На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Нашествие латинцев в Пелопоннес. Жизнь и деятельность вождя латинского Крестового похода Готфрида де Вилльгардуена. Вступление в фактическое обладание Афинами де ла Роша. Переворот в землевладельческих отношениях. Судьба венецианцев из знатных родов.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 04.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2

Византийские государства в Эпире, Трапезуйте и Никее

1. Завоевание Ахайи шальным отрядом французских искателей приключений, отбившимся от войска, является одним из удивительнейших эпизодов в истории крушения империи Комненов. Совершившееся вслед этому отряду нашествие латинцев в Пелопоннес невольно напоминает времена вторжения туда дорян, подчинивших себе ахейцев. Героем этой драмы, которая впоследствии оказала значительное влияние на судьбы Афин, был Готфрид де Вилльгардуен, племянник одноименного маршала Шампаньи; в качестве воина-дипломата Готфрид де Вилльгардуен является одним из самых энергичных вождей латинского Крестового похода, и этот последний им же и описан в знаменитой хронике - первом средневековом историческом сочинении, написанном на народном языке.

Вилльгардуен-младший не пустился из Венеции вместе с прочими крестоносцами в поход на Константинополь, но отплыл с другим отрядом паломников из Франции и направился прямым путем в Сирию. Там дошли до него вести об удивительных подвигах и успехах его земляков, и Вилльгардуен поспешил на соединение с ними в Византию. Буря прибила его корабль к пелопоннесскому побережью, и он спасся в порте Модон, древней Метоне, к югу от Пилоса, родины Нестора. Пелопоннес, шестая европейская фема в византийском правительственном строе, насчитывала, помимо Коринфа, Аргоса и Навплии, многие другие отчасти сильно укрепленные города, как, напр., Патру, Лакедемон и Никли на побережье Элиды и Понтической Мессении, Модон и Корон, Аркадию и Каламату, а на восточном берегу сильную, как скала, Монембазию, раскинувшуюся на острове. С упразднением византийской государственной власти в этом крае наступила беспорядочная анархия, и властолюбивые архонты, подобно Леону Сгуру, пытались на развалинах прежнего государства создать для себя новое.

Один из этих вельмож, изменивших отечеству, не постеснялся обратиться к Вилльгардуену, совершенно ему неведомому, и предложил вступить в союз ради совместных завоеваний. Новые союзники вскоре овладели западным побережьем от Пилоса до Патры. Но тут греческий архонт умер, а сын его не захотел разыгрывать роль пособника и подручного у франкского искателя приключений для того, чтобы подчинить его игу отчизну; напротив того, он даже вступил в сношения с Сгуром в Коринфе и деспотом Михаилом в Арте и призвал греков, чтобы прогнать пришельцев. Вилльгардуен таким образом очутился в отчаянном положении. Но тут до него достигла весть о том, что ломбардцы под начальством Бонифация подступили к Навплии; совершив в шесть дней переход в Навплию через враждебный ему край, Готфрид потребовал от фессалоникийского короля поддержки для завоевания Ахайи. После тщетных попыток удержать храброго рыцаря у себя на службе Бонифаций согласился наконец содействовать осуществлению намерений Вилльгардуена.

В лагере у Навплии под знаменами короля находился вельможа из Франшконтэ Гильом де Шамплитт, виконт Дижонский, по прозванию "1е Champenois", внук графа Гуго I Шампанийского, исключенный из прав наследования владениями этого графского дома. Он способствовал завоеванию Константинополя совместно со своим братом Эдом II, который там и скончался в 1204 г.

