На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Внутренний кризис империи латинцев. Смерть короля фессалоникийского, попытка ленных баронов порвать вассальную связь этого государства с императором. Выступление императора Генриха против мтежных Фессалоник. Борьба вельфского императора Оттона с папством.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 04.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Завоевание Коринфа, Аргоса и Навплии

Империя латинцев уже после нескольких лет по своем основании прошла через внутренний кризис, который показал, насколько слаба была ее жизненность. Различные национальные группы франков начали уже затевать раздоры, а отчасти относились к верховному сюзерену с полным равнодушием. Бельгийцы с императором владели столицей и ее областью, а венецианцы -- важнейшими портами и островами Ромейского царства, независимо от колонии в Константинополе, со стоявшими во главе ее заносчивым подестой и церковным патриархом. Французы властвовали собственно над Грецией, а ломбардцы, принадлежавшие к воинственной дружине Бонифация Монферратского, хозяйничали в Македонии и Фессалии, вплоть до Фермопил, а также на Эвбее.
По смерти короля фессалоникийского его прежние дружинники и ленные бароны вознамерились порвать вассальную связь этого государства с императором. Главами ломбардской партии явились: Оберто ди Биандрате (наместник -- bail -- регентши фессалоникийской, вдовствующей королевы Маргариты и двухлетнего ее сына Дмитрия), коннетабль Амадео Буффа, Равано далле Карчери, властитель Эвбеи, Альбертино ди Каносса, государь фессалийских Фив, и маркграф Паллавичини, владевший Бодоницей. Эти вельможи замыслили осуществить смелый план, которому помешала смерть Бонифация на поле битвы: они хотели из Северной Греции, Эллады и Пелопоннеса создать независимое государство, во главе которого предполагалось поставить Вильгельма Монферратского, оставшегося в Италии, наследника и сына скончавшегося героя.
Мегаскир афинский, находившийся в ленной зависимости от короля фессалоникийского, воспользовался настоящим случаем, чтобы совлечь с себя эти цепи и стать в непосредственную зависимость единственно от императора в Константинополе.
Так как де ла Рош воспротивился плану лодбардцев и, вероятно, отказал выставить им вспомогательный от себя отряд, то они в 1208 г. вторглись с войсками в Беотию. Фивы -- первый лен, полученный Отгоном де ла Рош от Бонифация, -- были ломбардцами захвачены врасплох и переданы Альберту Паллавичини. Захват этот произошел в отсутствие мегаскира, так как либо он находился в Афинах, либо шел тогда походом на Коринф.
Тут сам император Генрих, человек отважный и решительный, выступил против Фессалоник с войском, желая покарать дерзость мятежников. Это ему и удалось не столько с помощью оружия, сколько с помощью собственной смелости и мудрости. 6 января 1208 г. он провозгласил малолетнего Дмитрия королем и наследником по его отце Бонифации и назначил новый совет регентства. Одновременно с этим Генрих созвал в мае месяце парламент на Равенникском поле близ Зейтуна, чтобы устранить дальнейшие распри и обязать имперских вассалов присягой на верность ему, императору.
На этот сейм явились и феодальные властители Греции, а именно: Готфрид Вилльгардуен и Оттон де ла Рош в сопровождении до шестидесяти одетых в броню рыцарей. Они прибыли с осады Коринфа. Вилльгардуен, правивший Ахайею от имени отсутствующего Шамплитта, удостоился от императора всевозможных отличий и был возведен в сан сенешаля Романии; через это он возвысился над всеми баронами в Морее. Мегаскир же афинский выступил с обвинением против вельмож, которые отняли у него фиванский лен, сами они на сейм не явились. Паллавичини, Равано и Альбертино в занимаемой ими Кадмее упорствовали в неповиновении воле императора; Генрих поэтому решил понудить их к послушанию силой оружия и пошел походом на Беотию через Фермопилы. Оттон де ла Рош сопровождал императора. Генрих фиванцами был принят с подобающими почестями, и французский летописец, повествующий об этом, среди фиванцев упоминает особо о греческих духовных и архонтах. После ряда приступов к сильно укрепленной крепости, доблестно отбитых, мятежные бароны склонились на мир -- они сдали Кадмею императору, а последний предоставил фиванский лен по-прежнему мегаскиру. Генрих затем направился в Афины; тут де ла Рош радушно принял императора, вероятно, в Акрополе, и здесь же император совершил моление в церкви Св. Марии. Два дня провел Генрих в Афинах, а затем перешел в Негропонт. Равано, принесший Генриху присягу, сопровождал императора в Негропонт вместе с Оттоном де ла Рош и другими вельможами и добросовестно охранял его от нападений Бландрата. Император на острове провел три дня, а затем через Фивы направился к северу, минуя Пелопоннес. Генрих с похвальным упорством сумел восстановить свою имперскую власть за время похода по Греции, и даже эпирский деспот принужден был признать над собой верховную власть Генриха и выдал свою дочь в замужество за Евстафия, брата императора. Мягкость, проявленная императором по отношению к грекам, вызвала и в них расположение к государю, он постарался устранить отчуждение, которое отделяло греков от латинян, и привлек византийцев в ряды армии и в состав управления.
