На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Хозяйственная деятельность декабристов и их связи с крестьянством. Научная, медицинская и педагогическая деятельность. Декабристы и сибирская интеллигенция. Общественные кружки 30-40-х годов в Сибири. Борьба декабристов против административного произвола.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 04.02.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
Институт дистанционного образования
Декабристы в Сибири
Реферат по дисциплине «Отечественная история»
Студентка гр. З-5Э91
Бородина К.И.
Томск 2010
Введение

184 года назад в России произошло событие, которое обозначило новую полосу ее исторического развития. Восстанием декабристов началась история организованного революционного движения в нашей стране. Посвятив свою жизнь борьбе за новую Россию, декабристы вместе с тем вписали славные страницы в историю русской культуры. Не было ни одной области духовной жизни, в которую поколение декабристов не внесло бы свой вклад, где они не проявили бы свое революционное новаторство, свою неуемную страсть к познанию, где не сказывались бы их борьба против консервативных норм, удушающих живую мысль и творческую инициативу.
Большинство деятелей декабризма отличал энциклопедический интерес к науке, литературе, искусствам. О широте кругозора декабристов свидетельствует все их наследие - книги, статьи, письма, мемуары и большой массив еще не опубликованных архивных материалов. Так, член Северного общества Г. Батеньков, по образованию инженер, известен как автор первой русской книги о дешифровке египетских иероглифов. Он же сочинял стихи, оставил статьи и заметки по вопросам философии, эстетики, истории, математики, этнографии. Николай Бестужев, литератор и живописец, увлекавшийся многими отраслями знаний, считал стремление к универсализму одной из примет своего поколения: он утверждал, что и художник должен выходить за пределы своей профессии, он “должен быть и историком, и поэтом, и наблюдателем (то есть исследователем)”.
Но дело не только в том, что отдельным декабристам принадлежат те или иные произведения в области культуры, науки, искусства, и не в их универсализме. Декабристы считали, что само по себе обладание знаниями еще не является решающим критерием общественной ценности человека. Тот же Н. Бестужев писал: “Какая разница между ученым и просвещенным человеком? Та, что науки ученому делают честь, а просвещенный делает честь наукам”.
Попытка декабристов преобразовать Россию революционным путём была оборвана трагическим разгромом восстания на Сенатской площади. Им не суждено было реализовать грандиозные планы переустройства России, воплотить свои замыслы в жизнь. Но эта борьба дала важные результаты. Декабристы разбудили лучшие умы России, ее лучшие интеллектуальные силы.
Разгром восстания 14 декабря 1825 года развеял надежды декабристов на революционные преобразования в России. Но, брошенные в тюрьмы, находившиеся на каторге и в ссылке, они в большинстве своем не только остались верны прежним убеждениям, но и мучились новыми вопросами о судьбах родины, стремились в труднейших условиях приносить ей посильную пользу.
При этом многие из активных участников восстания, размышляя о причинах поражения на Сенатской площади, приходили к осознанию узости социальной базы декабристского движения и необходимости просвещения широких масс населения России.
Участники выступления на Сенатской площади явились и первыми историографами декабристского движения. Но широкий размах научная разработка история декабризма приобрела значительно позже, уже в советское время.
К настоящему времени по истории декабристского движения опубликовано более 15 000 научных и научно-популярных работ. Среди них капитальные труды П.Е. Щёголева, М.В. Нечкиной, Н.М. Дружинина, В.А. Фёдорова и других учёных, освещены многие вопросы декабристского движения, особенно те, что связаны с формированием революционной идеологии декабристов, подготовкой восстания и суда над декабристами.
Меньше изучены взгляды и деятельность декабристов после восстания. Но и по этой проблеме в последние три десятилетия ведётся активная работа.
В процессе подготовки к 150-летию со дня восстания декабристов, наряду с продолжением ранее начатых исследований о самом восстании, суде и следствии получило значительное развитие изучение сибирского периода жизни и деятельности декабристов. Возник ряд новых центров изучения декабристского движения (Иркутск, Новосибирск, Томск, Улан-Удэ и др.).
В ряде работ выдвинута и развивается идея о существенной эволюции ссыльных декабристов в сторону просветительской работы среди широких масс населения.
В данной работе меня привлекла педагогическая, просветительская, хозяйственная и др. деятельность декабристов, являющихся основоположниками методики взаимного обучения в России.
Поэтому целью данной работы является освещение деятельности декабристов в годы сибирской ссылки.
Для реализации этой цели рассматриваются следующие вопросы:
1. Хозяйственная деятельность декабристов и их связи с крестьянством;
2. Научная, медицинская, педагогическая деятельность;
3.Декабристы и сибирская интеллигенция;
4. Общественные кружки 30-40 х. годов в Сибири;
5. Борьба декабристов с административным произволом;
6. Декабристы и сибирская буржуазия.
Для решения поставленных в работе задач мною использованы ряд документальных публикаций и научная литература по истории декабристского движения, также документы и литература о сибирском периоде жизни и деятельности декабристов.
Хозяйственная деятельность декабристов и их связи с крестьянством
Бурные двадцатые и тридцатые годы XIX столетия не прошли бесследно для Сибири. Годы массовой политической ссылки, - они несли особое значение в жизни сибирского общества.
Жившее, главным образом, своими местными интересами, отстаиванием прав, материального благополучия, временами - борьбой за лучшее будущее, оно в указанный период начинало втягиваться в круг интересов общероссийских, подчас мировых... Восстание на Сенатской площади; на юге России, восстание Польши, ссылка и пребывание декабристов в Сибири среди крестьянских поселении и одновременная переброска в Сибирь больших партий поляков-повстанцев, - дали богатый материал, над которым не могло не задуматься как городское, так и сельское население далекой окраины.
По всей Сибири от Березова, Кондинска до вод Охотского моря, с одной стороны, от пограничных крепостей с Китаем и Монголией до Якутска и Нижне-Колымска - с другой, были разбросаны места поселения декабристов. В каторгу и ссылку были отправлены не только представители дворянских фамилий, причастных к восстанию 14-28-го декабря, во многих селах и деревнях были водворены и солдаты-декабристы, плоть от плоти народной.
Интерес, проявленный к декабристам со стороны крестьян Сибири, не был временным, вызванным лихорадочной и таинственной их переброской в Сибирь. Он поддерживался бессознательно самим правительством, а также многолетним житьем-бытьем крестьян с изгнанниками земли родной.
