На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Древний Рим в период кризиса Римской Республики, приведшим к ее падению. Загадки заговора Катилины. Катилина и его ярый противник Цицерон. Причины и предпосылки заговора. История первого заговора 66 года. Второй заговор Катилины. Поражение катилинариев.

Информация:

Тип работы: доклад. Предмет: История. Добавлен: 21.05.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Доклад
по курсу истории Древнего Рима.
Заговор Катилины.
2007
Содержание.
Введение
Историография
Обзор источников
1) Общая характеристика Римской Республики периода кризиса
2) Личности.
а) Луций Сергий Катилина
б) Марк Туллий Цицерон
3) События.
а) История первого заговора 66 года
б) Второй заговор Катилины
Заключение
Приложение
Список использованной литературы
Введение.
История Древнего Рима богата захватывающими событиями и волнующими загадками. Имена прославленных полководцев и государственных деятелей не потеряли своего блеска и по сей день. Бесчисленное множество уроков можно извлечь из наследия прошлого. Перед нами встают во всем своем величии подвиги и грандиозные свершения римского народа, сумевшего создать поистине великое государство. Но немало и иных примеров может подать нам история: примеров того, как низко может пасть человек, как власть и богатство развращают слабых сердцем, к каким роковым ошибкам могут привести необдуманные действия.
Нагляден пример разложения и распада Римской Республики и превращения ее в Империю. Крах республики и установление диктатуры были необходимым условием сохранения целостности и мощи государства, имевшего огромные колонии, для управления которыми нужна была твердая власть.
Но для того чтобы достичь могущества, римскому народу пришлось пройти нелегкую полосу испытаний и кризисов, сопровождавшуюся бесчисленными восстаниями, заговорами и волнениями. Этот печальный период в истории Древнего Рима называют периодом кризиса Римской Республики, приведшим к ее падению. В цепи непрерывных конфликтов одних социальных слоев с другими, борьбы за власть между разными политическими группировками видное место занимают события, получившие еще в древности и утвердившееся до наших дней название «заговор Катилины».
Заговор Катилины и по сей день тревожит умы своими загадками. Слишком много неясного в этих событиях, отделенных от нас десятками столетий. В данной работе будет сделана попытка восстановить истинный ход событий, разобраться, кто же был на самом деле Катилина - бандит, стремившийся узурпировать власть, или герой, борющийся с аристократической верхушкой, защитник слабых и обездоленных. Каковы были причины и предпосылки заговора, кто выступал по обе стороны баррикад, и почему движение катилинариев потерпело поражение. Не будет обойден вниманием и вопрос о роли таких ярких личностей, как собственно Катилина и его ярый противник Цицерон.
Историография.
По заговору Катилины существует немало работ, как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Если кратко охарактеризовать касающуюся данной темы литературу девятнадцатого века, то, несомненно, стоит отметить ставший традиционным подход к заговору Катилины как к попытке небольшой кучки аристократов произвести переворот и установить диктатуру.
В советской историографии подход с позиций марксизма обусловил общее русло исследований. Большое внимание уделялось роли народных масс, вместе с тем роль отдельных личностей - Катилины и Цицерона - нередко занижалась. Важные исследования проводились в области изучения социально-экономических факторов и их влияния на политические процессы в Римской Республике эпохи кризиса.
Так как привлечение всего огромного материала по заговору Катилины трудновыполнимо именно вследствие его объема, в данной работе были использованы наиболее значимые и фундаментальные исследования отечественных специалистов.
С.Н. Бенклиев1-2 в посвященных этой теме трудах проводит глубокий анализ социально-политических процессов в Древнем Риме, уделяя большое внимание причинам кризиса римской демократии. Рассматривая историю заговоров, он приходит к выводу о существенных различиях между так называемыми первым и вторым заговорами Катилины. Первый он характеризует как конспиративно-аристократическую организацию, созданную для захвата власти в государстве. Второй на своем начальном этапе был сходен с первым, но после ухода Катилины из Рима в Этрурию заговор предстает в своеобразном демократическом движении.
