На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Общая характеристика и предпосылки процесса заимствования в языке современной публицистики. Сущность номинации как одного из способов изучения иноязычной лексики. Классификация заимствований на основании семантического принципа, процесс трансноминации.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 29.09.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


4
Введение

Русский язык всегда был открыт для пополнения лексики из иноязычных источников. Заимствования из древних языков (греческого, латинского), тюркизмы, галлицизмы, слова из голландского, немецкого, английского, полонизмы, украинизмы и другие осваивались русским языком в разные исторические эпохи, не нанося ущерба его национальной самобытности, а лишь обогащая его и расширяя его пределы. [2, с. 100].
Приток заимствований в русский язык особенно увеличился в 90-е годы XX века. Это связано с изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры и нравственной ориентации общества. Наблюдается небывалая экспансия иноязычной лексики во всех областях. Она заняла ведущие позиции в политической жизни страны, привыкающей к новым понятиям: президент, инаугурация, спикер, импичмент, электорат, консенсус и так далее; иноязычные термины стали господствующими в самых передовых отраслях науки и техники - компьютер, дисплей, файл, мониторинг, плейер, пейджер, а также в финансово-коммерческой деятельности - аудитор, бартер, брокер и так далее. В культурную сферу вторгаются бестселлеры, вестерны, триллеры, хиты и так далее. Бытовая речь живо принимает новые реалии с их нерусскими названиями - сникерс, твикс, гамбургер. Даже просторечие и жаргоны пополняют свой лексический запас американизмами, чаще всего - искаженными - герла, фейс, шузы, баксы и др.
Однако слишком большой приток иноязычной лексики в русский язык в определенные периоды всегда вызывал тревогу у деятелей русской культуры, и в первую очередь у писателей. С призывами остановить поток англоязычных заимствований в русский язык выступают и современные литераторы, журналисты, лингвисты, указывая на необычную активность «звонкого иноязычия» в России. [2, с. 57сии. оязычияменные литераторы, журналисты, лингвисты, указывая на необычную активность "вызывал тревогу у деятелей русской]. Например, профессор Ю.А. Бельчиков замечает: «известно, что язык находится в постоянном движении, что в своей эволюции он тесно связан с историей и культурой народа - носителя данного языка. Каждое новое поколение вносит что-то свое не только в философское и эстетическое осмысление действительности, но и в формы, способы выражения средствами языка такого осмысления» [2, с. 30]. Это требует, наряду с привычными для старшего поколения речевыми средствами, создания новых способов самовыражения, необычной манеры речевого поведения. В сложившихся условиях на ход языковой эволюции очень сильное влияние оказывает приток иностранных слов, хлынувших в наш язык через шлюзы, предоставленные им самой жизнью.
Борьба с заимствованиями слов приобрела особую остроту в середину 90-х годов, что получило отражение в выступлениях лингвистов, журналистов, в публикации дискуссионных материалов в газетах и журналах. Академик Евгений Челышев, член Президиума РАН, активно работающий в Совете по русскому языку при президенте Российской Федерации в полемической статье, опубликованной в «Аргументах и фактах», заявляет:
«Одно дело - экологически оправданные, естественные заимствования, постепенно усваиваемые языком и не разрушающие его национальную основу, и совсем другое - агрессивная, тотальная его «американизация». Например, совершенно неприемлемо пришедшее из американского варианта английского языка слово «киллер», в котором размыта негативная оценка, содержащаяся в русском слове «убийца». Сказать человеку «ты убийца» - это вынести ему суровый приговор, а назвать его киллером - это как бы просто определить его профессию: «Я - дилер, ты - киллер, оба вроде делом занимаемся». [2, с. 101].
Переименование, замечает журналист Всеволод Троцкий, «затрудняет верную оценку явлений жизни. В русском языке есть почти бранное слово - «безбожник». Его стали подменять безразлично звучащим словом «атеист», чтобы снять оттенок осуждения и презрения к тем, кто отрекся от веры, своего народа или вообще от веры в Бога» [2, с. 102].
