На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Этикет как совокупность правил, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращений и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда). Правила речевого этикета, понятие социальной роли собеседника.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 05.05.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


18
Курский Институт Государственной и Муниципальной Службы
Кафедра русского языка и филологических наук
РЕФЕРАТ
по дисциплине: "Русский язык и культура речи"
на тему: "Этикет в устной речи"
Выполнил: студент I курса ОиТЗИ
Костенко Владимир Анатольевич
Проверил: заведующий кафедрой
Харитонов Владислав Игоревич
Курск 2005 г.
Содержание
    Введение 3
      "Ты" и "Вы" в общении 4
      "Я" и "Ты" в общении 9
      Сколько способов попрощаться? 19
      Знакомство 24
      Приветствие 27
      Прощание 28
      Поздравление 29
      Пожелание 30
      Извинение 32
      Просьба 33
      Приглашение, предложение, совет 34
      Согласие 37
      Отказ 37
      Комплимент, одобрение 40
      Заключение 43
      Литература 44

Введение

Этикет (французское etiquette - ярлык, этикетка) - совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращений и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда). Как видно в этом определении содержится указание на внешнее отношение к людям. Однако внешнее проявление, как правило, отражает внутреннюю суть отношений. Разумеется, в идеале эти отношения должны быть взаимно доброжелательным. Как видно, разные функциональные разновидности русского языка по-разному относятся к личным местоимениям. Точное понимание того, где позволено, а где не позволено, неуместно "якать", "тыкать", "выкать", как, в каких формах говорить о присутствующем третьем лице и обращаться к собеседнику, связано со знанием этикетных правил, усвоенных с детства. Все это мы как будто хорошо понимаем. И все же нарушений в речи множество! В книге американского лингвиста Марио Пеи "Рассказ о языке" есть кое-что и об интересующем нас вопросе, применительно к языкам мира. Переложил эти сведения для журнала "Наука и жизнь" Ю. Фролов. Прибегнем к цитированию: "В разных языках встречается множество вариантов вежливого обращения, иногда очень странных, на наш взгляд. Так, в Италии вежливым обращением было "ваша светлость", "ваша честь", "ваша владетельность"- все эти существительные и по-итальянски женского рода. Через некоторое время для краткости стали говорить просто "она", и сейчас эта "Она", на письме выделяемая заглавной буквой, обычно заменяет "вы" в обращении к одному лицу - как к женщине, так и к мужчине. В действительном живом общении все признаки взаимодействуют, сложно сплетаются друг с другом, и каждый раз выявляется что-либо особенно важное, первостепенное значение: характер взаимных отношений, официальность обстановки, степень знакомства, paвенство или неравенство собеседников. Умелое использование такого богатства родного языка, предполагает и хорошее знание законов языка, и знание правил общения, связанных с обшей культурой и культурой поведения.

"Ты" и "Вы" в общении

"Ты" и "Вы"- местоимения употребляются "вместо имени". "Жизнь" местоимений сама по себе очень интересна. Тем более, что личные местоимения имеют прямое отношение к речевому этикету. Они связаны с называниями и с самоназываниями собеседника, с ощущением того, что "прилично" и "неприлично" в таком названии. Вы конечно обращали внимание на поправки: "Я вам не ты", "Говорите мне вы", "Не тычьте, пожалуйста"! Это недовольство адресата, направленным к нему "неуважительным" местоимением. В польском языке применяется обращение, так сказать, "на он", знакомое всем по телевизионному кабачку "Тринадцать стульев": "Пан директор позволит предложить ему чашку кофе? ", "Что угодно пану? " Перевод личного местоимения из первого лица в третье или полная замена его на обращение "пан, пани" позволяет как бы ничем не затронуть личность собеседника.

Но, оказывается, возможна еще более утонченная вежливость: японцы вообще отбрасывают прямое обращение, заменяя его безличной конструкцией. Вот как это выглядит на практике: вопрос "Куда вы идете? " звучит по-японски "Куда имеется хождение? " Личные местоимения "я", "вы", "он", "они" есть в японском языке, но употребляют их в основном иностранцы, еще не очень усвоившие язык.

Как известно, в английском языке сейчас практически нет обращения на "ты", нет и самого этого местоимения. Оно начало выходить из употребления в XVI веке и полностью заменено вежливым "Вы" в начале XVIII века. В англоязычных странах человек обращается "на вы" даже к собственной собаке" (Наука и жизнь, 1979, № 1, с.72).

