Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Начало работы Венского конгресса (1814 год). Побег Наполеона с Эльбы и дальнейшая работа конгресса. Территориальный передел в Европе. Расширение границ Франции до размеров Европы при Наполеоне I. Принципы дипломатической практики.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 18.12.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


33
Содержание

Введение ……………………………………………………………….. 3
Глава 1. Начало работы Венского конгресса (1814 г.) ……………… 7
Глава 2. Побег Наполеона с Эльбы и дальнейшая работа конгресса20
Заключение …………………………………………………………… 28
Список источников и литературы …………………………………... 30
Примечания …………………………………………………………... 31
Введение

Венский конгресс - уникальное для своего времени явление; в результате работы конгресса был не только проведен территориальный передел в Европе; были выработаны те принципы, которые легли в основу дипломатической практики во всем мире, а не только в Европе.
Роль Венского конгресса трудно переоценить. Катастрофическое расширение границ классической Франции до размеров Европы при Наполеоне I заставило политиков расстаться с благостными моделями развития и трезво рассмотреть сложившуюся обстановку. Сужение состава «большой пятерки» до трех, исключая поверженных Австрию и Пруссию, при отсутствии какого-то ни было желания к переговорам между сторонами привело мир в состояние значительно большей конкуренции. Парадоксальным образом уменьшение числа возможных геополитических выборов при трех участниках не привело к разделу мира и увеличению «жизненных пространств» за счет проигравших. Поэтому разгром наполеоновской империи и восстановление европейских держав до квартета вызвало надежды на «взаимопонимание» в русле старой многоходовой дипломатии дворцовых интриг.
Осмысление последствий перекройки Европы происходило в Вене в 1814 - 1815 гг. Квартет великих держав - кроме Франции - уверенно дирижировал Европой. На правовом уровне Венский конгресс ввел в политический обиход такие основополагающие термины геополитики на плоскости, как равновесие и баланс сил, преобразование мощи государства; средства обуздания агрессора или доминирующей державы; коалиция держав; новые границы и территории; плацдармы и крепости; стратегические точки и рубежи.
Что же произошло на Венском конгрессе (1814 - 1815 гг.)?
По мнению Э. Саундерса, «это было совещание представителей династий в поисках компромисса, на основе которого будущая дипломатия могла бы защищать их правящие дома от опасностей войны и революции». Саундерс Э. Сто дней Наполеона. М., 2002. С. 5. Собрались представители всех великих европейских держав для совместного обсуждения проблем, представляющих взаимный интерес; при этом в работе конгресса активное участие принимали два императора - Франц I и Александр I. До того даже двусторонние встречи в верхах (вроде свидания Наполеона и Александра в Тильзите) были большой редкостью.
Хотя (по вполне понятным причинам) тон на конгрессе задавали великие державы-победительницы в войне с Наполеоном (Англия, Австрия, Пруссия и Россия), тем не менее к работе конгресса были привлечены и побежденная держава (Франция), и второразрядные державы (Швеция, Испания, Португалия).
В данной работе будут прослежены различные аспекты борьбы этих держав на Венском конгрессе, что и является целью написания данной работы. Задачи, поставленные для достижения поставленной цели, сводятся к следующему:
1) изучить цели каждой из держав;
2) определить средства, которыми державы добивались своих целей;
3) выяснить, какие державы, по сути, принимали все решения.
При написании данной работы был использован ряд источников, в частности, «Акт Венского конгресса». Акт Венского конгресса // Хрестоматия по истории России. Т. 2. М., 1997. С. 89 - 91. Этот документ представляет собой наглядный результат дипломатических усилий и длительной борьбы стран-участниц. «Экземпляр сего общего Трактата будет положен для хранения в Государственный Придворный Архив Его Императорского и Королевского Апостолического Величества и служить свидетельством, который когда-либо из Европейских Дворов пожелает видеть подлинные слова Трактата», Там же. С. 91. - сообщала одна из заключительных глав акта.
Кроме того, интересным источником являются выдержки из мемуаров Талейрана. Князь Шарль-Морис Талейран-Перигор (1754 - 1838) - одна из ключевых фигур французской истории, выдающийся дипломат и хитроумный царедворец. Он пережил Старый режим, Революцию, Империю и Реставрацию. И не просто пережил, а всегда оставался человеком, от воли которого зависела судьба Франции и будущее Европы.
