На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Война и ее влияние на все стороны развития крестьянства, на его численность и состав, уровень жизни. Материальное положение крестьянства в условиях войны. Массовое недоедание и голодание населения. Рост отрицательных настроений среди колхозников.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 09.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Жертвы «военного» голода

Война оказала большое влияние на все стороны развития крестьянства, на его численность и состав, уровень жизни. За четыре года войны крестьянское население уменьшилось на 13,9 млн. человек или 18%. Если в тыловых районах оно составляло в 1941 г. 24,4 млн., то к 1945 г. - 17,3 млн. В среднем за каждый год войны деревня выделяла для армии и промышленности почти 10% трудоспособных крестьян.
Численность трудоспособных колхозников в этих районах уменьшилась на 62,8% (18,2 млн. - в 1941 г. до 11,4 млн. в 1945 г.). Это сокращение колхозного населения произошло в основном за счет убыли мужчин призывного возраста. Единственной группой колхозного населения, которая не уменьшилась, а даже несколько возросла, были нетрудоспособные - дети до 12 лет, старики (мужчины и женщины старше, соответственно, 60 и 55 лет), инвалиды и больные.
Материальное положение крестьянства в условиях войны, как и в мирное время, определялось двумя главными факторами: состоянием общественного производства колхозов и доходами от личного хозяйства крестьян.
О размерах получаемой из колхоза продукции говорит оплата по трудностям на душу населения из расчета на один день. В среднем, как пишет Ю.В. Арутюнян, крестьянин получал «меньше 200 г зерна и около 100 г картофеля в день - это стакан зерна и одна картофелина». По существу вся производимая колхозами продукция за вычетом производственных нужд, уходила в закрома государства по госпоставкам. Потребность колхозников в овощах колхоз удовлетворял на 15-20%, а выдача мяса и молока, если не считать расходов на общественное питание, почти не производилась.
Одна звеньевая из колхоза им. 1 Мая Старооскольского района, Курской области, имея на иждивении бабушку и двух детей, получила на трудодни в 1 944 г. 21 кг хлеба. Выручил приусадебный участок, который дал ей 800 кг картофеля, 1 50 кг капусты, 100 кг огурцов, 300 кг свеклы. Кроме того в хозяйстве была корова. Другая колхозница из сельхозартели «День урожая» заработала в колхозе 20 кг зерна, а с участка в полгектара сняла 10 пудов ржи и пшеницы, пуд кукурузы, 25 ц картофеля. В хозяйстве также имелась корова.
Многие колхозники не умерли с голоду благодаря личному хозяйству. Выручала картошка со своего огорода, но не всегда... Полностью избежать голода не удалось. До самого последнего времени документы о голоде во время Великой Отечественной Войны под грифом «Совершенно секретно» были спрятаны в «Особой папке» И.В. Сталина - коллекции архивных материалов Секретариата НКВД-МВД СССР. Но тайное рано или поздно становится явным. Теперь эти архивы открыты.
Нельзя не задуматься над следующим вопросом: почему Сталин и его окружение получали информацию о голоде не от органов наркоматов снабжения, земледелия, здравоохранения, комитета заготовок, призванных, казалось бы, быть в курсе жизни населения, а от органов НКВД? Видимо, отношение властей к правде о бедственном положении народа изначально было как к чему-то «антисоветскому, антигосударственному», попадающему в компетенцию органов государственной безопасности.
Документы НКВД воссоздают тяжелую, мрачную картину жизни населения целого ряда районов и областей во все годы войны. Голод был в степных районах Западной Сибири в 1941 г., в некоторых районах Вологодской и Читинской областей в 19421943 гг., в Казахской и Узбекской ССР, Татарской и Мордовской АССР, в ряде районов Алтайского края, Горьковской, Свердловской областях в 1944 г., в Узбекской ССР, Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР в 1945 г. Более других страдали семьи красноармейцев, оставшиеся без кормильцев.
Зам. наркома внутренних дел Союза ССР Кобулов сообщал: «ЦК ВКП(б) - тов. Андрееву СНК СССР - тов. Микояну.