Заимствование широко известных на Западе слов - интернационализмов порой сопровождается искажением их значения. Так, английское слово тинейджер, означающее «девушка или молодой человек от 13 до 19 лет», в русском языке употребляется не только в значении подросток, чаще оно получает иной оттенок: «некто вроде панка или хиппи». Например, так его употребляют авторы публикаций в «Московском комсомольце»: «тинейджер - длинные ноги, длинные волосы - пришел трудоустраиваться…»
В средствах массовой информации «полюбили» слова популизм, популист, используя их, однако, совсем не так, как это принято на Западе. Там слово «популизм» воспринимают как «средство завоевывать симпатии людей». Основы этого искусства были сформулированы еще в древности. Но у нас слово стало негативно-оценочным; лидеров обвиняют в популизме: «Популист потворствует низменным интересам толпы - ради ее преклонения, вопреки здравому смыслу и интересам страны» (АиФ, 2003, №17).
Также можно отметить замечание В.Г. Костомарова, помещенное в статье «Русский язык в иноязычном потопе» («Русский язык за рубежом», 1993, №2): «Чрезвычайно активно идет взаимодействие новейших терминов с привычными выражениями в ранее фактически отсутствовавшей в русской речи и сейчас активно складывающейся сфере рекламы».
Действительно, газетная реклама - одно из самых топких и непроходимых для русского языка мест в «иноязычном потопе».
Исходя из вышесказанного, наше исследование является актуальным, так как в современном языкознании вопрос о функционировании заимствованных слов освещен недостаточно.
Объектом исследования являются иноязычные слова в современном публицистическом тексте.
Предмет исследования - функционирование иноязычных слов.
Целью нашей работы является описание функциональных особенностей употребления иноязычных слов в современном публицистическом тексте.
Исходя из темы, основными задачами нашего исследования являются:
1. дать общую характеристику процессу заимствования в языке современной публицистики;
2. выявить заимствования в языке современной публицистики;
3. провести классификацию на основе семантического принципа;
4. осветить условия и причины освоения иноязычных заимствований в русском языке.
Метод исследования - описательный с элементами семантического и стилистического анализа.
Собранный нами языковой материал отбирался из публицистических текстов следующих периодических печатных изданий: «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Советская Белоруссия» - и это не случайно. Газета - один из основных видов коммуникации - характеризуется широким отражением разных сторон жизни общества, в большинстве случаев является первым письменным фиксатором, регистрирующим появление лексических инноваций, именно в газетном тексте новое слово имеет реальную возможность пройти стадию социализации (принятия его в обществе).
Употребление различного вида новообразований помогает наполнять газетный текст определенной долей экспрессивности и отойти от официальности, наладив таким образом контакт с читательской аудиторией. Речевая выразительность реализуется в стилевом «эффекте новизны», в стремлении к необычайности, свежести употребляемых лексических единиц, а также в стремлении избегать повторений одних и тех же слов (помимо терминов), оборотов, конструкций в пределах небольшого контекста, в широком применении средств словесной образности. В этой связи следует отметить, что заимствования - неологизмы и различного рода образования с ними представляют экспрессивные модели, которые являются более яркими на фоне нейтральных, стандартных слов и выражений, то есть обладают высокой степенью стилистической маневренности в газетном тексте.
Лексические заимствования являются если не основным, то наиболее очевидным источником пополнения номинативного инвентаря языка современной публицистики (в основном за счет английского или его американского варианта), массовый характер которых обусловлен экстралингвистической причиной - открытостью современного общества для международных контактов.
1. Условия и причины заимствования иноязычной лексики. Понятие «заимствование»

1.1 Основные условия и причины заимствования иноязычной лексики

Главным условием заимствования иноязычных слов традиционно считается наличие контакта языка-реципиента с языком-источником и, как следствие этого, двуязычие говорящих.
Однако двуязычие - эту предпосылку, это условие заимствования - не следует понимать только как результат территориального контакта двух соседних (или живущих вместе) народов, в особенности если иметь в виду современные процессы заимствования, когда основным путем перехода слов из одного языка в другие является путь письменный (через разного рода тексты). Такие виды речевой деятельности, как чтение, перевод и комментирование иностранной прессы, научной и публицистической литературы, участие в международных конференциях, конгрессах, симпозиумах, общение в процессе разработки совместных технических и научных проектов и т.п., создают благоприятную почву для заимствования иноязычной лексики и терминологии. [6, с. 57].