Когда Талейран отошел от дел, он сел за мемуары. Он написал 5 томов. Мемуары Ш.-М. Талейрана сначала были опубликованы в приложение к работе Е. Тарле «Талейран», Из мемуаров Талейрана // Тарле Е. Талейран. М., 1993. С. 276 - 285. а в 1997 г. вышли отдельным изданием. Талейран Ш.-М. Мемуары. Екатеринбург, 1997. Конечно, говоря о мемуарах Талейрана, следует помнить, что о многих мемуарах известных людей можно сказать то, что в свое время написал Анри Рошфор по поводу воспоминаний Эмилия Оливье: «Оливье лжет так, как если бы он до сих пор все еще был первым министром». Предисловие // Талейран Ш.-М. Мемуары. Екатеринбург, 1997. С. 5. Мемуары всегда субъективны, и это должен принимать во внимание любой исследвоатель.
Кроме того, данная работа опирается на исследования отечественных ученых, в частности, уже упомянутую монографию Е. Тарле. Тарле Е. Талейран. М., 1993. Эта работа является действительно классической для отечественной историографии, да и имеет мировое значение. В ней подробно рассмотрена биография этого политического деятеля, его дипломатическая деятельность, анализируются причины тех или иных поступков и решений.
Дипломатическую подготовку, цели и задачи каждой из держав подробно раскрывает а. Дебидур в своей «Дипломатической истории Европы». Дебидур А. Дипломатическая история Европы. В 2-х тт. Т. 1. - М., 1994. Кроме того, некоторые интересные замечания, цитаты и примечательные факты дает сборник И. А. Мусского «100 великих дипломатов». Мусский И. А. 100 великих дипломатов. М., 2001. Конечно, приведенные биографии Талейрана, британского премьер-министра Пита, лорда Каслри и др. весьма коротки, но эти очерки представляют собой «выжимки» из известных сочинений, в том числе и иностранных изданий.
Определенный интерес представляет собой недавно изданная в России монография Э. Саундерса «Сто дней Наполеона». Саундерс Э. Указ. соч. В первой главе автор анализирует итоги Венского конгресса к моменту возвращения к власти Наполеона; в заключении делает выводы относительно влияния «100 дней Наполеона» на дальнейшую дипломатию стран-участниц конгресса.
Глава 1. Начало работы Венского конгресса (1814 г.)

1814 г. открыл в истории европейской дипломатии одну чрезвычайно показательную тенденцию, с зеркальной точностью неоднократно повторявшуюся впоследствии. Как только отгремели сражения Наполеоновских войн, которые мы смело можем назвать первой «мировой войной» в истории человечества, политическая элита тогдашнего мира (речь идет именно о Европе, другие континенты в начале XIX в. не могли еще и мечтать о статусе «цивилизованного пространства Земли») сочла необходимым провести собственный конгресс на высшем уровне. Цель была декларирована самая благая: доискаться до первопричины ужасных войн, будораживших и заливавших кровью Европу два десятилетия и совместным разумом монархов стран-победительниц учредить в подлунном мире такое устройство, которое раз и навсегда сделало бы невозможным повторение подобного кошмара. Осенью 1814 г. красавица-Вена, не забывшая еще грохота наполеоновских батарей под Ваграмом, пышно встречала державных мужей России, Австрии, Пруссии и Великобритании. В их унизанных драгоценными перстнями руках, словно золотое яблоко, покоилась послевоенная судьба мира.
1 октября 1814 г. в Вене открыл-ся международный конгресс, ко-торый должен был определить уст-ройство послевоенной Европы. В нём формально принимали участие представители всех европейских го-сударств, даже крошечных немецких и итальянских княжеств. Но на деле все решения принимались великими державами: Россией, Австрией, Прус-сией и Англией. Остальные участни-ки Венского конгресса в основном предавались светским увеселениям, поэтому современники часто назы-вали конгресс «танцующим».
Однако видимая легкость взаимного общения на проверку оборачивалась серьезными дипломатическими разногласиями и международными интригами. «Союзники легко находили общий язык, пока были связаны друг с другом целью победить Наполеона, но теперь, когда опасность миновала, их интересы разделились, каждый из них чувствовал потребность преследовать свои, и совещания проходили бурно». Там же. С. 7.
