Geschehen wird „festgestellt“ (nicht „erzahlt“)»[46, 392].
Г. Койлер присоединяется к мнению В. Флемига: «Das Perfekt ist in seiner Bedeutung nicht grundsatzlich auf eine bestimmte Zeitstufe eingeschrankt. Die isolierte Perfektform zeigt nicht an, wann das Geschehen vollzogen ist und ist daher vertraglich mit Kontextelementen der Gegenwart, Vergangenheit und Zukunft. Der Vollzug liegt vor dem Redemoment, d. h. die zeitliche Einordnung des Sachverhalts wird aus der Sicht des Redemoments als „vergangen“ betrachtet und das Perfekt als Vergangenheitstempus aufgefasst. Wird das Perfekt als „vollzogen“ betrachtet, ist die zeitliche Einordnung vor dem Redemoment nicht relevant» [53, 26].
Е. В. Гулыга и Е. И, Шендельс пишут, что перфект как бы перебрасывает мостик между неактуальностью и актуальностью, между прошедшим и настоящим. Он выражает действия, имевшие место в прошедшем, но не потерявшие связи с настоящим. Он обладает семой «контактность с настоящим»[14, 49].
В. Юнг особо отмечает сему законченности действия, присущую, по его мнению, всем значениям перфекта: «Das Perfekt hat seiner Bildung entsprechend Vollzugscharakter. Es stellt fest. Der Gedanke an einen Ablauf ist ausgeschlossen. Diese aktionale Bedeutungskomponente kennzeichnet alle Varianten beim Gebrauch des Perfekts»[52, 216].
Авторы малой немецкой энциклопедии определяют функцию перфекта как выражение законченности действия: «Das Geschehen wird als vollzogen, vollendet oder abgeschlossen dargestellt. Der grammatische Wert des Perfektgefuges als Tempusform ist demnach: Vollendete Zeit, vollzogenes Geschehen (Glinz). Wann das Geschehen vollzogen ist, wird vom Perfekt nicht ausgedruckt»[40, 848].
На основании работ различных исследователей можно выделить следующие значения, которые постулируются временной форме перфект:
1. Перфект употребляется для выражения прошедшего времени. К. Дилинг считает, что в этом значении перфект употребляется наиболее часто. Как отмечает Е. А. Реферовская, будучи формой «преднастоящего», перфект, тем самым, является формой прошедшего времени[28, 144-145].
В. М. Жирмунский говорит о том, что в новонемецком сложное прошедшее по своему значению в основном совпадает с простым, вытесняя последнее из употребления в южнонемецких и частью в средненемецких диалектах и конкурируя с ним в обиходной форме национального языка. В основном в современном немецком языке между формами претеритума и перфекта осталось стилистическое различие: перфект является «прошедшим разговорным», простое прошедшее господствует в связном книжном повествовании(«прошедшее историческое»). Такая дифференциация объясняется тем, что вытеснение старой формы прошедшего происходит по преимуществу под влиянием живой разговорной речи: в общем развитии структуры немецкого языка эта форма прогрессивная[19, 360-361].
В. Флемиг пишет: «Das Perfekt wird gebraucht in Satzen mit Vergangenheitsbedeutung, deren Geschehen als vor dem Redemoment vollzogen betrachtet wird, ohne dass die Distanz - wie im Prateritum - ausdrucklich angezeigt wird. Daher kann ein Geschehen im Perfekt als „an den Redemoment heranreichend“ interpretiert werden.
(Was nun meine katholische Herkunft angeht), so hat sie selbstverstandlich meinen inneren Menschen gemodelt und beeinflusst…»[46, 392-393].
Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс отмечают, что перфект оформляет выражение действия в прошлом, которое оценивается с позиции настоящего:
Ich bin all mein Lebtag nach ihm gelaufen und habe ihn nicht einmal zu sehen gekriegt [14, 49].
К. Дилинг и Ф. Кемптер считают, что перфект в большинстве случаев выражает прошедшее время и может быть заменен формой претеритума:
Vorgestern habe ich das Buch gefunden = Vorgestern fand ich das Buch[35, 32]. Они пишут: «Immer, wenn sich das Interesse des Sprechers auf eine vor der Sprechzeit liegende Aktzeit konzentriert ? und das ist naturlich immer bei der Wann-Frage der Fall -, handelt es sich um Vergangenheitsperfekt»[14, 32].
2. Перфект употребляется для выражения законченного действия, результат которого существует в настоящем времени.
Так, В. М, Жирмунский пишет, что первоначальное значение перфекта было видовое - он служил для обозначения настоящего результативного, т.е. законченного действия, результаты которого существуют в настоящем времени (по терминологии Зюттерлина: vollendete Gegenwart - «законченное настоящее»)[19, 359]. Это видовое значение сложного прошедшего связано с перфективным значением причастия II с частицей ge- как признаком совершенного вида.
Е. А. Реферовская считает, что перфект в первую очередь обозначает действие, законченное к моменту настоящего времени, а затем уже и просто прошедшее действие. Презенс вспомогательного глагола связывает форму перфекта с настоящим временем и делает ее в основном разговорной формой, что объясняет ее преимущественное употребление в прямой речи[28, 144].
В. В. Вычегжанин пишет: «Das Perfekt bezeichnet eine Handlung, die durch ihr Ergebnis unmittelbar mit dem Redemoment verbunden ist.
Ich bin Arzt. Das hei?t, ich habe gerade mein Studium beendet»[60, 228].
К. Дилинг и Ф. Кемптер полагают: «Immer, wenn der die Sprechzeit uberlappende resultative Zustand thematesiert wird, handelt es sich um Resultatsperfekt.
Man sieht ihm an, da? er seit Tagen nicht geschlafen hat»[41, 32].
3. Перфект употребляется вместо футурума II для выражения законченного действия в будущем, но лишь в сочетании с соответствующими лексическими средствами.
Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс считают, что перфект занимает в сфере будущего положение, аналогичное плюсквамперфекту в сфере прошедшего. Перфект ориентирован на другую форму из сферы будущего, он семантически несамостоятелен, так как специализируется на выражении разновременности в будущем.
„Wenn du es geschafft hast, werde ich nicht mehr bei dir sein“, hatte sie einmal gesagt[14, 54].
Авторы малой немецкой энциклопедии приводят следующие примеры употребления перфекта в значении будущего времени:
Und was wir heute finden, werden wir morgen von der Tafel streichen und erst wieder anschreiben, wenn wir es noch einmal gefunden haben.
Es wird nicht lange dauern, dann habe ich die Aufgabe gelost. Ich werde arbeiten, bis ich es geschaffen habe[40, 849].
Таким образом, даже в тех случаях, когда предельный глагол употребляется в форме перфекта по транспозиции, для обозначения предстоящего действия, форме перфекта свойственно значение законченности.
1.1.4 Plusquamperfekt
В. М. Жирмунский полагает, что предпрошедшее (Plusquamperfekt) первоначально означало действие, результат которого существовал и в прошедшем (прошедшее результативное). Позже вырабатывается значение «предпрошедшего», т.е. относительного времени, обозначающего действие более раннее, чем то прошедшее, с точки зрения которого ведется рассказ[19, 361].
Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс определяют плюсквамперфект как зависимую от претерита форму: «Длительное повествование не может вестись в этой форме, плюсквамперфект всегда выражает действие, ориентированное на другое действие в претерите, предшествующее ему или, реже, следующее за ним»[14, 50]. Поэтому эти авторы уделяют плюсквамперфекту в микрополе прошедшего времени периферийное место.
Исследователи сходятся во мнении, что плюсквамперфект - это форма выражения законченного действия в прошлом (В. Флемиг, Г. Койлер, В. Юнг и др.)
В. Флемиг пишет: «Das Plusquamperfekt bezeichnet einen Vollzug in der Vergangenheit. Ein Geschehen wird ausdrucklich als vor dem Redemoment vollzogen, abgeschlossen charakterisiert»[46, 394].
Авторы малой немецкой энциклопедии также считают плюсквамперфект формой законченного действия в прошлом: «Die Verbindung der grammatisch eindeutigen Prateritalform mit der Vollzugsform des Verbs verleiht dem Plusquamperfekt den Wert: in der Vergangenheit vollzogen, vollendet»[40, 849].
В. Юнг отмечает законченный характер действия в плюсквамперфекте: «Auch das Plusquamperfekt hat Vollzugscharakter. Es stellt Vorgange dar, die in der Vergangenheit vollendet sind. Es verhalt sich zum Prateritum wie das Perfekt zum Prasens»[52, 217].
Плюсквамперфект считается наиболее однозначной с точки зрения семантики формой, о чем пишет Г. Койлер: «Plusquamperfekt ist semantisch eindeutig festgelegt. Alle anderen Tempusformen konnen durch die Verbindung von Tempusbedeutung und temporalen Kontextelementen Satze mit unterschiedlicher temporaler Bedeutung formen»[53, 28].
Форма плюсквамперфекта способна выражать следующие значения:
1. Плюсквамперфект выражает законченное действие в прошедшем времени.
В. В. Вычегжанин выделяет в этом значении перфекта следующие семы: «Seme: Folge einer Handlung auf eine andere, Vergangenheit, Kontakt, Abgeschlossenheit»[60, 229].
Авторы малой немецкой энциклопедии также выделяют эту функцию: «Als Vollzug in der Vergangenheit, als vorvergangene Zeit oder vollendete Vergangenheit ist der grammatische Wert des Plusquamperfekts eindeutig festgelegt und sein Gebrauch im wesentlichen darauf beschrankt, ein Geschehen mit einem anderen in Beziehung zu setzen und als fruher vollendet zu bezeichnen
Der Mann ohne Eigenschaften… hie? Ulrich, und Ulrich…hatte die erste Probe seiner Sinnesart schon an der Grenze des Knaben- und Junglingsalters…abgelegt[40, 849].
2. В. Юнг выделяет также следующую функцию плюсквамперфекта : „Direkte, im Dialog im Perfekt gegebene Rede wird als erlebte Rede im Plusquamperfekt wiedergegeben“
Riedl ruhrte sich nicht. Er sah den Mann an. Das Gesicht kam ihm bekannt vor. Wo aber hatte er es gesehen? [52, 218].
3. Плюсквамперфект может выражать предшествование в прошедшем времени. К. Дилинг и Ф. Кемптер пишут: «Das Plusquamperfekt wird oft als relative Zeit bezeichnet. Dies trifft jedochnur auf die Vorvernangenheitsvariante zu, in der tatsachlich zwei Aktzeiten zeitlich in Beziehung zueinander gesetzt werden, nicht auf das Resultativplusquamperfekt, das eine temporale und eine aktionale Information enthalt und deshalb auch nich durch Prateritum ersetzt werden kann»[41, 34].
Авторы малой немецкой энциклопедии считают: «Als relative Zeitform, durch die zeitliche Beziehungen ausgedruckt werden, dient das Plusquamperfekt im Satzgefuge vorwiegend der zeitlichen Ordnung des Geschehens.
Er steckte, nachdem er eine Weile im Kopf gerechnet hatte, lachend die Uhr in die Tasche und stellte fest, da? er Unsinn getrieben habe»[40, 849].
1.1.5 Futur I
В. М. Жирмунский отмечает, что сочетания с werden, из которых разовьется объективное будущее в средневековом немецком языке употребляются крайне редко и имеют в основном видовое значение. Первоначально werden с инфинитивом имело начинательное значение и употреблялось также и в прошедшем времени. В диалектах объективное будущее с werden частично до сих пор не употребительно или имеет модальный оттенок. Вместо будущего обыкновенно употребляется настоящее[19, 364].
