На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Изучение истории Соединенных Штатов первой половины XIX в. Борьба населения за демократизацию политической жизни. Период джексоновской демократии. Влияние религиозных факторов на ход политического процесса. Использование электоральной статистики.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


"Джексоновская демократия" в "новой политической истории"

Изучение истории Соединенных Штатов первой половины XIX в., периода, предшествовавшего гражданской войне, занимает в "новой политической истории" особое место. Место это обусловлено, прежде всего, значительным количеством разнообразных, хорошо сохранившихся массивов источников. Во-вторых, политические процессы, происходившие в это время, получили свое историческое завершение. Имеется, следовательно, возможность соотносить теоретические построения, результаты исследований с реальной действительностью. Наконец, к использованию новых методов в Изучении истории США первой половины XIX в. предрасполагает и общая сравнительно широкая изученность этого периода. Ему посвящены ставшие классическими в американской исторической науке работы Ф. Тернера, Ч. Бирда, А. Шлезингера-младшего. В этих работах была дана не только подробная, по-своему исчерпывающая трактовка многих аспектов истории Соединенных Штатов, но и общая концепция политического развития, истории политической борьбы в это время. Вместе с тем эти работы оставили без ответа многие важнейшие вопросы социально-экономического и политического развития страны. Тем самым создавалась благоприятная почва для новых подходов к решению проблем, ставших в известном смысле традиционными.
Период так называемой "джексоновской демократии" - время складывания начиная с середины 20-х годов XIX в. широкой политической коалиции, возглавляемой демократической партией, и продолжавшийся до самых 40-х годов, когда на первый план все больше и резче стали выходить проблемы, связанные с существованием в США института рабства, играл в истории США особую роль. Это было время превращения Соединенных; Штатов из патриархальной страны, в недавнем Прошлом медвежьего уголка мировой экономики, в страну, в которой бурно развивалась промышленность, интенсивно шло освоение западных земель, где прочно, хотя и противоречиво вписалось в социально-экономическую структуру страны плантационное рабство. Сильно изменилось лицо страны и в политическом отношении - борьба широких слоев населения за демократизацию политической жизни неизмеримо расширила по сравнению с предыдущим периодом ряды электората. Рухнули старые и возникли новые политические партии, вынужденные приспосабливаться к изменившимся условиям политической жизни. В 40-е годы страна вступила на путь, приведший к неотвратимому конфликту - Гражданской войне, в сражениях которой решался вопрос о дальнейшем ее развитии. Все этой делает изучение периода "джексоновской демократии" для американских историков весьма привлекательным.
Работа Ли Бенсона, уроженца города Нью-Йорк и долгое время преподававшего в Колумбийском университете, впервые изданная в 1961 г., стала в настоящее время классикой "новой политической истории". В ней был продемонстрирован в достаточно полной мере весь комплекс приемов исследования, свойственный "новой политической истории", набор источников, который стал с тех пор обязательным в такого рода исследованиях. Книга состоит из двух предисловий, пятнадцати глав, трех приложений. Отдельные главы состоят из двух-пяти отдельных частей, разделенных на более мелкие параграфы.
В предисловии Л. Бенсон писал, что в прошлом такую книгу можно было бы назвать «Некоторые аспекты трансформации американского общества из либеральной аристократической республики конца XVIII в, в популистскую эгалитарную демократию середины Х IX в. с особым упором на штат Нью-Йорк». Однако современность требует более короткого названия. Главной задачей исследования автор провозгласил исследование влияния эгалитарных идей на политическую жизнь Нью-Йорка в период с 1816 по 1844 г. Автор особо подчеркивает, что он не выдвигает какой-либо заранее подготовленной концепции. Тем не менее, он не отвергает необходимости существования и использования таких концепций. Сущность всего исследования заключается в двух вопросах; какие нереальные явления могут считаться сущностью джексоновской демократии? Как и в какой мере сформулированная таким образом концепция сущности джексоновской демократии помогает понять период истории США, начавшийся после 1815 г.? В дополнительном предисловии, написанном для специального массового издания, обозначаются основным приемы исследования. Главное внимание в книге, пишет автор, уделялось складыванию манеры голосования отдельных групп, в основном сложившейся к 1844 г. Для выявления групп, основанных на поведении при голосовании, использовалось шесть дополнительных переменных: 1) предыдущая манера голосования; 2) экономическая группа, 3) этнокультурная группа; 4) религиозная группа; 5) группа по месту жительства; 6) региональная характеристика группы. Поскольку женщины не имели в это время права голоса, характеристика по принципу попа была отброшена, а из-за отсутствия достаточных данных пришлось отказаться и от характеристик по возрасту и образованию. Главным методом определения электорального поведения стал «многофакторный анализ», применявшийся к историческим источникам и совокупным единицам. Под совокупными единицами Л. Бенсон подразумевает совокупность избирателей - штат, графство, округ, участок. Поскольку состояние источников не позволяет давать характеристики электоральному поведению отдельных личностей, автор отдает предпочтение совокупным единицам, отражающим поведение групп электората. Чем более однородной по отдельным характеристикам является отдельная совокупная единица, тем более точным будет и анализ ее поведения во время выборов, определение той модели голосования, которой она следовала (1, с. IX).
