На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Кризис на севере Китая на рубеже XIX-XX вв. Восстание тайного союза Ихэтуань, патриотический характер борьбы китайского народа. Предпосылки возникновения движения ихэтуаней, религиозный аспект их деятельности. Политика династии Цинь в период ихэтуаней.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


36
Федеральное агентство по образованию Государственное учреждение высшего
профессионального образования Ульяновский государственный
педагогический университет имени И.Н. Ульянова
Курсовая работа
"Движение ихэтуаней в Цинской империи"

Работа выполнена студентом 3 курса
Исторического факультета
очного (дневного) отделения
Гр.06-1
Азовым Сергеем.
Научный руководитель:
Кобзев А.В.
Ульяновск 2009 г.
Содержание
    Введение
      Глава 1. Предпосылки возникновения движения ихэтуаней
      1.1 Кризисная ситуация, сложившаяся на севере Китая на рубеже XIX - XX веков
      1.2 Отражение кризисной ситуации в традиционном сознании
      Глава 2. Восстание ихэтуаней
      2.1 Начало восстания ихэтуаней
      2.2 Движение ихэтуаней
      Глава 3. Религиозный аспект деятельности ихэтуаней
      Глава 4. Политика династии Цинь в период ихэтуаней
      Заключение
      Список литературы

Введение

На рубеже XIX-XX вв. цинская династия столкнулась с различными формами оппозиционной борьбы. Среди них можно выделить революционное движение Сунь Ятсена и восстание ихэтуаней. Движение Сунь Ятсена получило выражение в деятельности китайских революционеров, поставивших перед собой задачу свержения маньчжурской династии и установления в Китае республиканской формы правления. Восстание ихэтуаней было представлено массовым народным движением против западных стран, что наиболее ярко проявилось в ходе восстания под руководством тайного общества "Ихэтуань". Участники этого выступления, принявшего форму народной антииностранной борьбы, переросшей в итоге в восстание против правящей династии, вдохновлялись патриотическими чувствами. Однако в отличие от реформаторов и революционеров, стремившихся объединить патриотизм с идеей модернизации, ихэтуани исповедовали ксенофобию, отвергая все пришедшее в Китай с Запада. Их идеалом было возвращение к устоям традиционной китайской жизни, а важнейшим лозунгом, особенно на начальном этапе восстания, - призыв к уничтожению и изгнанию иностранцев из Китая.

За истекшее 100-летие в историографии восстания ихэтуаней произошли значительные изменения. Первые полуисследовательские компилятивные работы, написанные на довольно узком круге источников, сменились серьезными монографическими трудами, источниковедческой базой явились богатые коллекции китайских документов и материалов.

В начале XX в. изучение борьбы ихэтуаней шло главным образом по линии публикации материалов. В немногочисленных исторических разработках намечались лишь первые подходы к проблеме.

Авторы касались проблемы преимущественно нескольких крупных вопросов (происхождение союза "Ихэтуань", политика правительства, характер восстания). В советских трудах проблематика значительно расширилась. Помимо более углубленного и детального исследования трех кардинальных проблем внимания историков приковывало к таким сюжетам, как движущие силы восстания, программа и лозунги ихэтуаней, военная история, периодизация движения и др.

Исследование данной темы протекало в острой идеологической борьбе советских и западных историков.

Западные авторы (прим. Де Гроот Я.Я.) делали акцент на исключительно антихристианской сущности выступления ихэтуаней, рассматриваемой как результат якобы свойственной китайцам ксенофобии, отдельные историки определяли движение как антиимпериалистическое, а некоторые нашли в нем и антидинастийные оттенки. Авторы признали самостоятельное поначалу развитие движения, однако подавляющее большинство рассматривали лояльность двора в отношении ихэтуаней как сплошной обман, тактический прием - дабы расправиться с движением руками империалистов. Западные историки осуждали выступление ихэтуаней, обеляя политику иностранных держав. Огонь критики направлен главным образом против царской России. В целом западные авторы выступали апологетами колониальной политики держав в Китае, фальсифицировали империалистическую интервенцию 1900 г.