Многие историки так или иначе касаются проблемы заговора Катилины в изданиях, посвященных всему курсу истории Древнего Рима. Так, например, мною были использованы работы Сергеева В.С. «Очерки по истории древнего Рима»3, Машкина Н.А. «История древнего Рима»4, Ковалева С.И. «История Рима»5, Виппера Р.Ю. «Очерки истории Римской Империи»6, Кузищина В.И. «История Древнего Рима»7.
Разумеется, были использованы посвященные именно данной теме, или близко ее касающиеся, книги. Книга Лившица Г.М. «Социально-политическая борьба в Риме в 60-х гг. 1 века до н.э. и заговор Катилины»8 всесторонне рассматривает предпосылки и характер так называемого движения катилинариев в контексте конкретной политической и социальной обстановки в Риме того времени. Уделяется внимание таким важным вопросам, как социальный состав сторонников Катилины, программа заговора, его направленность.
Также ценными источниками информации послужили книги, посвященные жизнеописанию Цицерона, а также проблемам социальных движений в Римской Республике, в частности истории размежевания интересов сельского и городского плебса.
Многочисленность и разнообразие изданий по данной теме, безусловно, значительно облегчили работу, но, с другой стороны, не могли не повлиять на интерпретацию фактов, полученных из источников и формирование собственной точки зрения.
Обзор источников.
По заговору Катилины имеется сравнительно много источников, и на первый взгляд, данная тема достаточно полно и подробно освещена. В первую очередь надо назвать речи Цицерона против Катилины8, а также работу Гая Саллюстия Криспа «О заговоре Катилины»9. Ряд сведений о движении катилинариев можно найти и в некоторых других речах Цицерона. Следовательно, основными источниками являются Цицерон и Саллюстий. Важные дополнения к их сообщениям можно найти в работах Плутарха10, Аппиана11 и Диона Кассия. Отрывочные сведения о деятельности Катилины дают Диодор, Светоний, Ливий, Веллей Патернул, Флор, Евтропий.
При ближайшем рассмотрении, однако, выясняется некоторая односторонность имеющихся источников. Большая часть древних историков при изложении событий, касающихся заговора Катилины, использовала сведения Цицерона, как основу. Правда, некоторые ссылаются и на другие источники, к сожалению, до нас не дошедшие.
Речи Цицерона, произнесенные им на заседаниях сената и на форуме непосредственно во время событий, связанных с заговором, были записаны и изданы им самим, предположительно в 60 году, когда видный политик уже отдалился от государственных дел. Стоит помнить, что Цицерон, автор одного из главнейших источников, был непосредственным участником тех событий и, безусловно, не мог избежать субъективности в их описании. Как заинтересованная сторона, он прилагает массу усилий, чтобы представить Катилину в самом невыгодном свете, а это могло повлиять на интерпретацию фактов и определенную избирательность при их изложении. Кроме того, известно, что речи Цицерона дошли до нас не в том виде, в каком были произнесены перед сенатом, а в переработанном. Видный оратор и государственный деятель сам подверг их более поздней правке, отшлифовав шероховатости, усилив эффектные обороты и фигуры речи. Из текста первой речи Цицерона видно, что на вопросы, задаваемые оратором, предполагаются ответы Катилины, которые в записях не дошли. Тем не менее, содержащаяся в речах информация дает вполне полный событийный ряд, отражает главные этапы развития заговора от его зарождения вплоть до уничтожения.
Гай Саллюстий Крисп (86 - 35 гг. до н.э.) - выходец из состоятельной всаднической семьи, получивший образование в столице и обладавший незаурядными способностями. Занимался государственной и параллельно литературной деятельностью. Был сторонником Цезаря, выступал против Цицерона. Как политик Саллюстий - сторонник могущества Римской державы, и римское государственное устройство представляется ему подходящим, чтобы сохранить это могущество, если только Рим не скатится к олигархии, тирании и разврату. Он непримиримый противник государства немногих - сенатской олигархии - и готов принять власть одного человека. Как и у многих римских историков, исторический труд Саллюстия представляет собой продолжение политики иными средствами. Обратившись к историографии, Саллюстий решил описывать отдельные эпизоды из прошлого римского народа, и его первая монография - «О заговоре Катилины» - вышла в свет, скорее всего в 43-42 гг. . Саллюстий подчеркивает исторический характер своего произведения, провозглашая свою беспристрастность и правдивость: «… духом я был свободен от надежд, страхов и не принадлежал ни к одной из сторон, существовавших в государстве. Итак, с правдивостью, с какой только смогу, коротко поведаю о заговоре Катилины. Ведь именно это злодеяние сам я считаю наиболее памятным из всех по беспримерности преступления и его опасности для государства»12.
