На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Влияние разговора со студентом-монахом на изменение жизни Г. Распутина. Хождение по святым местам. Распространение славы праведника. Просьбы благословения, заступничества перед богом и совета. Влияние на царскую семью правления сибирского авантюриста.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 20.11.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат
по истории России на тему:
"Григорий Распутин"

Григорий Ефимович Новый (Распутиным он был назван позже за его распутную жизнь) родился в селе Покровском, Тюменского уезда Тобольской губернии, в 1863 г. У его отца Ефима Васильевича, земледельца и рыболова, был, по видимому, некоторый достаток:. Так, известно, что он был собственником ветряной мельницы.
Маленький Гриша, росший среди девственной природы далекой Сибири, уже в отрочестве глубоко задумывался о тайнах бытия и о боге.
«В 15 лет, -- вспоминал он много лет спустя,--в моем селе, в летнюю пору, когда солнышко тепло грело, а птицы пели райские песни, я ходил по дорожке и не смел идти по середине ее. Я мечтал о боге. Душа моя рвалась в даль. Не раз мечтая так, я плакал и сам не знал, откуда слезы и зачем они. Постарше, с товарищами подолгу беседовал я о боге, о природе, о птицах. Я верил в хорошее, в доброе и часто сиживал я со стариками, слушая их рассказы о житии святых, о великих подвигах, о больших делах, о царе Грозном и многомилостивом Так прошла моя юность. В каком-то созерцании, в каком-то сне... И потом, когда жизнь коснулась, дотронулась до меня, я бежал куда-нибудь в угол и тайно молился... Неудовлетворен я был... На многое ответа не находил... И грустно было. И стал я попивать".
Пьянство, как известно, до добра не доводит, и из благочестивого отрока вышел в конце концов не верный помощник своему отцу в хозяйстве, а "блудодей", табакур, вор и хулиган, которого нередко колотили почтенные отцы семейств и даже неоднократно, по приказанию исправника, наказывали розгами. Бывало, едет он за хлебом или за сеном в Тюмень (что в 80-ти верстах от села Покровского), а возвращается домой ни с чем, без денег, пьяный, избитый, а часто даже без лошадей.
Но вот, к 30-ти годам, на многогрешного Григория нисходит благодать, изменяющая его жизнь.
Случилось это так: Однажды пришлось Григорию отвезти в Тюмень студента духовной академии, монаха Мелетия Заборовского, ставшего впоследствии ректором Томской духовной семинарии. Студент-монах во время этой поездки произвел на Григория своей благочестивой беседой такое впечатление, что тот тут же «одумался», покаялся и вскоре круто изменил образ жизни. С этого времени (с 1893 г) и начинается, собственно говоря, «житие» старца Григория -- житие, сразу же отмеченное чудесами.
Так, во время молотьбы, когда над его святостью смеялись домашние, он воткнул лопату в ворох зерна и, как был, пошел по святым местам. Ходил целый год. Много видел, много слышал. Пришел домой... в хлеву у себя выкопал пещеру и молился там богу две недели. Через некоторое время пошел опять странствовать. Повелел это ему святой Симеон Верхотурский. Он явился ему во сне и сказал - «Григорий! Ищи, странствуй и спасай людей» Он и пошел. На пути в одном доме он повстречал чудотворную икону Абалакской божьей матери, которую монахи носили по селениям. Григорий заночевал в той комнате, где была икона. Ночью проснулся, смотрит, а икона плачет,--и слышит он такие слова: «Григорий, я плачу о грехах людских; иди, странствуй, очищай людей от грехов их и снимай с них страсти».
Григорий послушался приснившейся ему иконы и пошел странствовать.
Где он только не был на богомолье? -- и в Верхотурье, и в Саровской пустыне, и в Одессе, и в Киеве, и в Москве, и в Казани, и даже в Петербурге. Возвратившись из своего долгого странствия, он стал еще богомольней, чем раньше, доходя до того, что при молитвах в церкви, на глазах всего народа, бил лбом о пол до крови.
С этого времени стал Григорий уже не говорить, а изрекать, подолгу задумываясь прежде, чем подарить ответом. Ответы его, загадочные, отрывистые, стали походить на пророчества и чтение в сердцах людских. Слава праведника стала вскоре распространяться далеко за пределами села Покровского. Особенно девушки и женщины, как наиболее отзывчивые и чуткие по сравнению с мужчинами, стали следовать за Григорием, как за «старцем», властным спасти человеческие души.
Преисполненный духа отшельничества, любил «святой старец» удаляться на молитву в окружавшие село Покровские леса, взбираться на деревья и водружать на них кресты во славу божию. Ходили за ним вслед сюда и его поклонницы, которых он любовно звал своими «сестрами». Все они по большей части были молодые, красивые, страстно веровавшие и искавшие спасения девушки. Круто молился с ними «старец» в лесной тишине и, с ублаженным молитвою сердцем, горячо целовал их, обнимал, ласкал, а нередко в восторге подвижническом, и плясал с ними вместе, радуя тем бога и милуя сестер.
Правда (много врагов в мире даже и у праведников), жаловались односельчане Григория начальству, будто губит он деревню порчей девок и что много уже изб, куда бедные подбрасывают новорожденных младенцев. Слава «старца», однако, от этого не только не потускнела, а еще ярче разгорелась.
И стали к нему вскоре приезжать в Покровское со всех сторон России, а кто приехать не мог, засыпали его письмами и телеграммами, прося благословения, заступничества перед богом или совета. И были среди них послания и от важных генералов, и от великосветских дам, и даже от архиереев.