Уточним лишь сведения, приводимые Ю. Фроловым о польском общении. Дело в том, что польский язык знает местоимения и ты, и Вы. Однако вежливое Вы устарело, архаизировалось, и теперь употребляется ограниченно: иногда стариками в деревне, иногда в некоторых семьях - детьми по отношению к родителям, да еще в условиях сугубо официального делового общения. Обычное же бытовое вежливое обхождение с собеседником идет действительно через "пан", "пани". При этом, как можно было подметить в том же кабачке "Тринадцать стульев", сочетается это "пан", "пани" своеобразно: и с фамилией, и с именем, в том числе и сокращенным, и с названием должности, профессии, рода занятий: пан Вотруба, пани Моника, пан Юрек, пан директор, пан спортсмен... Наше же обращение Товарищ гораздо менее употребительно и ограничено в сочетаниях. С фамилией и с названием профессии, должности: товарищ Федоров, товарищ милиционер. И соответственно звучит такое наше обращение очень официально - неприемлемо для непринужденной атмосферы кабачка. В подобных условиях русские пользовались бы именами, именами-отчествами.

Что касается возникновения вежливого "Вы", то Марко Пеи, в переложении Ю. Фролова, приводит две теории. Согласно одной, на закате Римской империи, когда было два императора - в Риме и в Константинополе, - подданные, обращаясь к одному из них, называли его "вы", показывая тем самым, что обращаются и к другому. По другой теории, "вы" соотносят с "мы", которым пользовались политические деятели, писатели (например, Цицерон) вместо "я". Эта тенденция до наших дней сохраняется, как уже упоминалось, в научном стиле (например, в процедуре защиты диссертации).

Как бы то ни было, многие языки сегодня имеют две формы обращения к одному лицу: одну на "Вы"- вежливую, другую на "ты"- непринужденную.

Русский язык не составил исключения, и мы с вами хорошо чувствуем, когда следует применить "Вы", а когда лучше подойдет "ты". И все же в некоторых случаях выбор оказывается затрудненным. Поэтому полезно выяснить, каким же условиям удовлетворяет применение "ты" или "Вы". Обратимся к словарям.

"Ты... Употребляется по отношению к одному лицу (обычно близкому), а также в грубоватом, фамильярном обращении...

Быть с кем на "ты" и говорить кому "ты"- находиться с кем-л. в таких отношениях, при которых говорят друг другу "ты".

Вы... Употребляется при обращении к нескольким или многим лицам, а также как форма вежливого обращения к одному лицу.

"Ты" применяем, когда обращаемся к близкому человеку и когда общение грубовато-фамильярное; "вы"- в вежливом общении. Правда, сразу бросается в глаза неоднородность выделенных в словаре признаков: обращение к близкому человеку (ты-общение) противопоставлено обращению к "неблизкому"- незнакомому (малознакомому), не другу; общение грубовато-фамильярное противопоставлено повышенно вежливому и связано с взаимными отношениями собеседников. В дальнейшем изложении мы как раз и разведем эти различные условия, диктующие выбор той или иной формы, по разным рубрикам.

Первый признак, который следует выделить, степень знакомства с адресатом. Вы - обычно говорим незнакомому и малознакомому человеку, ты - хорошо знакомому, близкому человеку.

Быстрый переход к знакомству, при этом с ощущением близкого знакомства, свойствен молодежи (молодые люди нередко и знакомятся на "ты"); люди средних лет и пожилые сходятся друг с другом труднее.

Даже и близкие, дружеские отношения между людьми в некоторых случаях все же не приводят к ты-общению. Так бывает чаще среди людей среднего и старшего поколения, интеллигентов. Можно себе представить, что такое общение связано с чувством повышенного уважения к собеседнику. В подобных случаях переход на "ты" связывается с утратой особой почтительности к адресату, с установлением нежелательной фамильярности. Об этом хорошо сказал Б, Окуджава: "Зачем мы перешли на "ты"? За это нам и перепало На грош любви и простоты, А что-то главное пропало" (К чему нам быть на "ты", к чему?).

Носители просторечия, недостаточно владеющие нормами литературного языка, именно как люди "простые" нередко используют ты-формы в этих условиях.

"Высокий сутуловатый мужчина, подойдя вплотную, сказал приглушенным баском:

Здорово, браток.

Здравствуй.

Я пожал протянутую мне большую черствую руку" (М. Шолохов. Судьба человека).