Цели этого произведения современная наука оценивает по-разному: возможно, что автор стремился снять с Цезаря подозрения в причастности к заговору; в нем видят и написанный по поучению Октавиана ответ на личную апологию Цицерона - поэму «О моих замыслах», упоминаемую Дионом Кассием, но до нас не дошедшую. Намерение Саллюстия могло быть связано и с политической обстановкой в Римском государстве: внутри страны, с одной стороны, подкупность и развращенность сенатской олигархии, с другой - демагогия «демократов»; вне пределов Италии - независимость полководцев от центральной власти и в то же время зависимость армий от полководцев. Наличие опасности для целостности государства и могло побудить Саллюстия обратиться именно к этой теме.
Как отмечает автор комментариев к произведениям Саллюстия В.О. Горенштейн: «В своем изложении Саллюстий не всегда бывает точен»13. Так, он связывает с Катилиной возникновение так называемого «первого заговора», тогда как многое указывает на то, что его главным организатором был Марк Лициний Красс… Катилина говорит своим сообщникам, что в Ближней Испании находится Писон, между тем его уже нет в живых. Саллюстий сообщает, что чрезвычайное постановление Сената, в действительности принятое 22 октября 63 г. до н.э., было вынесено после собрания заговорщиков в доме у Марка Порция Леки в ночь с 6 на 7 ноября и после неудавшегося покушения на жизнь Цицерона. Очевидно, делает вывод О.В. Горенштейн, Саллюстий не столько держался исторической правды, сколько стремился подчеркнуть моральное и политическое значение описываемых событий.
Роль Цицерона в раскрытии заговора явно Саллюстием преуменьшена. Из его четырех речей упомянута только первая. Но в целом, римский историк придает очень большое значение роли отдельной личности и рока, Фортуны. Причиной заговора Саллюстий считает разложение господствующей олигархии, а возник он в среде опустившейся, развращенной, продажной аристократии, чему содействовала сулланская диктатура.
Таким образом, в определенной мере нельзя не согласиться с выводом, который делает Лившиц Г.М.: «В произведении Саллюстия апология Цезаря сочетается с нападками против оптиматов и Цицерона. Поскольку это произведение представляет собой своеобразный тенденциозный памфлет, мы не можем ожидать от него объективного изложения событий»14.
Плутарх (40-120 гг.). Родился в Греции. Сведения о заговоре Катилины можно найти в жизнеописании Цицерона, в биографиях Красса, Цезаря.
Аппиан (род. в правление Траяна и умер не ранее 70х годов II века). Родиной его была египетская Александрия. При Адриане он получил права римского подданства и переселился в Рим. В правление Антония Пия Аппиан приступил к написанию «Римской истории», которая включает серию отдельных монографий, в основе которых, как правило, лежит территориальный или хронологический принцип. «Римская история» целиком не сохранилась. Из уцелевших книг наиболее важными являются те, которые посвящены изложению гражданских войн в Риме. Очевидно, что основным источником при освещении заговора Катилины для Аппиана было сочинение Саллюстия.
Дион Кассий (ок. 161-235 гг.) написал на греческом языке историю Рима от основания города до своего времени. Уделил внимание и заговору Катилины. Вероятно, в его распоряжении находились почти все материалы по данному событию.
Судя по работам древних историков, до наших дней дошли далеко не все источники по заговору Катилины. А дошедшие зачастую страдают односторонностью, недостаточной точностью и явными ошибками. Тем не менее, в нашем распоряжении достаточно материалов, чтобы попытаться восстановить цепь событий, именуемых и древними и современными историками «заговор Катилины».
