На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Причины и основные предпосылки израильско-арабского военного столкновения 1973 года. Схема развития конфликтов на Ближнем Востоке и место Советского Союза в данной войне. Тематики ядерного оружия и перспектив его применения накануне военных действий.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 22.07.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Война «судного дня» 1973 г.

1. Израиль и арабы накануне войны

Причины войны. Решение начать войну против Израиля было принято А. Садатом и президентом Сирии X. Асадом летом 1973 г. Точная дата начала боевых действий была определена двумя президентами в строжайшей тайне лишь 4 октября. В тот же день об этом стало известно советской разведке.
Вот реакция министра иностранных дел А. Громыко: «Боже мой! Через два дня начнется война. 6 октября, по московскому времени в 14 часов Египет и Сирия против Израиля. Вот не послушались нас, лезут. А чего лезут сами не знают».
Египетский и сирийский президенты шли на открытую военную конфронтацию прежде всего потому, что отсутствие прогресса в деле урегулирования конфликта ставило их под невыносимое давление общественного мнения внутри своих стран. Вооруженные силы обоих государств извлекли, казалось, уроки из поражения 1967 г., восстановили с советской помощью свою боевую мощь, их моральное состояние заметно повысилось. Они могли надеяться на ограниченный военный успех. Конечно же, руководители Египта и Сирии понимали, что США не допустят тотального военного разгрома Израиля. Но, как и прежде, они возлагали надежду на то, что в случае неудачи Советский Союз не допустит полного поражения своих друзей.
Схема развития конфликтов на Ближнем Востоке
Октябрьская война 1973 г. на Ближнем Востоке является конфликтом с простейшим политическим обоснованием. Обычного множества хитросплетений интересов разных держав и претензий разных народов на том историческом этапе не просматривалось. Вернее сказать, схема развития конфликтов ближневосточной группы стала привычной и прозрачной. Арабская коалиция намеревалась смыть позор предыдущих поражений, сформировавших после «Шестидневной войны» 1967 г. своего рода комплекс неполноценности. Израиль стремился любой ценой удержать захваченный силовой приоритет и аннексированные территории, добытые при последнем разгроме коалиции противников.
Сверхдержавы занимали в регионе свои обычные позиции. Советский Союз держал традиционный курс на поддержку арабов, селекционируя свою помощь в зависимости от близости и подчиненности политических систем стран-союзников. США всемерно содействовали Израилю, поддерживающему выгодный Белому дому силовой баланс в нефтяном сердце планеты. Втянутая во вьетнамскую авантюру Америка не могла допустить складывания второй ресурсной воронки, но стабильность пыталась поддерживать с позиции силы, опираясь на триумфальный для Израиля исход предшествующего конфликта.
242-я резолюция ООН. Юридическим казусом, приведшим к новой войне, стало нежелание Израиля исполнить 242-ю резолюцию Совета Безопасности ООН от 22 ноября 1967 г., предписывающую Тель-Авиву очистить захваченный у Египта Синайский полуостров и Палестинские территории. Результатом израильского самоуправства стал переход конфликта в новую стадию. Война стала перманентной, в 1969 г. завязались ожесточенные бои вдоль Суэцкого канала, на африканском берегу располагались египтяне, а азиатский был занят ЦАХА-Лом. Прекратить огонь удалось лишь летом 1970 г., однако формальное затишье не означало примирения сторон. Фактически мелкие стычки, в первую очередь в воздухе, продолжались дольше.
Перевооружение армий арабов. Наиболее последовательные члены антиизраильской коалиции, Египет и Сирия, преодолев закономерное уныние от трех неудачных войн, приступили к очередному перевооружению армий. К 1970-1972 гг. этот процесс был в основном завершен. Обстановка в мире была более чем благоприятной, учитывая, что в 1973 г. поражение США во Вьетнаме стало совершенной очевидностью. В таких условиях возможность американского вмешательства на Ближнем Востоке оценивалась экспертами-международниками как маловероятная, либо заведомо неэффективная. Израиль оказывался уязвим, несмотря на военно-политическое доминирование в регионе, и даже на наличие в его арсеналах ядерного оружия, разработанного в обход ограничений ООН.