Франции, которую представлял опытный и изворотливый дипломат Талейран, предавший Наполеона и ставший министром иностранных дел нового королевского правитель-ства, удавалось с самого начала Вен-ского конгресса влиять на решения великих держав. Она добилась этого, использовав разногласия бывших членов коалиции.
23 сентября 1814 года французская делегация прибыла в Вену. Программа действий у Талейрана к тому времени уже была достаточно четко выработана, но при этом положение его оставалось незавидным: лично презираемый представитель побежденной державы. Он выставил перед конгрессом 3 основных требования. Во-первых, Франция признает лишь те решения конгресса, которые были приняты на пленарных заседаниях в присутствии представителей всех держав. Во-вторых, Франция желает, чтобы Польша была восстановлена либо в состоянии 1805 года, либо по ее состоянию до первого раздела. В-третьих, Франция не согласится ни на расчленение, ни, тем более на лишение самостоятельности Саксонии. Одновременно министр раскинул широкую сеть интриг, направленных на то, чтобы настроить Россию и Пруссию против Австрии и Англии. Агитации эти имели целью распространение среди стран - участников конгресса тревоги по поводу будто бы нависшей угрозы гегемонии русского императора.
Несмотря на очевидную слабость Франция в лице ее министра решила занять самую активную позицию на конгрессе явно преувеличивая свои возможности. Но все атаки на Александра по поводу Польши были решительно отбиты. Поняв, что в вопрос с Польшей проигран окончательно и бесповоротно, Талейран деятельно занялся решением саксонского вопроса, интересовавшего Францию гораздо больше. Однако отстоять свою позицию о недопустимости расчленения Саксонии дипломату так и не удалось. Территория Саксонии была разделена пополам. Правда, под властью саксонского короля осталась лучшая часть с городами и наиболее богатыми промышленными местами. Тарле Е. Указ. соч. С. 321.
Проиграв польское дело, и, по сути, «завалив» саксонское, Талейран, тем не менее, полностью выиграл свою главную ставку: буржуазная Франция не только не была расхватана по кускам феодально-абсолютистскими великими державами, но и вошла равноправной в среду великих европейских держав. Кроме того, была разбита грозная для французов коалиция. Таковы главные итоги напряженной деятельности министра иностранных дел Талейрана в этот период на международной арене.
8 октября 1814 г. 4 державы-победительницы подписали декларацию, согласно которой в подготовительный комитет Венского конгресса должны были войти не только Великобритания, Австрия, Пруссия и Россия, но и Франция, Испания, Португалия и Швеция. Только в ходе пленарных заседаний конгресса могли быть приняты окончательные решения; наконец, будущие постановления должны соответствовать принципам международного права. Тарле Е.В. Указ. соч. С. 319. По сути, это была победа французской дипломатии.
Это был первый, но не единственный успех выдающегося дипломата: к марту 1815 г. он сумел совершенно расстроить антифранцузскую коалицию; державы-победительницы, и прежде всего Австрия и Великобритания, очень скоро поняли, что без Франции они не смогут обойтись. Действительно, сильная Франция была нужна Австрии, чтобы сдерживать прусские притязания на Саксонию, а русские - на Польшу. В свою очередь, Лондону был нужен партнер на континенте, способный противостоять чрезмерному усилению России на Востоке. Наконец, хотя Венский конгресс был своего рода дипломатической дуэлью между Александром I и Талейраном, тем не менее и русский царь отдавал себе отчет в том, что ему может понадобиться сила на западе Европы, способная уравновесить чрезмерно усилившуюся Пруссию. Зотова М. В. Россия в системе международных отношений XIX в. М.,1996. С. 234 - 236.
Недавние союзники преследо-вали на Венском конгрессе совер-шенно различные цели. Император России Александр I стремился уве-личить свои владения. Для этого он хотел создать в составе Российской империи Польское королевство, объединив все польские земли, в том числе и принадлежавшие Прус-сии. В качестве компенсации Алек-сандр предлагал передать Пруссии королевство Саксонию.