Общение на "ты", выраженное в этой цитате приветствием Здорово и обращением Браток, возможными лишь в сочетании с ты-формами, характеризует персонажа как носителя просторечия, идущего на непринужденный дружеский контакт с незнакомым; ответная ты-формула Здравствуй со стороны автора повествования, писателя, то есть человека грамотного, носителя литературного языка, демонстрирует как раз подчеркнутую (и необходимую в данном случае) простоту взаимоотношений. В самом деле, если бы на просторечное, но дружеское Здорово, браток последовало литературно правильное (к незнакомому!) Здравствуйте (а не Здравствуй), то дальнейший откровенный разговор вряд ли был бы возможен, так как между собеседниками встала бы стена неравенства в ролевых позициях (а об этом мы поговорим в следующей главе). Значит, непринужденная, раскованная тональность общения была задана именно первой репликой, и отвечающий подчинился ей.

Итак, при выборе "ты" или "вы", учитываем прежде всего, знаком или незнаком адресат, к тому же малознакомый это человек или близкий.

Двое в общении: сам говорящий (адресант) и его адресат. А говорящий может владеть литературным языком или недостаточно им владеть. Но и владея нормами литературного языка, требующими вы-форм к незнакомому, говорящий иногда применяет к такому адресату обращение на "ты", когда специально подчеркивает простоту отношений или равенство с собеседником. Вот, оказывается, как непросто!

На предпочтение ты - или Вы-формы может влиять и другая причина, которую назовем официальностью - неофициальностью обстановки общения. Это второй внешний признак, определяющий наш выбор.

Официальным общение считается тогда, когда оно связано с особо строгим протоколом установленных правил: это деловые переговоры, собрание, заседание, юбилейные торжества и т.д. В таких условиях избираются вы-формы. Напротив, неофициальное общение более всего связано с обиходно-бытовой сферой взаимодействий. При этом, конечно, незнакомый и малознакомый человек и в неофициальной, и в официальной обстановке в норме именуется на "вы". С хорошо знакомым человеком, с которым установлено привычное обиходное общение на "ты", в официальной обстановке возможно переключение на вы-общение.

Когда мы говорим о правилах речевого общения на "Вы" и на "ты", необходимо выделить еще один, третий признак, определяющий выбор формы "ты-Вы". Это характер взаимоотношений говорящих. Если даже при давнем знакомстве говорящий относится к своему адресату сдержанно, холодно, то общение может выдерживаться в подчеркнуто вежливой манере, и тогда избираются Вы-формы. При отношениях дружеских, теплых манера общения раскованная, доверительная.

Сделаем выводы. При равенстве собеседников (или, как говорят в социальной лингвистике, в симметричной ситуации общения) оба выбирают или ты- или Вы-формы с учетом всех ранее перечисленных признаков. При неравенстве собеседников (ученые называют это асимметричной ситуацией общения) Вы-формы направляются старшему по возрасту и положению, а ты-формы - младшему.

Но вот здесь-то нас и подстерегают трудности. Можно принять, что младший по возрасту должен быть значительно моложе (например, ребенок), чтобы к нему можно было безоговорочно обратить "ты". Не всякий молодой человек и даже подросток, услышавший посланное ему "ты" со стороны незнакомого взрослого, примет эту форму общения. Что же касается младших по служебной лестнице, то нередко здесь возникает много недоразумений. Однако сегодня в условиях производства ты-общение со стороны начальников распространилось, к сожалению, очень широко. Хорошо, если сюда добавляются дружеские взаимоотношения, желание продемонстрировать особую доверительность, равенство.

Однако, как мы уже понимаем, "ты" совсем неоднозначно. В дружеской обстановке, при заведомо доброжелательном отношении к младшему по возрасту и служебному положению собеседнику обращенное к нему "ты" может говорить совсем о другом: об особом доверии, о приравнивании такого собеседника к себе. В этом случае "ты", как знак особой доверительности, оценивается адресатом положительно. Вот, оказывается, как непросты так хорошо знакомые нам "ты" и "вы".

Обобщая сказанное, можно все правила свести в упрощенную таблицу:

Вы
Ты
Общение на "Вы" свидетельствует о большей вежливости:
К незнакомому, малознакомому адресату
В официальной обстановке общения
При подчеркнуто вежливом, сдержанном отношении к адресату
К равному и старшему (по возрасту, положению) адресату
Общение на "ты" свидетельствует о меньшей вежливости:
К хорошо знакомому адресату
В неофициальной обстановке общения
При дружеском, фамильярном, интимном отношении к адресату
К равному и младшему (по возрасту, положению) адресату

"Я" и "Ты" в общении

И снова два местоимения, на этот раз "я" и "ты". Интересно, что сейчас к этим местоимениям привлечено внимание исследователей, решающих проблемы "обучения" языку вычислительной машины. Оказывается, машина легко "усваивает" слова человеческого языка, а вот научиться употреблению "я" и "ты" она не может!