2 мая 1210 г. Генрих снова созвал своих вельмож в Равеннику. Произошло это в то самое время, когда на Западе вельфский император Оттон вступил с папством в ожесточенную борьбу, что и повело за собой сначала отлучение императора от церкви, а затем возведение на престол Фридриха II Гогенштауфена. Таким образом, одновременно в обеих половинах Римской всемирной державы сложились две римско-католические империи, и в обеих глава оказывался пришельцем в завоеванном и противоборствующем ему государстве. Подобно римскому, и византийский император титуловал себя Божией милостью венчанным императором и неизменно августейшим. Так уже титуловал себя Балдуин. Точно так же титуловался Феодор Ласкарис, греческий туземный государь в Никее. Под ногами у них обоих колебалась почва, но тогда как германо-римская империя была установлением древним, опиравшимся на весь западный строй и могла пережить не одну катастрофу, латино-византийская империя походила на неукоренившееся дерево, которому угрожало падение при первом же потрясении.
Франкское государство в Византии отнюдь не возникло под влиянием духовных побуждений, какие породили королевство крестоносцев в Иерусалиме -- Романская империя была созданием чисто светской власти, вопреки папе. Подчинение Восточной церкви папской власти и явилось той данью и ценой, которую латинские завоеватели Константинополя обеспечили признание за собой державной власти со стороны пап, но константинопольские императоры отнюдь не желали превратить греческую империю в римские церковные владения. Напротив того, латино-греческие императоры сознавали, что их владычество устоит в том лишь случае, если будет поддерживаемо с помощью оружия многочисленными, дееспособными к войне ленными государями. Даже самое противодействие, какое оказывала папству Восточная церковь, -- правда, на время подчинившаяся насилию, но за всем тем оставшаяся непобедимой и имевшая законного главу в лице никейского патриарха, -- составляло, пожалуй, явление, далеко латинским властителям Греции не нежеланное. Сочувствуя государственной мысли, руководившей венецианцами, давать отпор папским вожделениям с умною настойчивостью, латинские императоры не прочь были создать на развалинах восточного Рима чисто феодальное государство, в котором бы римской церкви было отмежевано не более власти, сколько-то допускало ленное право.
Право завоевания и право меча на латинском Востоке всегда перевешивали притязания римской курии, угрозы отлучения от церкви ослаблялись самим расстоянием и притуплялись об общие выгоды баронов. Византийские бароны были осведомлены о причинах вечного раздора между германским императором и папством и несколько позаимствовались духом византийского цезаризма, а цезаризм не только не допускал вмешательства церкви в дела светской власти, а, наоборот, сам выражал притязания за вторжение в среду церковных дел.
Венецианская республика, франкские императоры в Константинополе и государи, получившие от императоров лены в Греции, совершенно правильно рассуждали, что одной из величайших пагуб в прежнем греческом царстве являлось сосредоточение поземельной собственности в «мертвой руке» (т. е. у церкви, не платившей податей и не несшей государственных повинностей), -- зло это еще до латинян иные из туземных императоров силились обуздать путем законодательным. Латинцы почти все сходились на плане секуляризировать греческие церковные имущества, что по большей части и совершилось повсеместно.
Иннокентий III с своей стороны требовал от Генриха, чтобы тот отменил воспрещение дарений «мертвой руке». Эта же претензия была папой заявлена и прочим франкским династам. Так как император указал отнять несколько местечек у тамплиеров, то папа предписал архиепископам афинскому и неопатрейскому настаивать на возвращении этих городков прежним владельцам; папу постоянно осаждали своими жалобами епископы, терпевшие в своих владельческих правах обиды от баронов. Подобно всем феодальным властителям Греции, и мегаскир в Афинах боролся против притязаний духовенства, хотя сам весьма ревностно заботился о насаждении католических храмов в своем государстве и ходатайствовал перед папой о назначении приходских священников во все поселения, где имелось не менее двенадцати католических хозяйств. Тем не менее, подобно Вилльгардуену и мегаскир отбирал церковные имущества и воспрещал, согласно эдикту императора, дарения в пользу «мертвой руки». Благодаря этому де ла Рош оказался в неладах и с афинским архиепископом, и с латинским патриархом в Константинополе, и с папой. Иннокентий слал суровые бреве и к нему, и к Равано в Негропонте, и к Томасу де Стромонкуру, маркграфу в Бодонице, и к другим ленным владельцам Романии. Он внушал мегаскиру не требовать от афинской архиепископии ни акростихона, ни ренты; таким же образом пытался папа отстоять интересы и фиванской церкви Тамошний архиепископ жаловался на то, что иоаннитские рыцари, получившие земли в его провинции, подучивают властителей Фив (т. е. Оттона де ла Рош и Николая де Сент-Омер), а равно и народ в пользу архиепископской церкви десятины не вносить и присваивают ее себе. Папа предписывал ларисскому и афинскому архиепископам и зейтунскому епископу предпринять против этого совместные шаги.