Ядерная проблема. В этой связи предвоенное проектирование действий коснулось редкой для локальных войн тематики ядерного оружия и перспектив его применения. Преемник погибшего в 1970 г. Гамаля Абдель Насера - Апвар Садат - решал для себя вопрос, не спровоцирует ли попытка арабского реванша применение противником атомных боезарядов. Заинтересованные разведки знали, что научно-производственный центр Димон производит не слишком мощные плутониевые бомбы «хиросимского типа». Однако ограниченную мощь зарядов израильтяне могли компенсировать верным выбором объекта применения. Наиболее вероятной целью могли стать: высотная плотина Асуанской ГЭС и так называемая «старая британская дамба», после чего на Ниле возникала высокая волна, стремящаяся в нижний Египет, способная смыть на своем пути всю инфраструктуру страны.
Еще в 1970 г. египетские военные поделились опасениями с советскими коллегами. Прямого ядерного содействия за исключением случая с непосредственным вмешательством США, Москва не обещала. Но советская сторона предложила союзникам альтернативную идею. Координаты подземного комплекса Димон были известны и при необходимости он мог быть поражен серией крылатых ракет с мощными зарядами обычной взрывчатки. Расчет места и времени попадания ракет обеспечивал тектонические подвижки и выводил Димон из строя с гарантией серьезного радиоактивного заражения прилегающей местности. Возможность неотразимого удара по атомным подземельям существовала. На египетских аэродромах базировались несколько советских истребителей МиГ-25, высота и скорость полета которых позволяли игнорировать ПВО Израиля.
Консультации во Франции. Таким образом, фактор ядерного сдерживания на Ближнем Востоке стал обоюдным. Риск радиоактивного заражения территории Израиля был не меньшей опасностью, чем цунами на Ниле. Тем не менее, важность проблемы заставила коалицию продолжить поиск точного ответа на вопрос, воспользуется ли Тель-Авив своим оружием массового поражения. В апреле 1973 г. египетский комиссар Мохаммед Хейкал отправился за дополнительными консультациями во Францию. Париж традиционно был вовлечен в ближневосточные дела, будучи торговым и политическим парт-
пером как Израиля, так и коалиции. В беседе Хейкала с генералом Голуа последний дал понять, что бомба является для ЦАХАЛа не боевым средством, а последним аргументом, который не будет пущен в ход иначе как в случае угрозы полного уничтожения еврейского государства. Коалиция ставила перед собой ограниченные цели, связанные исключительно с возвратом Синая, а также западного берега Иордана и Голаиских высот. Следовательно, Каир и Дамаск могли не опасаться применения противником его стратегического потенциала. При таком взгляде на вещи операция могла стать успешной, без основательного риска подтолкнуть полномасштабную мировую войну.
Позиция Моше Даяна. Израильский министр обороны Моше Даян и впрямь не собирался прибегать к бомбе. Его страна и без того была давно и безнадежно отнесена к списку государств, чья политика идет вразрез с принципами Объединенных Наций. Начав военную «шестидневку» 1967 г. внезапным ударом и отказавшись уступить воле Совета Безопасности, Тель-Авив получил неожиданно большую массу неприятностей, связанных с областью международного сотрудничества. Расширять пропасть между Израилем и миром дальше было некуда. Если бы не США и многочисленная диаспора за рубежом, положение страны могло стать критическим. Как политическое, так и военное руководство страны в известной степени попало в плен ощущения завышенной самооценки. Утраченное чувство реальности сопровождалось «шапкозакидательскими» настроениями. Население Израиля и его лидеры уверовали в иллюзию того, что четырехмиллионный народ в любой момент докажет свое превосходство арабскому окружению, насчитывающему НО миллионов человек.
«Линия Барлева». Военные, впрочем, полагались не только на миражи грядущих побед. Позиция ЦАХАЛа на азиатском берегу Суэцкого канала была труднопреодолимой. Широкая и непрерывная водная преграда. Открытая местность, мешающая противнику скрытно стягивать войска. Проверенная мощь Хель Хаавира, доказавшего свою способность успешно бороться с вражескими ВВС и обращать в груды железа танковые дивизии арабов. Все эти факторы не убаюкали Даяна и его генералитет. Чтобы доказать Египту тщетность надежд вернуть Синайские пески, Израиль возвел вдоль канала непрерывную полосу укреплений. Называлась она «линией Барлева». Работать евреи не ленились, и при строительстве данного оборонительного рубежа ухитрились освоить нешуточную сумму в 300 миллионов долларов.