Общая характеристика Римской Республики эпохи кризиса.
К концу II века до н.э. государственный строй Рима, казавшийся современникам чрезвычайно устойчивым и даже совершенным, стал расшатываться. Вся система управления римским государством с ежегодной сменой выборных магистратов была рассчитана на небольшую общину, члены которой, занятые в мирное время преимущественно сельским хозяйством, брались за оружие во время войны. Эта система оказалась непригодна для большой державы, которая вела мировую торговлю, имела флот и заморские провинции, населенные иноземными племенами. Ко II веку сословные перегородки между «патрициями» и «плебеями» разрушились. Деление общества на группы стало перестраиваться, ориентируясь на новые признаки, среди которых все большее значение имело теперь имущественное положение. В результате возникли противоречия между нобилитетом, объединявшим древние патрицианские и наиболее знатные плебейские роды, и всадническим сословием; однако представителям нобилитета все еще удавалось сохранить за собой если не юридическое, то фактическое право занимать высшие магистратуры; которые по традиции переходили внутри нобилитета из рук в руки. Всадникам весьма редко удавалось достигнуть ведущего положения в государстве; зато они быстро умножали свои состояния, зарабатывая на откупах и на сборе налогов в провинциях, а также ведя с ними активную торговлю. В то время как их имущественное положение быстрыми темпами улучшалось, нобилитет, удерживающий в своих руках магистратуры, требовавшие порой довольно больших расходов, разорялся; его отдельные представители спешили обогатиться путем нещадных поборов с населения провинций, власть над которыми, как правило, давалась наместнику лишь на один год (хотя нередки случаи продления этого срока до 2-3х лет), и магистрат, если он обладал достаточной беззастенчивостью, доводил свою провинцию до разорения и нищеты. К тому же сенаторы не имели права вести от своего имени торговлю и были вынуждены прибегать к посредничеству либо всадников, либо своих вольноотпущенников и даже рабов. Столкновение интересов сенаторов и откупщиков на ниве ограбления провинций было неизбежно.
Наряду с этим шло обезземеливание мелкого италийского крестьянства и образование безработного обнищавшего городского населения, быстро опускавшегося на самое дно общества, превращавшегося в так называемый «люмпен-пролетариат» - пеструю толпу, среди интересов которой главное место занимали «хлеб и зрелища». Разумеется, ни нобилитет, ни всадники нимало не беспокоились проблемами крестьянства в Римской Республике, занятые своими взаимными столкновениями; хотя порой им приходилось искать поддержки у обезземеленного плебса, но всякое предложение более глубоких реформ с целью улучшить положение широких слоев населения отвергалось одинаково упорно и нобилитетом и всадниками. У нобилитета оказалось еще достаточно сил, чтобы воспротивиться реформам Гракхов и погубить обоих братьев; но всадникам, благодаря Гаю Гракху, который ввел откупную систему в провинции Азии, все же удалось добиться некоторого успеха: суды были переданы в их руки, всадники получили возможность привлекать нобилей к суду; число процессов «о вымогательстве» (de pecuniis repetundis) росло с каждым годом, тем самым претензии всадников до поры до времени были удовлетворены.
Авторитет сенаторов был уже к концу II века до н.э. сильно поколеблен, а затяжная Югуртинская война (111-105 гг.) нанесла ему еще один тяжелый удар: вследствие некоторой медлительности консула 109 года Квинта Цецилия Метелла Нумидийского и подкупности первоприсутствующего в сенате Марка Эмилия Скавра на первый план выдвинулись новые полководцы, еще недавно никому не известные: «новый человек» Гай Марий и выходец из обедневшего патрицианского рода Луций Корнелий Сулла, два смелых и талантливых соперника, борьба между которыми не раз приводила к победе и единовластному правлению то одного, то другого, хотя и недолгому, но уже ясно показавшему, какой конец ожидает республику. Едва закончилась Югуртинская война, как Марий, одержав победу над полчищами германских племен, грозивших хлынуть в Италию, добился исключительного влияния в государстве и на некоторое время демократические тенденции, выразителем которых он, выходец из небогатой, незнатной семьи, являлся, победили: Марий, неродовитый и необразованный, семь раз избирался в консулы (107, 104-100, 86 гг.); но это не означало, что нобилитет согласен без боя отказаться от своей ведущей роли в государственных делах; этот антагонизм позднее привел к кровавым схваткам 80-х годов и диктатуре Суллы. Во время сулланских проскрипций жестоко пострадали тысячи всадников, лишенные своих владений, имущества, а нередко и жизни.