Но это лишь одна сторона дела. Другая заключается в том, что общество, обслуживаемое языком, осуществляющим заимствование, должно быть готово к принятию иноязычных средств коммуникации. Если этого условия нет, то иноязычное слово - потенциальное заимствование - может какое-то время оставаться уделом узкого круга лиц (например, дипломатов, ученых, переводчиков и т.п.). Более того, общество в лице наиболее влиятельных его слоев, в силу тех или иных социальных, политических, идеологических и т.п. причин, может отнестись резко и отрицательно к актам заимствования и путем сознательных, целенаправленных усилий попытаться освободить речевую практику от тех или иных иноязычных слов.
Осознание своей страны как части всего цивилизованного мира, преобладание интегративных, объединительных тенденций, смещение акцентов на общечеловеческие приоритеты, сотрудничество в области экономики, культуры, спорта и т.д. - все это в конце 80-х годов послужило стимулом для распространения иноязычной лексики.
С активизацией деловых, научных, торговых, культурных связей России с зарубежными странами обычным делом стала работа наших специалистов за пределами родины, функционирование на территории России совместных (русско-иностранных) предприятий и т.п. Очевидным образом это означает интенсификацию коммуникативных контактов носителей русского языка с носителями иных языков, что является важным условием не только для непосредственного заимствования лексики из этих язвков, но и приобщения носителей русского языка к интернациональным, чаще - созданным на базе английского - идиодиалектам, принятым в той или анной социальной среде; ср., например, профессиональные «языки» специалистов по вычислительной технике, коммерсантов, спортсменов, специалистов в области моды, музыкантов, политиков, журналистов, деятелей культуры и др.
Обратимся далее к причинам заимствования.
Общие причины заимствования иноязычной лексики достаточно хорошо известны. Это:
1. Потребность в наименовании новой вещи, нового явления и тому подобное. Например:
автобан (<нем. аutobahn) - «широкая магистраль с высококачественным дорожным покрытием для скоростного движения автомобилей», слово применяется пока преимущественно по отношению к зарубежной деятельности, поскольку в России таких магистралей практически нет;
блейзер (<англ. blazer) - «особого покроя приталенный пиджак»; сравните также названия других модных видов одежды: легинсы (англ. leggins) - «облегающие ногу тонкие женские рейтузы», слансы (англ. slans - «широкие брюки») - «вид мужских молодежных брюк», и прочее;
гамбургер (<англ. hamburger - от названия одного из немецких городов - Гамбург, где впервые начали делать подобные бутерброды) - «мягкая, часто теплая булочка, разрезанная надвое, с бифштексом и луком (или другими овощами) в середине»;
дайджест (<англ. digest «краткое изложение») - «особый вид журнала, содержащий в сокращении наиболее интересные материалы из других изданий»;
телефакс, сокращенно факс (<англ. telephax) - «особый - факсимильный - тип телефонной связи, а также аппарат с печатающим устройством, обеспечивающий такую связь».
2. Необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия. Например:
стилист (<от франц. styliste) - «специалист, занимающийся созданием определенного стиля в модной одежде, прическах, макияже и тому подобное»;
гран-при (<франц. grand prix «главный приз») - «высшая награда на фестивале, конкурсе и тому подобное»; необходимость в этом наименовании появилась в связи с тем, что помимо традиционных премий, различающихся порядковым номером (первая премия, вторая премия), с недавних пор стал учреждаться высший, «главный приз»;
имидж (<англ. image «образ») - «целенаправленно создаваемый образ кого-нибудь, призванный выражать определенные свойства субъекта и тем самым оказывать психологическое, эмоциональное воздействие на зрителей, собеседников, слушателей»;
- киллер (<англ. killer «убивать») - слово, как будто бы в точности дублирующее семантику русского «убийца», однако в русском языке киллер обозначает профессионального убийцу, убийцу-наемника.
3. Тенденция, заключающаяся в том, что цельный, не расчлененный на отдельные составляющие объект и обогащаться должен «цельно», нерасчлененно, одним словом, а не сочетанием слов; так появились в русском языке слова типа снайпер (в русском языке - меткий стрелок), стайер (бегун на длинные дистанции), спринтер (бегун на короткие дистанции) и многие другие. Например:
- слово йети заменяет словосочетание снежный человек (объект, который мыслится, конечно, как нечто единое);
- спортивный термин овертайм (который в английском языке образован из сочетания двух слов: over «сверх» time «время») заменяет оборот добавочное время, имеющий терминологический смысл: определенный отрезок времени, предоставляемого командам для выявления победителя (заметим, что овертайм к тому же дополняет собой пары обозначений со словом тайм: первый тайм - второй тайм - овертайм);
- словом саммит (<англ. summit, «проходящий на высшем уровне») обозначается встреча в верхах, то есть на высшем правительственном уровне;
- словом таблоид (<англ. tabloid) журналисты называют бульварную газету;
- трудное для русской морфологии слово ноу-хау (<англ. know-how - «знать, как») обозначает новые передовые технологии производства чего-либо;
- слово электорат обозначает совокупность избирателей (данного кандидата или данного округа). Заметим, что появление этого термина обусловлено и социально: в современной России принята иная, по сравнению с действовавшей ранее, система выборов - с несколькими кандидатами на одно депутатское место, с конкуренцией между ними, с различиями в статусе разных избирательных округов и тому подобное; поскольку в прежней избирательной системе ничего этого не было, не было и повода говорить о каком-либо электорате.