В современной германистике отражается большое разнообразие точек зрения по поводу статуса футурума:
1. конструкция «werden+инфинитив» является неоднозначной формой, но основное ее значение - это темпоральность как указание на будущее время (Адмони, Вундерлих, Москальская, Шендельс).
2. конструкция «werden+инфинитив» преимущественно функционирует в модальном значении, относясь как к будущему, так и к настоящему времени (Итаяма, Шульц и др.)
3. в конструкции «werden+инфинитив» совмещены две формы - темпоральная и модальная (Жеребков).
4. конструкция «werden+инфинитив» не является ни темпоральной, ни модальной формой, а означает нечто «третье» (Бринкманн, Флемиг, Эрбен).
Д. Вундерлих по поводу футурума, выражающего будущее время счиатет: «Selbstverstandlich besitzt auch schon das zukunftbezogene Futurum I eine modale Qualitat - wie uberhaupt alle Formen, die auf Zukunft verweisen -: es handelt sich einfach darum, dass alle Aussagen uber zukunftige Ereignisse nicht Aussagen uber Faktisches sind, sondern solche uber Mogliches»[62, 137].
Интересна точка зрения М. Итаяма, считающего конструкцию werden + инфинитив модальнее, специализированные средства выражения модальности (модальные глаголы). Итаяма отмечает, что для выражения будущего времени также используется презенс, а конструкция werden+инфинитив является несоотнесенной с временным планом (undifferenziert) также как и презенс. Различие Итаяма усматривает в отношении говорящего: «Bei einem Sachverhalt, dessen sich der Sprecher sicher ist, wird in den meisten Fallen das Prasens verwendet. Wenn der Sprecher dagegen eine Annahme uber etwas Zukunftiges au?ert, fur die er nicht die volle Verantwortung ubernehmen will, mu? er dies sprachlich markieren. Der Unterschied zwischen Prasens und werden-Fugung liegt in der Modalitat, also darin, wie der Sprecher die Faktizitat des Sachverhaltes einschazt»[51, 233].
Е. А. Реферовская считает, что форма футурума служит для категорического утверждения предстоящего дйествия. Это временное значение формы можно считать в известной мере условным, ибо всякое, даже категорически утверждаемое предстоящее действие, может и не состояться. Именно эта невозможность выражения во всех случаях полной уверенности в совершении действия в будущем и послужила, по мнению Е. А. Реферовской, психологической причиной для создания еще одной формы предстоящего действия, формы кондиционалиса, которая обозначает не категорически утверждаемое будущее действие[28, 140-141].
В. Флемиг пишет: « Das Futur I bezeichnet die mehr oder weniger nachdruckliche Ankundigung oder Voraussage eines erwarteten Geschehens, gewisserma?en auf Grund einer geistigen Vorwegnahme des kunftig Eintretenden. Das Futur I ist ausdrucklich nicht auf Vergangenes zu beziehen und charakterisiert das Erwartete in einem gewissen Abstand, also als „noch nicht begonnen“, aber auch als „noch nicht abgeschlossen“»[46, 395].
А. И. Волокитина полагает, что конструкция werden + инфинитив, репрезентирующая футурум, заключает в себе парадигматически закрепленное значение будущего времени в темпоральной системе немецкого языка. Иные значения этой формы изначально парадигматически не обусловлены. Объединяющим началом семантики футурума служит обобщенное значение «прогноза», присутствующее во всех его употреблениях[9, 49].
Е. В. Зуевская отмечает, что функционально- семантический статус формы футурум в рамках исторического периода XX века охвачен динамикой, в которой проявляется тенденция к уменьшению доли ее использования как средства выражения будущего времени при одновременном увеличении доли презенса в этом значении [20, 2].
Функциональная многозначность формы футурум сопряжена с ее прагматической составляющей, объединяющей модальные значения предположения и побуждения.
Для актуального значения футурума I большую роль играет лицо, в котором стоит подлежащее. Для информационных жанров характерно повествование в третьем лице, при этом футурум I в третьем лице выражает преимущественно предположение в настоящем или будущем времени.
1. Футурум выражает предполагаемое действие в настоящем времени. Эту форму часто заменяет презенс. Семантическое различие между ними в том, что у презенса отсутствует значение предположения.
В. Флемиг пишет: «Das Futur I erscheint in Satzen mit Gegenwartsbedeutung. Ein Geschehen oder Sein wird als zum Redezeitpunkt gultig erwartet (Vermutung)
Es wird eine Schwalbe sein, (die dort flattert.)
Dein Ausweis wird im Schreibtisch liegen»[46, 395].
2. Футурум служит для выражения будущего времени.
Ich werde gleich kommen.
Im nachsten Sommer wird er nach Spanien zur Erholung fahren.
3. Футурум может употребляться в общих (универсальных) высказываниях.
Ein guter Vater wird stets seine Kinder lieben
4. Во втором лице футурум используется для выражения требования.
Du wirst das gleich machen!
Ihr werdet ihre Aufgaben bis morgen erledigen!

1.1.6 Futurum II
В. М. Жирмунский пишет, что будущее относительное обозначает действие, которое будет закончено прежде того будущего, с точки зрения которого ведется рассказ. Эта форма употребляется главным образом в книжном языке и возникла как перевод соответствующих латинских оборотов. В разговорном языке она имеет значение прошедшего с модальным оттенком (возможности).
Wo wird er die Nacht zugebracht haben?[19, 364]
1. Футурум II выражает предполагаемое действие в прошедшем времени. Это значение футурума может заменить перфект, при условии добавления к нему лексического средства, выражающего предположение.
Ich werde mich geirrt haben. = Ich habe mich wahrscheinlich geirrt.
2. Футурум II употребляется для выражения законченного предполагаемого действия.
Peter wird (vor einigen Stunden) eingeschlafen sein“ [9, 157].
3. Футурум II служит для выражения законченного действия в будущем.
Bald werden wir es geschafft haben.
1.1.7 Лексические показатели временных значений глагола
Всю темпоральную лексику можно объединить под одним названием «лексические показатели» или «лексические конкретизаторы глагольного времени» [25, 57]. Лексические показатели времени используются в предложении для уточнения временных отношений.