Итак, немного о диалоге и монологе. Известно, что результат речевой деятельности - речевое произведение, текст - может принять форму монолога и диалога (в том числе и полилога). Диалог организуется именно сменой реплик, переходом "я" говорящего лица от одного к другому и соответственное изменение слушающего. Если таких активных участников разговора более двух, образуется полилог ("поли", как известно, - много). Монолог же предполагает длительное постоянство говорящего лица ("я") и его адресата ("ты") - говорит один ("моно"), слушает другой.

Конечно, речевой этикет может существовать в форме монолога (реже), и в форме диалога (чаще). Монологи мы произносим (или слышим) в поздравлениях и пожеланиях, праздничных тостах, приветствиях от имени и по поручению... "Дорогие друзья! Сегодня, в этот радостный, торжественный день разрешите мне сердечно поздравить вас с большой победой и пожелать дальнейших успехов в вашей работе, а также здоровья и счастья всем вам и вашим близким". Монологи отражают речевой этикет торжественный, приподнятый, официальный. Напротив, обиходно-бытовое, повседневное общение типично организует речевой этикет в диалоговую форму. Как правило, в нашей речи сочетаются реплики стилистически однородные: Здорово, Вась! - Привет, Петро! или Приветствую вас, Семен Сергеевич! - Мое почтение, Виктор Николаевич!

Вот "я"- ребенок, а тот, кому направлен вопрос, - взрослый человек. Дядя, сколько времени? В этой фразе мы не слышим никаких отклонений от нормы, все правильно. А теперь другое. "Я"- взрослый, собеседник - тоже незнакомый взрослый: Дядя... Как, по-вашему, развернется фраза после такого обращения? Может ли быть, например, такое: Не будете ли вы так любезны передать деньги на билет? Нет, конечно. После обращения Дядя возможно что-то сниженное, грубоватое, а то и просто грубое, например: Дядя, чего встал? А ну, проходи!

В чем же дело? Почему в одном случае обращение Дядя не режет ухо, а в другом звучит неуважительно и грубо? Вот здесь самая пора разобраться в том, какими бывают эти "я" и "ты", участвующие в диалоге.

Обратимся к понятию социальных ролей, которые исследуются в социологии, социальной психологии, а также в социальной лингвистике (или социолингвистике). О социальных ролях человека в последнее время много пишут в научных и популярных работах.

Любое общество неоднородно в своем составе. И разные люди в разных обстоятельствах используют разные формы общественного поведения.

Если перед нами человек пожилой, умудренный опытом, то от него ждут совета, ему прощают даже поучающий тон. А если в этом поучающем тоне выступит юнец, окружающие не примут такой формы его поведения. С другой стороны, юноша позволяет себе в обществе людей такую меру подвижности и живости, которая не была бы одобрена в старом человеке.

Таким образом, мы всегда должны (и в норме стремимся) отвечать определенным ожиданиям окружающих (такие социальные ожидания ученые называют ролевыми экспектациями). Каждый может припомнить в своей жизни немало случаев, подобных следующему.

Человек имеет определенные права и обязанности в своем социальном поведении, и эти права-обязанности в каждом обществе, в каждом крупном и мелком коллективе предопределены неписаным законом, этикетом, многообразными социальными ролями.

Социологи выделяют постоянные (или статусные) признаки человека и переменные ролевые характеристики. Выделим те и другие.

Среди постоянных характеристик можно говорить об абсолютно постоянных, не изменяющихся ни при каких условиях, и относительно постоянных, изменяющихся в течение длительного времени. Сюда отнесем пол, возраст, образованность и др.

До недавнего времени считалось, что разделение людей по полу не имеет никакого отношения к языку, и мужчины, и женщины говорят на одном и том же языке. И это, конечно, так. Так - в самых основных и самых общих чертах. Но исследования последнего времени выявляют, что существует определенный преимущественный выбор тех или иных языковых структур, форм и слов в речи мужчин и женщин. Так, например, оказалось, что слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами гораздо чаще встречаются в речи женщин, что у мужчин и женщин есть излюбленные способы эмоциональных и экспрессивных выражений, что по-разному интонируется речь, не говоря уже о тембровых отличиях.

А в речевом этикете? Наблюдения показывают, что речь женщин в целом более вежлива, что женщины менее склонны к выбору грубых выражений. Так, например, приветствие Здорово! чаще встречается в речи мужчин, а такой вариант, как Здоров! от женщины вообще, кажется, не услышишь.

Конечно, речевой этикет имеет специальные обозначения адресата - мужчины и женщины. Это Гражданин - Гражданка, Молодой человек - Девушка и многие другие. Однако русский язык все же не богат этикетными формами, отражающими различия людей по полу.