Однако этот план не устраивал Австрию, Англию и Францию. Авст-рия, стремившаяся к господству в Германии, не желала присоединения Саксонии к Пруссии, понимая, что в таком случае Пруссия станет очень опасным соперником. Англия, про-водя свою традиционную политику лавирования, боялась чрезмерного усиления России. Франция же в лице Талейрана выступила против устрем-лений Александра I, поскольку они противоречили принципу легити-мизма, а только этот принцип пре-дотвращал расчленение Франции: она сохранялась в своих дореволю-ционных границах.
Основываясь на общих интере-сах, Австрия, Англия и Франция за-ключили тайный союз, направленный против России и Пруссии. В итоге большая часть Польши отошла к Рос-сии (она получила название Царства Польского; Александр I пообещал «да-ровать» ему конституцию и провоз-гласить его автономным образовани-ем в составе Российской империи), Пруссия получила лишь часть Сак-сонии. Таким образом, план Алек-сандра I удался лишь частично. Это было серьёзным поражением русской дипломатии. Там же.
Среди других вопросов, обсуж-давшихся в Вене, важнейшей была германская проблема. Народ Герма-нии, воодушевлённый освободитель-ной борьбой против Наполеона, наде-ялся на объединение страны. Однако вместо единой Германии был создан расплывчатый Германский союз из четырёх десятков независимых мел-ких немецких княжеств. Председа-тельствовать в этом союзе должен был австрийский император. По решению Венского конгресса политически раз-дробленной осталась и Италия. Евро-пейские монархи панически боялись революций и делали всё, чтобы их предотвратить. Они стремились сте-реть с карты Европы все последствия Французской революции.
Российская империя вступала на Венский конгресс твердой и величественной поступью самой влиятельной державы в Европе. Три основных фактора были тому причиной:
- Нравственный: Россия заслуженно была увенчана славой спасительницы Европы от наполеоновского владычества - это ее победоносные войска принесли свободу и Берлину, и Вене, именно она поглотила Великую армию Наполеона всенародным подвигом сопротивления и бескрайностью своих просторов.
- Военный: Россия располагала в 1814 г. самой мощной сухопутной армией на Европейском континентом - самой многочисленной, отлично дисциплинированной, закаленной в боях и, главное, привыкшей побеждать (без комплекса «победителей-побежденных», как у битых Наполеоном прусских и австрийских военных).
- Личностно-дипломатический: император Александр I был для России фигурой не только национального, но и мирового масштаба. Вдохновитель и организатор сокрушившей Наполеона коалиции, он был убежден в особой миссии России как гегемона Европы и гаранта безопасности на этом континенте. Венский конгресс можно небезосновательно назвать его детищем на пути к достижению этих целей.
Россия шла на конгресс в Вене со своей четкой программой сохранения и упрочения мира в Европе. Император Александр видел причину потрясших мир Наполеоновских войн гораздо глубже, нежели в "демонической" личности самого Наполеона. Он считал "корсиканского узурпатора" детищем Французской революции, сокрушившей устои, на которых столетиями покоился status quo того мира, к которому принадлежал Александр: христианская вера, монархическое устройство государств. Стабильность общественного строя. Не будем судить Александра с современных позиций: достижения Французской революции в области общечеловеческих прав и свобод действительно велико, однако эти благодатные всходы она принесла лишь десятилетия спустя, а в 10-х гг. XIX в. ее единственными очевидными результатами виделись кровопролитие и беззаконие! Прозорливый аналитик, Александр прекрасно понимал, что с падением Наполеона был срублен ствол древа насилия, но не выкорчеваны его корни. Революционные идеи, по мнению русского императора, продолжали волновать умы по всей Европе, косвенно готовя новых потенциальных наполеонов. Объединить для борьбы с этой опасностью все силы традиционной Европы с Россией во главе - вот в чем видел Александр свою сверхзадачу в Вене в 1814 г. Там же.
Как выглядел бы наш мир, если бы Россия смогла построить свое здание новой Европы - не дано судить никому. История не терпит сослагательного наклонения… Однако не нужно скоропалительно обвинять Александра в попытке затормозить ход истории. Грандиозным планам России на Венском конгрессе не суждено было реализоваться.