Только устроятся некоторые из декабристов в назначенном месте ссылки, как вдруг для строгого присмотра за ними прикомандировывается казак, или приезжает курьер и таинственно увозит то Чернышева из Якутска, то Толстого из Тунки, то Кривцова из Туруханска. Или в пасхальную ночь нагрянут в Урик жандармы и увезут Лунина "на пулю в Нерчинск", или вдоль всего тракта по Лене чиновники особых поручений, либо жандармские офицеры, производят нелепые и повальные опросы, выспрашивая, не принимают ли декабристы каких-либо мер к восстанию, не агитируют ли среди населения и т. п.
Подобные факты, нарушая однообразные, серые будни хозяйственной возни селян, производили определенный эффект, заставляли крестьянина создавать предположения, отыскивать причины столь странных действий власти. Крестьянину было ясно, что сосланных декабристов, видимо, боятся, как людей опасных для государственного порядка. Все это заставляло селян внимательней присматриваться к жизни декабристов, интересоваться ими, говорить о них.
Деятельность в Сибири рассматривалась декабристами как ответственное и трудное поприще, достойное того дела, за которое сложили свои головы их товарищи, как непосредственная работа среди населения, как общественно-политическое служение своей Родине и своему народу, как подготовка светлого будущего Сибири и как продолжение борьбы с крепостничеством только иными путями, новыми средствами, выработанными на основании извлечения уроков из поражения восстания в период совместного пребывания в казематах.
Исходя из своих общих взглядов на Сибирь и программы ее развития, декабристы ставили целью показать населению, Сибири и русскому правительству, что же может дать этот богатый край при разумной и рациональной разработке его богатств и в каком направлении нужно их использовать, какие отрасли народного хозяйства развивать, чтобы поднять производительные силы края, от которых зависит улучшение материального положения трудящихся масс Сибири. Что нужно сделать, чтобы Сибирь могла сравниться и стать такой же развитой в экономическом и политическом отношении: страной, как Соединенные Штаты Америки.
В казематский же период жизни декабристами были организованы первые опытные участки, где теория прилагалась к практике. Им удавалось, несмотря на короткое лето, выращивать всевозможные овощи: цветную капусту, спаржу, дыни, арбузы, артишоки и т.д., которые не были в употреблении среди местного населения или имели очень ограниченное распространение. Причем в эту деятельность активно включились жены декабристов. Анненкова вспоминала: "Между тем, когда мы туда приехали, никто из жителей не думал пользоваться всеми этими дарами природы, никто не сеял, не садил и не имел даже малейшего понятия о каких то бы ни было овощах. Это заставило меня заняться огородом, который я развела около своего домика. Потом и другие занялись огородами".
По выходе на поселение деятельность декабристов приобретает более многосторонний характер. Те из них, которые еще в каземате предметом своей будущей деятельности избрали сельское хозяйство, с выходом на поселение приступили к организации образцовых хозяйств, устройству всевозможных опытов с тем "...чтобы раскрыть, - вспоминал Завалишин, - что край в состоянии производить, если приложить к нему рациональную систему исследований и действий".
В 1836 году из Петровского каземата была освобождена большая партия декабристов и водворена на поселение, главным, образом, в деревнях Восточной Сибири.
Сосланные декабристы обязаны были в местах поселения "снискивать пропитание собственным трудом". Когда убедились, что рекомендуемое властью средство, без права выезда (без особого разрешения) даже за поскотину, хлеба дать не могло, декабристы, как Веденяпин из Киренска, Абрамов и Лисовский из Туруханска, Бестужевы из Селенгинска и др. в письмах к краевой власти и к самому Николаю развивают мысль, что без земельного надела мудрено вести "крестьянский образ жизни"). Правительство, засыпанное письмами декабристов и донесениями краевой власти о тяжелом положении лишенных земли поселенцев, предоставило декабристам 15-ти десятинный надел. Крестьянские общества, в силу указа 1835 года, должны были "из лучших земельных дач" отвести сенокосную и пахотную землю водворенным среди них декабристам.
Получив земельные наделы, некоторые из декабристов, как, например, Трубецкой, тотчас же возвратили их крестьянам, составив и акт о добровольной передаче отведённой им земли крестьянскому обществу.
В лице декабристов, живущих в селах и деревнях Сибири, крестьяне увидели, прежде всего, людей, которые вместе с народом-пахарем поднимали новь в суровом краю, делили с новоселом его редкие радости, и зачастую мыкали с ним горе неудач и разочарований, щедро преподносившихся ему капризной природой.
Спиридов под Красноярском в селе Дрокино, например, обработал несколько десятин дикой, "запущенной, можно сказать брошенной земли, такой земли, что иные крестьяне, - пишет он генерал-губернатору, - дивились моей смелости, другие утверждали, что мой труд, старания, издержки, хлопоты будут напрасны, что такая земля без особой разработки не может ничего произвести, что посеянные семена или не взойдут, или при всходах будут задавлены сорными травами. Но вопреки всем этим заключениям, все посеянное взошло, выспело и в свое время собрано".
М. Кюхельбекер, живя в Баргузине, употреблял все присылаемые ему от родных деньги на устройство хозяйства и хлебопашества.
Как хозяйственники, декабристы не только поднимали новь, улучшали земледельческую культуру, вводя, как братья Беляевы в Минусинске, посев гречи и гималайского ячменя, не только способствовали поднятию крестьянского хозяйства и усилению продуктивности крестьянского труда, но давали в этом направлении прекрасные мысли и местной власти, как, Волконский в 1840 году просил разрешить ему расчистку пустолежащих 55 десятин под пашню и пользоваться ею в течение 40 лет. Мысль, конечно, не нова. Крестьянам и инородцам всей Восточной Сибири было дозволено расчищать и удобрять из "под лесов и болот остающиеся без употребления земли для пашни и сенокосов, с правою 40-летнего владения такими участками".
Декабристы, поселенные в деревнях и селах Восточной Сибири, идя рука об руку с крестьянином, обсуждая с ним меры улучшения производительности труда, свое благополучие, прежде всего, строили на земледелии, главным образом некоторые из них им и жили. "Я полюбил хлебопашество и землю", писал Оболенский. С большим рвением отдавался агрономии Волконский.