В немецком языке можно выделить:
1) прямые лексические темпоральные показатели,
2) косвенные лексические темпоральные показатели.
К первой группе относятся лексические единицы, имеющие ярко выраженную темпоральную семантику. Лексические единицы, составляющие вторую группу, приобретают ее лишь в контексте. К косвенным лексическим темпоральным показателям можно отнести наименования различных научных реалий, открытий, изобретений, ученых или периодов действия, а также существительные, которые при употреблении их в предложении с временным предлогом приобретают процессуальную семантику.
В качестве косвенных лексических показателей времени Е. В. Терехова предлагает выделять следующие группы существительных с предлогами:
1) отглагольные существительные, имеющие абстрактное значение действия, процесса: beim Rasieren,
2) названия времени приема пищи: vor dem Mittagessen,
3) названия блюд и напитков: sich beim Tee unterhalten,
4) названия сосудов с жидкостью: bei einem letzten Glas Wodka,
5) названия лиц и имен собственных: bei Peter dem Gro?en.
Внутри прямых лексических показателей времени можно выделить:
- наречия как компоненты поля времени,
- существительные как компоненты поля времени,
- прилагательные как компоненты поля времени.
Наиболее общий характер носит временное значение таких наречий как jetzt - damals и их синонимов (heutzutage, nun, gegenwartig - fruher, ehemals, einst). Jetzt сопровождает все временные формы микрополя настоящего времени, и в то же время может относится к микрополю будущего времени. Сочетаясь с перфектом, jetzt может обозначать актуальность результата прошедшего действия.
Jetzt habe ich dich verstanden.
В отличие от jetzt damals, fruher и др. относятся только к микрополю прошедшего времени и сочетаются только с формами прошедшего времени и с историческим презенсом.
Информация наречий местоименного характера heute - gestern - morgen более определённа, чем у jetzt - damals. Они распределены по трём микрополям, при этом heute относится ко всем трём.
Все остальные наречия времени не обозначают конкретное время, а дают более или менее общую временную ориентацию (наиболее конкретную у слов nachmittags, vormittags и наименее конкретную у слов fruher, einst, je). Е. В. Гулыга и Е. И, Шендельс пишут: «Некоторые наречия распределены по трём Микрополям Настоящего, Будущего и Прошедшего времени:
Поле настоящего времени: jetzt, nun.
Поле прошедшего времени: fruher, damals, gestern, vorgestern, einst, einstmal, derzeit, seinerzeit, vorhin, neulich, jungst Поле будущего времени: bald, nachstens, sogleich, sofort, spaterhin» [14, 64].
Наречия каждого поля сопровождают соответствующие глагольные формы и создают типичный для данных форм контекст в качестве типичных сопроводителей. С помощью наречий презенс и формы прошедшего времени, перенесенные в контекст будущего времени, приобретают значение будущего времени.
Многие наречия времени не закреплены за каким-то одним полем, они могут принадлежать ко всем трём микрополям. Для достижения большей точности наречия объединяются в словосочетания (heute abend). К наречиям могут присоединяться числительные, обозначающие время.
Основное назначение наречий заключается в том, что они уточняют те отношения, которые выражены в самом общем виде временными формами глагола. Наречия, закреплённые за микрополем, создают типичный для временной формы контекст. Но наречия не могут информировать о точном измерении времени и о точной временной локализации. Для ещё большего уточнения временных координат служат имена существительные.
Временные отношения передаёт в первую очередь тематическая группа существительных со значением времени: die Zeit, die Gegenwart, die Vergangenheit, die Zukunft, das Jahr, der Monat, die Woche, der Tag, die Stunde, die Minute, die Sekunde, der Januar, der Sonntag, der Morgen, die Nacht, die Uhr.
Существительное может иметь при себе различные предлоги и прилагательные: in der Nacht, vor der Nacht, nach der Nacht; eine schone stille Nacht im August. Из этого видно, что существительное обладает большими сочетательными возможностями, чем наречие. Таким образом, благодаря своим валентностным связям, существительное способно образовать группу, передающую большую по объёму информацию.
Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс пишут: «Наивысшая точность и определённость временной характеристики достигается с помощью группы существительного, в которую входят предлоги, а также местоимения, числительные, прилагательные, инфинитив, причастия, другие существительные в качестве определений» [14, 67].
Существительные передают следующие временные отношения:
1.Уточнение времени действия: Es ist zehn Uhr. Heute ist der 6. November.
Наиболее точно эти отношения передают числительные и существительные специализированной группы.
2. Уточнение длительности действия:
а) с помощью существительных специализированной группы в аккузативе: den ganzen Tag, drei Stunden.
б) с помощью существительных специализированной группы с предлогом:eine Stunde lang, wahrend des Jahres.
в) с помощью существительных, обозначающих процесс: wahrend der Vorlesung, beim Tanze.
Существительное с предлогом способствует экономии выражения и увеличению ёмкости предложения.
3. Выражение кратности действий:jedes Jahr, jeden Tag.
От некоторых наречий и существительных со значением времени образован ряд прилагательных: die heutige, fruhere, zukunftige Lage. Благодаря подобным прилагательным можно охарактеризовать предмет через его связь со временем.
1.2 Поле будущего времени
1.2.1 Понятие функционального поля времени
Основанием для отнесения совокупности средств выражения, относящихся к разным уровням, но служащих для передачи одинаковых отношений, смыслов или значений к полю служит наличие общего семантического признака, который может иметь как грамматическую, так и лексическую природу, так как он обнаруживается у явлений, относящихся к разным уровням.