В голой пустыне из подручных материалов, в основном песка и щебня, был насыпай вал. В насыпи непосредственно на берегу бездействующего канала укрепили огромные емкости, имеющие сток к воде. Заполнили их горючей смесью на нефтяной основе, обладающей способностью гореть в воде. Одно это могло полностью отбить у солдат Садата охоту форсировать не образно названный, а самый настоящий огненный рубеж. Вдоль вала на разном расстоянии от берега располагалась цепь опорных пунктов с железобетонными огневыми точками, эскарпами для бронетехники, куда по башню зарывались танки, а равно и прочими типами заграждений, известных с Первой мировой войны.
На линии постоянно дежурили три бригады израильской мотопехоты. В 12-15 км в глубине Синая располагался запасной оборонительный рубеж. Второй вал насыпать экскаваторов бы не хватило, но и без того вспомогательные фортификации выглядели неплохо. За резервным рубежом дежурили две танковые бригады, способные быстро отозваться на призывы с вала и контратакой сбросить любой десант обратно в горящий канал. При здравом рассуждении упования израильтян на несокрушимость «позиции Барлева» можно признать оправданными. На этой уверенности египтяне их и поймали, сделав то, что, по мнению противника, не могло быть сделано ни в коем случае. Если бы у Израиля был единственный потенциальный фронт вдоль канала, возможно, он мог стать непреодолимым. Но имелся второй угрожаемый участок. На востоке.
Голаны. В том же году ЦАХАЛ отбил у второго непременного участника коалиции, Сирии, ряд важных территорий. Теперь линия противостояния проходила у Голанских высот. Позиция на Голанах была очень важна. Оттуда северная часть Израиля просматривалась как на ладони. Вдобавок к наблюдательной вышке высот прибрали к рукам земли по берегам Иордана. При этом безопасность Израиля, несомненно, возросла, а сирийская снизилась. Дамаск оказался в досягаемости одного броска танковых угдатов. Терять западный берег Иордана и территории на другой стороне реки арабам было жалко. Воды в регионе немного, а хозяйственная деятельность лучше удается, когда влаги в достатке, потому утрата поймы воспринималась особенно болезненно. Естественно, сирийцы намеревались в подходящий момент вернуться на «старую» границу.
«Пурпурная линия». Чтобы воспрепятствовать этому, Израиль создал на северо-востоке вторую оборонительную линию, красиво названную «пурпурной». Масштаб фортификационных работ на ней был меньшим, в основном укреплялись и без того труднопроходимые высоты и создавались предмостные позиции у речных переправ. Природная крепость оборонялась меньшим гарнизоном, чем на юге, но тоже требовала людей и техники, что в целом противоречило принципу концентрации всех сил па решающем направлении.
Небесная эволюция арабов. Поводов для пренебрежения противником у командиров ЦАХАЛа в начале 70-х гг. в принципе уже не было. Арабские армии были не просто хорошо оснащены советским оружием, так было и в 1956 и 1967 гг., но теперь его научились по-настоящему использовать. С помощью советских специалистов, во множестве влившихся в египетскую армию в период необъявленной войны над каналом 1969-1970 гг., арабы добились многого. Был выяснен главный секрет успешного применения советской авиации. Он действительно существовал, вытекая из специфики научно-производственной базы СССР и концепции боевого применения Советской Армии.
В наши дни околовоенные историки и журналисты любят поглумиться над слабой элементной базой отечественной электроники, указывая на ее примитивность и слабость, в сравнении с западной. Спорить с этим трудно. Действительно, электронная начинка советской техники часто была громоздка и неэффективна. При попытках создать радиолокационные прицелы системы бортовой навигации и управления ракетной стрельбой, сопоставимые по возможностям с американскими, наши инженеры выдавали изделия большие и тяжелые. В результате наши самолеты возили много лишних килограммов, в сравнении с американскими, где миниатюризации авионики уделялось особое внимание. Причины такого несоответствия объективны и кроются в основных тенденциях экономических систем геополитических противников. Устранить этот недочет советскому военно-промышленному комплексу удалось лишь в конце 70-х гг., когда общей элементной базой интеллектроники сверхдержав стал микрочип.