В некоторых областях Вологодской области семьи красноармейцев колхозников испытывают недостаток в продуктах питания.
Централизованные фонды муки на 1 квартал 1943 г. были сокращены, в результате чего значительное количество связанных с сельским хозяйством семейств красноармейцев, в том числе 40 тысяч детей, сняты со снабжения хлебом.
Вследствие низкой урожайности, многие из снятых со снабжения хлебом красноармейских семейств в 1942 году хлеба на трудодни в колхозах не получали и в настоящее время не имеют.
У НКВД по Вологодской области сообщает, что в ряде районов имеют место многочисленные факты употребления в пищу суррогатов (мякины, клеверных верхушек, соломы, мха) и трупов павших животных.
К колхозе «Земледелец», Вытегорского района, жена красноармейца Копылова В. В. питается исключительно суррогатами. Дочь Копыловой в результате истощения умерла.
В колхозе «Красная Звезда», Верховажского района, Шучева П. В., два сына которой находятся в Красной Армии, примешивала в хлеб в молотую солому.
В Бабушкинском районе снято со снабжения хлебом 1575 членов семей красноармейцев. Большинство из них хлеба не имеют и питаются суррогатами (мхом, соломой).
В колхозе «Заря» того же района, Немилуев А.И., два сына которого находятся в Красной Армии, употребляет в пищу трупы павших животных.
В колхозе «Чекист», Сямженского района, жена фронтовика Солова А.Н., имевшая двух детей, в январе т.г. употребляла в пищу мясо павшей лошади.
В деревне Дьяковской, того же района, жена красноармейца Крюкова В. питалась мясом павшей козы.
В колхозе им. Сталина, Петриневского района, жена красноармейца Федорова М., имеющая 5 детей употребляла в пищу мясо (зачеркнуто - «кишки») павшей лошади. В результате вся семья получила тяжелое отравление.
В колхозе «Новая жизнь», Вожегодского района, жены красноармейцев Околошина А., Федотова К. и Левина М. приготовляли пищу из павших лошадей, облитых по указанию ветнадзора формалином.
В Междуреченском районе эвакуированная Бисерова Н.В., муж и сын которой находятся в Красной Армии, систематически употребляет в пищу трупы павших животных.
В колхозе «Земледелец» Вытегорского района, жены красноармейцев Лязгина В.П., Иванова А.К. и Лобашева П.Е. употребляют в пищу мясо собак.
В колхозе «Герой труда», Сямженского района, жена красноармейца Козлова Е. 24 февраля т.г. (1943 г.) приготовила пищу из мяса убитого охотником волка.
В колхозе «Литвинове», Петриневского района, 3 марта т.г. покушалась на самоубийство жена красноармейца Бараева М., имеющая 4 детей. Семья Бараевой хлеба совершенно не имеет.
В таком же положении находятся многие семьи в Устюжен-ском, Аидожском, Мяксинском, Пришекснинском и Хабаровском районах.
Со стороны наиболее отсталой части колхозников - членов семейств красноармейцев имеют место факты высказываний отрицательных настроений.
Применяемые местными органами меры неэффективны, ввиду недостаточности в области фондов хлеба.
Об изложенном информирован Обком ВКП(б)». Народный Комиссар Внутренних Дел Союза ССР Л. Берия сообщал в начале 1943 г. «в ГОКО - тов. Сталину»:
«По сообщению УНКВД по Читинской области, в колхозах ряда районов области имеют место серьезные продовольственные затруднения.
За последние два года урожайность зерновых культур по колхозам области резко снизилась, составив фактически в 1 941 году 4,5 цнт с га против 5,9 цнт в 1940 году. Урожай 1942 года не превысит 3,7 цнт.
За 1942 год произошло резкое сокращение поголовья: по лошадям на 36 950 голов, крупному рогатому скоту на 29 660 голов и свиньям на 9 550 голов.
В отдельных колхозах Нерч-Заводского, Сретенского, Балейского и других районов весной 1 942 года колхозники употребляли в пищу мясо павших животных и различные суррогаты. В ряде районов колхозники не выходят на работу, из-за отсутствия хлеба.
В настоящее время не имеют продуктов питания 56 семейств в с.Калдыга, Газ-Заводского района.
