Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Политическое положение Англии в середине Х века. Политическое усиление англосаксонского государства как результат нормандского завоевания, его влияние на экономику. Правление нормандского герцога Вильгельма. Культурное развитие средневековой Англии.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 05.05.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Министерство общего и профессионального образования РФ
Якутский государственный университет имени М.К. Аммосова
Исторический факультет
Кафедра Всеобщей истории и этнографии
Англия в середине XI века
Курсовая работа
Работу выполнил
студент II курса
Трухин Е.А.
ИО-06-3
Проверил
Якутск 2008
Содержание

Введение
Глава I. Англия до нормандского завоевания
Глава II. Политическое усиление Англии как результат нормандского завоевания
Заключение
Список использованной литературы
Введение

Период середины 11 века явился для Англии поворотным, предопределившим ход её дальнейший истории, сделавший возможным для англо-саксонской Англии выйти из узких рамок в сильной мере изолированного и во многих отношениях провинциального существования и, теснее примкнув к широкому потоку континентального культурного развития и восприняв от него новые импульсы и усвоив уже сделанные им достижения, со своей стороны стать творцом мировых культурных ценностей, а, в конце концов, и мировой державой. У многих учёных-историков имеются интересные работы охватывающие историю Англии, а вместе с тем и данный период, некоторых из них я использовал в своей работе, например Д.М. Петрушевский "Очерки из истории английского государства и общества в средние века" (1937), О. Тьерри "История завоевания Англии и Нормандии" (1968), Шарль Пти-Дютайи "Феодальная монархия во Франции и в Англии X-XIII веков", помимо этого писали о Англии Е.В. Гутнова "Классовая борьба и общественное сознание крестьянства в средневековой Западной Европе" (1984), А.Л. Мортон "История Англии" (1950) и множество других. Замечателен ещё тот факт, что многие из работ написаны не толь в современный период, но также и в период советского периода, а некоторые и много раньше, например Д.Р. Грин "Краткая история английского народа " (1897).
Но что же всё таки вызвало интерес у этих людей, почему для изучения они выбрали именно эту страну и этот период?
Целью данной работы я поставил в первую очередь то, почему именно этот период явился столь знаменательным для Англии и, конечно же, изучение тех событий, которые дают нам право сказать, что середина 11 века явилась значимой ступенью в её дальнейшем развитии. Данные вопросы вызвали у меня большой интерес, как, наверно, и у любого другого человека, хоть раз соприкоснувшегося с историей Англии. Тот факт, что средние века являются сами по себе увлекательным периодом, то, углубившись в изучение какой-либо из стран, тем более такой страны как Англия, с её богатейшей историей и традициями, выделив проблемную тему, как для того времени, так и для нового, уже тут незаметно для себя уходишь с головой в изучение данной проблемы, в дальнейшем же эта проблема начинает вызывать у тебя некое пристрастие и всё больший интерес. Так случилось и в моём случае, и скорее всего в случаях с теми людьми, что пишут книги об Истории Англии.
После всего написанного, может возникнуть вопрос, как же всё-таки я собираюсь достичь поставленных целей? И я отвечу на него. Изучив некоторое количество книг и материалов, я пришёл к выводу, что в данной работе следует выделить две особо важные, на мой взгляд главы, а именно «Англия до нормандского завоевания» и «Политическое усиление Англии, как результат нормандского завоевания». Такое разделение на главы я сделал, что бы проследить изменения, произошедшие до и после событий середины 11 века. Первая глава достаточно проста и понятна, так как в ней я рассмотрел английское государство при англо-саксах, то есть государство со своим правительственным аппаратом, со своими законами, традициями. Это государство развивалось изнутри, только по причине потребностей его народа, но не больше. Оно было сковано и сжато, никогда не переступавшее границ того мира, в котором существовало, то есть оно не принимало ничего нового от внешнего мира. Что не скажешь о государстве во второй главе, о государстве, которое сохранило лучшее от англо-саксов и слило это с лучшим от Нормандского герцогства, а именно самое отличное во всей Европе феодальное устройство и сильная центральная власть. Актуальность данной темы бесспорна, так как в настоящее время особенно сильно подчёркивается историками роль событий середины 11 века в политической эволюции средневековой Англии, приведших к возникновению английской конституции, ставшего достоянием всего культурного мира наравне с также в средневековой Англии возникшим судом присяжных. Если ещё не так давно с особенной настоятельностью указывали на большое значение в процессе возникновения английского парламента, поставившего королевскую власть в ограниченные рамки закона и конституционного обычая, традиции англо-саксонской свободы, передавшейся через местные, уцелевшие от англо-саксонской эпохи учреждения, то теперь историки не склонны становиться на эту точку зрения и больше настаивают на определяющей роли феодальных форм и идей в том их виде, в каком они появились в Англии с Нормандским завоеванием, и для них английская история и начинается с Нормандского завоевания.