Наряду с иоаннитами и тамплиеры обладали во владениях ме-гаскира недвижимостями. Кардинал-легат Бенедикт отвел иоан-нитам церковь Св. Люции (Phote) близ Фив, тамошний архиепископ подарил им сад, а Жак д'Авен и Равано предоставили им в Негропонте земли. Но и этот орден жаловался на насилия, чинимые ему со стороны местных государей, а епископы, чтобы оберечь себя от насилий местных государей, расточали им столь часто и произвольно отлучения от церкви, что папа принужден был даже воспретить иерархам применение этой меры Епископии и монастыри, впрочем, находились непрестанно в раздорах не только со светскими властями, но ссорились постоянно и друг с другом из-за расширения владений.
Сумятица этих непрестанных столкновений между церковью и государством в странах, некогда принадлежавших к составу Византии, подлежала устранению через соглашение, которое и состоялось в Равеннике в 1210 году. Соглашение это представлялось совершенно необходимым, чтобы положить конец хаотическому состоянию церкви и удовлетворить папу, ибо в существе дела франкский император лишь папскому авторитету и покровительству был обязан самим существованием эфемерных своих владений.
Блестящее собрание на Равенникской равнине могло напоминать сеймы, какие созывались римскими императорами германской национальности в Италии, а равно и те, какие держались на Ронкалийском поле. У императорской ставки Генриха расположились рядами ставки могущественных прелатов и баронов франкской Греции.
Наряду с прочими ленниками империи сюда явились мегаскир афинский, государи Салоны и Бодоницы, Николай де Сент-Омер из Фив и Равано с Эвбеи. Берард, первый французский афинский митрополит, со своими викариями (суффраганами) и прочие архиепископы, а именно: ларисский, неопатрейский и гераклейский окружили константинопольского патриарха, поставленного латинянами. Сан этот нес тогда Томас Морозини, и вот он-то, в качестве патриарха, заключил с императором и его ленниками сделку, по которой все церковные земли и права от границ Фессалии до Коринфа подлежали возврату духовенству на праве вольного, свободного от всякого обложения церковного имущества под единственным обязательством уплачивать в пользу светской власти акростихон, установленный издревле византийскими еще законами. Папа утвердил это соглашение
С той поры отношения государства к церкви улучшились в общем, хотя сами последствия насильственного переворота в экономической области никогда уже не могли быть исцелены в Греции. К тому же пререкания с церковью от времени до времена возгорались снова. Так, в 1213 г. архиепископ патрасский совместно с фиванским и афинским отлучили от церкви князя ахайского и Оттона де ла Рош как похитителей церковной собственности, но папа отменил эту грозную меру. Быть может, в благодарность именно за это мегаскир в 1214 г. принес кардиналу-легату Пелагию в дар право собственности на замок Ливадию -- древнюю Лебадею в Беотии в качестве церковного имущества и затем принял от кардинала этот замок обратно, уже как лен. Но тот же мегаскир вступил в распрю с константинопольским патриархом, Морозини самолично прибыл в Фивы и не только предъявил притязания на разные монастыри, ему якобы там принадлежащие, но стал добиваться подчинения своей юрисдикции всей тамошней епархии. Фиванский капитул на эти претензии принес жалобу папе, а тот предписал аббату Дафнийского монастыря, приору парфенонской церкви и давлийскому декану дать притязаниям патриарха отпор.
В 1218 г. патриарх Морозини через своего легата в Андравиде наложил на Вилльгардуена и мегаскира интердикт, но папа осудил и это мероприятие патриарха; усмотрев здесь вмешательство в собственные права, папа отменил эту кару. Такое же последствие имело отлучение от церкви, к коему обоих вышеназванных государей приговорил в 1220 г. кардинал Колонна.
В общем, церковные дела в Аттике и Беотии при бургундском владычестве представляют близкую аналогию с тем строем, какой установился на Кипре. На этом острове кардинал-легат Пелагий в 1220 г. добился того, чтобы король и бароны уплачивали в пользу церкви десятину со своих владений и чтобы принадлежащие церкви крепостные люди всецело были освобождены от повинностей в пользу светской казны. Впрочем, и греческо-православное духовенство было освобождено от личных повинностей под условием подчинения латинскому архиепископу. Греческие церкви удержали доходы, предоставленные им франками, за исключением прав на требы (Temporalia), которые вслед затем были предоставлены местному владельцу На тех же основаниях, вероятно, сложились отношения к церкви и во владениях мегаскира, и в Морее. Готф-рид Вилльгардуен, правда, уклонился от выполнения условий Ра-венникского соглашения в своих владениях, и только в 1222 г. уже сын его и наследник заключил конкордат с папой Гонорием III на основе Равенникского договора.
Друг мегаскира Вилльгардуен достиг в Ахайе державной власти благодаря странной игре случайностей. Сначала он помог своему сюзерену Шамплитту за и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.