На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Реализация значения многозначных слов. Эмоции и действительность. Эмотивные смыслы в семной структуре слова. Средства выражения предикации очень разнообразны. Универсальные эмотивные смыслы в лексической семантике.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 16.08.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


43
    ОГЛАВЛЕНИЕ
      ВВЕДЕНИЕ 3
        1. Эмоции и действительность. 8
        2. Эмотивные смыслы в семной структуре слова 14
        3. Средства выражения предикации очень разнообразны 19
        Заключение 21
        ПРИЛОЖЕНИЕ 1. 22
        EXPRESSIONS 40

ВВЕДЕНИЕ

Язык -- это средство, с помощью которого люди описывают все происходящее в жизни, т.е. заставляют все предметы и понятия, окружающие нас, правильно взаимодействовать друг с другом при описании реальных жизненных ситуаций. Это многосложная структура, состоящая из множества мелких деталей, которые постоянно находятся в работе, подчиняясь определенным законам (правилам).
Для нормально владеющего языком человека характерно не хранение в памяти готовых предложений «на все случаи жизни» (понятно, что это просто невозможно), а конструирование для разового употребления новых предложений, даже для сходных ситуаций.
Пригодность предложения для использования в актах речевой коммуникации связана, в частности, с тем, что предложение как раз дает человеку возможность творчески и активно реагировать на постоянно изменяющуюся, динамическую действительность, взаимодействовать (средствами языка) с новыми условиями (как в смысле отражаемого содержания, так и непосредственных участников) речевого акта. В предложении устойчивость структуры (набор структурных схем построения предложений и способов соединения элементов предложения; определенен и конечен) сочетается с постоянной новизной содержания и каждое (или почти каждое; например, есть предложения-формулы: How do you do. Построение говорящим каждого предложения является творческим актом. Из конечного числа слов, используя конечный набор правил, носитель языка способен строить бесконечное множество разных по архитектонике структуры и по содержанию предложений. Придавая полученным предложениям, высказываниям ту или иную интонацию, говорящий может лучше передать свои чувства и эмоции.
Эмоции (фр. йmotion от лат. emovere «возбуждать, волновать») - одна из форм отражения мира, обозначающая душевные переживания, волнения, чувства. Эмоции многогранны: они затрагивают чувства и опыт, физиологию и поведение, формы познания и концептуализации. Эмоция объединяет в себе разные явления: эмоциональные реакции, которые имеют свой аналог во внешних способах выражения; эмоциональные состояния, которые связаны с внутренним эмоциональным переживанием, не имеющим внешнего проявления.
В языке имеется определенный арсенал эмотивных средств, от которых зависит естественность коммуникации. Исследование англоязычной речи показало, что для создания эмоционального фона эмотивные средства используются в комплексе. Например,
A: Well, do you like fishing?
B: Yes, I sometimes go fishing in a river near my house in Scotland.
A: Well, here it is different. I go fishing on a lake. It's a hundred kilometers long! (восхищение)
B: A hundred kilometers? (удивление)
A: Yeah! There are fish this big! (хвастовство)
B: Really? (удивление, сомнение)
A: Do you want to go?
B:
OK. (согласие, одобрение)
A: Right. You want a fishing line….
Понятие эмотивных средств связано с категорией эмотивности, то есть с выражением эмоций, при котором общение сохраняет свою жизненность, естественность, эмоциональность. Манифестации различных эмоций средствами языка в речи фактически являются коммуникативными функциями этих средств. Особенности самих эмоций, а именно, диффузность, то есть оттеночность эмоций и стягивание, то есть групповой характер эмоций, оказывают влияние на полифункциональность эмотивных языковых средств и создают трудности при понимании и использовании этих средств в коммуникации. Многозначность эмотивных лексических единиц, в том числе и междометий, не вызывает трудностей у носителей языка, так как разнообразные значения подсознательно усваиваются во время общения в социуме на фоне средств, обеспечивающих снятие полисемии в контексте.
Реализация значения многозначных слов, в частности эмотивов, происходит с помощью
а) паралингвистических средств (мимики, жестов, телодвижений),
б) супрасегментных средств (интонации, тона, громкости),
в) невербального контекста (максимальной обусловленности ситуацией речи),