Были, конечно, и исключения. В каком ни будь Туруханске, где земледелием не проживешь, декабристы, как Абрамов, Лисовский, - занимались, глазным образом, торговлей.
Вот почему декабристы, как общинники-земледельцы, глубоко остались в памяти крестьян. Население Восточной Сибири отлично помнит не только их усадьбы в деревнях, но и наделы. В Смоленщине крестьяне указывали два надела, принадлежавшие Бечасному. Один из наделов носит название "Жилище", там, говорили крестьяне, стоял небольшой домик, "жилье", другой "Секлетовский". Бечасный, как государственный преступник, по терминологии крестьян назывался "секретным", отсюда и участок "секлетовский"; в Баргузине указывают Карлово поле,где работал Михаил Карлович Кюхельбекер. В Братском Остроге - Муханову падь (Муханиха), вУсть-Куде - Олхонский хвост (Волконский) и т. п.
Капризная природа Сибири очень часто зло шутила над хозяйственными затеями земледельца, разбивая все его расчеты. Не мало горя и разочарований принесла она декабристам. Их письма к друзьям и родным полны подробностей их хозяйственной жизни, надежд и огорчений, связанных с земледелием. Декабристы принесли с собою в страну изгнания искреннее желание быть полезными приютившему их краю, принявшей их среде.
"Настоящее житейское поприще началось со вступлением нашим в Сибирь, где мы призваны словом и примером служить делу, которому себя посвятили". Это прекрасно сформулированное Луниным назначение декабристов за редким исключением, усвоили почти все декабристы. Желанием "служить словом и примером" руководит деятельностью Бестужевых, Торсона, Спиридова, Муравьева-Апостола, Андреева, Беляевых, Завалишина и др.
Торсон оборудовал в Селенгинске небольшую, мастерскую для приготовления земледельческих орудий. Он убедил крестьян в преимуществе машины. "По просьбе земледельцев я решился устроить молотильную машину. По недостатку в мастеровых, работа подвигалась до конца октября, машина была поставлена на берегу реки для удобнейшего подвоза хлеба. После нескольких проб, когда жители увидели в полной мере ее пользу, начали молотить хлеб, то люди, незнакомые в обращении с машинами, не замедлили ее сломать".
Занимаясь изучением Забайкальского края в каземате, Д.И. Завалишин накопил огромные знания о его природных богатствах и возможностях социально-экономического развития. По выходе на поселение Завалишин ставил целью своей общественной деятельности "...способствовать усовершенствованию людей просвещением ума, возвышением нравственности, усилением энергии в деятельности на пользу общую").
Получив положенные ссыльнопоселенцу 15 десятин земли Дмитрий Иринархович создал образцовое хозяйство, на опыте которого стремился выяснить, "что истекает из неизменных условий местности, и что есть следствием только незнаний или рутины, следовательно, может подлежать изменению". На практике он убеждался: несмотря на плодородие земель, их необходимо удобрять; для борьбы с сорняками практиковать двоение пашни; наилучшая система земледелия - многопольная и плодопеременная; для повышения качества сена следует косить траву не после Прокофьева дня (8 июля), как это делалось, а после Петрова дня (29 июня), когда трава сочная и не успела еще покрыться ржавчиной. Одновременно с совершенствованием хлебопашества он практиковал выведение породы молочных коров. Учет климатических условий, рациональные методы ведения хозяйства, агротехнические нововведения, тяжелый крестьянский труд лишь некоторое время позволили Завалишину обеспечить семью необходимыми средствами. В его хозяйстве находилось 5 пар рабочих волов, 7 дойных коров, 12 рабочих и 40 нерабочих лошадей. Но гордостью Завалишина было огородничество и садоводство.
Своими удачными опытами в агрономии и огородничестве Дмитрий Иринархович делился с местным населением, вовлекая его тем самым в работу по подъему не только личных хозяйств, но и производительных сил края. В первый же год поселения он выписал большое количество семян и раздал для опыта крестьянам.
Устраивая образцовое хозяйство, Завалишин сознательно стремился к тому, чтобы оно не только обеспечивало его безбедное существование на поселении, но, главным образом, было бы полезно "общему делу". В процессе сельскохозяйственной практики, распространения грамотности, оказания медицинской помощи шло сближение декабриста с населением края.
Придавая большое значение торговли в подъеме производительных сил края, он считал, что для ее развития с Китаем по Амуру и на Дальнем Востоке необходимо совершенствовать сельское хозяйство, скотоводство, пушные промыслы и удешевлять товары собственного производства.
В другом конце Восточной Сибири (под Красноярском), в деле улучшения и усовершенствования орудий труда на помощь крестьянам приходит Спиридов. Он не только усовершенствует земледельческие орудия, принятые в Енисейской губернии, но приготовляет новые, "здесь неупотребительные, но необходимые для разрыхления и углаживания пашен".
Андреев, поселенный в далекой Олекме, со всем рвением отдается служению крестьянскому люду. Он первый строит мукомольную мельницу и в поисках за жерновыми камнями, бродит по берегам Лены. Энергичный, предприимчивый Бечасный, первый устроил в Смоленщине (в 8-ми верстах от Иркутска) маслобойку. "Коноплю до него лет 300 (?) начали садить, только из семян масло жать он научил", так говорили местные жители помнившие Бечасного. Под семя и деньги давал кому нужно. Все свозили к нему конопляное семя. Бывало и так, неурожай или что, семян кто не привезет, он не утеснял").
Еще в Чите и Петровском заводе декабристы, ведя артельное хозяйство, большое внимание уделяли, разведению овощей. Среди них были прекрасные огородники. Знание и опыт нескольких лет они принесли в села и деревни Восточной Сибири и поделились ими с крестьянами.
Декабристы выписывали огородные семена через своих родных и друзей из-за Урала, привезли их и из Петровского завода; "собранные с тюремных кустов" семена дали прекрасные овощи. Урик, Усть-Куда, Хомутово, Разводные, Олонки с прибытием туда декабристов покрылись прекрасными огородами. "До приезда декабристов больших огородов в помине не было", говорят крестьяне Усть-Куды. Декабристы познакомили крестьян и с парниками, столь распространенными ныне во многих подгородных деревнях Сибири.