70-е годы в истории Рима были лишь немногим спокойнее, чем предыдущее десятилетие: гражданская война, правда, уже не велась в самих городских стенах, но с остатками марианцев велась упорная борьба в Испании, где во главе их стоял Квинт Серторий, сопротивлявшийся в течение восьми лет (80-72 гг. до н.э.). С 74 по 71 гг. в Италии продолжалось принявшее неслыханный размах восстание рабов и гладиаторов под руководством Спартака; оно угрожало самому Риму и было подавлено с крайней жестокостью. В том же 74 году на Востоке началась третья война с Митридатом VI, затянувшаяся до 63 года. Во внутренней политике, напротив, борьба различных группировок в это десятилетие не была такой острой, как раньше: крайности сулланской конституции шаг за шагом смягчались; римские всадники, опять подняли голову, особенно после того, как Гней Помпей, римский всадник, справил два триумфа, проявив в войне с Митридатом свой выдающийся военный талант. Перед лицом грозного восстания рабов нобилитет и римские всадники на время забыли свои внутренние распри, и в 70 г., в консульство Помпея и Красса, был принят закон Луция Аврелия Котты о судоустройстве - об избрании судей не только из сенаторов, но и из всадников и эрарных трибунов (из всех трех сословий поровну); был полностью восстановлен в правах народный трибунат, при диктатуре Суллы если и не уничтоженный формально, то фактически лишенный своего значения.
60-е годы были еще более богаты внешними и внутренними событиями: в 67 г. сенат был вынужден принять крайние меры для борьбы с пиратами, которые парализовали плавание по Средиземному морю, подвоз хлеба в Италию и даже стали появляться в устье Тибра. Скрепя сердце, сенат поручил единоличное командование все тому же Помпею, который блестяще выполнил свою задачу, закончив войну с пиратами в несколько месяцев. Уже в следующем году война с Митридатом приняла угрожающий оборот, так что и на нее пришлось, несмотря на сопротивление многих сенаторов из старого нобилитета, отправить опять-таки Помпея, снабдив его неограниченными полномочиями. Наконец, в 63 году республиканскому строю и в первую очередь сенату едва не был нанесен жестокий удар заговором Катилины.
Вопрос о руководителях, причинах и ходе развития этого заговора чрезвычайно сложен; по-видимому, начавшись в среде разорившихся нобилей, во главе которых встал Луций Сергий Катилина, принадлежавший и сам к этой группе, движение стало быстро разрастаться, захватывая все более широкие слои населения; к нему стали примыкать как крестьяне, утратившие свою землю, так и ветераны Суллы, получившие земельные наделы, но не сумевшие вести хозяйство; вопрос о привлечении беглых рабов в войско Катилины не совсем ясен; однако тот факт, что можно говорить о «войске» Катилины, что против него были посланы войска под началом консула Гая Антония и претора Квинта Метелла Целера и что битва под Писторией в январе 62 года, закончившаяся истреблением войска Катилины и гибелью его самого, была упорной и жестокой - все это свидетельствует о том, что движение вышло за пределы «заговора».
Личности.
Несмотря на то, что в отечественной историографии долгое время отрицалась выдающаяся роль отдельных личностей в истории, а главная роль творца истории безраздельно отдавалась народным массам, движение катилинариев вполне ярко иллюстрирует тот факт, что зачастую те процессы, которые, несомненно, зарождаются в народе, в сердце государства, находят выражение в деятельности отдельно взятых людей, если можно так выразиться, проводников истории.