Первые двенадцать глав книги посвящены анализу политической жизни штата Нью-Йорк с 1816 по 1844 г. В первой главе рассматривается «десятилетие неразберихи» - 1816-1826 гг., когда старые политические группировки потерпели крах, распались. В 1821 г. была принята новая конституция штата, гораздо более демократическая, нежели прежняя. Характерно, отмечает Бенсон, что будущие деятели демократической партии во главе с М. Ван-Бюреном в это время возглавляли консерваторов, выступавших против всеобщего избирательного права!). Между 1824 и 1828 гг. политическая жизнь Нью-Йорка представляла собой весьма пеструю картину и шла на основе не столько межпартийной, сколько межфрационной борьбы. Размежеванию политических партий способствовало появление на политической сцене штата антимасонского движения, придавшего всему политическому процессу ощутимый «эгалитарный импульс». Рождение антимасонского движения Бенсон связывает с развитием транспорта, транспортной революцией, разрушившей замкнутое развитие сельских районов и небольших городков, расположенных там. Разрушение замкнутости привело к росту социальных ожиданий, к появлению требований предоставления «равных возможностей для всех». Когда же это требование не удалось провести в жизнь, в качестве протеста против засилья привилегированных групп во всех областях жизни и возникло актимасонское движение, быстро набиравшее силу. Вся вторая глава посвящена выходу антимасонов на политическую арену, превращению этого в основном религиозного движения в движение политическое, приведшее к образованию Антимасонской партии. Первоначально деятельность антимасонов была направлена против «чудовищного института» - масонских лож. Основную массу приверженцев нового движения составляли жители сельских районов, небольших городков и поселков, приверженцы евангелистской церкви. Политическое руководство сторонников Э. Джексона в штате Нью-Йорк, не желавшее и не способное выступить в качестве защитников интересов «простого человека», стало тенью яростных нападок антимасонов. Антимасоны с их, подчеркнуто эгалитарными лозунгами выступили на стороне Дж. К. Адамса. В результате деятельности антимасонов прежние разграничительные пинии между политическими группировками штата исчезли, а сам Э. Джексон вопреки распространенному мнению во время выборов едва набрал 51% голосов избирателей штата. Дальнейшей политизации антимасонского движения способствовал блок антимаоонов с возникшей в 1829 г. в Нью-Йорке Рабочей партией, программа которой содержала главным образом общедемократические требования - демократизации избирательной системы, отмены тюремного заключения за долги, всеобщего начального образования, запрещения выдачи монопольных привилегий и т. п. Рабочая партия была весьма недолговечной, но вопросы, затронутые в ее программе, оказали существенное влияние на дальнейшее развитие событий. Сложилась коалиция сторонников рабочей партии, антимасонов и приверженцев Г. Клея, выступавшая против различного рода привилегий, отстаивавшая общедемократические требования, расширение избирательного права, внутренние улучшения. Эта коалиция и выступала против джексововской партии. Неверной, следовательно, оказывается, по мнению Л. Бенсона, одна из основных предпосылок прежней концепции «джексоновской демократии»: сторонники
Джексона не только не выступали в пользу различных социальных и политических реформ, но в большинстве случаев были и противниками. В конечном счете, антимасоны не сумели объединить в это время все оппозиционные джексоновским демократам силы, но их несомненной заслугой было проведение в жизнь целого ряда мероприятий, таких, например, как отмена тюремного заключения за долги. Третья глава рассматривает поляризацию политических сил в связи с борьбой, развернувшейся вокруг Национального банка. Упразднение монопольных прав, монопольных хартий было одним из главным требований Рабочей партии и антимасонов. В самом Нью-Йорке местные банки стали постоянными объектами их нападок. Поэтому, выступая против Национального банка, много раз повторяя лозунги прав штатов, руководство джексоновской демократической партии перехватывало инициативу из рук Рабочей партии и антимасонов, лишало их наиболее привлекательных лозунгов. Бенсон считает, что в той реальной обстановке джексоновокая «банковская война» была не «храбрым наступлением во имя свободного предпринимательства», а блестящей политической контратакой.