Исследованию теории полей в грамматике посвящены работы Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, Г. С. Щура, В. Г. Адмони, Г. Мюллера, Х. Бринкманна и др. В нашем исследовании мы придерживаемся концепции Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, которые определяют грамматико-лексическое поле как систему, образованную совокупностью разнообразных взаимодействующих средств грамматического и лексического уровней, призванных выражать и называть общие значения [14, 9-10] и опираемся на теоретические положения А. В. Бондарко о функционально - семантическом поле, под которым он понимает систему разноуровневых единиц, базирующихся на определенной семантической категории. Таким образом, мы рассматриваем функционально - семантическое поле как разноуровневый грамматический концепт, обладающий набором различных средств, связанных между собой системными отношениями.
В теории полей в немецком языке выделяют: поле множественности, поле времени, модальное поле, компаративное поле, поле одушевлённости (неодушевлённости), указательное поле.
Функциональному полю времени, на основании выделенных Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс признаков грамматико-лексического поля, постулируется ряд признаков:
1.Наличие инвентаря средств разных уровней, связанных между собой системными отношениями:
Морфологических - временные формы глагола;
Морфолого-синтаксических - именные формы глагола;
Лесических - наречия, существительные, прилагательные.
Все средства, которые входят в состав поля, являются его конституентами.
2. Наличие общего значения (значения темпоральности), которое в той или иной степени присуще его конституентам. Грамматическое значение, для выражения которого в языковой системе существует специальная грамматическая форма, может повторяться на других уровнях языка. Но Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс подчёркивают то, что средства каждого уровня неоднородны и неравноценны. Они не дублируют друг друга, отражая при этом специфику своего уровня.
3. Общее значение Поля Времени не едино. Оно распадается на три значения, каждое из которых образует микрополя. Значение настоящего времени образует Микрополе Настоящего Времени, значение прошедшего времени - Микрополе Прошедшего, значение будущего времени - Микрополе Будущего.
4. Поле Времени обладает неоднородной, сложной структурой, которую можно представить в виде горизонтального и вертикального сечений. По горизонтали располагаются семантические участки-микрополя. Поле Времени состоит из трёх микрополей: Микрополя Настоящего, Микрополя Прошедшего и Микрополя Будущего. В Поле времени можно выделить доминанту - это временные формы глагола.
Доминантой каждого микрополя является грамматическая форма времени индикатива в основном своём значении. Этот конституент поля является наиболее специализированным средством для выражения значения времени. Временные формы являются обязательным средством выражения времени. Далее располагаются временные формы индикатива в своих второстепенных значениях.
Конституентами микрополей являются также прикреплённые к ним наречия времени (morgen, heute, damals и.т.д.). Все остальные средства факультативны, они лишь конкретизируют временной план и соотношение действий. Сопровождая временные формы, они уточняют или модифицируют временное значение предложения. Самостоятельно они могут выступать только в безглагольных предложениях, поэтому доминантой Поля Времени следует считать временные формы глагола [14, 43].
Вокруг доминанты группируются наиболее тесно связанные с ней конституенты, образующие ядро поля. На периферии поля располагаются конституенты, отдалённые от ядра. Благодаря своей многозначности, один конституент может участвовать в нескольких полях в качестве доминанты одного микрополя и находиться на периферии другого. Многозначность конституентов создает предпосылки для связи микрополей внутри одного поля, а также разных полей между собой.
В большинстве работ, посвященных исследованию функционально - семантического поля темпоральности, основное внимание уделяется описанию центрального сегмента. В связи с этим возникает необходимость уточнения понятия периферийных средств выражения временных значений и основных критериев, по которым единица относится к периферии функционально - семантического поля. О. В. Петрянина выявляет пять признаков периферийности ФСП:
1. имплицитность отношений, которая проявляется как на синтаксическом, так и на семантическом уровнях,
2. свернутая предикативность,
3. меньшая частотность по сравнению с конструкциями, относящимися к центру ФСП,
4. синтаксическая раздробленность конструкций,
5. способность конструкций выражать сопутствующие отношения, контаминировать смыслы [27, 9].
Исходя из перечисленных признаков можно сделать вывод о том, что семантизация темпоральной лексики может осуществляться также с помощью слов нетемпоральной семантики, находящейся на периферийном опложении ФСП темпоральности (с помощью различных контекстуальных средств).
По вертикали располагаются конституенты микрополей, которые в то же время являются конституентами макрополя времени. Как отмечают Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс, проводя сечение поля времени по вертикали, мы наблюдаем многослойность [14, 71]. Все средства выражения времени в простом предложении можно расположить в следующем порядке:
Временные формы глагола - морфологическое средство.
Именные формы глагола - морфолого-синтаксическое средство.
Наречия, существительные, прилагательные - лексическое средство.
Г.С. Щур пишет, что в последние годы всё явственней проступает тенденция рассматривать поле как межуровневое явление. В своей работе «Теории поля в лингвистике» он указывает, что начало такому подходу, однако без использования термина «поле», было положено Ф. Брюно и О. Есперсеном.
Г. С. Щур считает, что в концепции Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс представляется неоправданным отождествление поля с системой и связей с отношениями, как и постулирование отношений системе, вследствие чего автор считает возможным сделать вывод о том, что поле не представляет собой замкнутой системы, а имеет открытый характер. Если даже существуют основания для подобного отождествления понятий, то они в рассматриваемой концепции не представлены эксплицитно [38, 66-67].
1.2.2 Микрополе будущего времени
Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс определяют сферу будущего времени как область неактуальных событий, неактуальность которых имеет следующую причину - события ещё не происходили, они только предстоят [14, 54]. Действительно, будущее время выразить только временной формой глагола очень сложно, действие в будущем всегда неопределённое.
Для выражения будущего времени используются формы: Футурум I и II, футуральный презенс, претеритум, футуральный перфект.
Г. А. Каримова считает центральными средствами выражения категории будущего времени футурум I и Футурум II, так как выражение будущего времени является их парадигматическим значением. Остальные средства: футуральный презенс, претеритум, футуральный перфект относятся к периферии микрополя будущего времени, так как выражение временной перспективы будущего имеет здесь контекстуально-обусловленный характер [21, 5]. Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс так же считают футурум доминантой в этом микрополе.
