На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Проблема языковой личности в гуманитарных науках. Языковая личность как объект лингвистических исследований. Структура языковой личности. Семантико - синтаксический уровень языковой личности ученого. Терминологическая система обозначения Гумилева.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Ин. языки. Добавлен: 08.07.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


1
Черкасский национальный университет
имени Богдана Хмельницкого
кафедра общего и русского языкознания
Синько Олег Викторович
Языковая личность Льва Гумилева
Курсовая работа
студента 3-А курса
факультета русской филологии
Научный руководитель:
Кулешова Людмила Николаевна
Черкассы - 2007

СОДЕРЖАНИЕ


    ВВЕДЕНИЕ 3
    ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ 5
      1.1 Проблема языковой личности в гуманитарных науках 5
      1.2 Языковая личность как объект лингвистических исследований 7
    ГЛАВА II. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ Л. Н. ГУМИЛЕВА (ПО МАТЕРИАЛАМ КНИГИ «ЭТНОГЕНЕЗ И БИОСФЕРА ЗЕМЛИ») 12
      2.1 Структура языковой личности 12
      2.1.1 Семантико-синтаксический уровень представления языковой личности ученого 14
      2.2 Реконструкция тезауруса Л. Н. Гумилева 17
      2.2.1 Средства поддержики внимания к тексту 24
      2.2.2 Терминологическая система обозначения Л. Н. Гумилева 25
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 30
    ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 32
    СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ИЛЛЮСТРАТИВНОГО МАТЕРИАЛА 35

ВВЕДЕНИЕ

Во 2-й половине XX века ученые-языковеды стали исследовать роль человеческого фактора в языке, по-новому посмотрев на такие проблемы как язык и мышление, национальный язык определенного этноса, язык и картина мира, языковая личность и др.

Являясь одной из активных форм познания действительности, язык дает нам реальный образ мира, постичь который человек стремился на протяжении многих веков. Исходя из этого, возникла проблема изучения языковой личности, которая является ядром мировоззрения.

Новейшие исследования в области коммуникативной лингвистики открыли перспективы изучения проблемы языковой личности. Все чаще и убедительней лингвисты говорят сегодня о языке как способе вербализации человеческого общения в процессе совместной деятельности людей. Анализ языковой личности неизбежно ведет исследование к изучению ключевого понятия - личности. «Введение понятия личности в лингвистику означает возможность говорить о том, что язык принадлежит, прежде всего, личности, осознающей себя и свое место в мире, свою роль в практической деятельности и языковом общении, свое отношение к принятым принципам и конвенциям видения дискурса, творчески используя их в своих предметных и речевых действиях» [12, 45]. Речевые акты-шаги, речевые ходы для личностно ориентированной прагмалингвистики представляют собой не просто компоненты дискурса, а выступают в качестве сознательных и целенаправленных актов определения личности.

Актуальным представляется лингвистическое описание языковой личности известного ученого Льва Николаевича Гумилева по материалам книги «Этногенез и биосфера Земли», в связи с возросшим интересом лингвистов к научному стилю изложения вообще и, в частности, к вопросам, связанным с оптимизацией научной коммуникации.

Цель нашей работы - изучить и описать лингвистические средства представления языковой личности Л. Н. Гумилева по материалам книги «Этногенез и биосфера Земли».

Для достижения поставленной нами цели необходимо решить следующие задачи:

1) проанализировать трактовку такого понятия как личность в гуманитарных науках;

2) исследовать и изучить структуру языковой личности;

3) определить взаимообусловленность индивидуально-авторских особенностей лингвистического представления языковой личности Л. Н. Гумилева по материалам книги «Этногенез и биосфера Земли».

Актуальность нашего исследования состоит в том, что впервые представление языковой личности ученого-этнографа на материале его книги «Этногенез и биосфера Земли» рассматривается в ракурсе задач современной лингвистической парадигмы.

Материалом исследования является книга Л. Н. Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».

Предмет исследования - языковые средства представления личности Л. Н. Гумилева и их функционирование в научном дискурсе.