Иначе, например, в речевом этикете японцев, где есть I четкое (и обязательное к исполнению!) разделение формул на мужские и женские. И если бы кто-нибудь из японцев перепутал такие правила, это было бы верхом неприличия. Традиционный русский этикет предусматривает со стороны женщины уважение к мужчине, а со стороны мужчины - почтительное преклонение перед женщиной. Уступить женщине место, пропустить ее вперед, помочь выйти из транспорта, помочь снять пальто, поцеловать ей руку... Мы, к сожалению, все реже встречаемся с таким этикетным поведением мужчин. Наши темпы, наши ритмы... Все так! И все же! Люди чувствуют потребность в этикетных знаках, специфичных для поведения мужчины по отношению к женщине. Например, в польском речевом этикете есть специальное выражение приветствия, посылаемое мужчиной женщине: "Целую ручки, пани", произносимое даже тогда, когда соответствующего жеста может и не последовать. Это все - о разделении речевого этикета по признаку пола.

Второй постоянный признак людей, делящий их на группы, - это возраст. Возраст с течением времени меняется, и человек в идеале проходит через все возрастные группы, однако изменения эти медленные, постепенные, поэтому возраст относят к постоянным характеристикам. С точки зрения возрастной, в обществе можно выделить детей, молодежь, среднее и старшее поколение. Хорошо известно, что молодежь склонна к новациям, жаргонным употреблениям. Это именно у молодых можно услышать в качестве приветствий и прощаний Чао!, Приветик!, Салютик!, такие обращения, как Старик, Старуха, Чувак, Чувиха и многое другое, конечно же не рекомендуемое в правильной, нормированной литературной речи.

Интересно, хотя и пародийно, представлен в речевых формах телефонного разговора переход человека из одной возрастной группы в другую на 16-й полосе "Литературной газеты":

Аллё, аллё, квартира Хрумовых? Мне Петю. Алле, Пьер? Привет, дед. Да, все о'кэй... Ну да? Ну, ты даешь! Молоток!

... И через несколько лет:

Аллё, квартира Хрумовых? Петра Константиновича, будьте любезны. Петр? Здравствуй, дорогой. Да, да, все отлично" (26 октября 1977 г).

Среднее поколение, по свидетельству исследователей, ведет себя промежуточно между стариками и молодыми. Это объясняется тем, что люди среднего возраста занимают активные ведущие позиции и в производстве, и в семье, они должны ладить и со старшими, и с младшими, поэтому непроизвольно вбирают в свою речь элементы языка разных возрастных групп. Таким образом, речь зрелых людей наиболее многослойна и подвижна.

Общество разделяется на группы и по признаку образованности людей. Правда, это разделение особенно существенно в старшем поколении. Среди молодежи да, пожалуй, и среди людей среднего возраста у нас в стране образовательный уровень достаточно высок, и объясняется он прежде всего всеобщим обязательным средним образованием, а также широчайшим распространением радио, телевидения, газет. Через эти каналы коммуникации идет вольная и невольная пропаганда правильной речи.

И все же со степенью образованности связано разделение людей на носителей литературного (т.е. правильного) языка и носителей просторечия. Как вы думаете, кто на улице, в транспорте может обратиться к другому, например, так: Мамаша, вы выходите на следующей?, Папаша, проходи вперед!, Малый, не мешайся! Или так, например, поприветствовать знакомого: Здорово!, Наше вам! Все эти стилистически сниженные формы принадлежат носителям просторечия.

Для правильного употребления выражений речевого этикета, кроме образованности, нужна еще воспитанность, определенный внутренний такт, вежливость и доброжелательность. Как мы уже знаем, речевой этикет несет информацию типа: "Я тебя признаю и уважаю, хочу с тобою контактов и устанавливаю их соответственно тому или иному регистру социальных отношений". А это значит, что речевой этикет оценивается не только со стороны грамотности, правильности, культуры речи, но и со стороны социально предписанной правильности речевого поведения. Итак, человек может быть недостаточно образованным, но достаточно вежливым. Это не парадокс, это законы социально дифференцированного применения языковых единиц. Конечно, определенная степень образованности должна в идеале сочетаться и с соответствующей степенью воспитанности, но кто из нас не испытывал на себе и не был свидетелем разительного несоответствия между дипломом и тактом!

Выражения речевого этикета обладают свойством, которое французский стилист Ш. Балли назвал социальным символизмом. Он писал: "Дело обстоит так, как будто речевые явления впитывают в себя запах, присущий той среде и тем обстоятельствам, в которых они обычно употребляются. Так же как какой-либо обычай или деталь одежды могут быть знаками социального положения, вызывать представление о социальной среде, факты речи, даже самые с виду незначительные - например, какое-то слово, оборот, технический термин, литературное выражение, даже какая-то особенность произношения могут восприниматься как элемент привычек и образа жизни определенной группы, лишь бы только эти факты были очень распространены в этой группе и очень мало использовались в других. Таким образом, им удается символизировать, вызывать в сознании представление об этой группе с ее образом жизни или формами деятельности".