Юный Вилльгардуен приветствовал в Шамплитте как своего земляка, так и друга и тотчас же признал его за законного своего сюзерена. Он принялся убеждать Шамплитта совместно с ним завоевать богатый край, который-де именуется Мореей. Таким образом, в начале XIII в. в памяти западных людей испарилось самое имя древней обители эллинов, прославленной родины Пелопса; последняя превратилась в какую-то неведомую страну, которую искатели приключений открыли как бы случайно. Вся Греция вкупе с островами именовалась в ту эпоху вообще Романией; что касается народного ее прозвища - Морей, то оно первоначально, по-видимому, усвоялось за побережьем Элиды, но позднее распространилось на Пелопоннес или Ахайю. Наименование же Ахайя повелось еще с поры римского владычества, но с течением времени вместо совокупной Греции под ними стали разуметь лишь Пелопоннесский полуостров и прилежащую к последнему часть северной Греции. Варварское наименование Морея, или Мореас, которое итальянцы превратили в Аморею, было в эту эпоху позаимствовано из уст туземцев франками, а греческий полуостров вообще франки обыкновенно обозначали isle de Grece. Византийцы же по-прежнему держались исконных наименований и постоянно говорили о стратегах Эллады и Пелопоннеса; впрочем, у Михаила Акомината взамен последнего попадается иногда выражение Meson Argos. Впервые из греческих писателей Пахимерес в XIV в. стал употреблять наименование Морея, строго различая ее от понятия Ахайи. Вилльгардуен обязался подчиниться Шамплитту как своему сюзерену и никаких претензий не предъявлять к странам, имеющим подвергнуться завоеванию, сверх того, что Шамплитт по собственному усмотрению предоставит ему в виде лена. Король фессалоникийский, в качестве верховного властителя (Oberherr), разрешил наконец обоим искателям приключений пуститься в поход в сопровождении сотни рыцарей и известного числа рядовых латников Никаких нравственных сомнений в правомерности предприятия и не являлось у этих храбрецов, которые собирались завоевать мечом чужую страну. Подобные подвиги почитались тогда за нечто героическое и достославное.

В морейской хронике франки - conquistadores Греции - совершенно наивно отзываются о самих себе: мы - люди, которые пришли завоевывать - nous somes gens qui alons pour conqueter. После героической борьбы Шамплитт и Вилльгардуен основали в Морее княжество, принявшее античное наименование Ахайи, и оно, подобно герцогству афинскому, на двести лет пережило латинскую империю в Константинополе. Шамплитт был признан за князя ахайского уже в ноябре 1205 г. Свои владения он получил в виде лена от Бонифация. Так как Венецианская республика по соглашению о разделе византийских владений приобрела права на обширные области Пелопоннеса, то, вероятно, относительно удела Шамплитта произошло особое соглашение между ею и маркграфом, ибо последний в качестве предводителя крестоносного войска, которому предоставлена была Древняя Греция, взирал на себя как на верховного властителя над морейской страной; она должна была стоять к нему в таких же ленных отношениях, как Бодоница, Салона, Афины и Эвбея. Таким образом, этот могущественный государь собирался объединить под своим скипетром и Северную, и Южную Грецию и из Фессалоник властвовать над всем греческим царством, как некогда Филипп и Александр Македонские.

Тем временем ломбардцы вели безуспешно осаду против крепостей Леона Сгура. Бонифаций внезапно оказался вынужденным предоставить ведение дальнейшей осады своим соратникам, а сам спешно вернулся в Фессалоники, которые подверглись опасности. За время его отсутствия греки во Фракии и Македонии пришли наконец к доблестному решению - они взялись за оружие и заключили союз с влахо-болгарами. Призванный ими на помощь царь Иоаница, ожесточенный враг латинян, вторгся во Фракию. Вся страна поднялась; в городах и крепостях на франкских рыцарей учинены были нападения, и они подверглись поражению.15 апреля 1205 г. слабосильные отряды Балдуина были разбиты наголову под Адрианополем; сам император попал в руки Иоаницы и затем нашел себе мало выясненную, но, конечно, насильственную кончину в тырновской темнице. С большим трудом удалось дожу и маршалу Вилльгардуену отвести остатки франкских дружин к Рэдесто, где смущенные бароны избрали брата Балдуина, графа Генриха, в наместники императора, и новый Bail поспешил прибыть из Азии. Таким образом возникшая из насилия латинская империя по прошествии первого же года своего существования подпала мщению Немезиды.

Удивительное счастье, которое доселе благоприятствовало франкским крестоносцам, теперь, казалось, внезапно от них отвернулось. При первом же нападении франки сломили империю Комненов; упорную живучесть византийского духа, однако же, франкам сразу сломить не удалось. Реакция тут наступила чуть ли не с того самого момента, как Византия пала пред франками. На периферии государства особняком или целыми группами стали образовываться из обломков древней империи новые национальные союзы, и, по мере того как они крепли, они устремлялись к завладению утраченным центром единения - Константинополем.