Практическая значимость работы: результаты нашего исследования могут быть использованы при подготовке к практическим занятиям по современному русскому языку, спецсеминарам, а также в написании рефератов, курсовых и квалификационных работ.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ

1.1 Проблема языковой личности в гуманитарных науках
Обращение ученых к проблеме языковой личности, включение ее в лингвистическую парадигму в последние два десятилетия связано с гуманизацией языкознания, с поворотом к ценностно-ориентированным областям знания, с возвращением антропоцентрической картины мира.
Рассмотрим, как представлено понятие «личность» в разных областях гуманитарного познания. В педагогике под личностью понимают человека, рассматриваемого со стороны психолого-социальной сущности, для которого характерно развитие психики, способность к активному мышлению, способность к усвоению социального опыта [25, 57]. Личность в философии -это человеческий индивид в аспекте его социальных качеств, формирующихся в процессе исторически конкретных видов деятельности и общественных отношений [24, 341]. В социологии и политологии личность - это человек как субъект отношений и сознательной деятельности, а также как стойкая система социально значимых черт, которые характеризуют индивида как члена общества [30, 194]. В психологии личностью обозначается системное социальное качество, приобретаемое и характеризующее уровень и качество представленности общественных отношений в индивиде [24, 67]. В повседневной жизни, говоря о личности, мы имеем в виду стиль жизни индивида или его отношение к жизненным ситуациям.
Отсюда возможно толкование языковой личности как личности, выраженной в языке. Однако в этом случае нужно избегать узости понимания языковой личности. При таком подходе неизбежно допущение, что, изучив фонетические, грамматические, стилистические и другие характеристики речи коммуниканта, можно говорить об исследовании особенностей языковой личности. Это глубоко ошибочно, потому что при описании языковой личности в ее языке мы находим отражение ее концептуальной системы: модели ситуаций, воображение, желание, нормы, оценки, конвенционные знания, тезаурус.
Деятельностный характер языкознания обусловливает значительную интегрированность, комплексность исследования языка личности, так как язык в действии предусматривает подключение факторов широкого диапазона - психологических, ментальных, прагматических и др. поэтому под языковой личностью вслед за Ю.Н.Карауловым, А.А.Леонтьевым мы будем понимать не частный аспект личности вообще, один из ее коррелятов, а углубление. развитие, насыщение дополнительным содержанием понятия личности вообще [18, 32]. Не следует выпускать из виду и то, что языковая личность является самым важным компонентом дискурса, коммуникантом. детерминированным совокупностью ментальных, психических. эмоциональных, оценочных, прагматических и др. определений [19, 47]. Все эти определения проявляются в языке личности и реконструируются в основных своих чертах на базе языковых средств.
Кроме того, каждый признак дает основание, для разработки типологии языковых личностей, которые традиционно делились на адресантов и адресатов. В современных научных работах коммуниканты классифицируются этнично, профессионально, по возрастным и половым критериям, сферам деятельности, как стереотипы с совокупностью определенных признаков: типичный врач, студент, телеведущий, азербайджанец, украинка [13, 61].
Однако, Ю.Н. Караулов пишет: «Коль скоро объектом анализа становится языковая личность, интеллектуальные ее характеристики выдвигаются на первый план. Интеллект наиболее интенсивно проявляется в языке и через язык» [17, 26]. Представляется правомерным утверждать, что именно интеллект формирует систему аргументов языковой личности.