Добрый пример подавал населению северной части Восточной Сибири М.И. Муравьев-Апостол. Живя в Вилюйске, он принимается за огородничество и садит картофель. Опыт его увенчался блестящим успехом. Иначе у него обстояло дело с посевом проса; быстрый рост его порадовал предприимчивого хозяина, но наступившие нежданно заморозки зло подшутили над его затеей: всходы погибли.
Прожив немногим меньше года в Туруханской ссылке - с 8 сентября 1826 года по 12 августа 1827 года Ф.П. Шаховской, несмотря на тяжелые условия ссыльной жизни, стремился принести посильную пользу приютившему его краю, посвятить себя служению общественному делу. Его энергичная натура требовала активных действий, поэтому вскоре по прибытии на место заключения он включился в жизнь туруханской деревни. Своими ценными агрономическими опытами по акклиматизации овощных культур он способствовал развитию сельского хозяйства края. Эта работа сблизила декабриста с простым народом, у которого он пользовался заслуженным уважением. Исправляющий должность отдельного Туруханского заседателя сотник Сапожников в одном из рапортов начальству сообщал: "Имею честь донести, что Шаховской от жителей, как туруханских равно и живущих от Туруханска вверх по Енисею, приобрел особенное расположение обещанием улучшить состояние их через разведение картофеля и прочих огородных овощей (чего прежде в Туруханске не было), предвозвещая им дешевизну хлеба и прочих вещей, в крестьянском быту необходимых".
В лице ссыльного декабриста туруханские жители встретили гуманного и отзывчивого человека, принимавшего близко к сердцу радости и горести окружавших его людей. Из 400 руб., присланных ему княгиней Шаховской, он заплатил недоимку за пострадавших от неурожая крестьян в размере 370 руб. Этот поступок вызвал недовольство местной администрации.М. Богданова, анализируя "Записки" Ф.П. Шаховского, сделала вывод, что автор видел в коренном населении Сибири "не диких инородцев, а таких же людей, как европейцы, с той лишь разницей, что им в те времена еще не хватало общекультурного развития и свободного национального самоопределения", и что "способность того или иного народа подняться к вершинам общечеловеческой культуры зависит не от биологических особенностей, а от условий его исторического развития".
Одновременно с совершенствованием хлебопашества декабристы (Завалишин, Бестужевы, Нарышкин и др.) занимались выведением, более продуктивной породы молочных ковров, лошадей и тонкорунных овец. Опыты по разведению мериносов производились составившейся компанией в селе Бурети (Бодайской волости, Иркутского округа) и в Минусинске. Так как и в том и в другом месте не было человека, который был бы хорошо знаком с овцеводством, то председательствующий в Совете Главного Управления Восточной Сибири, просил генерал-губернатора Лавинского перевести М. Кюхельбекера из Баргузина в Буреть и разрешить как ему, так и Беляеву поступить на службу в компанию по разведению мериносов в Восточной Сибири. Лавинский посмотрел на дело с иной точки зрения. Он не нашел удобным допускать государственных преступников к "подобным занятиям, могущим открыть для них связи с многими лицами" и вдали от полицейского надзора, быть может, влиять на крестьян, заинтересовавшихся новым делом.
Декабристы шли дальше и втягивали крестьян в занятие новыми для них промыслами. Крестьяне отлично учитывали значение в их хозяйстве новых подсобных промыслов и видя в лице декабристов людей широкой инициативы, пытались работать с ними сообща. Попытки же декабристов ввести среди крестьянства новые промыслы, зачастую разбивались о сопротивление властей.
Но, несмотря на введение правительством все новых и новых стеснений и ограничений, декабристы не прекращали своей деятельности и влияние их на сибирское общество и дела края с каждым годом увеличивалось и росло прямо пропорционально мероприятиям Николая. Его план - изолировать "государственных преступников" от трудящихся масс и замуровать их в сибирских пустынях - никогда не мог полной мере осуществиться.
Декабристы старались развить в крестьянах интерес к общественности. М.И. Муравьев-Апостол, видя, что прилегающее к селу (Вилюйску) кладбище не огорожено, что в нем бродят не только домашние животные, но и дикие звери, скрывающиеся в соседней тайге, предложил крестьянам общими силами построить прочную бревенчатую ограду.
Интересы безопасности села в пожарном отношении ставились декабристами на первом плане. В.М. Разводной и М.К. Юшневская на свои средства построили пожарную вышку, где хранились все необходимые для тушения пожара инструменты. Веревка от колокола, что висел на вышке, была проведена к дому Юшневских.
Сибирская деревня поражала декабристов полным отсутствием в ней растительности. В этом сказалась вековая борьба крестьянина-землепроходца с тайгою. Ставя починок, село, он вырубал лес в округе и не оставлял деревца у своего дома. Декабристы; поселившись в деревне, построив дома, в первую очередь убеждали крестьян в пользе разведения садов. Прекрасные сады разводят в Урике Лунин. Муравьевы, в Омске - Трубецкой; в Олонках до сих пор сохранился сад, посаженный Раевским, Старики помнят еще, как декабристы "намывали женщин дорожки подметать в этих садах", помнят, что "дорожки желтым песком были усыпаны". Живя среди крестьян, декабристы не подчеркивали своего культурного превосходства над ними. Большинство из них, живя в селах и деревнях Сибири, по костюму не отличались от крестьян. Эрман, отправляясь, с научною целью на Лену, встретив в Иркутске Раевского В.Ф., упоминает в своей работе о его крестьянской одежде, Муханов, - тот даже подал заявление начальству о разрешении ему перейти в разряд государственных крестьян.
При таком настроении декабристы не пренебрегали стародавними обычаями, господствовавшими в той или иной деревне, и, принимая живейшее участие в жизни крестьян, внимательно изучали крестьянский быт, нравы и обычаи. Свадьба Фаленберга, например, состоялась при полном соблюдении местных обычаев.
Крестьянство увидело в лице декабристов не только изобретателей, давших ему молотилку, усовершенствованный плуг, не только носителей знания и опыта, которыми они бескорыстно делились с земледельцем, но и людей, ценивших в крестьянине прежде всего человека и считавших для себя незазорным не только сдружиться с пахарем, но и войти в его семью, породниться.