Англия до нормандского завоевания

Англосаксонская Англия к половине 11 века уже достаточно далеко ушла по тому пути, по которому шли и другие государства, основанные на территории Римской империи, и успели выработать типичные для всех их формы социального и политического существования. Центральная власть возлагала на местных сеньоров, по-англосаксонски глафордов, ответственность за поведение коммендировавшихся им людям, а затем и наделяла сеньёров публично-правовыми полномочиями в отношении к ним, передавая им иммунитетной грамотой юрисдикцию, судебную власть и другие права политического верховенства и таким образом восполняя недочёты своего правительственного аппарата новыми, феодальными органами управления. Главную военную силу составляло теперь войско из выделившихся из массы более или менее крупных землевладельцев, из стоявших над нею глафордов, постепенно оранизовавшихся в военное сословие, в сословие тэнов, обязанных итти в поход конными и оружными во главе своих вооружённых людей в соответствии с размерами своих земельных владений.
Феодализация англосаксонской Англии, как ни значительны были её успехи к половине 11 века, не привела всё же к тем результатам, какие мы наблюдаем в государствах, образовавшихся после распадения Каролингской империи, где феодализм выродился в политический партикуляризм, постепенно разрушивший общегосударственные учреждения или превративший их в бледную тень. Раздача англосаксонскими королями прав политического верховенства в частные руки сильных людей и здесь, правда, приводила к развитию партикуляристических тенденций в направлении к расчленению государства на более или менее независимые от центральной власти округа и тем самым к ослаблению центральной власти, но общегосударственные учреждения продолжала здесь функционировать наряду с восполнявшими их феодальными учреждениями. Наряду с королевской властью продолжал существовать и действовать уитенагемот (собрание мудрых) - "верховный совет в королевстве, в который входили епископы, значительное число аббатов, стоявшие во главе графств, на которые делилось королевство, элдормены и королевские тэны", то есть самые знатные из королевских дружинников, державшие части королевских домэнов и связанные с королём клятвой верности, и главные сановники двора; по их совету и с их согласия король решал важнейшие дела в государстве; издавал законы как светские, так и церковные, решал вопросы о войне и мире, об армии и флоте, устанавливал экстренные налоги, в последней инстанции решал как уголовные, так и гражданские дела, перенесённые из низших инстанций, а также судил лиц, в силу своего высокого положения или по своей близости к королю подсудных только королевскому суду, жаловал отдельным лицам и учреждениям (монастырям и церквам) те или иные права на те или иные земли и территории и выбирал областных старшин, элдорменов.