Сказанное дает основание для рассмотрения коммуниканта не как абстрактного индивида, а как конкретной личности, которая формирует цель и план действий в коммуникативной ситуации, контролирует и корректирует ее. Следует заметить некую взаимосвязь между коммуникантом, языковой личностью и результатом ее речевой деятельности, способом общения, поведением в ряду коммуникативных ситуаций. С одной стороны, коммуникативные, дискурсивные возможности личности дают основания для прогнозирования возможного способа аргументации речевой деятельности и ее результата - текста. С другой стороны, сам дискурс предусматривает реализацию определенных характеристик коммуниканта. Именно поэтому очень трудно судить о присущих личности языковых чертах. Ведь языковая личность обладает постоянными признаками у коммуниканта. В свою очередь языковой личностью руководит сама коммуникативная ситуация.
Коммуникант подчиняется интенции, интерпретанте, способу дискурса, его типу, в соответствии с ним корректирует свое речевое и неречевое поведение. Степень подчинения зависит от гибкости личности.
Таким образом, языковая личность есть личность, выражающая совокупность социальных, физических, психологических, эмоциональных, прагматических и др. характеристик в языке, а также личность «реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств» [11, 59].
Языковая личность - коммуникант, главная составляющая коммуникативной ситуации.
Языковая личность - это сложное явление с многоуровневой организацией.
1.2 Языковая личность как объект лингвистических исследований
В языкознании не прекращаются споры о предмете своей науки. Это происходит из-за расширения нашего опыта, пополнения знаний и представлений о языке. Поэтому задачи и объект исследования часто подвергаются изменению.
Языковая личность - это одна из актуальных и перспективных проблем современной когнитивной и коммуникативной лингвистики. В последнее время проблема языковой личности активно рассматривается в разных аспектах психолингвистическом, социолингвистическом,
культурологическом, лингводидактическом, функциональном, эмотивном. прагматическом, семантики текста и др. [6, 17]. Особенный интерес для языковедов данная проблема представляет в свете предложенного Ю.Карауловым нового подхода - «за каждым текстом стоит языковая личность» (в противовес основному тезису лингвистических исследований последнего полувека «за каждым текстом стоит система языка») [13,39].
Понятие языковой личности и сам термин были введены в лингвистику в 30-х годах В.В.Виноградовым [7, 30], который исследовал язык художественной литературы. Дефиниции языковой личности лингвист не дал, но заметил, правда, что уже Бодуэна де Куртене, для которого «проблема индивидуального творчества была чуждой», интересовала языковая личность «как вместилище социально-языковых форм и норм коллектива, как фокус скрещения и слияния разных социально языковых категорий» [5, 8].
Приблизительно в это время известный американский языковед Эдвард Сепир в своем труде «Речь как черта личности» пытался выяснить, как отражаются в речи индивидуальные особенности человека [5, 9].
К понятию языковой личности обращался в 60-х годах XX века известный неогумбольдтианец Лео Вайсгербер, который развил идеи В. фон Гумбольдта насчет неразрывной связи с родным языком. В своем труде «Die sprachliche Personlichkeit» («Языковая личность») ученый рассматривает языковую личность сквозь призму феномена родного языка, к которому эта личность относится [5, 8]. Однако определения понятия языковой личности не приводит. Обосновывая свой «закон родного языка» и рассматривая отдельную личность, Л.Вайсгербер утверждает, что родной язык - процесс языкового изображения мира [5, 9]. Ученый доказывает, что действенность родного языка прослеживается на протяжении всего развития языковой личности [5, 9].
Концепцию языковой личности, которая рассматривалась как-центральное понятие лингводидактики, предложил в первой половине 80-х годов Г.И.Богин. По его мнению, языковая личность - это «человек. рассматриваемый с точки зрения его готовности исполнять речевые поступки. создавать и принимать произведения речи» [3, 14]. Лингвист предложил исходную модель языковой личности, выделив в ее структуре 5 уровней на основе типичных недостатков языковых поступков [3, 16]; модель высшего уровня развития («адекватного синтеза») языковой личности конструируется автором как сложная шестиизмеримая многоступенчатая структура [4, 18].
