Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Статья История оккупации Витебска, когда тысячи евреев стали здесь жертвой фашистского геноцида - невиданных унижений и издевательств, а потом тотального уничтожения. Свидетельства очевидцев на судебном процессе над 6 офицерами Айнзацкоманды-9 группы В.

Информация:

Тип работы: Статья. Предмет: История. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


14
Витебское гетто

Даже в самом кошмарном сне не могло бы присниться витеблянам то, что пришлось им увидеть в оккупированном Витебске. Тысячи евреев стали здесь жертвой фашистского геноцида - невиданных унижений и издевательств, а потом тотального уничтожения.
Столетиями были они значительной частью населения этого древнего города. По предвоенной переписи 1939 года в Витебске проживало 37 тысяч евреев - это 22% всего населения.
В первые дни оккупации была проведена принудительная регистрация евреев. В списки было занесено 16 тысяч человек. Правда, на регистрацию обязаны были явиться не только евреи, но и дети от смешанных браков во втором и третьем поколении. Возможно, что на эту регистрацию явились далеко не все, так как часть еврейских семей, которые предприняли попытку эвакуироваться, блуждали в это время в окрестностях города и впоследствии, не сумев перейти линию фронта, были вынуждены вернуться обратно. Вместе с ними оказались в Витебске и беженцы из западных районов Беларуси, которых также обогнал фронт. Поэтому, возможно, в Витебске в первые недели оккупации оказалось больше евреев, чем проживало до войны.
Установление нового порядка гитлеровцы начали с уничтожения еврейского населения. Вот кровавая хроника первых недель оккупации.
Из показаний, данных В.Орловой 27 сентября 1944 года: «С первых же дней фашисты организовали облавы на евреев. В районе Песковатика на протяжении трех дней производили расстрелы на еврейском кладбище».
17 июля по приказу немецкого командования на стенах домов были расклеены объявления, в которых говорилось о том, что все евреи должны зарегистрироваться до 20 июля, а кто не зарегистрируется, будет расстрелян. Каждый еврей должен пришить к своей одежде на груди с правой стороны и сзади на спине круг из желтой ткани диаметром 10 см.
20 июля немцы приказали всем мужчинам от 15 до 50 лет собраться в бывшем саду имени Ленина. Здесь их стали избивать, потом выбрали из каждого ряда по 30 человек и расстреляли за то, что не все исполнили приказ прийти с нашитыми на одежде желтыми знаками.
24 июля гитлеровцы собрали около 300 молодых мужчин якобы для расчистки территории города от завалов. Их погнали в сторону еврейского кладбища на Улановичскую гору. Ничего не подозревающие люди с лопатами и метлами, охраняемые несколькими солдатами, подчинились приказу. По свидетельству очевидцев, на Улановичской горе им приказали вырыть яму, и здесь же расстреляли.
Спустя пару дней по городу были расклеены сообщения немецкого командования, из которых жители города узнали, что 300 евреев были расстреляны за поджог города во время вступления в него немцев.
25 июля фашисты приказали всем евреям переселиться на правый берег Западной Двины к зданию бывшего Клуба металлистов. С собой было разрешено брать только ручную кладь. Срок переселения определялся до 27 июля. Переправа евреев через реку была задумана фашистами как очередная расправа над мирным населением.
По рассказам бывшей узницы витебского гетто П.Фрумсон, уже к 11 часам утра 25 июля на берегу Западной Двины, в районе Успенской горки, собралось несколько тысяч евреев. Немцы ходили среди собравшихся, выбирали молодых девушек, уводили их и насиловали. Солдаты отбирали у людей понравившиеся им вещи. Одну пожилую женщину фашисты привязали к лодке и таскали по воде до тех пор, пока она не захлебнулась.
Витебский рабочий М.Железняк в письме к сыну на фронт: опубликованном в газете «Комсомольская правда», писал: «Немцы посадили на весла отпетых уголовников. Эти бандиты довозили женщин, детей, стариков до середины реки, выбрасывали их и топили. Тех, кто вытался спастись, добивали ударами весел. Немцы с берега фотографировали эту «переправу».