Вовсе не имеют хлеба, картофеля и какого-либо другого продовольствия 112 колхозных семейств в Шахтаминском районе.
В колхозах Нерч-Заводского и Быркинского районов к январю 1943 г. не имели хлеба 360 человек, из них 21 5 человек членов семей красноармейцев.
В селах Дрмасово, Башурово и Болдуй 2-ой, Усть-Борщев-ка и Малка, Нерч-Заводского района, не имеют хлеба 25 семей, в составе которых имеются от 3 до 9 детей. Из-за отсутствия хлеба и других продуктов в ряде колхозов имеют место факты заболеваний и безбелкового опухания детей колхозников, в частности, в семьях мобилизованных в Красную Армию.
В семье красноармейца Деренцова (с. Некрасове, Шахта-минского района) опухли от недоедания четверо детей в возрасте 5-12 лет.
Факты опухания выявлены у детей Кочевой Е. в селе Некрасове, и у детей Добрыниной А.Т., проживающей в с.Богданове.
В декабре 1 942 г. умерла от истощения колхозница Шар-шина Н.Ф. в с. Кочея, Нерч-Заводского района.
В с. Нижняя Хила, Шилкинского района, 7 ноября 1942 года колхозник Суханов П.С. 1914 года рождения, зарубил свою мать, жену, шестерых детей и выстрелом из ружья покончил с собой. В оставленной записке Суханов указал, что на преступление его вынудил голод.
19 декабря 1942 года в с. Заренском, Ильдикане, Газ-Заводского района, 1 7-летний Веслопалов Иннокентий, при участии 1 5-летнего брата, убил 1 2-летнего Корнилова К. Т., пригласив его к себе в землянку. Труп был ими разрублен и использовался в пищу.
На почве продовольственных затруднений отмечается рост отрицательных настроений среди неустойчивой части колхозников.
В пограничных колхозах Нерч-Заводского и Быркинского районов выявлен ряд колхозников, проявляющих эмиграционные настроения. Проверкой установлено, что большая часть из них испытывает недостаток в продуктах питания.
Если бы фронтовики получали письма о том, как их родные и близкие голодали в тылу? Каким было бы их моральное состояние? «Спасала» военная цензура. Одно такое письмо, не дошедшее до своего адресата, оказалось в материалах архива Сельхозотдела ЦК ВКП(6). Приведем его целиком.
«Письмо 1941 г. 14 декабря.
Добрый день дорогой мой муж Ваня, шлю я Вам свой низкий привет и желаю всего хорошего в Вашей жизни, еще от Вашей дочки Тамары и еще от Вашей мамаши. Ваня теперь я буду писать о своей жизни... очень плохая и очень плохая потому, что мы с голоду умираем, у нас хлеба нет и картофеля нет, я уже лежу на мертвой постели, вся распухла и дочка тоже лежит тоже распухла, а мать ходит сторожить на ферму, ну Ваня я в последний раз Вам пишу и то через силу, у меня нет свету в глазах. Ну, Ваня, поглядел бы ты на меня, испугался меня Ваня, какая я стала, как выйду на улку, так сразу падаю, силы нету. Ваня, дочка просит есть, а у нас нечего дать, ох, Ваня, у нас уже голод такой, все голодают, едят пропастину, а я лучше помру, не буду есть. Ваня я доила коров, теперь не дою, когда меня привезли с фермы на коне из силы выбилась, ну Ваня, теперь прощай, больше не увидимся и письма не будем писать друг другу. Ваня, я помру так дочка наша пойдет на терзание, кому она нужна будет, разве ты когда отслужишь, то возьмешь ее себе, если не возьмешь, то в приют отдадут, пущай она там растет. Ваня, я получила письмо Ваше, в котором Вы писали во сне видали, но я стала маме читать, она заплакала и говорит: хотя бы Иван пришел, а то мы умрем, а Тамара останется. Ваня она ждет, не дождет, а дочка большая стала, ходит на ногах, ну зовет папа и мама и дядя всех, ну сгубил нас голод. Ваня, мы ушли от Ворон... живем у Бубного Андрея Никитовича на квартире, ну пока Ваня и Ваничка прощай больше мы с тобой не уви-демся, если будешь писать, то своей дочке Тамаре и маме, а я отжила на белом свете, дальше не могу жить, силы нету у меня, ну пока до свидания, остаюсь живая, еще забыла я Вам письма не пишу, что у меня бумаги нет у меня... Копия верна: Е.Михайлов..