4. Наличие в заимствующем языке сложившихся систем терминов, обслуживающих ту или иную тематическую область, профессиональную среду и тому подобное и более или менее единых по источнику заимствования этих терминов: если такие системы есть, то вхождение в язык и укрепление в узусе новых заимствований, относящихся к той же сфере и взятых из того же источника, облегчается.
Классический пример - уже упоминавшаяся терминология вычислительной техники, которая сложилась на базе английского языка; она легко пополняется новыми терминами английского правописания. То же следует сказать о спортивной терминологии, а также о лексике некодифицированных подсистем языка, таких как арго наркоманов, хиппи и других: здесь преобладают англицизмы или кальки с английского. [6, с. 58].
Вообще влияние лексики английского языка (главным образом, в его американском варианте) на русский язык наших дней является преобладающим в сравнении с влиянием других языков.
5. Социально-психологические причины и факторы заимствования: восприятие - всем коллективом говорящих или его частью - иноязычного слова как более престижного (по сравнению с исконным), «ученого», «красиво звучащего» и тому подобное.
1) Престижность иноязычного слова по сравнению с исконным или ранее заимствованным или обрусевшим. Этот фактор оказал определенное влияние на активизацию употребления таких слов как презентация (представление), хотя здесь имеется и иная семантическая причина: презентация - это торжественное представление чего-либо (фильма, книги и тому подобное); эксклюзивный (исключительный), которое, правда, легче укладывается в некоторые контексты, чем его русский синоним, - и это обстоятельство по-видимому влияет на живучесть иноязычного слова.
Большая социальная престижность иноязычного слова по сравнению с исконным вызывает иногда явление, которое может быть названо повышением в ранге: слово, которое в языке - источнике относится к объекту, в том или ином смысле более значительному, более престижному и так далее. Так, французское слово boutigue значит «лавочка, небольшой магазин»; заимствованное русским языком, оно приобретает значение «магазин модной одежды»; примерно то же происходит с английским словом shop: в русском языке название шоп приложимо не ко всякому магазину, а лишь к такому, который торгует престижными товарами [6, с. 60].
2) Коммуникативная актуальность понятия и соответствующего ему слова. Очевидно, что если понятие затрагивает жизненно важные интересы многих людей, то и обозначающее его слово становится употребительным. Эта закономерность верна в отношении любых слов, но применительно к иноязычным словам она проявляется особенно рельефно, поскольку здесь добавляется еще фактор социальной деятельности иноязычного наименования.
Иноязычные слова, обозначающие коммуникативно важные понятия, попадают в зону социального внимания в определенные периоды - обычно довольно короткие - их частотность в речи становится необычайно высока, они легко образуют производные, а главное - делаются объектом созидательного употребления и связанных с этим обыгрываний, каламбуров, структурных переделок и тому подобное.
В этом можно убедиться на примере слов приватизация, демократы, ваучер и тому подобные. В наши дни эти слова чрезвычайно популярны, употребляются в самых разных жанрах (хотя, например, слово приватизация и ваучер в недавнем прошлом - специальные коммерческие термины). Они дают множество производных и употребляются «в связке» с однокоренными словами: ваучерный, ваучеризация, приватизировать, приватизированный, приватизатор, приватизация; их намеренно искаженная форма используется для снижения социальной ценности обозначаемых объектов или для иронии: демокрады, дубинки - демократизаторы; прихватизация, прихватизаторы; сплошная ваучеризация всей страны.
Вместе с другими коммуникативно актуальными словами демократы, приватизация и ваучер составили своего рода обойму слов (разных по семантике), являющуюся приметой времени: реформы, реформировать, референдум, монетаризм, суверенитет, конверсия, экология, мафия, рэкет и другие.