г) вербального контекста (дополнительного словесного подкрепления).
О значении интонации, эмоций, эмотивной лексики в современном английском языке и пойдет речь в настоящей курсовой работе.
ПРЕДЛОЖЕНИЕ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ.
Предложение, как единица языка, имеет форму. Опять-таки, как и в случае других значащих единиц языка, внимание носителей языка (за исключением, возможно, периода усвоения языка) обычно не фиксируется на форме предложения, и потому ее существование не представляется столь очевидным, как содержание.
предложение -- составной знак и его форма заключается в наличии в нем набора знаков определенной формы, постоянных и переменных для данного предложения, расположенных в определенной последовательности. Именно на основе формальных признаков мы определим "There were no landing fields.' (J. Aldridge) как предложение, a Were fields there landing no как не-предложение. Следовательно, форма предложения многоступенчата и многокомпонентна. В частности, она включает формальные показатели составляющих предложение компонентов--членов предложения, способ организации этих компонентов, равно как и сам их набор. В грамматике способ организации--это, в частности, взаимная последовательность компонентов, фонетически--это объединение их в границах общего интонационного предложенческого контура.
Каждое предложение оформлено интонационно. Интонационное оформление -- неотъемлемое свойство любого предложения. Как и во многом другом, в языке в интонационном оформлении важны не абсолютные признаки такого оформления, а относительные, основанные на противопоставлении интонации, характеризующей разные коммуникативные типы предложений.
Ср., например, интонацию повествовательного и вопросительного предложений (общий вопрос). Учитывая наличие структурной организации предложения, при грамматическом изучении предложения интонационное оформление следует рассматривать как дополнительный признак, описание которого выходит за пределы грамматической теории и входит в компетенцию (синтаксической) фонетики.
Для грамматического изучения интересны проявления взаимодействия грамматики и фонетики, как, например, случаи нейтрализации грамматических показателей повествовательности предложения в результате использования интонации, не свойственной данному структурному типу предложений: 'So you admit it?'. Случаи подобного рода показывают, что в иерархии языковых средств выражения повествовательности вопросительности фонетические показатели занимают более высокое положение по сравнению с грамматическими.
В письменной речи интонация, естественно, физически не представлена, что, однако, не означает снятия этой характеристики предложения.. Она здесь примысливается получателем на основе пунктуационных показателей, грамматической структуры и лексического состава предложений.
Лишь выйдя на уровень предложения, исследователь в состоянии охватить все многообразие языковых явлений, включающее весь их обширный спектр - от просодических до семантических. Многие из них реализуются лишь в предложении.
Важный вопрос, связанный с проблемой центральности предложения в синтаксическом описании, - это вопрос об отношении предложения и высказывания.
Будучи не просто структурной (как все другие единицы более низкого ранга, чем предложение), а и коммуникативной единицей, предложение в процессе речевой коммуникации приобретает свойства,, которые лишь потенциально заложены в предложении и реализуются при актуализации предложения в речи. Например, It's cold here в акте речи может быть просто констатацией факта, но может быть и побуждением к действию, эквивалентным по производимому рече - коммуникативному эффекту предложению Let's go to another place. Реализованное предложение, т. е. высказывание, таким образом, богаче по своим характеристикам, чем предложение, взятое в отвлечении от условий реализации. в высказывании не может быть ничего такою, что не было бы заложено как потенция в предложении. Таким образом, каждое высказывание (т. е. актуализированное предложение) предстает как речевое проявление языковой единицы -- предложения. Центральность предложения сохраняется.
Эмоции и действительность.
Тезис о том, что эмоции - одна из форм отражения, познания, оценки объективной действительности, признается представителями разных наук, прежде всего психологами и философами. Это исходное положение у всех исследователей имеет общее уточнение: эмоции - особая, своеобразная форма познания и отражения действительности, так как в них человек выступает одновременно и объектом, и субъектом познания, т.е. эмоции связаны с потребностями человека, лежащими в основе мотивов его деятельности.