Футуральный презенс нельзя считать доминантой, несмотря на его большую употребительность, так как для реализации этого значения требуются специальные указания контекста или ситуации. Презенс приобретает значение будущего, если происходит транспозиция формы в футуральное окружение [14, 52]. Некоторые лингвисты считают презенс вневременной или общей формой, значение которой становится ясным благодаря контексту. „Im Prasens wird das Geschehen keiner Zeitstufe zugeordnet, die Prasensform bezeichnet lediglich einen allgemeinen Zeitablauf, der zwar gegenwartig ins Bewusstsein tritt, aber daruber hinausreicht, und sowohl Vergangenes als auch Kunftiges wie Allgemeingultiges einbezieht. Diese allgemeine Grundfunktion des Prasens macht seinen anscheinend widerspruchsvollen Gebrauch verstandlich. Sowohl vergangenes, gegenwartiges und kunftiges als auch allgemeingultiges Geschehen kann im Prasens erscheinen. Der Sinn des Vergangenen, Gegenwartigen oder Kunftigen wird jedoch nicht durch die Prasensform bezeichnet, sondern durch die im Kontext vorhandenen Zeitbestimmungen“ [40, 842].
Действие в будущем, которое говорящий понимает как настоящее, выражается с помощью презенса. Временной план здесь так же определяется с помощью лексических средств:
Morgen haben wir wieder Stunde.
Das nachste Mal schreiben wir eine Klausur.
Презенс может употребляться также для выражения предстоящего действия:
Wir erfullen den Plan!
В футуральном значении очень употребительны модальные глаголы wollen и sollen. Wollen употребляется как показатель будущего времени в инфинитиве:
Das Wetter scheint sich andern zu wollen. [14, 52]
Футуральный претерит находится на периферии микрополя. Он ограничен одним видом речи - внутренней речью: говорящий представляет себе ещё не совершившиеся действия как законченные. Для реализации этого значения необходимы лексические средства, нужен контекст. Так, В. Юнг пишет „Wenn das Prateritum mit Adverbialangaben der Gegenwart und Zukunft kombiniert ist, bezieht sich der Erzahler in der Erinnerung auf einen vergangenen Zeitpunkt“ [52, 215]. В значении будущего времени претерит употребляется очень редко, чаще всего это несобственно-прямая речь (erlebte Rede), которая используется в художественной литературе.
Футуральный перфект является семантически несамостоятельным, так как «он специализируется на выражении разновременности в будущем» [14, 54]. В сочетании с соответствующими лексическими средствами перфект выражает вместо футурума II законченное действие в будущем:
Bald haben wir es geschafft!
Авторы малой немецкой энциклопедии пишут: „Ein Geschehen kann auch als soeben, als gegenwartig vollzogen oder als kunftig vollzogen aufgefasst werden. Die zeitliche Neutralitat der ersten Stammform einer solchen Auffassung nicht, denn die jeweils gultige zeitliche Bedeutung wird durch hinzutretende Temporalbestimmungen sichergestellt“ [40, 848].
Футурум II так же, как и перфект ориентирован на другую форму из сферы будущего, является семантически несамостоятельным. Обычно эта форма заменяется перфектом, который выражает законченное действие. Чаще всего футурум II выражает предполагаемое действие в прошедшем времени.
Sie werden sich geirrt haben.
Футурум II служит также для выражения законченного действия в будущем.
Bald werden wir es geschafft haben.
В сочетании с лексическими уточняющими средствами футурум может приобретать временное или модальное значение.
Футурум I традиционно считается доминантой микрополя будущего времени, хотя исследования последних десятилетий на основе статических данных позволили доказать, что футурум I часто заменяется презенсом. По этому поводу В. Юнг отмечает, что футурум I используется редко и в основном заменяется презенсом как «нормальной временной формой» [52, 218].
Можно отметить, что среди исследователей нет единого мнения относительно статуса футурума. Г. А. Каримова пишет, что « если до 90-х годов его основным значением считалось темпоральное значение будущего, то в 90-е годы в некоторых грамматиках на первый план выдвигается значение гипотетического настоящего» [21, 8].
В. Юнг отмечает следующее значение футурума:„ Das Futur I steht fur eine auf die Gegenwart oder Zukunft bezogene Vermutung (meist mit der 3. Person des Subjekts)“ [52, 218]. Поэтому, функция футурума должна пониматься не как чисто темпоральная, но и как модальная.
Авторы малой немецкой энциклопедии считают: „ Die Grundfunktion des Futurs erfassen wir als nachdruckliche Ankundigung und Bezeichnung erwarteten Geschehens. Die Erwartung kann sich auf ein kunftiges Geschehen richten. Sie kann ebenso als Vermutung auf ein kunftiges oder gegnwartiges, aber ungewisses Geschehen bezogen sein. Als eindeutige Aussage kunftigen Geschehens ist das Futur aufzufassen, wenn es im Gegensatz zum Prasens steht“ [40, 850].
Таким образом, будущее время в немецком языке может быть выражено различными средствами, совокупность которых образует функциональное поле футуральности. Доминантой этого поля является футурум I, так как выражение будущего времени является его парадигматическим значением, а остальные средства выражения будущего времени располагаются на периферии поля.
Глава II
Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ
2.1 Информационные жанры СМИ
В лингвистической литературе, посвященной функциональному расслоению языка, известен целый ряд определений понятия «функциональный стиль» как среди германистов, так и среди русистов.
Для многих исследователей знаковым было определение стиля, предложенное В. В. Виноградовым. Оно основано на том, что стиль всегда выполняет определенную функцию, откуда следует понимание языкового стиля как функционального.
Э. Г. Ризель в своем исследовании дает понятию «функциональный стиль» следующее определение - «das ist die historisch veranderliche, funktional und expressiv bedingte Verwendungsweise der Sprache auf einem bestimmten Gebiet menschlicher Tatigkeit, objektiv verwirklicht durch eine zweckentsprechend ausgewahlte und gesetzma?ig geordnete Gesamtheit lexischer, grammatischer, phonetischer Mittel» [58, 10].