Советская литература разоблачала и осуждала агрессию держав в Китае, иностранную интервенцию, основой для которой являлась борьба держав за расширение своих привилегий в зависимом от них Китае. Историки-марксисты (Колюжная Н.Г., Ленин В.И.) признавали негативные стороны восстания, идеологические и организационные слабости ихэтуаней, в целом, как подлинные интернационалисты, сочувственно относились к антиимпериалистической борьбе китайского народа. В марксистской историографии, у истоков которой находятся труды В.И. Ленина, разоблачалась грабительская политика всех западных держав, послужившая причиной ихэтуаньского восстания, осуждалось незаконное вторжение в Китай иностранных войск, потопивших в крови национально-освободительное движение. В советской историографии аргументирована концепция о справедливом патриотическом характере выступления народных масс Китая в конце XIX в., о стихийном зарождении антииностранной борьбы, о преобладании трудовых слоев населения в рядах ихэтуаней, о непоследовательной двойственной политике цинского правительства. Вместе с тем советские исследователи, испытывая до известной степени влияние китайской историографии, ещё недостаточно всесторонне и объективно оценивали такие центральные вопросы восстания ихэтуаней, как характер восстания (в частности, соотношение антииностранного и антифеодального направлений), характер союза "Ихэтуань", лозунги повстанцев. Некоторых проблем советские историки касались вскользь: политика местных властей, перипетии борьбы в императорском дворце, ход восстания (имеется в виду продвижение повстанческих отрядов в провинциях Шаньдунь и Чжили), обстановка в районах, находившихся под контролем ихэтуаней, характер взаимоотношений повстанцев с властями в центре и на местах.

Целью моей курсовой работы является, не опровергая и не оспаривая точки зрения западных историков и советских ученых-марксистов, посмотреть на эту проблему с другой стороны. Почему цинская династия не поддержала восстание ихэтуаней? Необходимо выяснить, что происходило в сознании людей, что заставило их поднять столь безрассудное, с точки зрения современного человека, восстание. Восстание, заведомо обреченное на поражение. Необходимо проанализировать советские и западные монографии по проблеме восстания ихэтуаней. В связи с этим необходимо решить следующие принципиально важные задачи: выявить обстоятельства, вызвавшие кризисную ситуацию на севере Китая к концу XIX века; проанализировать изменения в сознании китайского населения; проследить направление политики, проводимой императрицей Цыси в период восстания ихэтуаней.

Глава 1. Предпосылки возникновения движения ихэтуаней

1.1 Кризисная ситуация, сложившаяся на севере Китая на рубеже XIX - XX веков

Китай второй половины XIX века традиционно определяется как "полуколониальная и полуфеодальная страна", утратившая в результате начала мощной цивилизационной экспансии западного мира полноту государственного суверенитета. Сложившаяся ситуация вызвала настоящую революцию в традиционном китайском эгоцентричном сознании. Проблема поиска пути выхода их сложившейся ситуации активизировала все слои общества. Представители реформаторского движения (Кан Ювэй, Лян Цичао, Тань Сытун и др.) и революционеры (лидер движения - Сунь Ятсен) пытались объединить патриотизм, стремление избавиться от колониального владычества иностранных держав и от господства маньчжурской династии Цин, с идеями модернизации традиционного китайского общества, то есть перенесения на китайскую почву многих форм цивилизации, выработанных европейской ветвью мирового развития. Восстание ихэтуаней. Документы и материалы. М., 2008, с. 98-102

Однако другой полюс освободительного движения был представлен силами, исповедовавшими ксенофобию, призывавшими к возвращению к устоям традиционной китайской жизни, к уничтожению и изгнанию иностранцев из Китая. Такой силой и были ихэтуани.

