На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Создание военно-морского флота в России. Разработка военных уставов в период правления Петра I. Переход к регулярной армии; рекрутские наборы. Приспособление армии к новым историческим условиям в период укрепления феодально-абсолютистского государства.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 22.12.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


34
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
1. СОЗДАНИЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА В РОССИИ
2. РАЗРАБОТКА ВОЕННЫХ УСТАВОВ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПЕТРА I
3. ПЕРЕХОД К РЕГУЛЯРНОЙ АРМИИ. РЕКРУТСКИЕ НАБОРЫ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Изучение военного прошлого нашей Родины является одной из важнейших задач исторической науки. Военная мощь государства, как известно, определяется уровнем экономического развития страны. Ничто так не зависит от экономических условий, как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия зависят прежде всего от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения.
Превращение постоянной армии в регулярную и строительство флота происходило в период укрепления феодально-абсолютистского государства. Главной целью военных реформ, проведенных в начале XVIII века, было приспособление армии к новым историческим условиям, превращение ее в послушное орудие правящего класса.
Петровские реформы приковывают наше внимание, т. к. они стали навсегда синонимом Перелома. Применяя единственно возможные в тех условиях чрезвычайные меры, Петр в короткий срок сумел достичь значительных и впечатляющих результатов.
1. СОЗДАНИЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА В РОССИИ

С приходом к власти Петра I (1682) главная задача во внешней политике состояла в том, чтобы выйти к Балтийскому морю, без чего Россия не могла развиваться. Выход же к Черному или Каспийскому морям не решал этой государственной задачи, так как ни Азовское, ни Черное, ни Каспийское моря не могли открыть России прямой выход в Европу. Только овладение Прибалтикой давало возможность установить связи с западом без польско-шведских посредников и укрепить политическое положение России в этой части Европы.
Выход в Прибалтику был связан с необходимостью вооруженной борьбы со Швецией. Но для войны с таким грозным противником, как хорошо развитая в промышленном отношении Швеция, господствовавшая в то время на севере Европы и обладавшая хорошей армией и флотом, нужно было иметь сильную, хорошо организованную армию, стоящую на уровне современных требований. Также, дальнейшая борьба за выход в Европу была не возможна без достойного военно-морского флота. Это заставило Петра I ускорить проведение военной реформы.
Необходимость военных реформ была полностью осознана после Азовских походов, показавших слабость нашей армии и флота.
Строительство флота было делом государственной важности, и потому вопросы частного характера отходили на второй план. Когда в 1696 году для операций под Азовом потребовались корабли, в России запретили «всякую плотничью работу» - флоту нужен был лес. Починка избы, отопление - вопросы второстепенные, и огромная армия чиновников контролировала сохранность лесных богатств. Трудно даже представить размах злоупотреблений на местах и всесилие правительственных агентов. В одной из жалоб монарху валуйские жители, доведенные до отчаяния, писали: «… холопы твои без дров, не топя избушек своих озябаем студеною смертью».
Сохранение корабельных лесов - объект постоянной тревоги властей. В районах Воронежских верфей на все леса с 1700 года была проведена опись и назначены сторожа. Штраф за порубку годного для кораблестроения дерева составлял 5 рублей. От Адмиралтейства вдоль Невы и по берегам Финского залива (до Сестрорецка и Петергофа) через каждые 5 верст были установлены виселицы с повешенными - так казнили пойманных при порубке леса. После вырубки деревьев в районе сегодняшнего Гостиного двора жители всех близлежащих слобод были заподозрены в совершении преступления, каждого десятого казнили, а остальных били кнутом. Государственная программа кораблестроения подчиняла себе все и вся. В 1696 году, например, все железные части для флота были заказаны кузнецам, которые до окончания этой работы не имели права «ковать по своей надобности». При этом уплата за работу производилась в рассрочку в течение нескольких лет. Показательно, что государство так и не заплатило денег, и в конце концов Петр I заставил платить монастыри.