В 1903 г. вступил отец Григорий и в широкий свет.
Случилось это после знакомства «старца» с купчихой Башмаковой, с коей встретился он на одном богомолье, куда прибыла Башмакова, только что похоронившая мужа. Святой «старец» утешил ее, и привязалась она сердцем к нему, не жалея на добрые дела своего миллионного состояния. Повезла его купчиха знакомить с близкими ей людьми сначала в Казань, потом в Киев, Москву и, наконец в Петербург, где «старец» произвел на Иоанна Кронштадтского огромное впечатление и получил от него напутствие помогать людям, служа как бы правой рукой о. Иоанна.
Хотя Иоанн Кронштадтский и был тогда вхож во дворец, но не через него, однако, сподобился «царь-батюшка» свести знакомство с «отцом Григорием», а через ректора духовной академии отца Феофана, которого глубоко чтили великие князья Николай и Петр Николаевичи, а еще больше их жены Анастасия (Стана) и Милица Николаевны, взгляды коих на «божьих людей» разделяли и глубоко-верующие в них царь и царица.
Ко времени знакомства со «старцем» полные всевозможных предрассудков, суеверий, «примет» и т. п., страхом за свою жизнь и в особенности за здоровье больного наследника, внемлющие всяким мистическим бредням, вместе с тем обуреваемые похотью, Николай II и Александра Федоровна нашли, наконец, в Распутине того "Друга" и господина их мыслей и чувств, которого так долго не хватало рабским душам этих властителей над шестой частью земного шара.
Распутин же, если не сразу,
но все же очень скоро понял положение, в какое ставила его психическая неуравновешенность его высоких покровителей, и сумел сделать отсюда выводы, открывавшие ему доступ к целому ряду «чудес» в сфере государственного правления Российской империей. В этой сфере Распутин стяжал себе куда большее право на звание «чудотворца», чем в сфере мистико-религиозной.
«Царский лампадник", как его официально титуловали во дворце, Отец Григорий, на первых же порах своей придворной карьеры, стал в действительности ближайшим царским советником, ходатаем за царя перед богом и посредником между этими почтенными правителями.
Очень верную, сравнительно, характеристику роли Распутина в этот первый период его «государственной» деятельности дает нам хорошо знавший «старца» директор департамента полиции С. П. Белецкий. «Войдя в высочайший дворец,--пишет он,--при поддержке разных лиц, в том числе покойных С. Ю. Витте и князя Мещерского, возлагавших на него свои надежды с точки зрения своего влияния в высших сферах, Распутин, -- пользуясь всеобщим бесстрашием, основанным на кротости государя, ознакомленный своими милостивцами с особенностями склада мистически настроенной натуры государя, во многом по характеру своему напоминавшего своего предка Александра I,--до тонкости изучил все изгибы душевных и волевых наклонностей государя, сумел укрепить веру в свою прозорливость, связав со своим предсказанием рождение наследника и закрепив на почве болезненного недуга его высочества свое влияние на государя путем внушения уверенности, все время поддерживаемой в его величестве болезненно к тому настроенной государыней, в том, что только в нем одном, Распутине, и сосредоточены таинственные флюиды. врачующие недуг наследника и сохраняющие жизнь его высочества, и что он как бы послан провидением на благо и счастье августейшей семье».
Став, как «прозорливец», желаемым человеком в чисто семейных делах дома Романовых, Распутин очень скоро вполне естественно становится пред «царскими очами» и «прозорливцем» в делах государственных.
Мнение Распутина о том или ином человеке не оставалось без влияния, при доверии к нему царя и наклонности последнего к мистицизму, особенно, когда государь по своему убеждению или по каким-нибудь другим причинам колебался при назначении какого-нибудь лица». Но одно дело--давать советы, когда за ними обращается лицо, нуждающееся в них, другое дело -- давать их без всякого обращения. В последнем случае советник из консультанта становится уже руководителем другого, хотя и продолжает облекать свои указания в форму «советов».
Легко и просто человек, внушающий другому мысль в своей спасительной для нею миссии (путем ряда чудес, исцеления и т. п.), становится со временем для этого другого не только ближайшим советником, но и верховным руководителем, не только «другом», но и «господином». Такое положение и занял при царе со временем Распутин, обласканный монархом и прежде всего его "благочестивой супругой" в качестве "святого". «Император царствует, но управляет императрица... Под указку Распутина». Это подлинные слова С. Д. Сазонова в день отставки его с поста министра иностранных дел (3 августа 1916 г.), сказанные им при прощальном визите французскому послу Палеологу.
Принято думать, что в то время как Николай II считал "советы" Григория внушаемыми ему богом, -- «советы» на самом деле исходили от небольшого круга сановных лиц, не брезговавших пользоваться положением «святого» для своих чисто карьеристических и наживных целей.
Этот взгляд на роль Распутина может быть оспариваем и не без основания. По крайней мере, начиная с 1911 г.-- года ожесточенной борьбы Распутина с епископом Гермогеном и Илиодором -- можно легко убедиться, хотя бы из истории этой же борьбы, что Распутин, без всякого влияния с чьей бы то ни было стороны, сам, по собственной инициативе, умел отменно (по своей жестокости) отстоять шкурные интересы и провести на деле чисто личную директиву.
Так ему легко было сделать его личного врага Николая Николаевича в глазах царицы, а затем и царя врагом "помазанника божия", интриганом, узурпатором власти, чуть и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.