На протяжении почти двух десятилетий, предшествовавших восстанию ихэтуаней, почти ежегодно случались стихийные бедствия. Вот некоторые цифры. Голод, разразившийся в Северном Китае с 1887 по 1880 г., унес жизни 13 млн. человек. В 1888 г. в результате прорыва дамбы на Хуанхэ и наводнения погибло 2 млн. человек. В одной только провинции Шаньдун в течение ряда лет накануне восстания стихийному бедствию подвергалось ежегодно не менее 50 уездов. Андреева С.Г. Отношение российской дипломатии к миссионерской деятельности русской (православной) духовной миссии в Китае (конец XIX - начало XX в.) Общество и государство в Китае М., 2004, с. 65

В 90-х гг. XIX в. Шэньцюань стали появляться на северо-западе Шаньдуна. И хотя они, главным образом, были сосредоточены в уезде Чипин, их последователи появились и в других, более чем 10 уездах. Основная часть этих уездов находилась в районе Великого канала и по берегам Хуанхэ. Благодаря такому географическому распространению, на северо-западе Шаньдуна особенно часто происходили стихийные бедствия и, прежде всего, наводнения. В отличие от юго-запада Шаньдуна, северо-запад провинции был очень беден, почти не была развита торговля, не существовало слоя шэньши и класса землевладельцев. Огромное количество бедняков бежало в другие районы. Процветали тайные мистические учения (прежде всего, Байляньцзяо) и магия.

Стихийные бедствия происходили из года в год, опустошительные наводнения сменялись жесточайшими засухами, уносящими жизни десятков тысяч людей. Помимо китайского населения в не менее тяжелых условиях оказались, конечно же, и иностранцы, и священники со всей своей паствой.

Восстание ихэтуаней началось на севере страны в провинции Шаньдун осенью 1898 года. Оно было поддержано 80 процентами населения. Подозревая местное чиновничество в сочувствии восставшим, цинский двор назначил на пост губернатора провинции Шаньдун генерала Юань Шикая, перед которым была поставлена задача: прекратить нападения на иностранных миссионеров, расправы с китайцами-христианами, уничтожение христианских храмов, железных дорог, телеграфных линий. Именно против этих "примет присутствия Запада" было направлено негодование восставших.

Правительство, первоначально выступавшее против ихэтуаней, решило использовать широкое народное движение в борьбе с иностранцами. В Пекин и Тяньцзин вошли отряды ихэтуаней, начавшие осаду иностранных миссий и концессий. Собрав 40-тысячную армию из подразделений восьми держав (Англия, Франция, Германия, Италия, Австро-Венгрия, Россия, США, Япония) иностранцы, преодолев сопротивление восставших в августе 1900 года заняли Пекин и принудили Китай подписать унизительный "Заключительный протокол", поставивший страну в еще более тяжелое положение. Сунь Ятсен Настоящее и будущее Китая // “Русское богатство”, 2007, №5, с. 16

Один из последних отрядов ихэтуаней был уничтожен в начале 1901 года в северных китайских провинциях русскими казачьими полками.

Эпицентр восстания находился на севере страны не случайно. Что же представляла собой эта территория к концу XIX века?

Общеизвестно, что это был район наиболее вовлеченный в события японо-китайской войны (1894-1895). Кроме того, в конце века здесь активно действовали миссионеры, строились церкви, железные дороги, на территории концессий размещались гарнизоны иностранных войск. К 1900 году то, что уже было построено и вводилось в эксплуатацию иностранцами, было сосредоточено главным образом на севере. Говоря о сооружении иностранцами железных дорог на территории Китая, авторы монографии "История движения ихэтуаней" называют цифру 6520 ли (около 3620 км). Причем на земле, где проходили любые железные дороги огромное количество земель захватывалось силой, уничтожались дома крестьян и даже сметались целые деревни, разрушались действующие ирригационные сооружения. С 1895 по 1900 гг. иностранные державы построили в Китае 933 завода. Было открыто 7 рудников, 6 из которых находились на севере в районе провинций Чжили, Фэнтянь, Шаньдун и Внутренней Монголии.