Со второй половины 80-х годов проблему национальной языковой личности на материале русского языка, в частности языка художественных произведений, фундаментально разрабатывает Ю.Караулов [18, 31]. В своей монографии «Русский язык и языковая личность» он определяет языковую личность как личность, реконструированную в основных своих чертах на основе языковых черт [18, 40]. В написанной позже статье, посвященной задачам изучения языковой личности, лингвист толкует этот термин как «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности; б) глубиной и точностью отражения действительности; в) определенной цельевой направленностью [18, 51]. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов.
Изучение языковой личности Г.В.Эйгером и И.А.Раппортом созвучно с произведенной выше дефиницией Г.И.Богина: «языковая личность - это человек, рассматриваемый с точки зрения его готовности исполнять речевые поступки, тот, кто присваивает язык, для кого язык является речью» [4, 25]. Е.А.Селиванова определяет «языковую личность коммуниканта» как «представленный в речи и языке фрагмент сознания личности адресанта или адресата, который имеет три уровня: вербально-семантический, тезаурусный. мотивационно-прагматический» [28, 91].
Исследователи доказательно замечают, что черты языковой личности выражаются в индивидуально-авторской картине мира [24, 40], подчеркивают такие характерные признаки языковой личности как «соединение у личности говорящего его языковой компетенции, стремление к творческому самовыражению, свободного, автоматического осуществления разносторонней языковой деятельности. Языковая личность сознательно относится к своей языковой практике, несет на себе отражение общественно-социальной, территориальной среды, традиций воспитания в национальной культуре. Творческий подход и уровень языковой компетенции стимулируют языковую личность до усовершенствования языка, развития языкового вкуса, постоянного отображения в языке мировозренческо-общественных, национально-культурных источников и поисков новых, эффективных, индивидуально-стилистических средств языковой выразительности» [24, 41]. Подобную мысль высказывают и Г.В.Эйгер и И.А.Раппопорт: «Языковая личность характеризуется не только тем, что она знает о языке, а и тем, что она может с языком делать» [12, 55]. На творческий характер языковой личности указывал еще В.В.Виноградов: «Языковое творчество личности -следствие выхода его со всех конкретных кругов, которые сужаются, тех. коллективных субъектов, формы которых оно в себе носит, творчески их усваивая» [5, 60].
Уже в самом выборе языковой личности в качестве объекта лингвопсихологического изучения заложена потребность комплексного подхода к ее анализу, возможность и необходимость выявления на базе дискурса не только ее психологических черт, но философско-мировоззренческих предпосылок, этно-национальных особенностей. социальных характеристик, историко-культурных истоков [2, 101].
Надо отметить, что наиболее современные лингвистические словари определения термина «языковая личность» до сих пор не дают.
Рассмотрение представлений о языковой личности в лингвистической литературе дает основание для следующих выводов:
1. В современном языкознании осознана необходимость включения понятия «языковая личность» в приоритетную лингвистическую парадигму;
2. Представляется целесообразным рассматривать целостную языковую личность известного этнографа Л. Н. Гумилева в совокупности социальных, ментальных, психологических, оценочных и др. характеристик на основе контекстуально-интерпретационного изучения текста «Этногенез и биосфера Земли».
Характеристики языковой личности реконструируются нами в основных своих чертах на базе языковых средств, выявленных в труде Л. Н. Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».
Принимаем за рабочую гипотезу общепринятое в современной лингвистике понимание структуры языковой личности (Гнатюк, Караулов, Селиванова, Шаховский): языковая личность представляет собой сложное явление с многоуровневой организацией. В ее структуре выделяют вербально- семантический, тезаурусный и мотивационно-прагматическии уровни и их элементы: слова, понятия, деятельностно-коммуникативные потребности.