Справка: в некоторых строчках написанное в подл. стерлось, некоторые слова не заметны (написано карандашом, малограмотно). Пропуски - это неразборчивые слова».
Самым тяжелым, голодным годом оказался 1 944 год, когда голодали не только жители многих сельских районов, но и жители некоторых городов.
Нарком Внутренних Дел Союза ССР Л. Берия 21 апреля 1944 г. сообщал:
ГОКО - товарищу Сталину И.В.
ГОКО - товарищу Молотову В.М.
ЦК ВКП(б) - товарищу Маленкову Г.М. СНК СССР - товарищу Микояну А.В.
Управление НКВД Свердловской области сообщает следующие данные о продовольственном положении в области, полученные от местных органов:
С начала 1944 г. продовольственные затруднения в области несколько увеличились в связи с тем, что запланированное получение продовольственных товаров по централизованным фондам было удовлетворено не полностью.
В первом квартале с. г. область получила по централизованным фондам мяса и его заменителей 67% к плановой потребности, животного масла - 51,3%, рыботоваров - 37,8%, кондитерских изделий - 13,7%, сахара - 13,5%.
В связи с этим по основным промышленным районам отоваривание продовольственных карточек по мясо-рыбной продукции колебалось от 45 до 70%, по жирам от 36 до??%, по крупо-макаронным изделиям от 50 до 80%.
Значительно ухудшилось положение с завозом продуктов на городские рынки и с ценами на них. На рынках гор. Свердловска подвоз картофеля в четвертом квартале 1 943 г. составлял 60 тыс. центнеров, в первом квартале 1 944 г. - только 7 тыс. центнеров, подвоз животного масла - соответственно 85 и 42 центнеров, молока 6400 и 3500 литров. Цены на картофель поднялись с 50 до 75 рублей, на мясо с 200 до 350 руб., на масло животное с 900 до 1000 рублей за кг.
Примерно такое же положение с завозом на рынки сельскохозяйственных продуктов и сценами на них в Нижнем Тагиле, Ирбите, Каменск-Уральске и других основных городах области.
По неполным данным, полученным из 20 аппаратов НКВД, из числа обращавшихся в городские и районные лечебные учреждения на 1-е апреля 1944 г. зарегистрировано было 22 400 больных дистрофией. Это в абсолютном большинстве городское население, и главным образом, рабочие предприятий. По заводу N 268 НКАТС в г. Каменец-Уральске на 1-е апреля 1944 г. было зарегистрировано 562 человека больных дистрофией; по Свердловскому металлургическому заводу - 612 человек; по Серовско-му заводу N 76 НКБ - 41 5 человек; по Красноуральскому медь-заводу - 283 человека; по Красногвардейской шахте этого района - 524 человека; по Н. Салдискому металлургическому заводу -220 человек; по заводу N 68 IfKB Невьянского района - 486 человек; по Н.-Тагильскому металлургическому заводу - 750 человек; по заводу N 63 НКБ - 700 человек.
Только за март 1944 г. умерло от дистрофии: в Свердловске - 451 человек, в Н. Тагиле - 428 человек, в Серове - 112 человек.
По данным органов Народного образования, по 33 районам области в первом квартале 1 944 г. бросило учиться в сельских школах 15 750 детей, в городских школах - 5 250 детей.
С января 1944 г. было зарегистрировано 184 убийства, против 84 случаев в четвертом квартале 1 943 года и 1 50 грабежей против 77 случаев в последнем квартале предыдущего года.
95% убийств было совершено с целью завладения продовольственными карточками, незначительным количеством продуктов и вещей. 84% убийц составляли малоквалифицированные рабочие, а также служащие, колхозники и единоличники, ранее не судимые и не имевшие связи с преступной средой.