Во второй половине XIX века миссионеры из разных стран наводнили Шаньдун, без конца расширяя масштабы своей деятельности. К 1895 году в 72 из 108 уездов провинции прослеживалась деятельность христианских миссионеров. В провинции насчитывалось свыше 1300 церквей. Количество прихожан по всей провинции равнялось 80 тысячам человек, что составляло в тот период 1/10 от общего числа прихожан по всей стране. Андреева С.Г. Антимиссионерские выступления в Китае во второй половине XIX века и особенности положения Пекинской духовной миссии.//Общество и государство в Китае: XXXII научная конференция / Институт востоковедения. М., 2004, с. 116-125.

Чжили также была одной из китайских провинций, где деятельность миссионеров в тот период была особенна активна. Количество христиан здесь (главным образом, католики) давно перевалило за 100 тысяч человек.

В целом, в конце XIX века отмечается беспрецедентный рост количества христиан в Китае. Если в 1889 году в стране насчитывалось 37 тысяч протестантов, то к 1890 году их число достигло 85 тысячи человек. Известно также, что количество католиков в 1890 году составляло полмиллиона человек. К 1900 году их стало 7 миллионов.

Таким образом, к концу XIX века на севере Китая сложилась критическая ситуация, которая чрезвычайно осложнялась непривычным для местного населения и достаточно агрессивным соседством с приметами пришедшей извне культуры, вызванным расширением иностранного присутствия на территории Китая. По иронии судьбы китайцы входили все в более и более тесное соприкосновение с внешним миром именно в этот драматический момент в истории страны. Как же могло восприниматься ими это соседство?

1.2 Отражение кризисной ситуации в традиционном сознании

Концепция "грядущих бедствий" была важнейшим идеологическим орудием ихэтуаней в мобилизации масс на сопротивление иностранной агрессии. Каковы же ее идеологические истоки?

Итак, можно констатировать безусловную связь между стихийными бедствиями и активизацией антииностранных настроений и действий. Объясняется это тем, что определенная часть китайского население видела в иностранцах нарушителей спокойствия в Китае, причину недорода и голода. Сложившаяся критическая ситуация под влиянием религиозно-мистических учений воспринималась ими как заключительный эра существования человечества, время вселенской катастрофы, когда будет определено, кто спасется, а кому суждено погибнуть. Будко А.А. Роль и место геомантии в строительном деле традиционного Китая/ Общество и государство в Китае. Тридцатая научная конференция. М., 2003, с. 241-253

Способ и лексика, с помощью которых ихэтуани проповедовали наступление эпохи бедствий, обладают мистическим оттенком, присущим народным религиям. Подобные средства использовали гадание по иероглифам, условный язык, тайные объяснения, систему знаков десятеричного и двенадцатеричного циклов и прочие атрибуты мистического языка. Все это создавало атмосферу ужаса, усложняя и без того напряженную ситуацию, встречалось одобрением, пониманием и живым участием со стороны доведенных до отчаяния от безысходности людей. Как уже было сказано выше, иностранцы, находящиеся в Китае, также прекрасно осознавали, чем грозит им развитие ситуации, и догадывались, почему аборигены так враждебно настроены к ним. Они так же, как и китайцы, оказались в условиях засухи и голода, но, "боялись они не голода, а голодных китайцев". Васильев Л.С. История Востока: В 2 т. Т.2: Учеб. по спец. “История”. М., 2004.

Таким образом, все новые и новые адепты пополняли ряды ихэтуаней, руководствуюсь концепцией, которая получила название "войдешь в учение избежишь бедствий".

Глава 2. Восстание ихэтуаней

2.1 Начало восстания ихэтуаней

Державы вели идеологическую обработку китайского народа, выражавшуюся в пропаганде христианского учения, проповедуемого иностранными миссионерами (католики и протестанты). К 90-м годам в Китае не оставалось почти ни одной провинции, где бы не обосновались иностранные служители культа. К 1900 г. лишь протестантских миссионеров насчитывалось более 2800 человек. Лю И-бин, Описание движения ихэтуаней в провинции Шаньдун//«Шаньдун шэнчжи цзыляо», 2000, № 2, с. 54. В провинции Шаньдун - на родине ихэтуаньского движения - подвизалось свыше 230 иностранных священников, имевших около 60 тыс. прихожан. Ленин В.И., Китайская война//Полное собрание сочинений, т. 4, с. 379. Миссии нередко владели большими участками земли и эксплуатировали местное население; иностранные пасторы часто не считались с китайскими законами, а их прихожане под покровительством христианской церкви творили бесчинства.