Характер применения авиации в СССР. Но и до этого советские машины были вполне боеспособны. Отечественные взгляды на применение авиации всегда отличались превосходной логикой, позволяющей нейтрализовать недостатки наличных боевых средств. Ее суть заключалась в правильной оценке роли ВВС в общей структуре национальной обороны. Что бы ни говорили на Западе, советская авиация всегда была средством оборонительным, ее основу составляли истребители различных типов и назначений, их можно было использовать как ударные самолеты, но базисной функцией всегда оставалась защита родного неба. Это диктовалось военной идеологией геополитического соперника, считавшего самолет, главным образом, наступательным средством. Следовательно, основную работу «крыльям Родины» предстояло выполнять над своей территорией. Тогда возникал вопрос, зачем поднимать в воздух тяжелую аппаратуру, если основной ее вес можно оставить на земле, где масса электронного оборудования не имеет значения.
«Летчик + оператор». Если стационарный радиолокатор весит на тонну больше, это неважно, главное, чтобы он хорошо «видел». То же можно сказать о наземных радиостанциях и ЭВМ: стоят они себе в бетонных бункерах и никуда им летать не надо. Операторы, отслеживающие обстановку в небе, спокойно, не отвлекаясь па пилотирование самолета, примут по каналам хорошо защищенной связи информацию от многочисленных дальнобойных радаров, обработают ее и передадут летчикам в небе в качестве коротких, исчерпывающих, точных приказов. Работа тандема «летчик-оператор» обеспечивает большую эффективность действий. Пилот не перегружается потоками информации, которую надлежит осмыслить и выбрать оптимальное решение. В условиях воздушного боя, на высоких скоростях, сделать это очень трудно. Гораздо проще получить снизу четкие указания, где противник, сколько его и как к нему лучше подобраться. Снижается утомляемость пилота, сходит почти на нет неизбежный j фактор боевой нервозности, влияющий на принятие решений. Забить такую систему, построешгую на устойчивой радиосвязи помехами, «супостату не выгорит». У сухопутных передатчиков мощные источники питания, способные довести приказ до адресата через шквал намеренно искаженных противником радиоволи. Наконец, тоталитарная система управления в оборонительном бою руководит не только истребительными звеньями, ей подчиняются ракетные батареи ПВО всех уровней, зенитная артиллерия и другие средства, формируется боевая композиция, непробиваемая, мощная, гибкая.
Трудности арабских ВВС. Если система работает без сбоев, судьба воздушного противника незавидна. Но для этого ее надо иметь. Ни в Египте, ни Сирии ничего подобного не было в период военных разгромов 1956 и 1967 гг. Летчики арабских ВВС пытались противостоять американской авиации, исповедующей иную концепцию боевого применения. Американский самолет в небе самодостаточен. Необходимые приборы обнаружения, слежения и нацеливания находятся на его борту. Принимать самостоятельные решения его летчику нелегко. Но - возможно, если он хладнокровен, знает теорию и имеет богатую практику. Миниатюрные приборы «Фантома» позволяют дальше видеть, тщательнее следить и точнее стрелять, в сравнении с МиГом, оторвавшимся от своей тоталитарной системы управления. В принципе это нестрашно.
Приборное превосходство изделий янки или европейцев не было подавляющим. Тактически грамотный, умелый летчик добьется успеха на МиГе и без советов с земли, но сделать это труднее.
Начало перелома. В результате в воздушных боях потери, как правило, составляли 3:1, не в пользу арабов. Но такой баланс сохранялся лишь до того времени, когда небесные защитники пространства над Суэцем и другими боевыми районами не были увязаны в систему советского образца. Построить таковую нашим специалистам удалось в период необъявленной войны. Обстановка в воздухе начала меняться, сбитые израильтяне или американские пилоты-наемники, привлекаемые к операциям, стали жаловаться на то, что Хель Хаавир не имеет возможности наладить управление с земли. В протоколах допросов стали звучать фразы типа: «Это у вас русские напридумывали всякого, а мы, взлетая, никогда не знаем, кто будет нами управлять».
Чей самолет лучше? Какой из взглядов на боевой самолет лучше, советский или американский, оценить однозначно нельзя. Все зависит от предполагаемого применения. Оптимальное решение, конечно, в создании и самостоятельного самолета, и сверхмощной системы консолидированного управления. Но это очень дорогой путь. Относительно бедный Советский Союз не мог себе позволить создания подобных боевых систем до конца 70-х гг. «Самостоятельными» у нас были только ударные машины. Стратегический бомбардировщик легко поднимает тяжелое оборудование, вес которого не сильно отражается на боевых качествах самолетов.