В последнем случае нельзя не отметить женитьбу на крестьянках, инородках, казачках. Бечасный, Фролов, Иванов, Крюковы, Раевский, Фаленберг, Луцкий и другие - соединяют свою судьбу с девушками-крестьянками. Женитьбу декабристов на крестьянках нельзя считать результатом неизбежной необходимости, в лице жены-крестьянки иметь лишь "экономку", на плечи которой можно было взвалить ведение хозяйства. Правда, обзаведясь домами, увеличив распашку, декабристы нуждались в женском труде, в надежных помощницах-друзьях, но выбор последний диктовался не столько необходимостью и хозяйственными соображениями, сколько влечением сердца.
Большою ошибкой было бы, конечно, рисовать взаимоотношения крестьян Сибири и живших среди них декабристов в тонах мирной сельской идиллии, ошибочно было бы и утверждение, что в течение тридцатилетнего пребывания декабристов в деревенской глуши они имели столкновения лишь с представителями сельской старшины, притеснявшей крестьян, да с кулаками-мироедами. Были у декабристов столкновения и с рядовым крестьянством. Мы имеем документально установленные факты столкновения. Напр., Фролова с крестьянами Сороковскими. Столкновение, закончившееся побоями, было предметом судебного разбирательства. От побоев и отравления умер в селе Кабанске М.Н. Глебов. Виновниками его смерти оказались унтер-офицер этапной команды И. Жуков и крестьянская дочь Наталия Юрьева. Насильственною смертью погибли, в верховьях Лены, в Манзурке - Андреев и Репин, сгоревшие в доме крестьянина, у которого они остановились на ночлег.
Декабристов в Сибирской глуши считали помещиками, богатеями, "деньги у них были пачками", говорят крестьяне. Быть может, жажда легкой наживы побудила крестьян, у которых остановились на ночлег Андреев и Репин, ограбив их, докончить с ними и поджечь дом, чтобы замести следы преступления.
Фактов, подобно указанным, не много. Носившие случайный характер имевшие место в отдаленнейших концах Сибири (Минусинске, Лене, Забайкалье) - они не могли изменить тех взаимоотношений, которые установились между крестьянами и декабристами с первых же дней поселения последних в пределах Сибири и укрепились в течение долгих лет совместной жизни с крестьянством.
За все, что дали декабристы крестьянам Восточной Сибири в течение трех десятков лет тесного, сожительства с ними, они получили достойную награду. Крестьяне завещали своим детям, ныне уже старикам, чтить память "декабристов, этих лучших людей", каких только знавала сибирская деревня в первую половину прошлого века, и старики свято сохранит этот завет.
Научная деятельность

Декабристы оставили яркий след не только в истории русского революционного движения, но и в истории отечественной науки и культуры. Среди них были талантливые литераторы и историки, экономисты и философы, естествоиспытатели и механики, педагоги и врачи. Различного рода материалы убеждают в том как, разнообразны были научные интересы большинства участников декабристских тайных обществ.
Ссылка в Сибирь, на каторгу и вечное поселение обрекала декабристов на политическую, а часто и физическую смерть. Николай I рассчитывал и на то, что изолированные от культурных центров, лишенные необходимой духовной пищи, в том числе книг, без права публикации своих научных и литературных произведений, высокообразованные люди неизбежно будут обречены на "нравственное онемение и духовную смерть". Этим планам не суждено было осуществиться. Ссыльные революционеры и в Сибири продолжали словом и примером служить делу, которому посвятили всю свою жизнь и самих себя.
Знакомство с сибирскими библиотеками декабристов, их читательскими интересами убеждает в том, что чтение декабристов менее всего можно назвать бесцельным: несмотря на всевозможные запрещения и ограничения, они настойчиво искали и находили возможность совершенствования и практического использования своих знаний в условиях каторги и поселения.
Декабристы еще в период каторжных работ разработали программу повышения собственного уровня образования. Эта программа предусматривала серьезное изучение математики, механики, физики, химии, медицины. Лекторами выступали наиболее квалифицированные специалисты (Д.И. Завалишин, Н.А Бестужев, Ф.Б. Вольф, П.С. Бобрищев-Пушкин, А.П. Барятинский и другие). Математикой на каторге серьезно занимался А.П. Барятинский, И.Д. Якушкин. Не менее популярной в Читинском и Петровском казематах была химия. В коллективном пользовании узников находилась большая библиотека книг по химии, фармакологии, медицине и биологии, принадлежавшая Ф.Б. Вольфу.
Совершенно определенную краеведческую ориентацию имели занятия декабристов ботаникой и зоологией, к которым они приступили после прибытия в Сибирь. В Благодатском руднике братья А.И. и П.И. Борисовы вместе с С.Г. Волконским начали составлять гербарии забайкальской флоры и коллекцию насекомых.
Поселенных в Туруханске Ф.П. Шаховской получил в 1827 году от Фишера микроскоп и "три учебных ботаники", а сам отправил Фишеру - "Описания сделанных там ботанических наблюдений, посылку с разными растениями и мхами".
Очень интересна работа князя Ф.П. Шаховского, начатая уже в 1826 году - "Записки о Туруханском крае", которые ему так и не удалось завершить. Сохранившиеся записи показывают, что декабрист начинает работу с описанием природно-географических особенностей Приенисейского Севера; отмечает природные богатства этого района, наличие великолепного леса. Присоединение края к России декабрист считает положительным фактом для его дальнейшего общего развития. К числу факторов, создающих трудности на пути социально-экономического развития региона декабрист относит "огромные расстояния", "затруднительное сношение", "дикое состояние некоторых народов, а также равнодушие правительства к нуждам края, произвол, коррупция местной администрации, малочисленность населения".
Поражает широта научных интересов князя Шаховского: в его архиве сохранились черновики записок по ботанике, физике, философии, медицине; он был одним из первых исследователей богатой приенисейской флоры и фауны, проводит фенологические наблюдения в 1827 году, записывая приметы наступления весны в Туруханске; наконец после многочисленных опытов и изучений растительного мира Сибирского Севера, находит, что "растения Севера не особой разновидности растительного мира, а видоизменения пород под действием температуры, состава почв и наличия вечной мерзлоты". После перевода в Енисейск в 1827 году, Шаховской попытался организовать сельскохозяйственный хутор для акклиматизации растений, но завершить эту работу ему не довелось.