Психологическая и психолингвистическая науки нацелены прежде всего на исследования функций эмоций в деятельности человека. Несмотря на четкость научных позиций, состояние изучения психологии эмоций, по мнению самих психологов, остается крайне неудовлетворительным. До сих пор не решена задача построения целостной, многоуровневой психологической теории эмоций. Достаточно сложными оказываются и процессы обозначения эмоций, в разговорной практике мы часто пользуемся одним и тем же словом для обозначения разных переживаний, так что их действительный характер становится ясным только из контекста. В то же время одна и та же эмоция может обозначаться разными словами".
Механизмы языкового выражения эмоций говорящего и языкового обозначения, интерпретации эмоций как объективной сущности говорящего и слушающего принципиально различны. Можно говорить о языке описания эмоций и языка выражения эмоций.
На определенном этапе стало необходимо как-то разграничить лексику, в разной степени эмоционально заряженную, с целью исследования различной природы выражения эмоциональных смыслов. Появилось терминологическое разграничение: лексика эмоций и эмоциональная лексика. Выделение двух типов эмотивной лексики учитывает различную функциональную природу этих слов: лексика эмоций сориентирована на объективацию эмоций в языке, их инвентаризацию (номинативная функция), эмоциональная лексика приспособлена для выражения эмоций говорящего и эмоциональной оценки объекта речи (экспрессивная и прагматическая функции). Таким образом, лексика эмоций включает слова, предметно-логическое значение которых составляют понятия об эмоциях. К эмоциональной лексике относят эмоционально окрашенные слова, содержащие чувственный фон. Принимая во внимание различие природы эмотивной заряженности этих слов, надо учитывать, что лексика того и другого множества участвует в отображении эмоций человека. Она соотносится с миром эмоций и отображает этот мир, следовательно, правильнее будет слить эти два направления в одно. Л.Г.
Ещё в начале XIX в. В. фон Гумбольдт отметил, что язык как деятельность человека пронизан чувствами. В настоящее время лингвистика вновь обратилась к его учению, призывавшего изучать язык в тесной связи с человеком. В свете этой концепции вполне осуществимо и лингвистическое осмысление системных эмотивных средств.
Во все времена люди испытывали, испытывают и будут испытывать одни и те же чувства: радость, горе, любовь, грусть. Накоплен огромный эмоциональный опыт. В связи с этим психологи говорят об универсальности эмоций, сам перечень которых отражает общечеловеческий опыт осмысления психической деятельности человека: "Некоторые отдельные эмоции являются универсальными, общекультурными феноменами. И кодирование, и декодирование ряда эмоциональных выражений одинаковы для людей всего мира, безотносительно к их культуре, языку или образовательному уровню".
Язык не есть зеркальное отражение мира, поэтому, очевидно, мир эмоций и набор языковых средств, их отображающих, не могут полностью совпадать. Таким образом, учитывая наличие в эмоциональном опыте человечества группы ведущих универсальных эмоций, можно предположить существование универсальных эмотивных смыслов и в лексической семантике, что обусловлено семантикой отражения, так как опыт человечества в познании эмоций, как и какого-либо другого фрагмента мира, закрепляется в языковых единицах.
Эмотивная лексика традиционно изучается с учетом таких категорий, как оценочность, экспрессивность, образность, причем связи её с оценкой оказываются особенно тесными. Сопряжение эмоций и оценки не утрачивают актуальности.
Итак, эмоциональность и оценочность - категории, безусловно, взаимосвязанные, а вот на счет характера их связи имеются различные точки зрения.
Лексика языка располагает огромными возможностями для передачи информации в её тончайших смысловых и стилистических оттенках.
Стилистическое богатство лексико-семантического уровня обусловлено не только колоссальным числом входящих в него единиц, но и разнообразием их качества, а также сложной, многоярусной системой их стилистической организации. В пределах лексико-семантической области языка имеем, с одной стороны, единицы, обладающие единственным в своем роде значением и столь же конкретно-неповторимым стилистическим оттенком, с другой стороны, - отвлеченные, охватывающие многие сотни слов стилистические категории (окраски), не уступающие по своей абстракции многим синтаксическим категориям. Речь идет о таких видах экспрессивно-эмоциональной окрашенности, как "шутливое", "ироническое", "высокое" и др. Одни из таких оттенков придают слову положительную, другие - отрицательную окраску. Характер окраски может видоизменяться в зависимости от контекста и речевой ситуации.