Беззастенчивость иностранных капиталистов, естественно, вызывала чувство ненависти у китайского народа. Возмущение нередко выливалось в открытую борьбу с иностранными капиталистами. До начала XX в. эта борьба протекала главным образом в форме антимиссионерских выступлений, локальных и эпизодических, чаще всего руководимых тайными религиозными сектами. В.И. Ленин относил их к категории "старых китайских бунтов". В. И. Ленин, Горючий материал в мировой политике//Полное собрание сочинений, т. 17, с. 179.

В 1898 г. повсеместно начались стихийные вспышки разрозненных выступлений, направленных в этот период не только против иностранных миссионеров и их паствы, но и против местных чиновников.

Наибольшую популярность в народе приобрел руководивший восстанием тайный союз "Ихэтуань" - "Отряды справедливости и мира" (или "Ихэцюань" - "Кулак во имя справедливости и мира"), который с точки зрения идеологии, обрядов и организационных форм уходил корнями в начало века: так называлось ответвление старинного антицинского подпольного общества "Байлянь цзяо" (секта "Белого лотоса"). Союз представлял собой мистико-религиозную организацию, члены которой собирались в развалившихся сараях или заброшенных лачугах, громко называвшихся "алтарями", где они коллективно затверживали заклинания и занимались гимнастическими упражнениями, имевшими в их глазах магический смысл, наивно веря, что таким путем они станут неуязвимыми для пуль и снарядов, обретут бессмертие.

Однако союзы "Ихэтуань" начала и конца XIX в. во многом отличались друг от друга. "Ихэтуань" конца XIX в. по сути дела - конгломерат тайных союзов ("Дадао", "Хундэнчжао", "Ихэцюань" и др.), имевший особую политическую программу. Если в начале XIX в. его члены вели антицинскую деятельность, провозгласив лозунг "Долой Цин, восстановим Мин!", и за это подвергались жестоким преследованиям, то в конце 90-х годов участники движения боролись главным образом против иностранцев. В это время распространился лозунг "Поддержим Цин, смерть иностранцам!".

Повстанцы не выработали четко сформулированной программы борьбы. Их цели и задачи можно уяснить, лишь изучая прокламации и листовки, обращенные к населению. В них, почти во всех, содержатся призывы к уничтожению иностранцев и изгнанию их из Китая. Такова главная задача восстания. Вместе с тем в ряде прокламаций проскальзывает критика продажных китайских чиновников или глухие намеки на необходимость свержения маньчжурской династии, замены ее китайской династией Мин.

В цинском правительстве отсутствовало единодушное мнение как об отношении к иностранным державам, так и к повстанцам. Одна группировка, возглавляемая начальником приказа жертвоприношений Юань Чаном и помощником министра чинов Сюй Цзин-чэном, настаивала на сохранении дружбы с державами и беспощадной расправе с ихэтуанями. Другая, лидерами которой были вице-канцлер Ган И и князь Цзай И, стояла за объявление войны империалистическим державам и за использование отрядов ихэтуаней в борьбе против иностранных захватчиков. Императрица Цыси проявляла колебания, которые находили свое выражение в противоречивых указах. Сближению консервативной клики Цыси с повстанцами объективно способствовали ее частные противоречия с державами (главным образом по вопросу о назначении престолонаследника), а также относительно мирные формы выступлений ихэтуаней в начальный период, их процинские лозунги. Временный союз правительства Китая с ихэтуанями не был, однако, ни искренним, ни последовательным. Цины предали повстанцев и повернули оружие против них, как только почувствовали силу иностранцев.

Иностранные державы, не желавшие расставаться с привилегиями, захваченными в Китае, обрушили на китайский народ мощь тогдашней военной техники. Отсталый феодальный Китай не способен был противостоять современной технике капиталистических стран.40-тысячная армия, представлявшая восемь держав (Англия, Франция, Россия, Германия, США, Италия, Япония, Австро-Венгрия), вторглась на территорию Китая.