Другим последствием борьбы, развернувшейся вокруг Национального банка, стало окончательное оформление партии вигов. К 1832 г. поведение электората штата Нью-Йорк достигло того состояния, которое сохранялось на протяжении последующих десятилетий - электорат разделился почти на равные части. Партийная система была довольна хорошо сбалансированной. Хотя формальная организация сил, выступавших против Э. Джексона и руководства демократической партии Нью-Йорка, произошла только где-то в районе 1834 г., основной блок оппозиции сформировался именно в 1832 г. Таким образом, двухпартийная система в Нью-Йорке по сути дела возродилась за два года до ее формального восстановления. Особенно подчеркивается, что возникли совершенно новые партии, а не произошло простое восстановление старых» партий, сменивших оболочку. При всем сходстве с программой федералистов доктрина вигов, особенно в отношении к президентской и исполнительной власти вообще, основывалась на совершенно иных принципах. Восстановление двухпартийной системы не означало возрождения прежних партий.
Четвертая глава посвящена рассмотрению состава руководства политических партий Нью-Йорка в период 1834-1844 гг. Главным ее выводом является положение о том, что руководство обеих политических партий рекрутировалось в основном из одного и того же социального и экономического слоя, одних и тех же групп населения. Особо рассматривается «состав верхнего эшелона руководства демократов и вигов, изменение этого состава в 1834-1844 гг. Специальное место уделено анализу состава и риторики среднего звена руководства демократов и вигов. Политическая риторика демократов с их нападками на «богачей», «привилегированных» и т. п. находилась в резком контрасте с реальным составом их рядов - среди членов так называемой «демократической партии» в городе Нью-Йорке было много людей с состоянием от 100 тыс. до 1 млн. долл. -именно это и показывает именной перечень лиц с состоянием более 100 тыс. долл. опубликованный в 1845 г. шестым изданием. На основе этого чрезвычайно сложного и ценного источника Бенсон делает вывод, что и демократы и виги в. одной и той же пропорции черпали свой состав из рядов состоятельных групп населения. Нельзя, следовательно, рассматривать политическую борьбу времен джексоновской демократии как борьбу между «либералами и консерваторами». В пятой главе дается подробная характеристика концепциям «позитивного» и «негативного либерализма», их выходу в область, политической экономии и экономической политики, практических мер правительства. После кризиса 1837 г. и демократы и виги навсегда отказались от последних пережитков меркантилистских теорий, на которых были основаны концепции федералистов, их отношение к роли государства. В своей деятельности демократы основывались на концепции так называемого «негативного либерализма», во многом родственного ранним взглядам Т. Джефферсона, резко отрицательно относившегося к деятельности государства, всячески стремившегося ограничить эту деятельность. Сторонники партии Локофоко и так называемые «радикальные демократы» стояли в этом вопросе на еще более крайних позициях. Встает, следовательно, вопрос; если демократы занимали столь отчетливо выраженную антиэтатистскую позицию, то могли ли они выступать в пользу различного рода реформ, проводимых государством и обычно отождествляемых с джексоновской демократией? Речь при этом идет о партийной организации Нью-Йорка, хорошо известной своей дисциплиной.
Главным выводом пятой главы стало положение, в корне противоположное тому, которое выдвинул в своем капитальном труде А. Шлезингер-младший, Борьба между партиями в 1834-1844 гг. свидетельствует о том, что виги стояли ближе, чем демократы, к тому идеалу реформаторов, в которых сторонники «нового курса» искали своих предшественников.
Роль более мелких, второстепенных партий - партии Свободы и Американской республиканской партии -рассматривается в шестой главе. Партия Свободы возникла в результате объединения противников рабовладения, покинувших основные партии, поскольку обращение к этому вопросу не сулило существенного приращения голосов на выборах. Потеря голосов на Юге не компенсировалась потенциальным увеличением их на Севере. Все это и привело к образованию отдельной партии. Американская республиканская партия возникла в результате реакции довольно широких слоев американцев-протестантов на усиление иммиграции, особенно католической. В иммигрантах-католиках: они видели угрозу республиканским институтам страны. В политическую жизнь штата были привнесены новые факторы - противоречия между этническими и религиозными группами и политическими объединениями, отражавшими их интересы. В то же время образование «третьих» партий могло оказать влияние и на исход борьбы между основными партиями.