Экспрессивно-эмоциональная окраска у слова возникает в результате того, что само его значение содержит элемент оценки. Функция чисто номинативная осложняется здесь оценочностью, отношением говорящего к называемому явлению, а следовательно, эмоциональностью. Такие слова, как airhead, bummer; пустомеля, брюзга, разгильдяй и т.п., уже сами по себе в своей семантике несут экспрессивно-эмоциональный заряд. Слова этой группы обычно однозначны; заключенная в их значении оценка настолько явно и определенно выражена, что не позволяет употреблять слово в других значениях.
Эта лексика используется преимущественно в устно-фамильярной, сниженной речи: лентяй, беспардонный; lazy-bones, cut-throat.
Вторую группу составляют многозначные слова, которые в своем прямом значении стилистически нейтральны, однако в переносном значении наделяются яркой эмоциональностью, например, тряпка (о мужчине), болото (об общественной группе); frog (о французе), frost (о провале).
Третья группа - это слова, в которых эмоциональность достигается аффиксацией, большей частью - суффиксами: мамочка, грязнулька, бабуля; drunkard, gangster, scare-monger, kiddo. Однако это явление не столько собственно лексическое, сколько словообразовательное (см. позицию 29).
Подобно лексике, фразеология содержит богатейшие средства речевой выразительности, придает речи особую экспрессию и неповторимый национальный колорит. Выразительность языка во многом зависит от его фразеологии. Подавляющее большинство фразеологических единиц обозначает те же понятия, которые могут быть переданы словами или описательными конструкциями. Однако, фразеологизмы отличаются от синонимичных слов и описательных оборотов нюансами значения и, главным образом, экспрессией.
Замена фразеологизма словом или словосочетанием не может быть равнозначной: при такой замене исчезают нюансы значений, образы, эмоции - всё, что составляет семантико-стилистическое своеобразие фразеологизмов и делает их "мельчайшими поэтическими единицами языка". Сравните babes and sucklings - unexperienced people; husband's tea - not strong tea; a play with the fire - a dangerous play; dribs and drabs - too little of smth; кровь с молоком - здоровый; зарубить на носу - запомнить; плакать в жилетку - жаловаться.
Совмещение в содержании фразеологических единиц номинативных и эмоционально-оценочных элементов позволяет носителям языка использовать фразеологизмы для передачи не только логического содержания мысли, но и образного представления о чем-либо, а через последнее - и для выражения эмоционального отношения к предметумысли. Так, например, фразеологизмы odd (queer) fish - человек со странностями, cool as cucumber - невозмутимый; тертый калач, стреляный воробей образно характеризуют качества человека (чудаковатость, спокойствие, опытность) и вместе с тем показывают определенное к нему отношение (шутливое, ироническое, презрительное), что не позволяет использовать эти выражения в нейтральной ситуации, когда подобное отношение отсутствует.
Как и в лексике, во фразеологии со стилистической точки зрения выделяется пласт нейтральных фразеологических единиц и стилистически окрашенные пласты.
Яркая эмоциональная окрашенность, оттенки которой чрезвычайно многообразны, характерна для разговорных фразеологических единиц. Она создается как отдельными их компонентами, так и тем образно-метафорическим значением, которое возникает в результате сочетания этих компонентов.
Чистыми знаками эмоций являются междометия. Эти слова составляют совершенно особый слой лексики, поскольку у них нет предметно-логического значения. В междометиях сосредоточены все типические черты, отличающие эмоциональную лексику: синтаксическая факультативность, то есть возможность опущения без нарушения отмеченности фразы, отсутствие синтаксических связей с другими частями предложения; семантическая иррадация, состоящая в том, что присутствие хотя бы одного эмоционального слова придает эмоциональность всему высказыванию.
Многие эмоциональные слова, а междометия в особенности, выражают эмоцию в самом общем виде, даже не указывая на её положительный или отрицательный характер. "Oh" , например, может выражать и радость, и печаль, и многие другие эмоции: Oh, I'm so glad; Oh, I'm so sorry; Oh, how unexpected!