Немецкие солдаты, плававшие на своих лодках посреди переправы, якобы для того, чтобы регулировать движение, переворачивали лодки и плоты с сидящими на них людьми. Многие, не умевшие плавать, особенно пожилые люди и маленькие дети, тонули.
Другие солдаты развлекались тем, что стреляли по лодкам с противоположного берега. В этот день переправы, по свидетельству очевидцев, было потоплено в Западной Двине более 300 человек.
Бывший бургомистр В.Родько во время допроса в августе 1945 года показал: «В подборе места для гетто и выселения еврейского населения из квартир приняли активное участие Л.Г. Брандт, а в расстреле - местная полиция, во главе которой стояли П.Шосток и А.Туровский».
Место, отведенное для гетто, представляло собой сплошное каменное пожарище, где никто уже не проживал. Оно занимало территорию в пределах улиц Комсомольской, Набережной, Ильинского, Энгельса, Кирова. Здесь узникам, согнанным в гетто, приходилось жить под навесами, в конурах из кирпичей, жести и обгоревших кроватей. Тысячи ютились в небольшом здании бывшего Клуба металлистов. По воспоминаниям бывшего узника гетто Х.Портного, люди размещались на лестничных клетках и под лестницами, сотни набились на балконы и лоджии, был занят каждый сантиметр на полу в зале. Но все-таки большая часть узников осталась под открытым небом на берегу реки, во дворах разрушенных зданий.
После того, как всех евреев переселили в гетто, его территория была обнесена дощатым забором и колючей проволокой. Гетто днем и ночью охранялось полицаями. Выходить из гетто имели право только те мужчины, которых гоняли под конвоем на черновые работы. Правда, подростки умудрялись по ночам убегать из гетто, чтобы обменять что-нибудь из вещей на продукты и вернуться обратно к своим родным.
Вспоминает С.И. Голубовская (Гольдина): «Однажды собравшись с духом и силами, я решила бежать. Думала спасти себя и принести хоть какую-нибудь еду родителям. Понимала, если не решусь на этот шаг, погибнем все. Меня подтолкнули снизу, и я перескочила через проволочное ограждение. Внизу стоял охранник. Я выхватила у него винтовку, отбросила ее в сторону и стала убегать. Наверное, охранник, не ожидавший от меня такой прыти, не сразу опомнился. А может быть, у него были другие причины, но он не погнался за мной и не стал стрелять вслед. Я бежала куда глаза глядят, вскоре оказалась в деревне Вымно. Одна женщина в деревне дала мне иголку с ниткой, чтобы я могла привести в порядок свою одежду. Другая - стакан молока с куском хлеба. Я выпила молоко, а хлеб спрятала и пошла обратно в город, надеясь передать хлеб родителям. Мне это удалось. И я неоднократно совершала такие рейды по окрестным деревням».
На судебном процессе, который состоялся в Западном Берлине в мае 1962 г. над 6 офицерами «Айнзацкоманды-9» группы «В», принимавшими активное участие в уничтожении еврейского населения Витебска, было установлено: «В последние дни июля, самое позднее 2.8.1941 г. «Айнзацкоманды-9» достигла сильно разрушенного Витебска. Она расквартировалась в достаточно хорошо сохранившемся здании политехникума. Отсюда было видно находившееся у Двины гетто, огражденное забором… «Айнзацкоманды-9» занялась тотчас тем, что стала вылавливать евреев, живших в окрестностях Витебска и доставлять их в и без того переполненное гетто. Этими акциями были затронуты евреи, жившие в деревнях. Их хозяйство, в том числе и скот, оставалось без присмотра. Доктор А.Фильберт (оберштурмбанфюрер, руководитель «Айнзацкоманды-9» группы «В») распорядился соорудить хлев, куда загоняли коров, лошадей и овец, отобранных у евреев.
В самом Витебске А.Фильберт начал выполнение приказа по расстрелам евреев. В первые 10 дней пребывания в Витебске состоялись, по меньшей мере, 2 акции, жертвами которых стали по меньшей мере около 100 человек. В этих акциях помимо «Айнзацкоманды-9» принимал участие в качестве взвода оцепления взвод полицейских.