Антиимпериалистическая борьба китайского народа нашла горячий отклик у представителей международного рабочего движения. В.И. Ленин от имени русских социал-демократов и широких слоев трудящихся выразил свои симпатии китайскому народу, заклеймил грабительскую политику держав, разоблачил ее колониальный характер, призвал всех трудящихся к международной солидарности, к борьбе с подлинными врагами. Голос протеста прозвучал в Германии и во Франции, где прогрессивная общественность устами своих лучших представителей - В. Либкнехта, Р. Люксембург, А. Бебеля, Ж. Жореса, Ромена Роллана - осудила политику своих правительств в Китае.

2.2 Движение ихэтуаней

С самого начала всех повстанцев объединял пафос борьбы с поработителями Китая - "длинноносыми", "заморскими дьяволами", т.е. иностранцами. Первыми поднялась группа разрозненных тайных обществ, действовавших в провинции Шаньдун, большинство из которых практиковали боевые искусства (ушу или кунг-фу) и различные мистические практики, связанные с энергетической перестройкой организма (цигун или нэйгун - "внутреннее искусство"). Каждое местное тайное общество представляло собой отдельную школу кунг-фу, более того, многие современные стили вышли именно из тех закрытых групп. Обобщающее название этому движению дали несколько стилей боевых искусств, распространенные в провинции Шаньдун - ихэшэньцюань ("Священный кулак во имя справедливости и гармонии"), или ихэцюань.

Никакой воинской стратегии и тактики у ихэтуаней не было, хотя некоторые из них и служили в регулярной императорской армии. Их сила была в другом - в чрезвычайной сплоченностью под флагом антииностранных идей и абсолютная веря в мистическую и спасительную силу боевых искусств кунг-фу. По всему Китаю распространялись слухи о чудесном мастерстве ихэтуаней: якобы они были неуязвимы не только для копий, но и для пуль, их не брал ни удар меча, ни огонь. Более того, многие мастера демонстрировали это умение перед публикой, что еще больше воодушевляло толпу и заставляло присоединяться к ихэтуаням сотни и сотни последователей.

По всему Китаю стали открываться специальные тренировочные центры "алтари" ("тань"). Они были посвящены одному из местных духов защитников, перед небольшим храмом делался навес, под которым и проходили массовые тренировки бойцов. Старший наставник перед бойцами демонстрировал приемы под звуки гонгов, барабанов и флейт. Люди начинали двигаться в едином ритме, выкрикивая священные формулы-речитативы, восхваляющие мощь боевого искусства, призывающие духов покарать "заморских дьяволов", толпа входила в транс. В таком состоянии почти безоружные бойцы бросались под ружейный и артиллерийский огонь, не чувствуя страха и боли, и подчас одерживали "Пирровы победы".

На восстании ихэтуаней решил тонко сыграть ряд крупных китайских чиновников, в том числе и губернаторы некоторых провинций, которые были негативно настроены по отношению к иностранному засилью в Китае. У центральной власти не было никаких возможностей не только выдавить иностранцев с территории Китая, но хотя бы даже ограничить их присутствие в экономике и политической жизни Китая. Так не сделать ли это руками восставших? Хотя восставшие выдвигали первоначально два типа лозунгов - антиправительственные и антииностранные - последние звучали куда сильнее.

Однако многие чиновники и даже губернаторы саботировали вялые указы центрального правительства остановить восставших, более того некоторые губернаторы открыто поддержали их, придав отрядам ихэтуаней статус официального ополчения. Да и сам цинский двор испытывал удовлетворение от погромов иностранных поселений и разграбления их собственности - это была хотя бы частичная компенсация за унижения, которые терпел Китай в результате поражения в двух опиумных войнах и раздела территории между иностранными державами.