Эмотивные смыслы в семной структуре слова


В последние годы лексикология достигла выдающихся результатов в описании системности лексики, в выявлении и описании структурно-семантической организации различных лексических множеств. Это, в свою очередь, стало возможным благодаря тщательной разработке теории семантической и семной структуры слова. Окончательно сформировалась область знания, специализирующаяся на изучении семантической структуры слова, - семасиология с разделами семной и семемной семасиологии.

Семная семасиология характеризуется обилием позиций и подходов к описанию семной структуры слова. Общепризнанными являются представления о структурном характере семемы, её полевой модели, о наличии макрокомпонентов в структуре значения (денотация и коннотация).

Эмотивные смыслы необыкновенно гибки, подвижно и вариативно отражаются в лексической семантике. Основанием единой модели глобального описания всего множества эмотивной лексики может служить сема эмотивности, участвующая в манифестации эмоций в семантике слова. Статус семы не только определяется её позицией в семной структуре слова, но и сам определяет характер манифестации эмотивных смыслов слов.

Словарные дефиниции большей части эмотивной лексики сближаются благодаря общему содержанию, имеющемуся в них. А.А.Уфимцева называет "эту интегративную по сущности и трансформированную по форме выражения общую для целого ряда единиц сущностную часть словарной дефиниции - идентифицирующим предикатом".

Сема эмотивности, выступая в статусе категориально-лексической семы , выполняет функцию идентифицирующего и обычно представляет собой аналитическое сочетание, построенное по модели "понятие о чувстве + конкретное наименование какого-либо чувства", например: боязнь - чувство страха, опасения; любить - чувствовать глубокую привязанность к кому-, чему-либо.

Первый компонент модели - основной идентификатор эмотивности, идентификатор первой степени (ИЭ 1 ). Обычно он выражается словами обощенной семантики типа "чувствовать - feel ", "испытывать - experience ". Второй компонент - дополнительный идентификатор эмотивности второй степени (ИЭ 2 ) , замещается чаще всего конкретными наименованиями эмоций типа "любовь - love , страх - scare/fear , ненависть - hatred " и другие. Итак, категориально - лексическая сема эмотивности (КЛСЭ) обычно реализуется сочетанием обобщенного и конкретного предикатов эмотивности (КЛСЭ = ИЭ 1 + ИЭ 2 ).

В иерархии внутрисемных компонентов КЛСЭ занимает одну из первых семантических позиций, т.е. она является зависимой от таких компонентов, как "состояние", "отношение", "действие", "воздействие", "признак", "лицо" и другие. В связи с этим в словарных дефинициях сема эмотивности сливается в единое целое с подобными семами, в результате чего эмоции передаются в языке чаще не как отвлеченные сущности, а как характерные проявления объективной действительности: как состояние, отношение и другое. Например, весело " о наличии веселья, о радостном настроении"; веселеть "становиться веселым"; веселить "вызывать веселье"; веселый "полный веселья"; весельчак " тот, кто имеет веселый нрав"; веселье "радостное настроение".

Базовые идентификаторы эмотивной лексики передают общую идею лексического поля - идею чувства, эмоции как особой психической реальности. Именно они формируют лексическое поле эмоций.

Дополнительные идентификаторы, конкретизируя идею чувства, передают содержание эмоций, которое называют "тоном", "тональностью", "квантом". Тем самым они выполняют классификационно-номинативную функцию. В системе лексики национального языка они представляют систему эмоций так, как она сложилась в жизни человечества и как она осознается человечеством на определенном этапе его существования. Учитывая это, эмотивные смыслы, передаваемые дополнительными идентификаторами, называют денотативно-исходными эмотивными смыслами. Частотность, повторяемость эмотивных смыслов в семантической структуре слова является критерием выбора имени множеств, содержащих эти эмотивные смыслы. Известный психолог К.Изард Включает в мотивационную систему человека 10 фундаментальных эмоций: интерес, радость, удивление, горе, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина.