Первый рубеж России был взят в борьбе за выход к южным морям, при овладении которым возникло первое регулярное формирование военно-морских сил. Строительство началось после неудачи I Азовского похода, внушившей молодому царю фантастическую мысль «построить в одну зиму за 1200 верст от моря значительный флот, не имея для этого в наличности ни средств, ни знающих людей, потом провести этот флот по мелководным рекам … снарядить и вывести его в море в таком грозном состоянии, что более опытный неприятель спасался от него бегством».
После взятия Азова в 1696 году Петр I вернулся в Москву с новыми государственными планами. Две идеи захватили царя: постройка флота для Азовского моря и предстоящая поездка в Европу. Обе они были претворены в жизнь Петром быстро, смело и оригинально.
Первая идея, непосредственно связанная с Воронежем, составляла важную часть плана закрепления России на берегах Азовского моря. Под Азовом Петр I решил возвести несколько крепостей, заселить Азов и эти крепости русскими людьми, а для защиты края и действий на море против турок и татар построить достаточно большой военный флот. По мысли Петра, флот должен быть большим не только по количеству, но и по размерам судов. Малые парусно-гребные галеры, постройки 1696 года надлежало заменить крупными многопушечными кораблями. Таких кораблей надо было построить не менее сорока.
Свою идею молодой царь вынес на утверждение Боярской думы. Заседания думы, где рассматривались предложения царя о заселении Приазовья и постройке флота, проходили 20 октября и 4 ноября 1696 года. К заседаниям Петр I лично сочинил записку под заглавием «Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фартецыи от турок Азова».
Боярская дума уже на первом заседании 20 октября утвердила в принципе «статьи» Петра, приняв важное решение: «Морским судам быть, а скольким, о том справитца о числе крестьянских дворов». На втором заседании, 4 ноября, был принят ряд постановлений по отдельным деталям в соответствии с предложениями царя и статистическими данными, полученными из Поместного приказа. Светские землевладельцы, в частности, должны были построить один корабль с 10 000 крестьянских дворов, духовные - с 8000.
Кораблестроительные работы начались немедленно после принятия решений о строительстве.
Финансовые проблемы строительства кораблей, одни из сложнейших во всяком крупном деле, Петр I разрешил весьма энергично и своеобразно, употребив власть царя-самодержца. Строить корабли должно было не государство, не казна, а землевладельцы и церковь! Им было предложено объединяться в «кумпанства» и самим нанимать корабельных мастеров.
Оформив свою волю приговорами Боярской думы от 20 октября и 4 ноября 1696 года, Петр I по сути дела начинал в России эпоху реформ и преобразований. Весной 1696 года России нужны были корабли для решения конкретной военной задачи: взятия Азова. Теперь же речь шла о постройке флота, который бы постоянно действовал на море, угрожая врагам. Россия должна была стать морской державой.
Вопрос о том, где строить корабли, поставленный в числе других Петром I перед Боярской думой, видимо, и не рассматривался. Здесь все было ясно: в Воронеже и в его окрестностях. Удачный опыт постройки кораблей для Азовского похода 1696 года говорил сам за себя, да и Воронеж несомненно полюбился Петру.
Тринадцать раз нога русского царя ступала на эту землю. В общей сложности здесь он прожил более 400 дней. Эти дни были поистине историческими не только для нашего края, но и для России. В поте лица, тяжком труде, борении с сомневающимися и неверующими добивался он воплощения в жизнь своих замыслов и с честью выполнил многие из них. По сути дела, с 1696 по 1703 годы (до построения Санкт-Петербурга на берегах Невы) глухой Воронеж неофициально числился столицей России.
Решения Боярской думы о постройке флота были дополнены несколькими царскими указами, которые Петр I через думу уже не проводил. Указом от 4декабря 1696 года крупным помещикам и вотчинникам велено было лично явиться в Москву в Поместный приказ для «корабельной складки» - создания кумпанств. В случае неявки царь грозил конфискацией поместий и вотчин. 11 декабря вышел указ о привлечении к постройке кораблей «торговых посадских людей» - представителей русского купечества. В эти же дни, а именно 6 декабря, состоялся важный царский указ о снаряжении «Великого посольства» в европейские страны; в его составе собирался отправиться в Европу для изучения на практике премудростей кораблестроения и сам царь. Попутно «для научения морского дела» в Италию, Голландию и Англию направлялись молодые дворяне; в списке из 61 человека значатся представители виднейших русских фамилий - Голицыны, Долгорукие, Шереметевы, Бутурлины, Волконские, Ржевские, Хилковы, Урусовы.