Много и систематически занимались ссыльные декабристы климатологическими и метеорологическими наблюдениями. Очень важным и ощутимым вкладом в развитие русской метеорологии стал десятилетний ряд наблюдений М.Ф. Митькова, вышедшего на поселение в Красноярск в 1836 году. Декабрист начал вести свои наблюдения 1 января 1838 года, оборудовал у себя в доме механическую мастерскую, а на дворе метеорологическую площадку.
В Красноярском краеведческом музее хранятся подлинные журналы наблюдений за климатом Красноярска, которые вел Митьков. Наблюдения включали измерение температуры и давления воздуха, температуры воздуха в помещении, где был установлен барометр, характеристика состояния неба, для которой использовалось 35 условных обозначений. Прежде всего, отмечалось знаками: ясно, пасмурно, облачно. Особенно большое внимание уделено записям о характере облаков… отмечались: туман и густой туман, дождь: сильный, большой, вьюга, метель, гром. В примечаниях к каждому месяцу давались дополнительные визуальные характеристики погоды за отдельные дни, в которых имеются данные о вскрытии и замерзании Енисея.
М.Ф. Митьков приступил к своим наблюдениям по просьбе академика Купфера, неутомимо трудившегося над развитием метеорологического дела в России. Для этой цели он снабдил декабриста лучшими, по тому времени, инструментами, позднее Купфер обработал и подготовил к печати наблюдения Митькова в составе "Свода наблюдений, произведенных в главной физической и подчиненных ей обсерваториях за 1864 год". Так труд декабриста попал во все метеорологические и астрономические обсерватории и к естествоиспытателям.
Не менее важное значение для изучения климата Сибири имели и термометрические и барометрические наблюдения, проводимые А.И. Якубовичем в селе Назимовском на Енисее. А.И. Якубович также вел наблюдения по просьбе уже другого академика - А.И. Миддендорфа, обратившегося к нему с просьбой произвести метеорологические наблюдения и сделать пробы песка и горных пород из окружающих золотоносных россыпей Подкаменной Тунгуски и Питской речных систем. Сведения, полученные им от декабриста, Миддендорф поместил в книгу "Путешествие на север и восток Сибири" и, несмотря на запрет, упомянул имя Якубовича в своем исследовании.
Помимо этого, Якубович проводил и агрономические опыты, о которых писал в одном из писем к В.Л. Давыдову: "Тайги вволю - болот не вымеряешь, я хочу попробовать сахарный тростник сажать и индиго - эти растения будут совершенно по климату".
Научные, в частности, метеорологические исследования ссыльных декабристов привлекали внимание многих ученых России. Так, анализируя температурные наблюдения М.Ф. Митькова и А.И. Якубовича, А.Ф. Миддендорф пришел к важному выводу о влиянии климата Сибири на климат европейской части страны и о вторжении теплых атлантических воздушных масс далее на восток от Урала.
Интересны научные исследования декабристов и в гуманитарных отраслях знаний.
В Ялуторовске Якушкин И.Д. писал философский трактат "Что такое жизнь?". Декабрист подходил к решению вопроса о сущности жизни и о месте человека в природе с материальных позиций, проявляя при этом глубокие знания новейших достижений в области естественных наук и философии.
Обнаруживается сходство взглядов Якушкина с А.Н. Радищевым и М.В. Ломоносовым, современником Якушкина, оригинальным мыслителем-материалистом и естествоиспытателем И.Е. Дядьковским. Взгляды Якушкина на развитие человеческого зародыша имеют много общего со взглядами московских анатомов Е.О. Мухина и М.Г. Павлова. Интерес к естественным наукам сближал И.Д. Якушкина с С.П. Трубецким, также имевшим солидную теоретическую подготовку: в Париже он слушал полные курсы лучших профессоров естественных наук, особенно увлекался химией, физикой и математикой. Очень интересовали его новые открытия в области электричества и их применение в технике.
Медицинская деятельность

В той многообразной, разносторонней общественно- политической деятельности, которую развернули декабристы в сибирской ссылке, значительное место занимала врачебная деятельность, занятие медициной.
В исследованиях ученые главное внимание уделяют врачу декабристу Ф.Б. Вольфу, о других же декабристах, занимающихся этой деятельностью, сведений очень мало.
Медицинская литература, в изобилии представленная в каземате, лекции Ф.Б. Вольфа и практические навыки, полученные декабристами под его руководством немало способствовали тому, что после выхода на поселение многие из них с успехом занимались медицинской практикой, видя в этом не только необходимость, но и свой гражданский долг.
Профессиональным врачом среди декабристов, отбывавших ссылку в Западной Сибири был только Вольф, но многие другие, видя и понимая острую необходимость оказания медицинской помощи широким слоям населения, самостоятельно изучили медицину и фармацевтику, народные свойства лечения, постоянно совершенствовали свои познания в этих отраслях науки и успешно вели прием и лечение больных (П.С. Бобрищев-Пушкин, А.В. Ентальцев, Н.В. Бассаргин, И.С. Повало-Швейковский, Ф.П. Шаховской, И.Ф. Фохт). Некоторые из декабристов оказывали содействие своим сподвижникам-специалистам тогда, когда того требовали обстоятельства (А.М. Муравьев, П.Н. Свистунов, М.А. Фонвизин).
Беспомощным было в деревне положение серьезно заболевших. Медицинская помощь совершенно отсутствовала. Из ближайшего, за несколько сот верст, города, доктор не всегда имел возможность приехать к заболевшему крестьянину, да и не приезжал, конечно, а к заболевшему государственному преступнику мог приехать лишь с разрешения высшей краевой власти. Зачастую помощь таких приехавших докторов оказывалась излишней, больной, не дождавшись ее, умирал.
Вот что пишет сотенный командир села Акши Разгильдеев пограничному начальнику, прося прислать доктора к заболевшему декабристу Абрамову П.: "Медицинского пособия по неимению здесь средств никакого не делается и в необходимости осталось прибегнуть к помощи азиатских лам, но и они не помогают". В деревнях, отстоящих вдали от монгольской границы, и этих "лекарей" не было. Чтобы как-нибудь выйти из такого положения, краевая власть рекомендовала иногда и "заочное лечение" декабристов.
Ко времени расселения декабристов, по данным отчета тобольского губернатора Нагибина за 1828 год, в губернии насчитывалось всего 16 врачей, 19 лекарских учеников и 4 повивальные бабки.