«Для гетто была отгорожена большая территория. Каждый день от голода, болезней, холода умирали десятки человек. Первыми умирали старики и дети. Иногда трупы вывозили за территорию гетто, но чаще покойников хоронили здесь же, рядом со зданием клуба или в разрушенном здании складывали покойников штабелями - как дрова», - вспоминала бывшая узница С.Я. Сарак.
Ю.М. Зарецкий тогда был ребенком, перенес все ужасы гетто, вспоминал, что из вереницы ежедневных кошмаров ему врезался в память эпизод, когда на улице умирала девочка 6-7 лет, его ровесница. Она лежала на куче тряпья. Из горла вырывались какие-то хриплые звуки. Мать металась рядом, и, обезумев от горя, кричала: «Кто-нибудь, помогите». Привели доктора, такого же узника гетто. Он посмотрел девочку, развел руки в стороны и сказал: «Дайте ей спокойно умереть…»
16 сентября 1941 года Местная профашистская газета «Вцебскя ведамасц» опубликовала объявление: «Усiм грамадзянам нежыдоускага паходжання сурова забараняецца знаходжанне на тэрыторыi гета. Адначасова усiм жыдам забараняецца хаджэнне па няуказанай iм тэрыторыi. За парушэнне вiнаватыя будуць пакараны. Крымiнальны аддзел горада Вiцебска».
Письмо, приведенное ниже, было написано в сентябре 1941 г. и передано за колючую проволоку гетто. Его написала жена известного витебского врача София Исидоровна Ратнер. До войны она преподавала иностранный язык в Витебском художественном училище. В 1941 г. ей было уже 72 года. Вот оно:
«Моим детям Ниночке, Марусеньке, Аточке, Витеньке. Дорогие детки: Марусенька, Аточка, Витенька, Ниночка, прощайте. Умираю. Что мы тут переживаем в гетто, не поддается описанию. Лучше умереть. Надя единственный человек, который с наступлением катастрофы и до конца заботилась о нас с большим риском для себя. Она чистый, кристально чистый человек. И сохранилась такой, несмотря на жуткое окружение, грабежи, насилия, издевательства, подлости и предательства. Не забудьте этого никогда. Сделайте для нее все, что можете, если она будет нуждаться в чем-нибудь. Она для нас самый, единственно близкий, единственно родной человек.
Дорогие, любимые, бесконечно любимые, прощайте. Живы ли вы все, я этого не знаю. Ничего мы не знаем, что кругом делается, отрезаны от мира. Мы здесь с Фаней, плюс, конечно, все оставшееся в Витебске еврейство. Прощайте еще раз, дорогие. Как тяжело расставаться с вами навсегда. Бесконечно любящая мама. 6.11.41 г.»
Письмо Софьи Ратнер из гетто сохранила и передала в конце войны ее родным замечательная белорусская женщина Надежда Фоминична Шидловская (Врублевская). До войны 15 лет она жила в семье Ратнеров, вела домашнее хозяйство. Это и есть та самая Наденька, которая с риском для жизни приходила в гетто и передавала Софии Исидоровне еду и одежду.
Опасность возникновения эпидемий в гетто была обоснована всем режимом содержания узников. И Методом борьбы с болезнями становилось поголовное уничтожение людей. Об этом свидетельствует выдержка из материалов судебного процесса, состоявшегося в мае 1962 г. в Западном Берлине: «Голод увеличивал предрасположенность к инфекционным заболеваниям. Врачебной помощи не было. Санитарные условия были в ужасном состоянии. В этой ситуации доктор Альфред Фильберт издал указ о поэтапном уничтожении гетто, то есть расстреле всех находящихся в нем евреев. Обосновал он свой указ опасностью возникновения эпидемий»,
Уничтожение потребовало проведения нескольких акций. Под руководством Грайфенбергера расстреляно 250 человек - мужчин, женщин и детей. Сам Грайфенбергер утверждал, что это была первая плановая акция по уничтожению гетто. Жертвы были привезены около 9.00 утра на грузовых автомобилях за и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.