Михаил I, незаконнорожденный отпрыск династии Ангелов, принесший поначалу присягу на верность королю фессалоникийскому, но затем от него отпавший, основал в Эпире, Этолии, Акарнании и Фтиотиде деспотию со столицей в Арте, древней Амбрации. Алексей Комнен, внук жестокого Андроника, скрывшийся еще ребенком в Колхиду, когда его дед был низвержен с престола Ангелами в 1185 г., основал в апреле 1204 г. маленькую, но цветущую Трапезунтскую империю, тогда как его брат Давид завладел понтийской Гераклеей и Пафлагонией. В той же Анатолии и в то же время отважный Феодор Ласкарис закладывал прочную основу для позднейшего восстановления Византийской империи. Среди ожесточенной борьбы с франками, в которой ему помогал иконийский сельджукский султан Кай-Хозрой, Ласкарис завладел Вифинией и уже в 1206 г. заставил повенчать себя в Никее законным императором ромейцев.

Франков таким образом со всех сторон теснили враги, жаждавшие мести. Если бы наиболее могущественный из этих врагов - царь болгарский, достигший в короткое время страшного военного могущества, заключил на продолжительное время союз с Михаилом Эпирским, Леоном Сгуром и вообще с военными силами греков, и если бы они дружно пошли к общей цели, то, вероятно, тогда же бы наступил конец латинскому владычеству. Одно несчастье преследовало латинцев вслед за другим. Престарелый дож Дандоло, человек достойный удивления, который в сущности и выбил весь византийский мир из колеи, умер на самом театре своих подвигов 1 июня 1205 г. Теперь все спасение латинцев держалось на геройской доблести Бонифация. Маркграф поспешно покинул войско, обложившее Навплию, и с большим трудом заставил Иоаницу снять осаду с столицы маркграфа, Фессалоник. С одобрения Бонифация граф Генрих вступил тогда же,20 августа 1206 г., на франкский выборный имперский престол в Константинополе в качестве наследника по несчастном своем брате Балдуи-не.4 февраля 1207 г. Генрих обвенчался с дочерью Бонифация Агнесой Монферратской; при заключении этого союза, который должен был обеспечить вящую прочность латинскому владычеству, ибо возводил наиболее могущественного из латинских сюзеренов в тести императора, Оттон де ла Рош явился и посредником, и уполномоченным. Но вскоре затем и сам великий маркграф Бонифаций Монферратский пал жертвой засады, приготовленной ему болгарами при Мозинополисе. Наряду с Агамемноном Дандоло, которому Бонифаций уступал в отношении государственной мудрости, маркграф являлся истым Ахиллом в этом походе, перевернувшем весь Восток. Трубадур Rambant de Vaqueiras, который сопровождал Монферрата, восхваляет его за то, что Бонифаций ставил и королей, и императоров, завоевал целый край, открыл пути и порты от Бриндизи вплоть до Геллеспонта и превзошел подвигами Александра, Карла и Роланда. Разумеется, для византийских французов было истым несчастьем, что на императорский византийский престол вступил не Бонифаций, а граф Балдуин. Если кто из военачальников крестоносцев действительно был способен превозмочь те затруднения, какие препятствовали установлению истинно живучего франкского государства на Босфоре, так именно граф Монферратский преимущественно перед всеми остальными.

Окровавленная голова знаменитого героя была принесена в ставку к тому самому Иоанице, который распорядился умертвить и первого франкского императора Балдуина. Вслед затем болгары осадили Фессалоники, где вдова Бонифация Маргарита и ее несовершеннолетний сын оказались в совершенно отчаянном положении Город спасся лишь благодаря кинжалу куманийского мятежника, который умертвил дикого Иоаницу.

Таким образом, в то время, как само существование латинской Византии подвергалось серьезной угрозе со стороны ее врагов - Деспота Арты, болгар и греческого царя в Никее, латинские государства свободно могли развиваться лишь на юге; в таком положении находились княжество Ахайя, ленные владения в Фивах-Афинах, на Эвбее и других греческих островах, которыми завладели генуэзцы и венецианцы. Республика св. Марка не оказалась в состоянии вступить в обладание всеми греческими областями, которые ей были предоставлены по разделу. Поэтому республика предложила своей знати, чтобы та за свой счет заняла эти области и по завоевании владела ими на правах наследственных венецианских ленов. Таким образом, венецианские нобили, жаждавшие приключений, пустились в греческие моря, изображая из себя аргонавтов XIII века.