Большую медицинскую практику в Тобольске имел Вольф и Бобрищев-Пушкин. Ф.Б. Вольф оказывал бесплатную медицинскую помощь городской бедноте, крестьянам, что способствовало его популярности в этих местах. Его высокое врачебное искусство и бескорыстие отмечала М.Д. Францева. Гонорары же он полностью расходовал на приобретение медикаментов, лекарств, специальной литературы. Близким облику Вольфа был и П.С. Бобрищев-Пушкин.
Значительным событием в жизни обоих врачей следует считать их активное участие в борьбе против эпидемии холеры, которая в 1848 году охватила Тобольск.
Отличалась активностью в том же направлении и группа декабристов, поселенных в Кургане. И.Ф. Фохт лечил местную городскую бедноту, крестьян. К нему обращались чаще и охотнее, чем к местному лекарю.
Также медицинской деятельностью занимался И.С. Повало-Швейковский, Е.П. Нарышкина в Кугране давала медицинские советы и снабжала лекарствами приезжавших к ней в дом крестьян; приготовлением лекарств и лечением больных в Ялуторовске занимался А.В. Ентальцев.
Об интересах Ф.П. Шаховского в Туруханске можно судить по официальным донесениям (1827) местного начальства: "Шаховской занятием имеет чтение книг, составляет из оных лекарства, коими пользует одержимых болезненными припадками туруханских жителей".
Имея познания в медицине, Ф.П. Шаховской лечил туруханских жителей. Енисейский окружной начальник доносил гражданскому губернатору Степанову: "Шаховской имеет достаточные сведения как в медицине так и в фармакологии, коих лекции слушал он у доктора Лозера. Опыты его искусства могут засвидетельствовать многие из жителей".
М.И. Муравьев-Апостол пытался по силе средств и возможности облегчить отчаянное положение прокаженных, колония которых, ютившаяся в тесной юрте, давно обосновалась в Вилюйске. Покидая Вилюйск, М.И. Муравьев отдал в их распоряжение свою новую просторную юрту.
Таким образом, при отсутствии или остром недостатке врачей та медицинская помощь, которую оказывали декабристы сибирякам, имела практическое и социальное значение. Врачебная деятельность декабристов явилась одним из путей сближения с народом, по которому шли первые русские революционеры в период сибирской ссылки.
Педагогическая деятельность

"Цвет всего того, что было образованного, истинно благородного в России, отправились закованные на каторгу, в почти необитаемый угол Сибири. Умственная температура в России понизилась… и надолго", - писал А.И. Герцен, характеризуя состояние русского общества после расправы Николая I над декабристами. А вот Сибирь, напротив, получила целый отряд наиболее образованных и наиболее деятельных, передовых представителей, "лучших людей из дворян".
Являясь образованнейшими людьми своего времени, декабристы были в курсе новейших открытий русской и мировой науки. Они хорошо знали европейскую политическую, экономическую и философскую литературу. Идеи европейского просвещения декабристы связывали с идеями просвещения в России, видными представителями которой, были М.В. Ломоносов, А.Н. Радищев, И. Пнин, Н.И. Новиков, А.Ф. Бестужев - отец четырех декабристов.
Педагогическое воззрение имело философскую методологическую основу. Хотя по своим философским воззрениям декабристы не представляли единого лагеря, но в мировоззрении большинства доминировала материалистическая тенденция.
В статьях и записках в период сибирской ссылки декабристы ставили вопрос о содержании, принципах и методах преподавания, придавая большое значение наглядности обучения. Наблюдение и эксперимент, указывали декабристы, способствует прочному усвоению учебного материала, вырабатывают определенные дидактические приемы, содействуют образованию у учащихся навыков самостоятельной работы.
Во второй четверти XIX века в Сибири существовало всего три гимназии, из которых Иркутская в 1825 году насчитывала 47 учащихся; Тобольская в 1827 году - 40 и Томская в 1838 - 78 человек. Женского и высшего образования не было совсем. Поэтому смелая, многосторонняя педагогическая деятельность декабристов в Сибири заслуживает особого внимания. Анализ работ декабристов в открытых ими школах в Петровском Заводе, Чите, Селенгинске, Минусинске, Ялуторовске, Тобольске, Красноярске, селах Олонки, Урик, Оек, Смоленщина и других показывает, что они использовали лучшее, что было в русской и мировой педагогической литературе, всемерно стремились приложить и совместить активные методы преподавания в своей практике.
В свои учебные программы декабристы вводили произведения А.С. Пушкина, К.Ф. Рылеева, И. Крылова, М.Ю. Лермонтова. Из мировой литературы - Шекспира, Байрона, Вольтера, Руссо. Учителя расширяли познавательный кругозор, развивая самостоятельность мысли и независимость убеждений. Они раскрывали глубокую познавательную ценность произведений, хорошо понимали нравственно-воспитательный характер литературы и ее значение в формировании мировоззрения молодежи.
Широкую деятельность по образованию народа в Сибири по выходе на поселение развернули Бестужевы, Горбачевский, Д.И. Завалишин, Юшневский, братья Борисовы, Поджио, Торсон, Кюхельбекер, Беляевы, Матвей Муравьев-Апостол, Батеньков, сосланный в Томск после двадцатилетнего заключения в Петропавловской крепости, и первый декабрист В.Ф. Раевский.
При этом можно видеть, что просветительство является главным и почти единственным занятием у тех декабристов, которые и после поражения восстания остались верными своим революционным идеалам (Якушкин, Пущин, Бестужевы, Горбачевский, Завалишин и другие).
Умеренно же настроенные декабристы сосредоточили в основном свои силы на хозяйственной деятельности (Беляевы, Розен, Муравьевы, Басаргин, Фаленберг, Фохт, Трубецкой и другие).
Постоянное нацеливание в декабристских школах на решение практических задач при обучении точным дисциплинам активизировало мышление учащихся, не допускала зубрежки, "механического исчисления".
С.П. Трубецкой, В.Ф. Раевский, Е.П. Оболенский, Д.И. Завалишин, В.Л. Давыдов считали детское чтение важнейшей частью воспитательно-образовательной работы семьи. Они понимали необходимость расширения круга понятий и знаний детей.
Хаптагаева указывает, что в своих школах декабристы пользовались таблицами, прописями, устным рассказом учителя, катехизической беседой, которые помогали "воспитывать дух свободомыслия", отстаивать независимость человеческой личности, развивать чувства подлинного патриотизма и любви к своему отечеству.