Ясно, что, например, Разрешите откланяться, или Позвольте представиться, или Здорово, или Приветик, или Милости просим и многое другое распространено в одних группах и мало используется в других, при этом, конечно, характеризует говорящего как представителя определенной группы.

Обращали ли вы внимание, что иногда и собственные имена, особенно когда они используются как обращения, также обладают способностью немало сказать о том, кому они принадлежат. Известные эстрадные персонажи носят имена Авдотья Никитична и Вероника Маврикиевна. Наверное, нельзя переставить, поменять эти имена. И послушайте, как обращаются друг к Другу наши героини. Одна говорит: Авдотья Никитична, вы..., другая - Маврикиевна, ты.

Итак, у каждого говорящего есть набор определенных постоянных признаков: пол, возраст, образованность и т.д., которые во многом влияют на его речь. Но гораздо более многообразны переменные социальной роли, которые ежедневно играет человек в "театре" нашей жизни.

Понаблюдайте за собой. Вот вы утром в семье - для кого-то родитель, а для кого-то, возможно, и ребенок, для другого - муж (жена). И в таких своих ролях вы ведете себя по-разному и по-разному строите речь! С сыном, собирающимся в школу, требовательны, фразы ваши императивны: Возьми..., Не забудь..., Надень... А с его бабушкой иная тональность, иной выбор фраз. Здесь вы не требовательны, а скорее послушны, у вас больше согласий, чем возражений... При этом переключение с одного типа речи на другой происходит как что-то само собой разумеющееся! Но вот вы вышли на улицу, и ваша роль - пешеход, а потом пассажир. Общение с прохожими и пассажирами (если оно происходит) - этикетно вежливое и содержательно минимальное. Здесь мы применяем обиходно-бытовые стереотипы общения - устойчивые ситуативные фразы, тысячи раз повторенные в подобных случаях. Такие, например: Передайте, пожалуйста, на билет!, а то и просто: Передайте, пожалуйста!, так как из ситуации ясно, что, куда и зачем нужно передать. Или: Вы выходите на следующей? И всем понятно, что речь идет о следующей остановке. Наконец, вы в учреждении, здесь вы и коллега, и начальник для кого-то, но для другого - подчиненный. Вот вы на совещании, поэтому общение ведете в официальной тональности, если говорите с трибуны. А затем в служебном буфете в обеденный перерыв непринужденно болтаете с приятелем. После работы вы можете оказаться покупателем в магазине или клиентом в парикмахерской и т.д. и т.п.

Как видим, у каждого из нас множество ролей, и всякая имеет свои языковые особенности. А обращения в речевом этикете такие особенности подчеркивают. В ателье вас могут позвать: Клиент! А в поликлинике - Пациент! или Больной!, и вы ответите обращением: Док-тор! или Сестра! В магазине можете сказать: Товарищ продавец! или Товарищ кассир!, хотя и прозвучит это несколько официально.

Социальные роли и закрепленная за ними манера речи осознаются говорящими. По справедливому замечанию Л.П. Крысина, исследовавшего социальные роли говорящих, нередки такие оценки: "оставь свой прокурорский тон", "кричит как базарная торговка", "говорит как учитель", "начальственный окрик" и подобное.

Очень важно представить себе, уяснить, опознать, какую социальную роль исполняет собеседник, чтобы применить к нему правильную реплику.

В распознании примет собеседника нам помогает зрительное узнавание: знакомого, о котором у нас много сведений, и незнакомого, пол, возраст да и другие приметы которого налицо. Порой для вступления в контакт нам нужен минимум таких примет, в других случаях - значительно больше. Здесь на помощь приходят те формулы речевого этикета, которые служат называнию и самоназванию собеседника при знакомстве, представлении.

В ситуации речевого этикета, которую выделяют как "Знакомство", различают речевые действия между двумя (знакомство без посредника), когда происходит самоназвание собеседников, и речевые действия между тремя (знакомство через посредника), когда происходит называние собеседников присутствующим третьим человеком. При этом, конечно, такие этикетные ритуалы также национально, да и социально, специфичны. Известны многочисленные анекдоты, в которых, например, подчеркивается, что в Англии без посредника, который представил бы незнакомых, никакой контакт (при помощи "само знакомства") невозможен. В других странах знакомятся легче. В разных возрастных группах степень легкости или затрудненности знакомства различная: молодежь знакомится непринужденно и легко, пожилые люди - труднее. В неофициальной обстановке, на отдыхе знакомство облегчено, в официальной оно более ритуально.