Наиболее тяжелое положение сложилось в 1944 г., наряду со Свердловской областью, в Чувашской и Татарской АССР, и особенно в Казахской ССР, а в начале 1945 г. - в Узбекской ССР, Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР.
Нарком внутренних дел Казахской ССР Богданов 8 апреля 1 944 г. докладывал Л. Берии: «Поступающие из Управлений НКВД сообщения свидетельствуют о том, что продовольственные затруднения, вызванные неурожаем 1943 года, охватывают новые районы и группы населения республики».
В течение первого квартала 1 944 года районными аппаратами НКВД Казахской ССР или при участии их работников было обследовано свыше 100 населенных пунктов в 50-ти районах республики, в отношении которых имелись данные о тяжелом продовольственном положении населения.
В процессе проверки было выявлено свыше тысячи семейств военнослужащих и колхозников, численностью до 4-х тысяч человек, нуждающихся в неотложной помощи, истощенных и опухших на почве голода.
По материалам проверки наиболее острые продовольственные затруднения и значительное число опуханий от голода имели место в Алма-Атинской области, где зарегистрировано 40 смертельных случаев от истощения, Семипалатинской области -47 смертельных случаев, Акмолинской - 21, в Северо-Казахстан-ской - 1 0 смертельных случаев.
Подавляющее большинство смертельных случаев относится за счет спецпереселенцев - немцев, проживающих в Чарском районе Семипалатинской области, Красноармейском районе Се-веро-Казахстанской области и Джамбулском районе Алма-Атинской области. В тяжелом положении спецпереселенцы оказались в связи с мобилизацией членов семей и физически здоровых членов семей в трудовую армию, а в ряде случаев и потому, что колхозы не выдавали им хлеба на заработанные трудодни.
В селе Линевка, Красноармейского района Северо-Казах-станской области за январь-февраль умерло 10 спецпереселенцев, а 30 человек были настолько истощены, что не в состоянии были передвигаться.
Много смертельных случаев и опухания от голода спецпереселенцев было в Джамбулском районе Алма-Атинской области. В колхозах этого района было свыше 20 многодетных семей спецпереселенцев, нуждающихся в неотложной помощи. Большинство из них выработали по 500 и более трудодней, на которые им хлеба колхозы не дали.
В Абаевском районе Семипалатинской области среди спецпереселенцев - немцев было отмечено много случаев употребления в пищу собак, кошек, мяса павших животных.
В Ново-Мульбинском районе этой же области смертность от голода среди немцев росла следующим образом: в январе 1944 г. - 2 случая, а в феврале - 15, а за 10 дней марта - 7 случаев.
При проверке особое внимание уделялось положению семей фронтовиков, среди которых многие впали в крайнюю нужду, за время войны износили одежду и обувь, из-за чего в зимнее время не имели возможности выходить на работу, а дети посещать школу.
Не получая длительное время продуктов питания и не имея собственного хозяйства, значительное число семей фронтовиков крайне бедствовали: взрослые и дети истощены, опухли от голода и нередко, особенно дети, лежат в постелях, не имея сил передвигаться. Некоторые семьи военнослужащих и эвакуированных употребляли в пищу собак, кошек, трупы домашних животных и пищевые отбросы.
Колхозница Ковалева (Каменский район, Западно-Казахстанской области), муж которой погиб на фронте, имея четырех детей жила исключительно в тяжелых условиях, собирая падаль и отбросы.
Семья колхозницы Фидосовой (колхоз им. Ворошилова, Андреевского района Алма-Атинской области), у которой два сына погибли на фронте, а муж после трех ранений продолжал находиться на фронте, не получала никакой помощи, употребляла в пищу собак и кошек.
В колхозе «Жана-Тан» Западно-Казахстанской области мать военнослужащего Чубова опухла на почве голода. Колхоз ей не выдавал хлеб на заработанные трудодни и лишь по настоянию РО НКВД она получила хлеб, после чего состояние ее улучшилось.
В колхозе «Новый мир» Алма-Атинской области было выявлено 8 остронуждающихся семей фронтовиков, среди них много опухших. В Андреевском районе той же области 60 семей во и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.