Со временем, однако, общественная актуальность понятия может утрачиваться и, соответственно, угасает коммуникативная активность обогащающего это понятие слова. Так случилось, например, с пресловутым консенсусом, словом, которое буквально не сходило с уст политиков в самом конце 80-х годов и в процессе этого широкого употребления потеряло свою терминологическую определенность.
1.2 Номинация

Одним из способов изучения иноязычной лексики является номинация.
Номинация (от лат. nomination - наименование) имеет несколько определений:
1. Образование единиц, характеризующихся номинативной функцией, то есть служащих для называния и выделения фрагментов деятельности и формирования соответствующих понятий о них в форме слов, сочетаний слов, фразеологизмов и предложений. Этим термином обозначают и результат процесса номинации - значимую языковую единицу. Некоторые ученые употребляют термин «номинация» для обозначения раздела языкознания, изучающего структуру актов наименования; в этом смысле номинация-то же, что ономасиология и противопоставляется семасиологии.
2. Совокупность проблем, охватывающих изучение динамического аспекта актов наименования в форме предложения и образующих его частей, рассматриваемых в теории референции; противопоставляется семантике.
3. Суммарное обозначение лингвистических проблем, связанных с именованием, а также со словообразованием, полисемией, фразеологией, рассматриваемыми в номинативном аспекте.
Предметом теории номинации как особой лингвистической дисциплины является изучение и описание общих языковых единиц, взаимодействия мышления, языка и действительности в этих процессах, роли человеческого фактора в выборе признаков, лежащих в основе номинации - ее актов, средств и способов, построение типологии номинации, описание ее коммуникативно-функциональных механизмов и так далее.
В зависимости от отправной точки исследования различают ономасиологический подход к проблемам номинации, когда за исходное берется отношение «реалия» (денотация) - смысл (сигнификат) имени, или семасиалогический, при котором смысл имени рассматривается как способ вычленения и называния реалии (или класса реалий, денотата).
Процессы и структуру актов номинации принято описывать из трехмерного отношения («семантического треугольника») «реалия - понятие - имя». Каждый компонент этого универсально-логического отношения номинации в конкретно-языковом ее воплощении обогащается признаками, характерными для членения мира в данном языке. [12, с. 336].
Реалия предстает как денотат имени, то есть как совокупность свойств, вычлененных в актах номинации у всех обозначаемых данным именем реалий (класса объектов). Понятие, вбирая в себя категориально-языковые признаки, выступает как сигнификат (смысл) имени, в который могут входить в экспрессивные признаки. Имя осознается как звукоряд, расчленяемый в языковом сознании в соответствии со структурной организацией данного языкового кода.
Соотношение сигнификата имени и денотата и направление этого отношения в конкретных актах номинации (в составе высказывания) от смысла имени к денотируемому объекту обозначения (реалии) создают базовую структуру номинации, универсальную для естественных языков. Акты номинации - продукт речевой деятельности, а их результаты осваиваются системой языковой, функциональными и социальными нормами языка и узусом. [12, с. 336].
Результаты номинации. Обогащающие «кусочки» действительности, служат строительным материалом для предложения. Языковые сущности приспосабливаются в процессе номинации к идентификации элементов действительности или к сообщению об их признаках, а также к дейктической, строевой и служебной ролям.
Идентифицирующей функцией обладают имена «естественных родов» - предметов и живых существ, а также артефактов - предметов, созданных человеком. Семантика таких номинаций, воплощенных в форме конкретных существительных отображает субстанциональный чувственно ощутимый образ обозначаемого - например, куст, забор, песок). К функции предикации, или сообщения о свойствах субстанции, приспособлены имена признаков (признаковые имена), называющие субстанциональные или отвлеченные от субстанции свойства - признаки, качества, состояния, процессы. Например, объемный и значительный, худеть и скучать, строить и творить. А также имена абстрактных понятий, конструируемые человеком. Например, совесть, истина, надежда [12, с. 336]. По мере отвлечения от субстанциональных свойств возрастает степень абстрактности номинации. Например, тяжелый и весомый, идти и двигаться, стройка и строительство. Наибольшая отвлеченность присуща номинациям, обозначающим временные, причинно-следственные условия и тому подобные отношения, служебным и строевым средствам (например, причинять, по мере того как и тому подобное). Признаковые имена имеют форму прилагательных, глаголов, наречий и существительных с абстрактным значением.