Уитенагемоту принадлежало и право избрания короля, а также его низложения. Оставались в силе и областные учреждения. По-прежнему два раза в год королевский чиновник, стоявший рядом с элдорменом во главе графства, шериф графства, созывал собрание графства, иначе "народное собрание" графства, куда должны были являться, кроме шерифа и элдормена, епископ графства, все должостные лица графства, всё более или менее крупные землевладельцы и от каждой деревни графства староста, священник и четверо самых уважаемых крестьян. Собрание графства являлось прежде всего судебным собранием, решавшим как уголовные дела, так и гражданские тяжбы, не нашедшие удовлетворяющего стороны решения в низшей инстанции, в собрании сотни; здесь же обсуждались и вопросы, связанные с обложением графства теми или иными сборами для общегосударственных надобностей, вопросы, касавшиеся военной обороны страны как с суши, так и с моря, а также совершались, как и на сотенном собрании и на сельском сходе, разного рода юридические акты, как передача земли из рук в руки и т.п. Продолжали существовать и действовать и собрания округов, на которые распадалось графство, сотен, сотенные собрания. Сотенное собрание созывалось раз в месяц. На нём должны были присутствовать, как и в собрании графства, всё более или менее крупные землевладельцы округа и от каждой сельской общины приходский священник, староста и четверо из самых уважаемых крестьян. И сотенному собранию, которое было также, прежде всего, судебным собранием, принадлежала как уголовная, так и гражданская юрисдикция, и на нём разбирались и решались дела, возникавшие между сельскими общинами и следовательно выходившие за пределы компетенции сельских сходов; оно же свидетельствовало разного рода юридические акты вроде передачи земли из рук в руки и т.п. и тем сообщало им юридическую силу, оно же раскладывало и всякого рода фискальные сборы, так как сотня являлась и единицей обложения. Председателем сотенного собрания первоначально являлся сотенный старшина, но впоследствии его сменил королевский чиновник, сотенный герефа, соответствовавший шерифу графства. Самой мелкой единицей государственной организации англосаксов по-прежнему продолжала оставаться деревенская община. Сельский сход галамот, помимо регулирования своих хозяйственных распорядков, по-видимому, обладал некоторой долей юрисдикции, разбирал и решал гражданские тяжбы между жителями деревни, разбирал мелкие проступки, ими совершавшиеся, подвергал штрафу виновных в них, допускал или не допускал к пользованию правами общины посторонних лиц, издавал обязательные для членов общины постановления, свидетельствовал юридические акты. На него была возложена государством обязанность приводить в исполнение требования высших инстанций, как розыск преступников и краденых вещей, сбор налогов и других поступлений с общины. Органом его являлся деревенский староста, который, как уже было указано, вместе с приходским священником и четырьмя самыми уважаемыми крестьянами деревни представлял интересы общины и в собраниях сотни и графства.
Передача королём в частные руки полицейских, юрисдикционных, фискальных и иных прав политического верховенства не только наделяла этими правами глафордов в отношении к находившимся уже под их частной властью в силу добровольной или принудительной (т.е. по требованию центральной власти, предписывавшей каждому свободному англосаксу найти себе глафорда, который бы ручался за его поведение) коммендации людей, но и передавала их в отношении к людям, до тех пор ни под чьей частной властью и зависимостью не находившихся, нередко передавая эти права крупным магнатам и монастырям над целыми сотенными округами, этим превращая и их в имунитетные округа, в соки. Жители этих иммунитетных округов по-прежнему ходили в собрания своей сотни и графства, платили общегосударственные налоги, например введённые в эпоху борьбы с датскими набегами, так называемые датские деньги, и несли так называемую тройную повинность, состоявшую из военной повинности, обязанности чинить мосты и укрепления. В глазах короля эта передача им в частные руки своих прав политического верховенства при грубо фискальном, частно-хозяйственном понимании этих прав, присущем так называемой варварской государственности, являлась его частным, хозяйственным делом, передачей в другие руки его доходов, связанных с существованием этих прав, а не покушением на интересы государственного целого.
Государственная власть организует англо-саксонское общество в систему соподчинённых государственных сословий, между которыми и распределяются функции, необходимые для существования и благополучия государственного целого, осуществляя, таким образом, то, что можно бы назвать государственным разделением труда. Из экономических классов возникают государственные тяглые сословия. Таков социологический смысл рассмотренного феодализационного процесса, подготовленного процессом все развивающейся социальной дифференциации, ему предшествовавшего и сделавшего его необходимым при тогдашних культурных условиях. Эта система соподчинённых государственных тяглых сословий должна была служить государственной власти дополнительным ресурсом в деле управления, с которым ему возможно было справляться с помощью старого, правительственного аппарата, становившегося всё более недостаточным с постепенным осложнением основных задач управления - обеспечения внутреннего и внешнего мира. Чтобы этот дополнительный правительственный аппарат выполнял успешно своё назначение, необходимо было, чтобы он находился в руках сильной центральной власти и в полном её распоряжении, иначе он мог из её орудия выродиться в её врага, и наделённые ею публично-правовыми полномочиями представители частной силы и власти легко могли превратиться из сотрудников её в конкурентов и даже врагов, опасных для государственного единства, для укрепления которого они были ею мобилизованы. Как известно, такова была дальнейшая эволюция феодализма в империи Карла Великого, выродившегося в политический партикуляризм и разложившего каролингскую империю и отдельные королевства, на которые она распалась, на целый ряд почти совершенно независимых княжеств, связанных с центром лишь фиктивными нередко узами вассальной верности. Возможно, что и англо-саксонскую Англию ожидала подобная же участь, и в ней уже возникли почти что независимые княжества, что не осталось без влияния на её дальнейшую судьбу, ослабив и парализовав её военные силы и сделав её лёгкой добычей предприимчивого и хорошо вооружённого соседа, Нормандского герцогства в лице Вильгельма I Завоевателя.