В назывании и самоназвании собеседника применяются собственные имена, при этом в той форме, в которой предполагается последующее обращение: "Меня зовут Клава; Меня зовут Клавдия Викторовна; Моя фамилия. Пирогова; Будем знакомы. Меня зовут Володя; Разрешите представиться: Владимир Сергеевич Пирогов - не правда ли, эти формулы уже задают необходимую тональность общения с нашим новым знакомым! То же можно видеть и при представлениях людей третьим лицом, посредником: Познакомьтесь, пожалуйста. Это Владимир Сергеевич Пирогов, о котором я вам говорила. А это - Надежда. Алексеевна. Прошу любить и жаловать. Но нередко имен нам недостаточно. В деловом общении мы хотим еще и уточнения профессионального и производственного положения собеседника. "Ректор института привел его к нам на кафедру и представил:

Товарищи, будьте знакомы: ваш новый заведующий профессор Флягин Виктор Андреевич. Прошу любить и жаловать.

Флягин отдал нам общий поклон, слегка принагнув голову словно бы от подзатыльника" (И. Грекова. Кафедра).

Все, о чем мы говорим сейчас, - самоназвания и называния. Они могут обозначать и семейные роли: Я - мать Ильи; Я - сестра Марины и т.д. Но вот такие роли, которые не предполагают последующих контактов и близкого знакомства, а также те, которые самоочевидны, не подлежат расшифровке при знакомстве. Это и прохожий, и пешеход, и пассажир, и отдыхающий, и зритель...

Опознать социальную роль собеседника, чтобы правильно сориентироваться в обращении к нему и выбрать правильную тональность общения, да еще при знакомстве отдать те самые почести, знаки доброжелательства, "поглаживания", которых требует этикет: Очень приятно с вами познакомиться; Очень рад; Счастлив познакомиться... - все это необходимые условия для речевых контактов.

Важно для успешного общения не только распознать, узнать социальную роль собеседника, но и установить его относительные признаки в сравнении с собственными признаками говорящего: моложе он, старше или равен, выше или ниже его служебное, общественное положение (в науке, как мы уже говорили, различают симметричную ситуацию общения при равенстве партнеров и асимметричную при их неравенстве). С равным собеседником мы выбираем одни формы речи, с младшим - другие, со старшим - третьи. Речевой этикет четко отражает эти позиции. Мне бросают: Привет! Ага, это кто-то из приятелей, знакомых и равных. Значит, я могу ответить тем же. А вот пожилому профессору скажу: Здравствуйте! - и могу услышать в ответ: Рад вас приветствовать! К человеку старшему и почтенному я не подойду с вопросом: Как дела?, а равному могу послать такой знак внимания.

Здорово и Здравствуйте, Привет, Пока, До скорого, Разрешите откланяться... К людям равным, старше и младше, в общении официальном и непринужденном - мы все время ведем выбор. А сколько же все-таки способов поздороваться или попрощаться?

Об этом - следующая глава.

Сколько способов попрощаться?

Много ли прощаний в русском языке? Или выражений благодарности? Или поздравлений? Попробуем "инвентаризировать" это хозяйство.

Известно, что формулу прощания произносят при окончании беседы. Эта формула и значит: разговор завершен, мы расстаемся. Но ведь речевой этикет служит для установления и поддержания контакта. Л тут расставание, прекращение контакта. Нет ли в этом противоречия? Очевидно, нет. Если вдумаемся в самое употребительное выражение прощания - До свидания!, если вскроем его исконное (этимологическое) значение, то увидим: свидание предстоит, мы расстаемся до новой встречи, иногда это и подчеркиваем: До скорого свидания. Предлог "до" есть во многих выражениях, и в них уже более точно обозначена предстоящая встреча: До встречи!, иногда с указанием места или времени: До встречи в театре, До встречи в семь часов или просто: До завтра!, До воскресенья!, До лета!, До следующих каникул! Много в наших прощаниях таких уточнителей.

Есть специальная помета для прощания на ночь: Спокойной ночи! или Доброй ночи!