Левант вообще в эту эпоху являлся для французов и итальянцев тем же, чем через три столетия сделалась Америка для испанцев. Вскоре возникли любопытнейшие островные государства, принадлежавшие: Гизи - на Тивосе, Миконосе, Скиросе, Скопелосе; Джустинианам - на Циа и Церифосе; Наваджиозо - на Санторине; Вениям - на Венерином острове Чериго. Марин Санудо основал значительное Цикладское герцогство на Архипелаге с столицей в Наксосе, а крупный остров Крит, принадлежавший некогда Миносу, после продолжительной борьбы был занят Республикой св. Марка непосредственно.

2. Для Оттона де ла Рош открылся теперь досуг, чтобы окончательно устроиться в афинском его государстве, но вступить в фактическое обладание Афинами оказалось для него делом совсем не трудным. В то время как Шамплитт и Вилльгардуен принуждены были в Морее завоевывать город за городом путем героических усилий, никакие документы не свидетельствуют о том, чтобы де ла Рошу пришлось подавлять сопротивление со стороны греков. Хотя смерть Бонифация юридически и не освободила де ла Роша от ленной связи с Фессалониками, тем не менее последствия смерти маркграфа в значительной мере уменьшили ленные обязательства, лежавшие на афинском государе. Великий маркграф предоставил своему любимцу Аттику и Беотию, не усвоив за ним, однако же, никакого титула, который бы знаменовал феодальную иерархическую связь между сюзереном и вассалом. Таким образом де ла Рош, вассал Бонифация, мог себя именовать владетелем Фив и Афин совершенно так же, как Томас де Стромонкур именовал себя dominus'oM (a\) Q6vxr\Q) Солоны. По всемирной же известности Афин Оттон де ла Рош предпочел титуловаться по имени самого города - по крайней мере в официальных актах франки и даже сам папа называют де ла Роша. Этот весьма скромный титул "сир" извращен был греками на их языке в "кира" и вырос в их глазах в величественный титул Megaskyr (великий государь). Но ошибочно объяснять этот титул тем, будто им пользовались прежние византийские правители Афин, ибо последнее ничем не может быть подтверждено

Государство "Сира Афинского" по отношению к пространственное™ владений отнюдь не являлось ничтожным. По сравнению с древней афинской республикой владения де ла Роша можно даже назвать весьма значительными, ибо древняя республика и на вершине своего могущества при Перикле хотя и имела значительные островные и колониальные владения, никогда не обладала значительными владениями материковыми. Франкские же Афины обнимали провинции Аттику и Беотию вместе с опунтийской Локридой, в которой порт Таланта занимал место древнего Опунта; далее в состав афинских владений входила Мегара. Эта последняя - незначительная гористая местность, граничащая с Беотией и Аттикой, - имела весьма важное значение, так как с одной стороны представляла собой ключ к перешейку, а с другой стороны имела побережья у обоих морей - Коринфского и Саронийского. Древний город Мегара никогда не менял ни своего имени, ни своего положения. Правда, город в Средние века должен был сильно упасть, и порт его Низея, в древности славившийся укреплениями, должен был давно уже прийти в разрушение. Афиняне некогда соединили Мегару с Низеей длинными стенами, подобно тому, как собственная их столица была объединена с Пиреем в одно целое.

На юго-западе над областями по сю и по ту сторону Коринфского перешейка властвовал Леон Сгур, и через это прерывалась связь между франкской Элладой и Пелопоннесом. Другое враждебное и еще более могущественное греческое государство угрожало франкам на западной границе - мы говорим о деспотии Эпире, которая простиралась от Эпидамна или Дураццо до Наупактоса, тянулась через Этолию до Фокиды и Локриды, а к северу стремилась распространиться до Эты, реки Сперхиоса и бухты Воло. В этом направлении, впрочем, пределы мегаскира охранялись словно двумя передовыми укреплениями в виде двух ленных владений дружественных де ла Рошу соратников - Бодоницей и Салоной. Династия Стромонкуров в Салоне доблестно отражала нападения из Эпира, хотя первый тамошний властитель Томас пал в борьбе с деспотом Михаилом