Политическое усиление Англии как результат нормандского завоевания

После решающей победы Вильгельма Завоевателя при Гастингсе в 1066 году, он был коронован новым королём Англии. После чего заставил присягнуть весь народ себе на верность, как это было в Нормандии, при этом он сам "дал клятву перед клиром и народом защищать святые божьи церкви и их настоятелей, править подвластным народом справедливо и с царской заботливостью, постановлять и соблюдать справедливые законы..." и т.д. Вильгельм мог уже чувствовать себя на совершенно твёрдой юридической почве, мог смотреть на себя как на уже вполне законного короля англо-саксов.
Весь персонал высшей светской и духовной администрации был замещён завоевателями; нормандским стал и самый верхний социальный слой английского общества. Но нормандцы и англо-саксы, все они в равной мере были поддаными нового английского короля и все обязаны были отвечать за свои земли и натуральными, и денежными повинностями государству. Если нормандский герцог вступил в права и обязанности англо-саксонских королей, то его сподвижники, получившие от него большие земельные пожалованья, вступили в права и обязанности тех англо-саксонских магнатов, конфискованные земли которых им достались, и положение англо-саксонской массы в отношении к ним по существу не изменилось сравнительно с тем, каким оно было до 1066 года, когда англо-саксонский крестьянин знал только англо-саксонского глафорда; к тому же только верхний социальный слой стал нормандским; большинство же менее значительных землевладельцев были всё те же прежние глафорды, утверждённые в правах Вильгельмом. Как в политическом, так и в социальном отношении Нормандское завоевание очень не походит на обычное завоевание, производящее обыкновенно резкие перемены и в политическом, и в социальном строе завоёванного народа. И, тем не менее, именно Нормандское завоевание сыграло в истории Англии такую важную, определяющую роль, какая редко выпадала на долю самым настоящим и самым беспощадным завоеваниям.
Выступая в качестве законного приемника англо-саксонских королей и твёрдо решив править по "законам Эдуарда Исповедника" через посредство англо-саксонских учреждений, Вильгельм вливал новую жизнь в приходившие в упадок политические формы.
Укрепляя центр, он проводил в живую связь с ним области и ставил на твёрдую почву широкую государственность, уже сильно подавшуюся под напором партикуляристических стремлений местных потентатов.
Востановляя и укрепляя широкую англо-саксонскую государственность, Вильгельм этим укреплял своё собственное положение, свою собственную власть, давая её широкую национальную постановку и тем привлекая к ней интересы народной массы. Как новый король Англии, он получал в свою пользу доходы от судов, сотни и графства, взимать поземельный налог под именем датских денег, мог созывать народное ополчение из свободных и достаточных людей. Всё это ставило Вильгельма в независимое положение в отношении к феодальным элементам. Военную повинность королю обязаны были нести все державшие на военном праве, от кого бы они ни держали непосредственно свои лены. После принесения у Солсбэри клятвы Вильгельму на верности против всех других людей, военная повинность стала исключительно королевской службой. Здесь, несомненно, следует видеть и применение порядка, действовавшего в Нормандии. Этим феодализм был раз навсегда поставлен в Англии в служебное положение в отношении к государству и его широким задачам; этим раз и навсегда была предотвращена возможность явлений, подобных тем, какие наблюдались, в тогдашней Франции, где крупные вассалы короля имели под собой целые массы подвассалов, приносив клятву верности им против всех других людей, в том числе и против короля. А, между тем, с Нормандским завоеванием феодализм не только не был придавлен в Англии, но, наоборот, он явился здесь с такой законченностью некоторых своих сторон, какой он не мог достигнуть нигде в Европе.
Начать с того, что нигде в Европе, где феодальный порядок развивался исподволь, органически, в результате очень сложного и дробного процесса, складывавшегося из крайне разнообразных конкретных моментов, не могло быть и речи о строгой нивелиро и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.