Речь шла об устройстве в Воронеже первого в истории России адмиралтейства. На первых порах в соответствии с указом царя Адмиралтейство в Воронеже создавалось именно как «адмиралтейский двор», управленческие функции пришли к нему позже.
Строительство первого российского адмиралтейства проходило в 1697 - 1698 годах под началом стольника Григория Федоровича Грибоедова.
Адмиралтейство располагалось на обширном острове, образованном протоками реки у правого, «городского» берега. Оно включало в себя два больших сооружения: в южной части - цитадель, в северной - кирпичный цейхгауз (склад для хранения военных и морских припасов), а также ряд подсобных строений. Восточнее цитадели был построен деревянный дом для Петра. Рядом с Адмиралтейством располагалась государственная корабельная верфь. Тут же был «парусный двор», где вскоре началось изготовление полотна на корабельные паруса. Далее по реке была построена «пильная мельница» (лесопилка).
Два здания бывшего Адмиралтейства стояли в Воронеже вплоть до первой половины ХХ века. Следует учесть еще одну деталь. Во второй половине ХVIII века в связи с изменением русла реки Воронеж южная половина бывшего адмиралтейского двора, включая цитадель, оказалась уже не на острове, а на правом берегу реки. Такое положение сохранялось на протяжении двух столетий вплоть до создания в 1972 году воронежского водохранилища. Теперь же все места прежнего адмиралтейства скрыты под волнами рукотворного «воронежского моря».
Официальной датой завершения строительства Адмиралтейства в Воронеже следует считать 26 июля 1698 года. В этот день стольник Грибоедов «отдал» адмиралтейский двор воронежскому воеводе Полонскому. Передача зданий и сооружений проходила по «описным книгам». Возможно, что некоторые работы в Адмиралтействе продолжались и после официального завершения строительства. Так, один из документов сообщает, что на адмиралтейский двор были присланы «резного деревянного дела мастеры», иностранцы Франц Тетюлий и Франц Шулет.
9 марта 1697 года в составе знаменитого «Великого посольства» Петр I отправился за границу, где пробыл целых полтора года. Несмотря на огромную загруженность разнообразными делами, он и в Европе продолжал интересоваться воронежским кораблестроением.
Из Европы Петр I вернулся в Москву 25 августа 1698 года. Менее двух месяцев прожил царь в столице, где у него накопилось достаточно дел. За это время он успел самолично обрезать бороды многим боярам и провести исключительно жестокое расследование восстания московских стрельцов. Государя тянуло в Воронеж, где он хотел выяснить, что сделано для осуществления его плана, на практике применить свои знания в кораблестроении, приобретенные на верфях Голландии и Англии во время путешествия в Европу.
Петр I настолько спешил в Воронеж, что выехал из Москвы вечером 23 октября прямо с прощального пира, который устроил царю генерал и адмирал Франц Лефорт. Осенняя распутица неожиданно задержала государя в пути более чем на неделю. 31 октября он появился в Воронеже, где он не был в течение двух лет.
Воронеж обрадовал Петра I. У города на реке царь увидал несколько готовых кораблей. Появился построенный по царскому указу адмиралтейский двор, необходимые флоту подсобные предприятия и помещения.
Первым делом, за которое взялся государь, приехав в Воронеж, была организация охраны стоящихся и уже построенных кораблей. Русско-турецкая война официально не закончилась, существовала реальная угроза нападения на корабельные верфи крымских татар.13 ноября было послано от имени царя распоряжение в Белгород князю Я. Ф. Долгорукову о посылке в Воронеж солдатского полка Афанасия Нелидова для караула кораблей. Требование царя исполнено было в срок.