Дмитрий Иринархович Завалишин занялся распространением образования и просвещения в Забайкалье. На этом поприще он хотел прежде всего показать личный пример совмещения физического труда с умственным. Постоянно занимаясь тяжелым крестьянским трудом, он требовал и от учеников организованной им школы, чтобы они "не покидали летнее вакационное время сельских работ, помогая родителям, и чтоб приносили от них свидетельства, что в работе по силам их, были прилежны и занимались работой обстоятельно".
Создавая свою педагогику, Завалишин исходил из того, "насколько каждый по обстоятельствам мог и способен чему-либо учиться". Одних он подготавливал к поступлению в семинарию и обучал классическим языкам и математике, других (детей купцов) - английскому языку, третьих (детей бедных чиновников, мещан, казаков и крестьян) - чтению, письму и арифметике.
Таким образом, Завалишин одним из первых на практике соединил общеобразовательное обучение с производственным, что явилось для того времени достижением педагогической мысли. Но Дмитрий Иринархович мечтал о более широком распространении образования среди народа. В начале 50-х годов, воспользовавшись своим возросшим влиянием на управление краем, он добился открытия казачьей и крестьянской школ в Чите и в нескольких деревнях Читинского округа. В 1860 году общественностью Читы был уже поставлен вопрос об открытии гимназии на средства, собранные у населения края путем добровольных пожертвований.
Несомненно, педагогическая деятельность Завалишина имела свое значение, несмотря на то, что его школу окончило небольшое количество учеников: оно сказывалось на общем стремлении местных жителей к знаниям, культуре, расширению кругозора, росте духовных потребностей. Позднее, с преобразованием Читы в областной город, был открыт клуб "Общественное собрание", при котором Дмитрий Иринархович устроил библиотеку, получавшую все периодические издания.
Декабристы-учителя смело шли по пути создания новых учебных программ и учебной литературы, в которой стремились отразить общественно-политические вопросы, связать обучение и воспитание с жизнью. Они широко применяли принцип воспитующего обучения, опираясь при этом на сознательность и активность мышления. Материал излагали на уровне науки своего времени. В их педагогической деятельности прослеживается также принцип прочности и доступности обучения. Этому способствовало как содержание обучения, так и методы, применяемые учителями.
Еще в каземате, избрав своим будущим занятием на поселении и обучение детей и просвещение населения, И.Д. Якушкин стал усиленно готовиться к своему новому поприщу. Пользуясь хорошо составленной казематской библиотекой, он пополнял свои знания по различным отраслям науки, занимался математикой, естественными науками, составлял учебник географии по особому плану и по новой изобретенной им методике. Первые годы по выходе на поселение эта работа была продолжена.
В тех неблагоприятных условиях, в которых находилась Сибирь, Якушкин хотел дать пример возможного подъема культурного уровня народных масс. "В Ялуторовске, без всяких средств, он вздумал завести школу для бедного класса мальчиков и девиц, - вспоминал Басаргин, - и одною, своею настойчивостью, своей деятельностью и, можно сказать, сверхъестественными усилиями достиг цели".
С помощью декабристов Фонвизина, Пущина, Матвея Ивановича Муравьева-Апостола, Оболенского, Ентальцевой и других, в большей степени на их средства и при материальной поддержке местного купца Медведева, под покровом исполнения приказа Синода в целях "укрепления веры" поощрять устройство при церквах школ, Якушкину удалось в 1842 году открыть первую школу для народа в Западной Сибири.
Очень характерно, что в школе Якушкина кроме общеобразовательных предметов преподавалась механика, на изучение которой отводилось сравнительно большое количество времени - 101 урок. Большое внимание уделялось изучению края: ученики должны были самостоятельно вычертить карту Западной Сибири. С целью изучения флоры и фауны устраивались частые экскурсии в поле под непосредственным руководством самого Якушкина.
Цель обучения Якушкиным детей из народа заключалась в том, чтобы помочь им "осмыслить себя", развернуть в них способность мышления. Беспокоясь за направление в их воспитании, он неоднократно говорил, что воспитатели его сыновей никогда не поймут "предназначения детей" и еще менее сумеют их "к нему приготовить". Чтобы дать детям правильное направление, по мнению Якушкина, нужно прежде всего полюбить их счастье".
Якушкин, человек глубоко убежденный в правоте дела декабристов и оставшийся до последних дней своей жизни верным идеалам молодости, говорил не о личном мещанском счастье для своих детей. Он мечтал о счастье детей всего русского народа, которое может придти только с уничтожением крепостного права и самодержавия. И. Якушкин в своей практической деятельности, безусловно, стремился дать это направление детям и приготовить их к выполнению выпавшего на их долю предназначения.
За 14 лет существования мужского училища (1842-1856) в него было принято 594 мальчика и окончили курс 531 человек. В женское же училище за 1846-1856 годы принято 240 девочек, окончили курс 192. Таким образом, за время деятельности II.Д. Якушкина получили первоначальное образование 723 человека, причем отдельные из них при помощи, товарищей Якушкина - декабристов, были определены в средние учебные заведения - Тобольскую и Иркутскую гимназии и др., и часто содержались на средства декабристов. Самоотверженно трудясь в своих училищах, Якушкин стремился сделать их образцовыми, на примере которых учились бы не только люди, работающие на поприще сибирского образования, но и все те, кто захотел бы последовать его примеру своим бескорыстным трудом принести пользу народу и целому сибирскому краю.
Организация школ в Тобольской губернии не была дебютом просветительской деятельности декабристов, поселенных в Западной Сибири. Первыми начали обучение детей грамоте в конце 20-х годов XIX века А.И. Шахерев, сосланный в Сургут и А.И. Чернасов в Березове. Обе попытки были неудачными. Первый умер в 1828 году, а второго городничий за проявленную "незаконную деятельность" отправил в тюрьму.
Только к 40-м годам с большим трудом удалось преодолеть сопротивление местной администрации. Поэтому почин И.Д. Якушкина как организатора в Западной Сибири мужской и женской общедоступных всесословных и бесплатных школ, первых не только в Сибири, но и во всей России имел неоспоримое значение.
Ялуторовские школы стали лучшими образцовыми в крае. В этом убеждает обращение и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.