ГЛАВА II. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ Л. Н. ГУМИЛЕВА (ПО МАТЕРИАЛАМ КНИГИ «ЭТНОГЕНЕЗ И БИОСФЕРА ЗЕМЛИ»)

2.1 Структура языковой личности
Вычленение в структуре языковой личности вербально-семантического, тезаурусного, мотивационного уровней и элементов этих уровней (слов, понятий, деятельностно-коммуникативных потребностей) значительно облегчает изучение столь сложного феномена. На уровне ординарной языковой семантики, на уровне смысловых связей слов, их сочетаний и лексико-семантических отношений, по мнению Ю. Н.Караулова, еще нет возможностей для проявления индивидуальности. Конечно, можно констатировать некоторую нестандартность вербальных ассоциаций, но это не дает полных сведений о языковой личности, о более сложных уровнях ее организации. Языковая личность начинается по ту сторону обыденного языка, когда в игру вступают интеллектуальные силы, и первый уровень (после нулевого) ее изучения - выявление, установление иерархии смыслов и ценностей в ее картине мира, в ее тезаурусе [17, 225]. При изучении языковой личности на первом уровне необходимо вычленить из совокупности порожденных ею текстов необыденного содержания специфическую, неповторимую для данной личности часть в ее картине мира. Этого можно достичь при условии, что базовая, инвариантная часть языковой модели мира, характерная для общенационального языкового типа, уже установлена.
Второй уровень анализа языковой личности предполагает характеристику мотивов и целей движущих ее развитием, поведением, управляющих ее текстопроизводством и в конечном итоге определяющих иерархию смыслов и ценностей в ее языковой модели мира [12, 13]. Именно на этом высшем уровне языковая личность представлена в самом об щем смысле. Поэтому к характеристике языковой личности учёного можно прийти, двигаясь: 1) от языка к личности и ее тезаурусу; 2) путем обратным от коммуникативных потребностей, ценностных ориентиров, целей, мотивов и вообще всей совокупности социально-психологических характеристик личности, т.е. на основе всей совокупности указанных характеристик личности, представленных в литературе, выявить наиболее полные сведения об изучаемой личности.
Полное описание языковой личности в целях ее анализа или синтеза предполагает: а) характеристику семантико-строевого уровня ее организации (т.е. либо исчерпывающее его описание, либо дифференциальное, фиксирующее лишь индивидуальные отличия и осуществляемое на фоне усредненного представления данного языкового строя, что более приемлемо); б) реконструкцию языковой модели мира, или тезауруса данной личности (на основе произведенных ее текстов или на основе социологического тестирования); в) выявление ее жизненных или ситуативных доминант, установок, мотивов, находящих отражение в процессах порождения текстов и их содержания, а также в особенностях восприятия чужих текстов [12, 15]. По утверждению Ю.Н.Караулова, уровни находятся в зависимости один от другого, но эта зависимость далеко не прямая и не однозначная. Знание об устройстве и особенностях функционирования вербально-семантического уровня данной личности еще не дает оснований делать заключение о языковой модели мира, т. е. от лексикона личности нельзя перейти непосредственно к ее тезаурусу; точно коль скоро нам известен тезаурус личности, мы еще не можем делать вывод о мотивах и целях, управляющих ее текстами [18, 52]. Для перехода от одного уровня к другому каждый раз нужна дополнительная экстралингвистическая информация, поставляемая социальной составляющей языка и связанная с «историей» ее приобретения к принятым в данном обществе стереотипам в соотношении жизненно важных понятий, идей. На основе этой информации от вербально-семантического уровня возможен переход к лингвокогнитивному. Для перехода к мотивационно-прагматическому уровню необходима дополнительная информация о социальном функционировании языковой личности, о ее социальных ролях и референтных группах. Но поскольку личность не только социальна, а и индивидуальна, второй информационной составляющей при переходе к ее «прагматикону» должна быть психологическая, а именно этнонационально - аффективная, характеризующая ее интенциональности в коммуникативно-деятельностной сфере [12, 16].
2.1.1 Семантико-синтаксический уровень представления языковой личности ученого
Семантико-синтаксический уровень представления языковой личности предполагает для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя - классическое описание формальных средств выражения определенных значений. Причем психологический аспект в изучении языковой личности пронизывает данный уровень, поскольку основывается на заимствованных из психологии идеях его организации в виде данной вербально-ассоциативной сети [1, 63].
Что касается собственно семантико-синтаксического уровня представления языковой личности Л. Н. Гумилева в его трудах и, в частности, в анализируемой нами главе 2 «Свойства этноса» книги «Этногенез и биосфера Земли», мы находим случаи несоответствия функциональных особенностей научного стиля, объясняемых индивидуальными характеристиками языковой личности ученого.