19 ноября 1698 года на казенной воронежской верфи при Адмиралтействе Петр I лично заложил 58-пушечный боевой корабль с особой формой киля. Он дал кораблю имя «Гото Предестинация» и стал лично руководить постройкой. По-русски, как писал Петр, название корабля означало «Божье предвидение». Чертежи и размеры корабля были выполнены самим царем - не зря Петр изучал корабельное дело в Голландии и Англии и даже получил диплом корабельного мастера.
Понимая, что долго руководить постройкой «Предестинации» он не сможет, Петр I еще раньше вызвал в Воронеж своих помощников - Федосея Скляева и Лукьяна Верещагина. Они оба изучали корабельное дело сначала вместе с царем в Голландии, потом - в Италии.
Постройка многих «кумпанских» кораблей между тем заканчивалась. Их строили иностранные мастера - Август Мейер и Питер Гоор. Кроме Воронежа строительство кораблей велось в пригородной слободе Чижовке, селах Ступине и Чертовицком, на Дону - в Коротояке, в казачьем городке Паншине, в устье Хопра. В Воронеже в 1698 году были в основном готовы многопушечные корабли «Отворенные врата», «Сила», «Цвет войны», на Чижовской верфи в заключительной отделке стояли корабли «Виноградная ветвь», «Гром», «Мяч», на Чертовицкой верфи - «Геркулес». Строился и казенный (не «кумпанский») 62-пушечный корабль под названием «Воронеж». Он был заложен под руководством корабельного мастера голландца В. Геренса в конце 1697 года.
Из Воронежа царь отправился в Белгород для осмотра армии, оттуда выехал на юг в Азов, где проконтролировал ход строительства. Качеством работ в крепости остался недоволен. Из Азова возвратился в Воронеж. Здесь на Воронежской земле, зимой 1698 года состоялась его встреча с гетманом Украины Иваном Степановичем Мазепой. С ним он имел длительную беседу. Возвратившись домой, гетман отправил в столицу корабельного дела 3000 казаков для охраны готовых судов.
После освещения кораблей и молебна в весенний день 27 апреля состоялось торжественное отплытие пяти многопушечных парусных боевых судов - «Отворенные врата», «Меркурий», «Сила», «Цвет войны», «Миротворец». Вместе с ними в «Керченский» поход вышли 28 легких гребных галер, бригантин, галеасов и 117 стругов. Матросами на них были солдаты Преображенского и Семеновского полков, числом в 2684 человека. Вице-адмирал Корнелий Крюйс командовал флотом. Два дня флотилия простояла в устье реки Воронеж и два дня в Костенске.
В Азове к флотилии присоединились еще несколько боевых кораблей. 19 июля 1699 года узнав, что на реке Битюге неизвестные люди заселились на пустопорожних землях, царь приказал выселить их с тех мест, а избы - сжечь. На Битюг была послана военная команда. Освободившиеся земли были заселены дворцовыми крестьянами из Ярославля, Костромы и других мест. В 1701 году сюда прибыли новые поселенцы - около 5 тысяч крепостных крестьян (1021 семья) из Ростовского, Ярославского, Костромского и Пошехонского уездов. Они создали там обширную Битюцкую дворцовую волость, центром которой стала крепость Бобровск.
«Керченский поход» воронежских кораблей в Азовском и Черном морях продемонстрировали боевую мощь России и содействовали заключению мирного договора с Турцией на несколько лет. Это помогло Петру в 1700 году начать войну со Швецией за выход к берегам Балтики.
Перед отъездом из Воронежа Петр I на несколько дней смог вернуться к своей любимой «Предестинации». В письме адмиралу Лефорту он подробно описал строящийся по собственным расчетам корабль. План строительства под Воронежем большого числа многопушечных кораблей успешно претворялся в жизнь.
Однако другие государственные дела требовали внимания Петра. 16 декабря 1698 года царь покинул Воронеж, 20 декабря он вернулся в Москву, 22 и 23 декабря в селе Преображенском под Москвой провел очередные заседания Боярской думы. Но и в эти дни Петр думал о флоте, о Воронежских кораблях. Как свидетельствует друг царя генерал Патрик Гордон, приехав в Москву, Петр I сказал ему: «Состоится ли мир или нет, я выведу флот мой в море». Эти слова оказались пророческими.