Некоторые из значительнейших портов - Ливадостро (Рог-tus Hostae франков), афинский Пирей, Мегара и Таланта поддерживали сношения с Европой и Левантом. Плодородный остров Эвбея достался на долю ломбардцам, а те вскоре отдались под державное покровительство Венецианской республики, которая, согласно смыслу грамоты о разделе византийских владений, могла претендовать на соседние Афинам и издревле знаменитые острова - Эгину и Саламин. Но так как венецианцы не обладали достаточными боевыми силами, чтобы фактически овладеть предоставленными им по договору Эвбеею, Корфу и частью Пелопоннеса, то никакими документами не засвидетельствовано, владели ли они действительно Эгиной и Саламином. А так как эти последние на самом деле вошли в состав Афинского герцогства, то можно допустить, что острова были ему переуступлены от Венеции

Для чужестранца, сделавшегося по внезапной случайности властителем Аттики, было далеко не легкой задачей управлять вполне чуждым народом, сам язык которого де ла Рошу был неведом и вековые установления которого им же были насильственно ниспровергнуты. Удивительная история государственных установлений Афинской республики приумножилась теперь новой страницей, и к Солону, Клисфену, Аристиду, Периклу и Тразибулу в качестве законодателя присоединился ныне невежественный бургундский рыцарь. А между тем новое законодательное предприятие, по-видимому, оказалось более трудным, чем те задачи, которые в древности выпадали на долю названных выше государственных людей.

Даже гениальность самого Солона была бы поставлена в тупик перед задачей объединить в одно политическое целое такие два противоречащих элемента, как греческий народ и французское рыцарство, ибо завоеванная страна тотчас же расчленилась на эти два противоположных элемента. Правящий класс латинцев один только подпадал действию франкского права, которым регулировались личная свобода, юридические и государственные отношения завоевателей; остальные же классы, которые составлялись из порабощенных греков, были обречены на правовую и государственную зависимость. Бургундский законодатель имел, по крайней мере, то преимущество перед древними своими предшественниками, что ему не надо было опасаться протестов со стороны афинских демоса и демагогов. При учреждении франкского государства греческий народ принимался лишь во второстепенное соображение: главной задачей представлялось создать именно франкское государство. Для этого грубого искусственного сооружения образцы, по счастью, имелись наготове, ибо Оттон де ла Рош без всяких мудрствований мог пересадить на греческую почву военную ленную систему из Бургундии, Шампаньи или любого иного французского графства; словом, он мог создать здесь тимократию - аристократическое феодальное государство, к которому порабощенным грекам оставалось только приладиться. Остов этого строя поэтому легко можно было воздвигнуть, раз мегаскир распределил бы земельные угодья между своими дружинниками и обязал бы последних несением воинской службы и вассальной верноподданностью.

Подобные же аналогии представляли государства крестоносцев, создавшиеся в Сирии и Кипре. На этом последнем благодатном острове первый франкский его король Гюи де Лузиньян всего несколько лет перед завоеванием Афин создал триста баронств для рыцарей, имевших право носить золотые шпоры, и двести более еще мелких военных ленных владений. Впрочем, подобных притязаний паладины де ла Роша были чужды, если бы даже Аттика, Беотия и Мегара и заключали в себе для этого достаточное количество земель. Нам ничего не известно ни о числе, конечно незначительном, ратников, явившихся под знаменами первого мегаскира, ни о фамилиях его рыцарственных товарищей и тех дворян, которых он мог склонить на переселение в Грецию из Бургундии; вообще в рядах дружины де ла Роша не насчитывается сколько-нибудь известных баронов. Впрочем, весьма вероятно, что уже и тогда де ла Роша сопровождали Фалькенберги из Сент-Омера, по крайней мере они вскоре заявляют о своем существовании в Фивах. Несомненно, первый же де ла Рош распорядился занесением на бумагу всех фискальных и частных владений в своем государстве, подобно тому, как это совершили английские норманны в Doomsday book, а равно завоеватели Ахайи. К сожалению, афинские ленные матрикулы не сохранились.