Седьмая глава, являющаяся одной из наиболее крупных и наиболее сложных, рассматривает некоторые особенности повеления электората штата во время выборов. Для выявления этих особенностей автор использует результаты выборов - президентских и промежуточных - от уровня штата до уровня отдельных графств. Анализируя эти результаты, Бенсон выдвигает теорию о цикличности в поведении электората и, следовательно, в самих выборах. Партии, пишет он, после образования партии вигов находились в своего рода равновесии. Однако равновесие это было не статическим, неизменным, а динамическим. Существовали определенные пределы, ниже которых в рассматриваемый период не опускалась доля голосов, набираемых партией. Пределом колебаний, знаменующих переход избирателей от одной главной партии к другой, Бенсон считает в среднем всего 2,8% т. е. разрыв между демократами и вигами был весьма невелик. Изменения, превышающие 5% общего числа голосов, объясняются вмешательством в ход выборов третьих партий - партии Свободы, например. «В целом ряде графств на протяжении довольно длительного периода размеры и состав группы электората, голосовавшей за ту или иную, партию, оставались практически без изменений. Выборы 1840 и 1844 гг. продемонстрировали очень стабильное ядро основной группы - до 95%»ее первоначального состава. Колебания в распределении голосов были вызваны главным образом деятельностью Американской Республиканской партии. Распределение голосов между двумя основным партиями почти поровну ставит « под сомнение еще одно традиционное положение концепции «джексоновской демократии» - тезис и том, что между демократами и вигами раздел пролегал по классовым линиям, причем последних поддерживали главным образом зажиточные слои населения. Анализ результатов голосования по графствам показывает, что, хотя на выборах 1844 г. демократы пользовались среди менее состоятельных опоев населения несколько большей поддержкой, объясняется эта поддержка не столько факторами классовыми, социально-экономическими, сколько этническими и религиозными особенностями тех или иных групп электората. Обе партии почти в равной степени имели сторонников в одних и тех же экономических и профессиональных группах.
Утверждение Л. Бенсона о решающей роли этнических, культурных и религиозных факторов в процессах размежевания электората основных политических партий в начале 60-х годов выступало главным образом как критика положений, сформулированных в свое время. А. Шлезингером-младшим. Однако в 70-е годы дальнейшее смещение акцентов в этом направление привело к слиянию со «школой консенсуса», отрицавшей классовую основу партийно-политических конфликтов на протяжении всей истории США.
Следующая, восьмая глава, разбирает поведение электората в зависимости от его этнического состава. Одним из главных положений Бенсона в этой области является также сильно отличающееся от традиционных интерпретаций утверждения о том, что наиболее острыми политические конфликты и размежевания были не между янки, коренными американцами и иммигрантами, а как раз между самими иммигрантами. Особенной остроты конфликт достиг между так называемыми «новыми англичанами» -англичанами, шотландцами, валлийцами, ирландцами-протестантами и «новыми неангличанами» -ирландцами-католиками, немцами, французами, франкоканадцами. Если не считать свободных негров, имевших право голоса, то с наибольшей четкостью водораздел между партиями пролегал как раз между «новыми англичанами», в наибольшей степени поддерживавших вигов и «новыми неангличанами», на которых опирались демократы. Для доказательства своего утверждения автор рассматривает, опираясь на материалы голосований и переписей, поведение всех указанных групп во время выборов. Особенный интерес представляет замечание о поведении двух групп - негров и французов-протестантов. Они представляли собой редкое исключение. Не будучи иммигрантами, они почти полностью выступали на стороне вигов. Таким образом, если среди иммигрантов наблюдалась довольно резкая партийно-политическая поляризация, то голоса коренных американцев были почти поровну поделены между основными партиями.
Влияние религиозных факторов на ход политического процесса рассматривается в девятой главе. Здесь положение было довольно сложным. Примерно 95% избирателей-католиков штата Нью-Йорк поддерживали демократов. Среди избирателей-протестантов наблюдалась большая пестрота. Однако следует отметить, что и католики не были столь едины: среди католиков - местных уроженцев влияние вигов было выше, нежели среди католиков-иммигрантов. Подробно рассматривается поведение каждой отдельной группы избирателей и место отношения к религиозным вопросам в деятельности каждой из партий. В таких вопросах, как взаимоотношения церкви и государства, принятие соответствующего законодательства и и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.