Э. Г. Ризель отмечает, что название термина «функциональный стиль» указывает на то, что из всего арсенала языковых средств выбираются именно те, которые наиболее подходят для выполнения определенной коммуникативной функции в определенной области письменного или устного общения[58, 10-11].
Э. Г. Ризель выделяет два компонента, из которых состоит лингвистическая специфика стилевой системы:
1) так называемые стилевые черты;
2) конкретные лексико-фразеологические, грамматические и фонетические средства, которые реализуют данные стилевые черты в языке[58, 14].
В своей классификации Э. Г. Ризель выделяет пять функциональных стилей: стиль делового общения, научный стиль, стиль публицистики и прессы, стиль бытового общения и художественный стиль.
В. Фляйшер исходит из положения, что язык функционирует не потому, что он является системой, а наоборот, он является системой, чтобы выполнять определенную функцию. Эта функция носит внеязыковой, общественный характер и в этом смысле (ориентированном на общественные задачи языка) и должен пониматься здесь термин «функциональный». Это значит, что критерии для определения типов стилей учитывают связь между выбором языковых средств и определяющими коммуникативными факторами. К ним В. Фляйшер относит сферу коммуникации, цель коммуникативного акта и намерение отправителя, содержание языкового высказывания, а также форму коммуникации (устно или письменно) и вид коммуникации (диалог или монолог); необходимо учитывать отношение между отправителем и реципиентом и отношение отправителя к содержанию высказывания.
Под функциональными стилями В. Фляйшер понимает «komplexe Muster (Typen) der Sprachverwendung, bestimmt durch die au?ersprachlichen Ziele des Senders in Klassen gesellschaftlicher Kommunikationsakte» [48, 243]. В отличие от вышеупомянутых исследователей В. Фляйшер выделяет следующие функциональные стили: стиль бытового общения (Stiltyp der Alltagsrede), стиль беллетристики или художественной литературы (Stiltyp der Belletristik oder der schonen Literatur), научный стиль (wissenschaftliche Texte) и официально-деловой стиль (Stil der Direktive oder Direktivstil)[48, 244]. В этой классификации отсутствует функциональный стиль прессы и публицистики, поскольку В. Фляйшер считает, что говорить о функциональном стиле прессы и публицистики как о собственно функциональном стиле вряд ли возможно. Это объясняется тем, что в коммуникативной сфере прессы и публицистики встречаются выражения, относящиеся как к официально-деловому и научному стилю, так и к стилю беллетристики, а иногда и к стилю бытового общения (например, в жанре интервью).
Г. Я. Солганик определяет функциональный стиль как «разновидность литературного языка, характеризующуюся особенностями в отборе, сочетании и организации языковых средств и выполняющую определенную функцию в общении» [33, 173]. Таким образом, определение «функциональный» в названии «функциональный стиль» означает, что «речь идет о стиле, формируемом действием той или иной функции» [32, 26]. Функции языка, играющие важную роль в формировании и развитии стилей, могут быть положены в основу их классификации.
Г. Я. Солганик выделяет пять функциональных стилей в соответствии с пятью функциями, присущими языку: разговорно-обиходный, официально-деловой, газетно-публицистический, научный и художественный. Выполнение стилем той или иной функции накладывает глубокое своеобразие на весь стиль, так как именно в соответствии с определенной установкой на ту или иную манеру изложения каждый функциональный стиль отбирает из литературного языка те лексические, морфологические и синтаксические средства, которые могут наилучшим образом выполнять внутреннюю задачу данного стиля. Таким образом, понятие функциональный стиль охватывает все ярусы языка: фонетику, лексику, фразеологию, грамматику, но не во всем их объеме, а в соответствии с определенными принципами отбора языковых средств.
Г. Я. Солганик считает, что языковой облик функциональных стилей определяется внешними (экстралингвистическими) признаками, которым соответствуют следующие особенности функционального стиля:
«1) каждый функциональный стиль отражает определенную сторону общественной жизни, имеет особую сферу применения, свой круг тем; 2) каждый функциональный стиль характеризуется определенными условиями общения - официальными, неофициальными, непринужденными и т.д.;
3) каждый функциональный стиль имеет общую установку, главную задачу речи» [32, 174].
Каждая функциональная разновидность по-своему использует средства языка, выбирает те из них, которые в каждом конкретном случае наилучшим образом выражают намерение отправителя.
Каждый из функциональных стилей располагает набором характерных, специфичных для него слов и выражений. В количественном отношении их доля незначительна, но они составляют языковую специфику стиля, определяют его языковой облик, выделяясь на фоне нейтральных, межстилевых слов.
Грамматические средства, являясь общими для всех функциональных стилей, все же по-разному используются в различных стилях, оказываясь более или менее предпочтительными, что зависит от установки того или иного функционального стиля. В этом и состоит сущность процесса функционально-стилевой специализации - одна и та же единица приобретает в различных функциональных стилях особое значение.
Однако свойственные какому-либо функциональному стилю слова и грамматические конструкции могут быть употреблены и в других стилях. То есть и по отношению к лексике, и по отношению к грамматике речь идет лишь об относительном закреплении определенных языковых средств за тем или иным стилем. Все функциональные стили проницаемы, границы между ними размыты. Важно то, что одно и то же слово, выполняя разные функции, «приспосабливается» к ситуации, несколько меняет свою семантику в зависимости от условий, в которые оно попадает.
Если слово закреплено за определенным стилем, то это не мешает ему использоваться в другом стиле. Оно будет восприниматься, например, как иностилевое и потому экспрессивное.
Таким образом, Г. Я. Солганик считает каждый функциональный стиль особой влиятельной сферой литературного языка, характеризующейся своим кругом тем, своим набором речевых жанров, специфической лексикой и фразеологией.