Всего на воронежских верфях до 1702 года было построено 28 кораблей, 23 галеры и много мелких судов. Строительство кораблей продолжалось и позже, вплоть до отдачи туркам Азова и Таганрога в 1712 году, когда часть кораблей Азовского флота была уничтожена, а часть - продана туркам. Но к этому времени Азовский флот не был единственным флотом России. Уже десять лет на берегах рек Балтийского бассейна активно строились корабли.
Как и в Воронеже, опыт которого был, конечно, учтен, строительство флота на Балтике велось форсированными темпами. Начало ему было положено в 1702 году основанием верфи на реке Сясь. В 1703 году на Свири возникла знаменитая Олонецкая верфь, одна из самых крупных, с которой успешно соперничала лишь основанная чуть позже Петербургская верфь. Всего в петровский период было построено не менее 1104 кораблей и иных судов, при чем львиная доля - на Петербургской и Олонецкой верфях - 386 судов, из которых 45 линейных кораблей. Эти цифры отражают колоссальные успехи кораблестроения за двадцать с небольшим лет.
По мнению историков кораблестроения в России, сам Петр был незаурядным кораблестроителем, предложившим много новых технических решений, начиная с проектирования и кончая использованием морских судов. Стремясь добиться непрерывной работы верфей в течение года, Петр предложил спускать корабли даже зимой - в специально подготовленную для этого прорубь. С годами рос опыт царя-кораблестроителя. Начав с проектирования и строительства яхт и шняв, Петр закончил проектом и закладкой 100-пушечного корабля. Образцовым стал спроектированный им 64-пушечный корабль «Ингерманланд», построенный Р. Козицем в 1715 году.
Одновременно со строительством кораблей в Петербурге и Кронштадте создавались мощные военноморские базы, дополненные базой в Эстляндии. В Кронштадте строилась уникальная система каналов и шлюзов, которая позволяла беспрепятственно ремонтировать, вооружать и даже хранить в межсезонье на берегу огромные корабли.
Петр не ограничивался строительством кораблей. Они также покупались за границей и перегонялись в Петербург. Так, за 1711 - 1714 годы было куплено и переведено в Россию 16 линейных кораблей.
Петровское время стало расцветом галерного флота, известного с античных времен. Опыт кораблестроения, перспективы военных действий на просторах Балтики непосредственно у берегов Швеции - следствие вытеснения шведов из Финского залива, - как и общие военно-морские амбиции Петра, - все это привело к принятию приблизительно в 1714 - 1715 годах целостной программы увеличения и качественного обновления флота. И эта программа была не только выполнена, но и перевыполнена к концу царствования Петра: число кораблей с 1715 по 1724 год увеличилось с 27 до 34, а фрегатов - с 7 до 15. Мощь орудийного залпа флота возросла при этом почти вдвое: всего на борту вместо 1250 орудий стало 2226 орудий. Усиление огневой мощи было связано с появлением на вооружении нового поколения кораблей, среди которых выделялись 96-пушечный «Фридрихштадт», 90-пушечные «Лесное» и «Гангут», а также три корабля, имевшие по 88пушек.
То, что флот России превосходил шведский, стало очевидно уже во второй половине Северной войны. Но забегая вперед, следует отметить, что после того, как наметился перелом в пользу России, Петр не собирался сворачивать военно-морское строительство. Ему, как опытному флотоводцу, было ясно, что русскому флоту далеко до флота «владычицы морей» Великобритании, трижды (в 1719 - 1721 годах) эскадра адмирала Норриса запирала русский флот в гавани. Не исключено, что ответом на это стала закладка Петром в 1723 году 100-пушечного корабля, получившего впоследствии название «Петр I и II». По-видимому, этот гигантский по тем временам корабль должен был начать собой новое поколение кораблей, которым явно была тесна Балтика.