На Венском конгрессе Россия столкнулась с противником, оказавшимся для нее гораздо опаснее Наполеона с его Великой армией. Этим противником была Великобритания, оружием его была тайная дипломатия (в которой британцы не знают равных), а полем боя стал какой-то генетический страх европейских государств перед их великим восточным соседом - с его огромными пространствами, многомиллионным населением и непознаваемой европейским прагматизмом самобытной душой…
Что касается Великобритании, то последняя не претендовала на какие-либо территории в Европе. Все территориальные приобретения, которые англичане произвели в ходе революционных и наполеоновских войн - и прежде всего в Индии (Бенгалия, Мадрас, Майсор, Карнатик, район Дели и мн. р.) - были осуществлены далеко за пределами континента. Англичане добились своей цели, сокрушив былое колониальное могущество Франции в Индии и Вест-Индии, и теперь им также нужна была сильная Франция как важнейший фактор европейского равновесия.
Великобритания также претендовала на роль гегемона Европы. Действуя закулисной интригой, маневрируя торговой и кредитной политикой, не брезгуя и прямым подкупом, она держала в своих руках многие нити управления донаполеоновской Европой. "Разделяй и властвуй" - таков был основной лозунг британской внешней политики. Британская корона строила свое доминирующее положение в семье европейских народов на их разобщенности и потворствовании ослабляющим их кровавым конфликтам. Россия с ее концепцией объединенной союзом величайших монархий Европы не оставляла британской гегемонии не единого шанса.
Надо заметить, что еще в процессе военной и дипломатической борьбы лета и осени 1813 года происходит англо-австрийское сближение. Британская дипломатия стремится вовлечь Австрию в антинаполеоновскую коалицию и использовать ее в качестве противовеса Франции (особенно в Италии). Без Австрии, с английской точки зрения, не могла быть решена германская проблема. Каслри снова выдвигает давнее английское требование о создании большого Нидерландского королевства, которое могло бы стать составной частью антифранцузского барьера, и настаивает на том, чтобы в его состав была включена территория Австрийских Нидерландов.
В августе 1813 года после окончания перемирия военные действия между Наполеоном и союзниками, к которым присоединилась Австрия, возобновились. Каслри с удовлетворением отмечал, что новая коалиция против наполеоновской Франции означает объединение всей Европы «против безудержного честолюбия человека, не имеющего совести и веры». Там же. С. 181.
Улучшение англо-австрийских отношений нашло свое выражение в англо-австрийском Теплицком договоре (3 октября 1813 года). Австрия получила субсидию, несмотря на то что уже имела значительную задолженность, которую не была в состоянии выплатить. База коалиции существенно увеличивалась, опасения насчет «семейного союза» Австрии и Франции отпадали.
Британский представитель на Венском конгрессе лорд Каслри умело прозондировал почву для подрывной деятельности. Кстати, уже то, что Каслри вынужден был выехать на переговоры, произвело настоящую сенсацию. Меттерних писал: «...Министр иностранных дел, направляющийся на континент, это, вне всякого сомнения, исключительное событие в истории Великобритании». Цит. по: Там же. С. 182.
Английская делегация прибыла в Вену 13 сентября 1814 года. Основную работу вел лично Каслри, допуская остальных членов делегации только к второстепенным вопросам. На конгрессе британский министр выступал в роли защитника «справедливого равновесия сил», посредника, заботящегося о благе «всей Европы». На самом же деле в своей внешней политике европейские монархии начала XIX в. привыкли руководствоваться не глобальными и долгосрочными идеологическими принципами (что предлагал им российский император Александр), а трактуемыми в сиюминутном ключе национальными интересами. Этим ближайшим интересам - реализации территориальных претензий, разделу "наследства" наполеоновской империи - гегемония России несомненно препятствовала ради большего - долгосрочной системы мира и безопасности в Европе. Британская дипломатия оперировала категориями «шкурных» интересов, но в 1814 - 1815 гг. Европа была готова сплотиться вокруг Великобритании по тем же причинам, по которым сплотилась парой лет ранее вокруг России - на континенте появилась сила, ограничивавшая «самостоятельность» европейских государств…
Британская дипломатия не преминула воспользоваться и тем, что на конгрессе отсутствовали австрийский император Франц и прусский король Вильгельм: связанные с русским царем долгой историей личных взаимоотношений в годы Наполеоновских войн, они могли бы препятствовать заговору против России - порою дружеская симпатия оказывается выше политической целесообразности, а уж симпатию император Александр внушать умел! Закулисные переговоры велись б и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.