Несмотря на то, что среди ученых нет единства в понимании количества функций, присущих языку, которые можно положить в основу классификации функциональных стилей, определения функционального стиля различными исследователями во многом схожи, как и классификации функциональных стилей, ими разработанные.
Как отмечает М. П. Брандес, «понятие публицистического стиля складывается из языка газет, общественно-политических журналов, памфлетов, прокламаций, из языка докладов, выступлений, речей, дискуссий и т. д., содержащих политическую информацию» [8, 192]. Политическая информация охватывает явления, факты и события политической сферы жизни общества. Но сюда же также включаются сообщения о явлениях и событиях, происходящих в других областях общественной жизни, прежде всего в экономике и культуре, имеющих политическое значение.
Основной функцией публицистического стиля М. П. Брандес считает функцию агитационно-пропагандистскую, которая «реализует политическую информацию для идеологического воздействия на массы с целью побуждения их к активным сознательным действиям» [8, 193]. Именно агитационно-пропагандистская функция определяет высокую степень экспрессивности и эмоциональности данного функционального стиля, «зависящую от конкретной формы их воплощения, канала связи и специфики речевого жанра» [8, 194].
М. П. Брандес выделяет эмоционально-экспрессивную функцию публицистического стиля, которая характеризуется открытой оценочностью текста (в публицистике сам текст, а не подтекст довольно определенно выражает оценочное отношение к излагаемым фактам).
Э. Г. Ризель считает, что функциональный стиль прессы и публицистики сам по себе является стилем пропаганды и агитации. Характерным для этого стиля является тесное внутреннее соединение коммуникативной и экспрессивной функций языка, поэтому он должен обладать как вещественной, так и эмоциональной убедительностью. В зависимости от публицистического жанра варьируется характер употребления возможностей выражения, характерных для этого стилевого типа. Она выделяет важную черту данного функционального стиля - «die Erscheinungsform dieses Stils ist literarisch genormt, wird aber oft umgangssprachlich aufgelockert» [58, 15].
О. Н. Григорьева дает следующее определение публицистическому стилю - «публицистический стиль - речевая деятельность в области политики во всем многообразии ее значений». Она указывает на то, что в любом публицистическом тексте заключена важная информация, он событиен, и коммуникативная функция в нем одна из ведущих, но никакая информация в публицистике не может передаваться беспристрастно, объективно, как, например, в научном стиле. Главная особенность языка СМИ - оценочность. Все языковые средства направлены на то, чтобы воздействовать на аудиторию. Регулятивная, воздействующая функция, являясь ведущей в публицистическом стиле, проявляется в речи: эмоциональной, образной, экспрессивной до эпатажа [13].
Несмотря на то, что В. Фляйшер в своей классификации функциональных стилей не выделяет стиль прессы как собственно функциональный стиль, он все же отмечает некоторые особенности журналистских текстов:
1. В текстах такого типа должен соблюдаться принцип общедоступности и популярности. Термины должны описываться и поясняться. В структуре предложения используются сложносочиненные или простые сложноподчиненные предложения. Предпочтительно конкретное, наглядное изложение, необходимо избегать абстрактных рассуждений.
2. Второй особенностью является стремление к экономии языковых средств, избеганию избыточности.
3. В. Фляйшер говорит об установлении контакта с реципиентом: «Es wird standig versucht, einen spurbaren Bezug zum Empfanger herzustellen. Vielfach wird er als ein Gesprachspartner einbezogen oder als Leser direkt angesprochen» [48, 267].
Г. Я. Солганик, рассматривая новые аспекты изучения языка СМИ, а именно когнитивный, прагматический и социолингвистический аспекты, пишет: «функциональные стили как разновидности литературного языка формируют частные картины мира». Публицистическая картина мира является такой частной картиной. Он считает, что исследование, познание - не главная функция СМИ. Но ограничивать их роль одним просветительством, «трансляцией знаний» также не верно. Язык СМИ создает ту или иную картину мира, и эта публицистическая картина мира оказывает огромное воздействие на людей, так как сопровождается эффективными средствами воздействия [31, 32].
Важнейшей чертой языка СМИ Г. Я. Солганик считает когнитивность, так как специфика когнитивной функции СМИ - это «комплексный подход к получению знаний, в котором важную роль играет метод прямого наблюдения и социальный подход - точка зрения социального человека. С когнитивным аспектом изучения языка СМИ тесно связан прагматический аспект. Картина мира, создаваемая СМИ, по мнению Г. Я. Солганика, предназначена для информирования, а также для убеждения, воздействия»[31, 33].
Говоря о времени в публицистике, Г. Я. Солганик подчеркивает его отличие от времени в художественной литературе - в публицистике оно реальное, подлинное, как правило, совпадающее с историческим, что усиливает такую важную черту публицистики, как документальность. Проблема времени в публицистике только начинает изучаться. Сопоставление временной структуры различных видов текстов спонтанного речевого общения, художественных, публицистических, научных текстов показывает разницу в их темпоральной структуре[31, 33-34].
Существует значительное число определений жанра, и ни одно из них нельзя признать вполне универсальным - применимым ко всем категориям публицистических текстов. Единственное, что подчеркивается всеми исследователями, - это некая устойчивость и повторяемость той или иной разновидности текстов во времени и в различных типах газетных, журнальных изданий, теле- и радиопередач.
В самом общем виде жанр можно охарактеризовать как «определенное сочетаний понятийных и формальных характеристик» [24]. Однако такое понимание термина все же слишком широко. Оно не позволяет с достаточной очевидностью выявлять типы текстов, которые публикуют СМИ и нуждается в уточнении.
Жанр всегда представляет собой органическое единство содержания и формы, где приоритет всегда принадлежит содержанию, идее. Но оно, в свою очередь, определяет проблему и характер, форму и объем публицистического выступления. И поэтому каждую публикацию следует рассматривать в единстве специфических свойств его содержания и формы.
Основными причинами, вызывающими жанровую дифференциацию СМИ, являются, во-первых, многообразие объектов действительности, отражаемых журналистикой, во-втор и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.