Столь многообразная феодальная система, какая раскинулась по франкскому Пелопоннесу, конечно, не могла привиться во владениях мегаскира. Морея была ведь страна обширная и по самой своей природе оказывалась особенно пригодною для водворения там ленного строя. Там и завелись могущественные баронства с зависимыми от них рыцарскими ленами. И поныне еще развалины замков (Palaokastra, как их называют греки) в Калаврите, Акове, Каритене, Гераки, Велигости, Пассаве, Каландрице и пр. являют собой след богатой истории франкского дворянства в Морее. Напротив того, в Аттике не насчитывается вовсе сколько-нибудь примечательных развалин этого рода, за исключением франкских сторожевых башен по морскому побережью; в Беотии развалины замков попадаются чаще, но по сравнению с Мореей количество их ничтожно. В Аттике и Беотии не возникало вовсе таких баронств, как Матагрифон (Акова) или Каритена, в составе которых заключалось в первом 24, а во втором - 22 рыцарских лена. Предоставление земель наследственным владельцам или баронам, которые, в свою очередь, от себя раздавали рыцарские и сержантские лены, разумеется, должно было происходить и в Афинском государстве, потому что вся совокупность политического строя, отправление правосудия и самое несение воинской службы в любом франкском государстве - и мелком, и крупном - опиралось на ленную связь и на отправление воинской повинности по соразмерности с владением недвижимостью.

Так как мегаскир по праву завоевания взирал на себя как на собственника всей страны, то он выделил себе в качестве домениальных владений Фивы и Афины и имения, прежде входившие в состав императорского фиска, а прочие земли пораздавал церкви и дружинникам в качестве ленов. До нас не дошли документы, по которым можно бы было составить себе представление о том, как совершилась разверстка земель. Если в некоторых случаях у греческих собственников и была отнята их собственность насильственно под разными предлогами - в полном составе или только отчасти, то все же в общем вторжение франков не сопровождалось борьбой, и весьма вероятно даже с туземцами воспоследовало миролюбивое соглашение. Впрочем, число вторгшихся рыцарей и сержантов было столь ничтожно, что за эллинами само собой должны были остаться многие земли.

Переворот в землевладельческих отношениях вообще должен был гораздо чувствительнее отразиться на греческих владельцах латифундий, на вельможах и на церкви, гораздо слабее на городских общинах, а на сельском рядовом населении и того еще менее. Это последнее в эпоху франкского вторжения уже находилось в несвободном состоянии - в Греции повсеместно так же, как и в феодальных государствах Европы. Уже при византийском управлении сельское население распалось на два класса - вольных хлебопашцев, имевших право собственности на землю, и колонистов, обделенных этим правом. Правительство в разные времена старалось оберегать сословие вольных хлебопашцев, так как на них главным образом тяготели подати. В IX и X вв. императоры Феофил и Василий I, а особенно в 922 г. Константин Багрянородный и Роман Лекапен, а позднее Никифор Фока, Иоанн Цимисхий и Василий II пытались задержать распадение этого сословия законодательными мерами. Это, однако же, не удалось, потому что, с одной стороны, светские и духовные вельможи препятствовали проведению в жизнь императорских эдиктов, а с другой - умели добиваться их отмены от других императоров, которые чувствовали себя обязанными перед знатью. Вельможи, т.е. родовое и служилое дворянство, епископы и настоятели монастырей, заставляли крестьян путем ростовщичества, хитрости, силы, обманных запродажных сделок и завещательных распоряжений отчуждать земли в свою пользу. Они присваивали себе даже солдатские лены, которые византийское правительство завело в некоторых провинциях, чтобы сделать для их собственников военную службу обязательной во флоте и в кавалерии. Под конец Андроник I пытался искоренить достигшую чрезмерного могущества аристократию крупных поземельных собственников, но собственное падение воспрепятствовало ему осуществить эту реформу. Латифундии поглотили участки свободных землепашцев, а мелкие частные владения перешли в руки бесчисленных церквей, придворных и провинциальных чиновников или же присоединены были к государственным имуществам. Ко времени франкского вторжения в Греции сильно посократились земельные угодья как отдельных крестьян, так и сельских общин, некогда обладавших неотчуждаемыми общинными наделами, вольные же земледельцы по большей части превратились в колонистов, прикрепленных к земле своего господина.

В конце концов в Византийском царстве установились два класса населения с одинаковыми политическими правами - богатых и бедных. Пенетами являлись осколки вольных граждан и землевладельцев, по-видимому, они пользовались свободой, но в действительности были рабами каких-либо частных патронов, и только один шаг отделял их от сословия колонистов или периойков, которые обязаны были отправлять для своих господ барщину.