Характерной чертой этих имен является наличие в их значении семантических валентностей, синтаксически заполняемых в речи именами носителей признака - субъекта, объекта, орудия и тому подобное: грузный - кто/что (лицо, предмет) или строгать - кто (лицо), что (предмет), чем (орудие) и тому подобное. Промежуточное положение между именами предметов и признаков занимают функциональные и реляционные имена лиц, обозначающих их по роду занятий, отношений к другим лицам или предметам (например, учитель, внук, хозяин), общие имена (например, человек, вещь) и имена результатов процессов или состояний (например, открытие, разлука, землетрясение). [12, с. 336].
Акты номинации могут протекать при непосредственном взаимодействии с прагматическими факторами. Последние оставляют свой след в сигнификате-то или иное отношение именующих к обозначаемому: эмоциональное (например, солнце и солнышко, маленький и малюсенький), оценочный (например, главарь, кляча, тащиться), ориентацию именующего на социальные условия речь или формы существования языка и его функционально-стилистическую дифференциацию (например, пометы в словарях типа «прост.», «спец.», «торж.», «поэт.» и тому подобное). Отображение при номинации не только элементов объективной действительности, но и прагматического, субъективного отношения создает экспрессивную окраску языковых единиц за счет особого субъективно-модального компонента значения. [12, с. 336].
Выделяют два вида процессов номинации: первичные и вторичные. Первичные, или изначальные процессы номинации - крайне редкое явление в современных языках. Номинативный инвентарь языка пополняется в основном за счет заимствований или вторичной номинации, то есть использования в акте номинации фонетического облика уже существующей единицы в качестве имени для нового обозначаемого. Результаты первичной номинации осознаются носителями языка как первообразные (например, море, пить, моргать, квас). Производность таких номинаций может быть раскрыта только при этимологическом или историческом анализе. Результаты вторичной номинации воспринимаются кК производные по морфологическому составу или по смыслу. Способы вторичной номинации различаются в зависимости от языковых средств. Используемых при создании новых имен, и от характера соотношения «имя - реальность». [12, с. 336].
По типу средств номинации разграничиваются:
1. словообразование как регулярный способ создания новых слов и значений;
2. синтаксическая транспозиция, при которой морфологические средства указывают на смену синтаксической функции при сохранении лексического значения (например, друг, дружить, дружба);
3. семантическая транспозиция, которая не меняет материального облика переосмысляемой единицы и приводит к образованию многозначных слов, а также фразеологизмов различных типов.
По характеру указания именем на действительность различаются два типа второстепенной номинации - автономная и неавтономная, или косвенная. Автономная номинация протекает на базе одного имени (например, кожа - 1) наружный покров тела человека или животного и 2) оболочка некоторых плодов, кожура; крутой - 1) отвесный, обрывистый и 2) с резким внезапным изменением направления). Вторичные значения слов, обретая самостоятельную номинативную функцию, способны автономно указывать на действительность. Закономерности выбора и комбинации лексических единиц зависят в том случае только от присущего им значения, которое определяют поэтому как свободное. [12, с. 336].
Отличительным признаком неавтономной номинации является использование комбинаторной техники языка в процессе формирования новой языковой единицы. Последняя всегда соотносится со своим обозначаемым косвенно - через посредство семантически опорного для данной комбинации наименования (например, в сочетаниях крутой нрав, крутые меры прилагательное «крутой» соотносится с обозначаемыми «суровый», «строгий» только при посредстве опорных наименований «нрав», «меры»; а также сочетание раб страстей, где слово «раб» обозначает носителя признака, названного опорными наименованиями). [12, с. 336].
В основе всех видов вторичной номинации лежит ассоциативный характер человеческого мышления. В актах вторичной номинации устанавливаются ассоциации по сходству или по смежности между некоторыми свойствами элементов внеязыкового ряда, отображенными в уже существующем значении имени, и свойствами нового обозначаемого, называемого путем переосмысления этого значения. Ассоциативные признаки, актуализируемые в процессе вторичной номинации, могут соответствовать компонентам переосмысливаемого значения, а также таким смысловым признакам, которые, не входя в состав дистинктивных признаков значения, соотносятся с фоновым знанием носителей языка данной реалии или о внутренней форме значения.
Переосмы и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.