2. РАЗРАБОТКА ВОЕННЫХ УСТАВОВ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПЕТРА I

Главной целью военных реформ, проведенных в начале XVIII века, было приспособление армии к новым историческим условиям, превращение ее в послушное орудие правящего класса.
Военная тактика зависит от уровня военной техники. Кремневое ружье и стальной штык, а также гладкоствольная артиллерия являлись материальной базой линейной тактики и маневренной стратегии. Усовершенствование этого оружия, а также появление «винтовального» стрелкового оружия обусловило переход к тактике колонн и рассыпного строя, к стратегии генерального сражения.
В 1699 году стала осуществляться реформа полевой армии. Комиссия под руководством Головина вначале решила развернуть 60 - 80 полков трехсотенного состава. Но Петр I не утвердил этого решения и предложил формировать полки тысячного состава.
Организация полевой армии, куда вошли 2 гвардейских, 27 пехотных и 2 драгунских полка, завершилась в конце 1699 года. В то время молодая армия еще не обладала высокой боеспособностью. В первом же сражении под Нарвой в 1700 году она потерпела поражение.
Развитие отдельных родов оружия шло следующим образом.
Было решено иметь два вида пехоты. В соответствии с этим было определено сформировать 47 пехотных и 5 гренадерских полков, последние должны быть сформированы из гренадерских рот в существующих 27 пехотных полках. К 1710 году эта задача была завершена.
В 1705 году было положено начало формированию морской пехоты. Полк состоял из двух батальонов. Численность полка: 1250-рядовых, 70 унтер-офицеров и 45 офицеров.
Серьезные выводы были сделаны и по вопросу формирования кавалерии.
Конница являлась «глазами армии», она как бы освещала местность, ведя дальнюю и ближнюю разведку, в ходе боя защищала фланги, являвшиеся наиболее уязвимым местом, преследовала разбитого противника. Для осуществления этих задач нужна была многочисленная, хорошо обученная конница, на создание которой требовалось значительное время.
Организация конницы еще в 1700 году была возложена на комиссию, заседавшую в Золотой палате, под председательством Б. Голицына. Решено было ассигновать 100 тыс. рублей «на покупку лошадей для свейской службы». В последующие годы число полков все время изменялось.
Всего в кавалерии к 1723 году было 41 920 человек.
Первой частью, положившей начало регулярной артиллерии, была бомбардирская рота Преображенского полка. Она обслуживала полевую и осадную артиллерию до организации особого артиллерийского полка, который был сформирован в 1701 году и имел в своем составе 4 пушкарские роты, 4 бомбардирские команды, понтонную и инженерную роты и полковых чинов. Всего полк в этом году имел 674 человека.
Артиллерия по своему назначению делилась на полковую, полевую и осадную. Полковая артиллерия входила обычно в состав полевой, но она находилась непосредственно в полках. Каждый пехотный полк имел на вооружении по две медные трехфунтовые пушки и 4 мортирцы, а кавалерийский -- по шесть или восемь орудий.
Полевая артиллерия имела непостоянную численность. В 1706 году она имела 157 орудий, в 1712 году -- 108 орудий, а в 1724 году -- по окончании войны также 108. В 1724 году в составе полевой артиллерии было 80 трехфунтовых пушек, 6 шестифунтовых, 12 восьмифунтовых, 3 двенадцатифунтовых, 4 однопудовые гаубицы, 3 полупудовых гаубицы.
Осадная («большая») артиллерия по штату 1723 года имела: 24-фунтовых пушек --60, 18-фунтовых -- 60, девяти- и пятипудовых мортир -- 40, шестифунтовых мортирцов -- 200. Эта артиллерия имела запас по 500 выстрелов на орудие.
В 1714 году было учреждено 12 фурштадтских команд, в которых состояло 1255 человек и 1986 лошадей.
Инженерные войска как отдельный род оружия в первой четверти XVIII века не существовали. Инженеры, понтонеры и минеры входили в состав артиллерийского полка. Строевой инженерной частью была минерная рота.
В 1724 году Петр I принял решение сформировать инженерный полк, а инженеров разделить на два разряда. Но выполнена эта задача была позднее.