Есть у нас и "добрые" прощания-пожелания: Всего хорошего!, Всего доброго! Они используются либо самостоятельно, либо соединяются с До свидания, как бы усиливая это выражение. Интересно, что в болгарском речевом этикете, где также есть аналогичное прощание, оно в большей степени, чем в русском языке, играет роль пожелания, потому что ответной репликой на такое прощание у болгар оказывается И вам того же!, сходная с нашим ответом на пожелание. А мы на Всего доброго! отвечаем иначе - одной из формул прощания. И все же благоприятный смысл пожелания добра нами как-то ощущается, потому что, например, рассердившись на собеседника и даже рассорившись с ним, но сохраняя правила поведения воспитанного человека (то есть не "хлопая дверью", а все же прощаясь), мы вряд ли изберем для такого случая Всего доброго (хорошего), а бросим: Прощай(-те)! или До свидания!

Пожелание здоровья слышится в прощании Будьте здоровы!

А ведь есть еще Счастливо!, и Пока!, и Всего!, и Привет!, и Салют!, и даже Чао!, правда, уже, кажется, выходящее из моды.

А еще и такое: Разрешите попрощаться! Позвольте откланяться!, Честь имею откланяться! или просто: Честь имею! Ну и такое: Наше вам! да еще с кисточкой.

Еще и уменьшительные формы кое-где слышны: Приветик!, Салютик!

Получается, что в русском языке десятки способов попрощаться. А ведь само по себе прощание - элементарное, привычное, автоматическое речевое действие: мы не затрачиваем усилий на конструирование фразы, а лишь воспроизводим готовую формулу. Тогда возникает вопрос: зачем языку такое множество выражений для передачи одного и того же простого смысла?

Прежде чем ответить на него, подумаем: может быть, прощание отличается от других ситуаций речевого этикета особым "многословием"? Но вспомним наши приветствия. Их ведь тоже как будто много! Конечно, приветствие и прощание - это наиболее частотные формулы в речевом этикете. Но и для иных ситуаций имеется большое количество выражений. Как разнообразно мы выражаем, например, просьбу! Не трудно ли вам... Вас не затруднит... Казалось бы, до того ли в наш быстрый век? Но ведь употребляют!

Язык дает в наше распоряжение в каждой ситуации речевого этикета несколько синонимичных форм, и мы вольны выбрать наиболее подходящую. В таких синонимических рядах есть выражения, отличающиеся смысловыми оттенками. Это, например: До свидания и Прощайте; Здравствуйте и Добрый вечер! Но большинство фраз отличается стилистическими оттенками: До свидания! и Всего!; Привет! и Рад вас приветствовать!; Извините! и Приношу свои извинения! Что значат эти стилистические различия, какие сигналы нам подают?

Настало время коснуться законов стилистики в речевом этикете, которые, понятно, теснейшим образом связаны с тем, о чем мы уже говорили раньше, - с социальными ролями говорящих, с их взаимными отношениями, с характером обстановки.

Помните, наши предшествующие рассуждения (в главе "Я" и "ты" в общении") сводились к тому, что речь (ее строй, ее тон) зависит от того, кто именно вступает в общение. Если говорят: Прошу покорно меня извинить! - можно предположить, что это человек старый и интеллигентный. А вот так: Здоров, старик! - в большинстве случаев разговаривают представители молодого поколения.

Но вот человек средних лет и вполне интеллигентного вида произносит: Пока! До завтра! Мы слышим в прощании Пока! явно сниженный оттенок. Это прощание не оказывается прикрепленным к возрастной группе говорящих - так скажет и ребенок, и старик; оно не связано и со степенью образованности и другими признаками говорящего. Зато зависимость выбора от равенства или неравенства (по возрасту, положению) говорящего и его адресата четко прослеживается: молодой старику вряд ли скажет Пока (если это не собственный отец или дедушка); подчиненный (воспитанный подчиненный!) с начальником тоже попрощается иначе. Значит, стилистически сниженное прощание Пока! мы выбираем для равного или младшего собеседника. А как же быть с собственным дедушкой?

Отношения близкого знакомства, родственные, дружеские допускают ту меру интимности и фамильярности, которая позволяет использовать сниженные выражения без обиды для собеседника. Напротив, в них слышится нам особая теплота, дружелюбие, доверительность.

В официальной обстановке общения, при деловых переговорах, например, мы также не произнесем: Пока! Это прощание пригодно лишь для таких условий, которые считаются неофициальными.

Итак, мы выбираем. Выбираем даже в таких простых случаях, как Здравствуйте! (на "вы") и Здравствуй!

(на "ты"). Чаще всего выбор производится мгновенно, почти подсознательно, лишь только мы взглянули на собеседника. В других случаях выбор осознанный, чаще всего это относится к письменному тексту, когда мы не видим адресата.

Ясно, что мы умеем выбирать нужное, наиболее пригодное в зависимости от условий общения. А также различать оттенки чужой речи: это говорят старые интеллигенты, а это - старики в деревне, так говорит молодежь, а так-недостаточно грамотные носители простор и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.