Почти полное отсутствие сословия вольных земледельцев в соединении с порабощением городских курий повергло Западно-римскую империю во власть германцев, и это же зло было причиной тому, что Восточная империя оказалась беспомощной перед вторжением сначала славян, а затем франков. Население, Утратившее принадлежавшую ему по праву свободу и вконец высосанное фиском и архонтами, едва ли оказало сопротивление франкским завоевателям; оно даже скорее взирало на них как на освободителей от ига сборщиков податей, дворянства и церкви. По сущности дела населению было совершенно безразлично, какому господину ни служить, - оно ведь только всего и меняло, что повелителя. Франкским государям и новым землевладельцам население продолжало выплачивать те же подати и выполнять те же повинности, какие прежде от него полагались в пользу императорского правительства и архонтов. Оно даже при перевороте, пожалуй, оказывалось в выигрыше, так как подати с него поступали не в казну отдаленной Византии, но расходовались государем в самой стране. Периойки же попросту превратились в вилланов (villani и rustici) франкских владельцев; они сделались рабьим живым инвентарем государственных домен, ленных вассалов и латинской церкви.

Безжалостное положение феодального права nulle terre sans seigneur постепенно находило себе осуществление в завоеванной стране, и таким образом здесь, как ранее в Сирии, а позднее в Кипре, исчезли последние следы землевладения вольных хлебопашцев.

Та же судьба порабощения постигла повсеместно греческие городские общины - тем, впрочем, снисходительнее, чем значительнее они являлись в данной местности, ибо сама мудрость повелевала завоевателям не возлагать на городские общины невыносимых тягот, но уважать собственность и исконный их строй. Когда император Балдуин принимал во владение предоставленные ему страны, он сохранил в неприкосновенности действовавшие в них законы, а большие города вроде Фессалоник предались франкам под нарочитым условием, что их стародавние вольности и обычаи будут за ними сохранены и впредь. Шамплитт и Вилльгардуен подкупили Морею подобным же преклонением, проявленным к туземным законам и правам владения собственностью

Поэтому возможно допустить, что подобные же соглашения и обещания имели место и в Беотии и Аттике, хотя там, за исключением Фив и Афин, не существовало вовсе таких значительных населенных пунктов, как во Фракии и Македонии или в Фессалии и Пелопоннесе. В Беотии, правда, находились Орхомен, Коронея, Левктра, Феспия, Платея и Танагра, но эти города превратились или совсем в развалины, или в жалкие поселки. Единственно Лабадея приобрела впоследствии опять значение как весьма важная франкская крепость.

В Аттике Афины издревле славились как единственный настоящий город, тогда как прочие поселки, древние сельские демы либо совсем поисчезали, либо сохранились (как Элевсис) в виде ничтожных деревушек. Тем не менее и в Аттике завоеватели отчасти по незнакомству с обстоятельствами и языком страны, отчасти же благодаря собственной малочисленности были вынуждены, при никем не оспаривавшемся завладении краем, признать за местными общинами гражданское их устройство и право избирать судей, которые вершили правосудие согласно Византийскому судебнику Василиков. Завоеватели ограничились на первый раз тем, что заставили общины признать свою власть, приняли от городов верноподданническую присягу и установили налоги в том же размере, по какому они выплачивались византийскому правительству. Впрочем, завоеватели принесли с собой свои феодальные правовые принципы и стали их тотчас же применять в области вновь заведенных ими ленных отношений. Эти франкские законы в общем напоминали знаменитый кодекс иерусалимских ассиз, относительно которого, ничем, впрочем, не доказанное, предание гласит, будто этот судебник еще в 1099 году был составлен Готфридом Бульонским и им же внесен на хранение в храм Гроба Господня. Этот кодекс погиб, когда Иерусалим в 1187 г. был занят Саладином, но по устным правовым преданиям продержался вплоть до ^192 г. в С. Жан д'Акре, этом последнем остатке иерусалимского Франкского королевства. Достоверно во всяком случае то, что феодальное государство первых королей из дома Лузинианов на Кипре было построено на основе правовых норм иерусалимских ассиз.

Во всей франкской Греции выработалось однообразное право, которое с течением времени вступило в силу под наименованием Liber consuetudinum imperii Romaniae. По всем существенным статьям оно совпадало с положениями иерусалимских ассиз крестоносных рыцарей. Так как эти законы во второй половине XIII в. находили себе широкое применение в Пелопоннесе, то, вероятно, они же привились и во франкских Афинах.

При первоначальном устройстве феодального своего государства и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.