У американцев были свои проблемы, их система слежения за воздухом считалась «дырявой» и остается таковой по сей день. Решать эту проблему они научились за счет применения наблюдательно-командных пунктов типа АВАКС, позволяющих создать локальную систему управления на интересующих участках воздушных фронтов. Впрочем, к тому времени врожденные дефекты советской авиации в значительной мере были устранены. Но при этом следует учесть, советские самолеты хуже продавались за рубеж. Те, кто имели достаточно средств, брали американскую продукцию. Она была подороже, зато позволяла сэкономить на построении системы управления. Любителям локальных переделов своих границ американская концепция самостоятельных самолетов нравилась больше.
Накануне Октябрьской войны Египет стал обладателем всех сегментов советской системы и получил локальное превосходство в воздухе над будущей зоной боевых действий. О чем в Израиле имели весьма смутное представление, относя участившиеся потери к разряду случайных или достигнутых исключительно русскими.
2. Качественный рост арабских вооруженных сил и их технического оснащения

Усиленная подготовка арабов. Как выше говорилось, в 1972 г. президент Садат неожиданно распорядился выслать из Египта основную массу советских специалистов. На самом деле удалили далеко не всех. Участники тех событий вспоминают, что многие советники остались на своих местах. Возможно, это была замаскированная под скандал эвакуация иностранцев, обычная для предвоенного периода. Возможно, еще что-то.
В любом случае, в декабре 1972 г. Египет принял решение о продлении «военно-политических льгот» Советскому Союзу на пять лет. В Москве это приняли с «пониманием», поэтому военные поставки шли в больших размерах, продолжалось экономическое сотрудничество. С декабря 1972 по июнь 1973 г. Египет получил советского оружия больше, чем в течение 1971-1972 гг. Всего же с 1955 по 1975 г. общий объем военно-технического сотрудничества между двумя странами, а вернее - безвозмездной помощи СССР - составил около 9 миллиардов долларов.
Что касается Израиля, то окружение Даяна расслабилось. В Тель-Авиве сочли, что с отъездом русских дела вновь пойдут на лад. Арабов там в расчет по привычке не брали, а зря. В 1973 г. советские наблюдатели констатировали, что арабы имеют уровень боевой подготовки «выше среднего» и могут рассчитывать на успех в деле овладения воздухом.
Новое отношение к «деталям». Таким образом, важнейший аспект подготовки арабского реванша в Тель-Авиве оставили без внимания. Дальнейшее было делом техники. Поднаторевшие арабы теперь внимательно относились к «мелочам». Переброска войск и техники на исходные рубежи на африканском берегу канала происходила скрытно, мелкими группами и только по ночам. Все сосредоточенное немедленно маскировалось самым тщательным образом. Халатность прошлых лет, когда танки покрывали маскировочными сетями со всей тщательностью, но забывали удалить следы гусениц, ушла в прошлое. Не забыли в Каире об инженерной подготовке операции. Прежде египтян отличало стремление купить побольше танков, не обеспечив их необходимыми средствами, на этот раз было иначе. Были закуплены понтонные парки для наведения переправ через водные преграды, способные пропустить тяжелую технику. Быстроходные катера для первой ударной волны десанта. Массы амфибийыой техники советского производства. В районах, недосягаемых для большинства разведсредств противника, учились пользоваться этим оборудованием.
Новое оружие. Вновь воссозданная армия Египта и вооруженные силы Сирии получили новое оружие. Главной ударной силой сухопутных войск стали отличные советские танки Т-62. Перевооружили пехоту. Вместо разномастных автоматов ввели единый. Знаменитый «Калашников», АК-47, который и израильтяне признавали лучшим в мире и, грубо поправ лицензионные права, после небольшой доработки пустили в производство под маркой «Галила».
Бойцы-пехотинцы в изобилии получили дешевые, но практичные советские ручные противотанковые гранатометы, ставшие лучшим средством борьбы с вражеской броней на малых дистанциях. На больших ту же функцию выполняли ПТУ PC (противотанковые управляемые! реактивные снаряды) «Малютка». Маленькая ракетка на станке, переносимом двумя номерами расчета и легко маскируемая, наводила жуть на танкистов. На траектории ее полетом управ и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.