Как видим, исходные эмотивные смыслы совпадают с номинациями базовых эмоций и с самыми частотными словами из множества эмотивной лексики. Следовательно они составляют семантическое ядро эмотивной лексики.

Эмотивные смыслы могут быть представлены в лексической семантике как дополнительные, при этом они в статусе дифференциальных сем уточняют содержательно различные категориально-лексические семы (КЛС). Например, откровение - откровенное признание, сообщение (КЛС сообщение) ; курьез - смешной, забавный случай (КЛС событие).

Принято считать, что дифференциальные семы характеризуют отдельные стороны предмета номинации в различных аспектах: субъектно-объектном, собственно определительном, обстоятельственном.

Дифференциальная сема эмотивности (ДСЭ) принципиально отличается от других представителей этого класса сем: она содержит такого рода информацию, которую призвана обозначать, содержать КЛС. По своему содержанию, по денотативной соотнесенности (обозначение чувства) , - это предикатная сема, что легко доказывается трансформациями словарных дефиниций. Например, попирать - топтать кого-, что-либо, наступать на кого-либо (с презрением) ~ топтать кого-, что-либо и испытывать при этом презрение. По позиции в семной структуре слова и по функции - это дифференциальная сема, зависимая от КЛС и уточняющая её в различных семантических параметрах. Таким образом, наблюдается совмещение, наложение денотативно-предикативного и функционально-позиционного смыслов, например: балагурить - говорить весело, забавно (КЛС "говорение" + ДСЭ) , где ДСЭ выражает сложный смысл: 1) обозначает определенное эмоциональное состояние (веселье) - денотативно-предикативный смысл; 2) выражает определенное синтаксическое значение (обстоятельственно характеризующее) - позиционно-функциональный смысл. Итак, это особая, синкретичная по природе сема, занимающая переходное положение между идентифицирующим предикатом (КЛС) и собственно дифференциальными семами. Фактически это скрытая, включенная предикатная сема, существующая в слове в статусе дифференциальной семы.

Коннотативно-эмотивные смыслы находятся за пределами логико-предметной части значения. Специалисты по коннотации связывают эмотивные смыслы этого типа прежде всего с экспрессивной функцией языка, учитывая то, что они лежат в плоскости эмоционального самовыражения говорящего, обнажения его эмоционального состояния и эмоционального отношения (эмотивы-экспрессивы). В связи с этим лексические значения, включающие эмотивные смыслы такого рода, принято считать эмотивно окрашенными или оценочно-экспрессивными. Рассматриваемая лексика обнаруживает двунаправленность процесса номинации: вовнутрь (самовыражение говорящего) и в окружающий мир (эмоциональная оценка его). Эмоциональное отношение, выражаемое к обозначаемому предмету действительности, соотносится в первую очередь с чувствами-отношениями типа "презрение", "пренебрежение", "порицание" или "восторг", "восхищение" и т.п. Набор выражаемых чувств предельно ограничен исходными базовыми эмоциями, варьируемыми в полюсах одобрения / неодобрения.

В итоге наблюдается единое, нерасчлененное обозначение одной лексемой и объекта - источника эмоции говорящего, и самого эмоционального отношения говорящего (оценочно характеризующие слова, слова субъективно-оценочные).

Коннотативная эмотивная семантика имеет выражение в виде системы лексикографических помет. Число помет строго ограниченно, и располагаются они на оценочной шкале переходности в диапазоне от отрицательной до положительной оценки. Вершину классификации этих помет образуют два варианта оценки - положительная и отрицательная, дальше наблюдается их градация в определенном эмотивном регистре с учетом конкретной разновидности эмоций. В частности, в МАС коннотативно-эмотивная семантика описывается с использованием 8 основных эмосем: одной эмосемы мелиоративной оценки (ласкательное) и 7 эмосем пейоративной (уничижительной) оценки (шутливое, ироническое, неодобрительное, пренебрежительное, презрительное, грубое, бранное).