Во время Северной войны главной силой для подавления народных протестов и восстаний внутри страны были гарнизонные войска. В то же время они являлись резервом для пополнения полевой армии и выполняли функции запасных войск.
Для успешного решения этих задач правительство создало громадную внутреннюю армию. В 1711 году были проведены первые крупные мероприятия по упорядочению гарнизонных войск, в результате которых было сформировано два драгунских и 30 пехотных полков, насчитывавших 58 тыс. человек. Гарнизонные войска были разделены на 3 разряда.
Штаты 1711 года предусматривали следующий состав людей в гарнизонном пехотном полку: строевых солдат--1152, нестроевых -- 211, унтер-офицеров -- 80, обер-офицеров -- 40.
Стабилизация штатов была достигнута лишь к 1720 году.
В пограничных областях гарнизонные войска выполняли функции полевых войск, особенно в крепостях Прибалтики и на Украине.
Выполнение функции запасных войск видно из того, что полевые полки с 1708 года пополнялись главным образом из гарнизонных войск, а не из «скасованных».
Таким образом, хаотическая на первый взгляд смена гарнизонных полков имела свой смысл. Они являлись учебными полками и поставляли для полевой армии обученный контингент.
В первой четверти XVIII века в Прибалтике и на Украине началось формирование ландмилицких полков. Ландмилиция была образована из людей «прежних служб».
Создание ландмилиции на Украине диктовалось необходимостью охраны южных границ от турок. Общая численность ландмилиции составляла 6282 человек.
Политическая направленность этих войск была вполне ясна: они наблюдали как за неприкосновенностью границы, так и за состоянием окраинных губерний (Киевской, Азовской и др.)
В состав иррегулярных войск входили казачьи полки, которые формировались в отдельных казачьих войсках.
Количество казачьих войск достигало 40--45 тыс. человек. Постоянного штатного состава эти войска не имели. Общая численность казачьего полка составляла 500--700 человек.
Более четкую организацию имели украинские войска, которые несли внутреннюю службу, во время войны действовали самостоятельно. Украинское казачье войско имело 10 городовых и 8 охотницких полков. В «генеральной» артиллерии числилось 50 пушек, в полковой -- 40. Численность их достигала 50 тысяч человек.
Первое появление легкой гусарской конницы относится к 1707 году. В этом году майор А. Кезич сформировал из сербов, валахов и венгров команду в 300 человек. В 1711 году было сформировано шесть полков и две хоругви.
В мирное время поселенные гусары несли местную службу, а в военное -- присоединялись к армии и использовались как разведчики в полевых войсках. Гусарская конница насчитывала 340 человек.
В годы Северной войны было обращено особое внимание на устройство и вооружение крепостей. Наиболее крупные крепостные сооружения возводились в городах, расположенных на северо-западе страны. Крепости предназначались для защиты русских границ от шведов. Такие крепости, как Петропавловская, Шлиссельбургская, Псковская, Нарвская, Ивангородская и Кроншлот, являлись мощными сооружениями, снабженными большим количеством оружия и пороха.
Большое значение имело сооружение крепостей в Сибири. В течение первой четверти XVIII века построенные там крепости предназначались для прикрытия горно-промышленных округов Урала и Сибири: Ямшевская (1715), Омская (1716). Эти крепости прикрывали путь от р. Тары вверх по Иртышу до Черного Иртыша. Это были главным образом деревянные крепости, относящиеся ко 2-му и 3-му разрядам.
В основе тактического обучения войск Петра лежали не только одни чисто технические приемы, но и воспитание ответственности, инициативы, сознательной дисциплины, то есть всего того, без чего не может существовать армия.
Особое значение в этих условиях приобретали воинские уставы, регламенты - одним словом, кодекс военного права. Петр уделял их составлению много внимания, видя в них основу жизни армии, да и всего общества. На смену «Учению о хитрости ратного строю» Алексея Михайловича в начале XVIII века пришли новые уставы: «Строевое положение», «Учреждение к бою» и др.
В 1716 году был издан знаменитый «Устав воинский», которым определялись не только организация и устройство ар и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.