Итак, тонкая игра началась: цинский двор вяло осуждал восставших, но на деле оказывал им все более широкую поддержку. В отряды ихэтуаней пошли профессиональные армейские инструктора, у них внезапно оказалось оружие вместо традиционных длинных шестов, дешевых пик и боевых вил. Парадоксальным образом, восстание, которое в первой своей фазе имело лозунг "Долой Цин, восстановим Мин" (т.е. долой маньчжурскую династию, восстановим правление традиционной китайской династии) развернулось лицом к цинскому двору, а иностранцы стали основным объектом ненависти. Теперь, с осени 1899 г. лозунг стал иным: "Поддержим Цин, изгоним заморских дьяволов". Двор явно и неявно поддерживал погромы иностранных сеттльментов, особенно благоприятствовал поджогам католических церквей, которых в ту пору насчитывались сотни по всему Китаю.

В стране началась настоящая антихристианская истерия, причем гонениям и убийствам подвергались не только иностранцы, но и китайские христиане. Ихэтуани разрушали все, что в их представлении относилось к западным нововведениям: они разбирали железные дороги, срывали телеграфные и электрические столбы, заваливали шахты. В соответствии с принципами китайской геомантии фэншуй, все это якобы изменяло линии передвижения духов по земле, и, в конечном счете, вызывало несчастья, например разливы рек, засухи, падеж скота.

Цинскому двору казалось, что ихэтуани вот-вот сметут иностранцев, и уже с мая 1900 г. центральная власть вновь изменила отношение с нейтрального на очевидную, хотя и открыто не оглашаемую поддержку восставших бойцов. И вот вскоре императрице Цыси был представлен доклад (позже признанный подделкой), будто иностранные державы собираются потребовать ее низложения и вернуть власть императору, которого Цыси отстранила от дел. Разгневанная Цыси открыто призвала начать военные действия против иностранцев и призвала губернаторов всячески поддержать эти действия. Главная надежда возлагалась на ихэтуаней.

Никакого единого лидера или даже объединенного командования у ихэтуаней не возникло. Однако, практически полностью подчинив себе провинцию Шаньдун, разные отряды восставших к июню 1900 г. стали стягиваться к столице, городу Пекину. И вот, наконец, 13 июля 1900 г. группы ихэтуаней вошли в священную столицу империи. Цинский двор и непосредственно сама императрица Цыси были упоены успехами восставших, многие иностранцы бежали, целый ряд факторий был разгромлен. Через восемь дней императорский двор выпустил декларацию, объявлявшую войну всем иностранным государствам, решившим подписать с Китаем столь унизительные для империи договоры.

Сам же Пекин постепенно наполнялся грабежами и насилием. Часть своей ненависти ихэтуани переключили на зажиточное население столицы, отбирая имущество и сжигая дома тех, кто, как им казалось, "нарушал священный порядок движения духов по городу". Повязав голову красными, черными или желтыми повязками, ихэтуани смерчем проходились по улицам, убивая не только иностранцев и китайских христиан, но и тех, китайцев у которых обнаруживали "западные нововведения": часы, спички, лампы западного образца. Все телеграфные и электрические линии в Пекине и его окрестностях были обрезаны, железнодорожные пути разобраны, а сама станция неподалеку от центральных ворот Запретного города целиком сожжена.

Одновременно начались осады иностранных сеттльментов в других провинциях, прежде всего в Шаньси, Хэбэе и Хэнани, где внутри небольших поселений оказались запертыми сотни иностранцев, в том числе и русских. Не используя никаких военных приемов, ихэтуани просто обкладывали поселения плотным кольцом, разжигали костры и ночью проводили короткие, но в основном безуспешные атаки, сопровождаемые мистическими заклинаниями. В Шаньси губернатор провинции пообещал иностранцам защиту от обезумевших "боксеров", но как только иностранцы собрались в одном месте, он отдал приказ убить сорока четырех человек, в том числе женщин и детей.

Группы ихэтуаней были поставлены под командование нескольких принцев, но, как потом оказалось, подчиняться им не хотели, да и в силу слабой организации и не могли. Принц Гун, который формально являлся командующим над всей этой аморфной массой бойцов, не имел никакого влияния на них прежде всего из-за того, что не считался "посвященным" среди ихэтуаней. Таким образом, время для и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.