Принципиальное отличие коннотативных эмотивных смыслов от денотативных состоит в том, что они существуют не для отражения мира чувств в действительности, а для отражения эмоционального отношения говорящего к действительности. Отсюда их явная оценочность. Эти смыслы в большей степени актуальны и коммуникативны, форма их существования живая речевая деятельность. В плане содержания их отличает, во-первых, предельная ограниченность, узость круга выражаемых эмоций (в разных исследованиях насчитывается от 7 до 17 эмотивных коннотатов) , во-вторых оценочность. Семы эмотивности (эмотивы-коннотаты), их манифестирующие, занимают место на периферии лексического значения и выполняют при этом функцию выражения эмоций говорящего и придания слову определенной эмоциональной тональности, в связи с чем слова, содержащие эти смыслы, амбивалентны: они одновременно обозначают объект - источник эмоций (номинативная функция) и выражают эмоционально-оценочное отношение к нему говорящего (экспрессивная функция).

Средства выражения предикации очень разнообразны

Для всех языков универсальным средством выражения предикации является интонация, которая, как уже было сказано выше, отличает предложение от простой группы слов, поставленных рядом, даже если эти слова связаны друг с другом по существующим в данном языке грамматическим правилам: без интонации они будут представлять собой лишь потенциальное предложение.

Особое значение интонация приобретает в однословных предложениях, и если, например, словоформа come (повелительное наклонение) произнесена без соответствующей интонации, то неясно, что она означает -- повеление, приглашение или просьбу (ведь слово, взятое само по себе, интонации не имеет). Единица [kAm] -- просто слово, но [kAm], произнесенное с определенной интонацией, уже есть предложение, имеющее определенную целевую направленность. В письменной речи интонация как таковая не изображается; понять ее помогает смысл и отчасти пунктуация, которая служит главным образом для того, чтобы разобраться в структуре предложения.

Другим типичным способом выражения предикации является выражение ее с помощью предикативных (личных) форм глагола. Предикативными, или личными, формами глагола называются формы, выражающие лицо, число, наклонение, время. Основным элементом предикации является модальность, без которой немыслима никакая предикация. Однако модальность в форме того или иного наклонения только модифицирует предикацию, указывая на ту или иную связь с действительностью. В случае же совпадения с действительностью (в изъявительном наклонении) необходимым элементом предикации оказывается также указание на время, к которому относится данное высказывание. Кроме того, когда что-то утверждается, это делается всегда в отношении какого-либо предмета или лица. В связи с этим возникает необходимость в формах лица и числа, с помощью которых вовлекается в предикацию тот предмет или лицо, в связи с которым делается данное конкретное утверждение. Поэтому в речевой практике иногда можно ограничиться лишь глаголом, опустив подлежащее. Такое построение предложения особенно характерно для греческого и латинского языков (ср., например, лат. Dum spiro, spero).

В некоторых случаях средством выражения предикации является отсутствие глагола. Особенно часто подобные случаи наблюдаются в русском языке, например, в предложении типа 'Мой брат -- доктор'. Сюда же примыкает и английский оборот вроде Why not go there? Почему не пойти туда ?, в котором отсутствует предикативная форма глагола. Однако, кроме этих отдельных, особых конструкций, в английском языке может наблюдаться также регулярное и закономерное выражение предикации без предикативной формы глагола.

Заключение


Опыт человечества в познании эмоций закрепляется в языковых единицах. Эмоции универсальны, а структура эмотивной лексики не совпадает в разных языках, имеет национальную специфику. В связи с этим, выделяются универсальные эмотивные смыслы в лексической семантике. Эмотивная лексика тесно связана с оценочной, но для исследования эмотивной лексики избирать оценочные слова нецелесообразно. Основанием единой модели описания всего множества эмотивной лексики может служить сема эмотивности. Она и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.