В главе 2 «Свойства этноса» книги «Этногенез и биосфера Земли» выявлено нами 707 предложений. Из них сложных предложений - 571, что составляет 81% от общего массива исследуемых.
Из 571 сложного предложения - 215 сложноподчиненных предложений (30,4%), сложносочиненных - 312 (44,13%), бессоюзных - 44 (6,22%).
Остановимся на простых предложениях. Всего в данной главе насчитывается 136 простых предложений (19,23%). В их составе 72 осложненных предложений (52,3%); 64 двусоставных (47,2%), 8 односоставных (5,1%); по критерию распространенности/ нераспространенности первых зафиксировано 72 предложений (52,3%), вторых- 5 (4,31%).
Таким образом, если для научного стиля вообще характерно преобладание сложных предложений, и практически не используются простые, то у Л. Н. Гумилева находим достаточно высокий процент употребления простых предложений - 19,23% из всего массива исследуемого материала.
Отметим многократное использование вопросительных предложений, активизирующих внимание читателя:
- А где же монголы, по имени которых названо "иго", тяготевшее над Русью 240 лет? (Гумилев, 44);
Можно ли считать это деление обязательной принадлежностью этноса или хотя бы первичной стадией его образования или, наконец, формой коллектива, предшествовавшей появлению самого этноса? (Гумилев, 44);
Чем компенсируется отсутствие родоплеменных групп у народов вполне развитых, находящихся на стадии классового общества? (Гумилев, 44);
- Так из-за чего же лилась кровь? (Гумилев, 45);
Исследуемый научный дискурс даёт возможность выделить два традиционных типа вопросительных предложений:
а) с вопросительным словом (их в главе 2 встречается 2 предложения:
- Что же говорить о других этносах, на облик которых влияет не только внутреннее развитие, но и посторонние воздействия - культурные заимствования, завоевания, влекущие за собой принудительные изменения обычаев, и, наконец, экономические нажимы, меняющие род занятий и насильственно регулирующие потребности этноса? (Гумилев, 45);
- Чем компенсируется отсутствие родоплеменных групп у народов вполне развитых, находящихся на стадии классового общества? (Гумилев, 45);
б) без вопросительного слова:
- Ради чего творили такие бессмысленные жестокости? (Гумилев, 45);
Так в каком же смысле мы можем трактовать их как системы? (Гумилев, 46);
Теперь поставим вопрос: в чем разница между этносами-изолятами и этносами, развивающимися бурно? (Гумилев, 46);
И на первые, и на вторые типы вопросительных предложений ученый отвечает тремя-четырьмя предложениями, в основном одним абзацем. Мы считаем, что, используя вопросительные предложения, Л. Н. Гумилев обращает наше внимание на наиболее важные аспекты текста.
Таким образом, можно сказать, что на семантико-синтаксическом уровне Л. Н. Гумилев, как сказано выше, иногда отступает от традиционного изложения материала научном стиле. Это проявляется в высокой частотности употребления простых предложений, большом количестве вопросительных предложений.
Одной из отличительных черт представления языковой личности Л. Н. Гумилева на данном уровне является малое количество цитат. Например:
- Известный русский востоковед В. Д. Смирнов в своей диссертации писал: "Неужели же кто-нибудь хоть в шутку станет утверждать, что гг. Чайковский, Лангевич и т.п. личности из славян, греков, мадьяр, итальянцев и др. приняли ислам по убеждению? Без сомнения, никто. А между тем на долю подобных-то перевертней и выпал жребий воспользоваться плодами доблестных подвигов османского племени. Не имея никакой религии, они чужды были всяких нравственных убеждений; не чувствуя никаких симпатий к народу, над которым они властвовали, они жили одной животной жизнью. Гаремные интриги заменяли им настоящую, интересующую всякого истинного гражданина, политику. Семейные связи не вызывались у них изуродованным состоянием организма или восполнялись гнусным пороком... Понятие о благе не шло у них дальше благополучия собственного кармана. Чувство долга ограничивалось приисканием законных предлогов, которыми бы можно было прикрыть свои беззакония, не рискуя сделаться жертвою происков других подобных им общественных деятелей. Словом, будучи османами по имени, они не были ими в действительности" (Гумилев, 52);
- Он заявил: "Я сражался с этим городом для того, чтобы жить в нем'' (Гумилев, 56);
При этом следует заметить, что Л. Н. Гумилев использует цитаты в качестве доказания своих мыслей.
2.2 Реконструкция тезауруса Л. Н. Гумилева

Как известно, ядро научного стиля составляют монографии и статьи: периферийными считаются рефераты, тезисы, научные доклады и т.д. В научном стиле логично соединяются, объективность материала и субъективный характер формы. Эмоциональность и экспрессивность научного мышления находится под контролем логики исследователя.
Научный стиль языка поощряет и поддерживает прежде всего такие коммуникативные качества речи, как логичность и точность, а также чистота, уместность, в меньшей мере выразительность и богатство. И учёные не склонны прибегать к помощи изобра и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.