Несомненно, главным героем событий, о которых идет речь, был Катилина, личность во многом загадочная и неоднозначная. Сведений о его жизни имеется не так уж много, и некоторые факты остаются спорными и по сей день.
Известно, что Луций Сергий Катилина родился в 108 году и происходил из знатного патрицианского рода Сергиев, из которого вышли многие военные и общественные деятели. Но, несмотря на знатность, с первых дней своего юношества он находился в весьма стесненных материальных условиях. Выступал на стороне Суллы и, по-видимому, принимал участие в казнях 82-81 гг., в составлении знаменитых проскрипций, в результате чего поправил свое материальное положение.
В 68 году Катилина получил претуру, а в 67 году он был пропретором провинции Африки.
В 66 году Катилина явился в Рим и выставил свою кандидатуру на консульство на 65 год, но был обвинен в вымогательстве и исключен из списка кандидатов. Далее развернулись события, которым посвящена основная часть данной работы.
Что касается характера Катилины, то при его оценке перед нами встает непростая задача. Большую роль здесь играет и специфика источников, несущих на себе отпечаток личных эмоций их составителей. Вот, например, какую характеристику дает нам Гай Саллюстий Крисп в работе «О заговоре Катилины»: «Луций Катилина, человек знатного происхождения, отличался большой силой духа и тела, но злым и дурным нравом. С юных лет ему были по сердцу междоусобные войны, убийства, грабежи, гражданские смуты, и в них он провел свою молодость. Телом он был невероятно вынослив в отношении голода, холода, бодрствования. Духом был дерзок, коварен, переменчив, мастер притворяться и скрывать что угодно, жаден до чужого, расточитель своего, необуздан в страстях; красноречия было достаточно, разумности мало. Его неуемный дух всегда стремился к чему-то чрезмерному, невероятному, исключительному»15. Как видим, описание весьма противоречиво. Несмотря на то, что в целом оно несет негативную оценку, нельзя не заметить, что Саллюстий, стремясь быть справедливым, признает за Катилиной некоторые достоинства: выносливость, силу, мужество. Цицерон же в своих речах все свое ораторское искусство употребляет на то, чтобы очернить противника перед сенатом и римским народом, отвернут от него возможных сторонников, вызвать к нему ненависть. Вот что он говорит в своей второй речи: «Можно ли представить или вообразить себе какое-либо зло или преступление, какого бы не придумал он? Найдется ли во всей Италии отравитель, убийца, гладиатор, братоубийца, подделыватель завещаний, злостный обманщик, кутила, мот, прелюбодей, беспутная женщина, развратитель юношества, испорченный или пропащий человек, которые бы не сознались, что их связывали с Катилиной самые тесные дружеские отношения? Какое убийство совершено за последние годы без его участия?»16 Катилина здесь предстает отвратительным злодеем и убийцей, способным на любое преступление, и находящем удовольствие в них. Конечно, полностью доверять такой оценке не стоит. Большая часть преступлений, якобы совершенных заговорщиком, просто-напросто выдумана с вполне конкретными целями, о которых было уже сказано. Но в том-то и трудность, что все описания Катилины составлены его идеологическими противниками. Саллюстий осуждал стремление Катилины узурпировать власть, хотя и объяснял отчасти причины его действий влиянием окружающей социальной среды: тем моральным и нравственным упадком, которым характеризовалась Римская Республика эпохи кризиса.
Попытаемся все же выяснить, кем был Катилина: злодеем или героем. Сразу следует сказать, что однозначно верного вывода сделать не удастся ввиду ограниченности и специфичности источников. Однако в нашем распоряжении имеются вроде бы достоверные факты, если отбросить окружающий их ореол, созданный стараниями недоброжелателей.
Итак. Как известно, и этому вполне можно доверять, Катилина происходил из знатного рода и в молодости был стеснен в средствах, это не могло в какой-то степени не повлиять на формирование его личности. С одной стороны, осознание своего наследственного права участвовать в делах Республики, с другой стороны, в эпоху распада и разложения прежней системы, роста влияния денег, когда избранные купались в роскоши, в то время как многие страдали от нищеты и лишений, он не мог не ощущать некоторой ущемленности в своих правах. С другой стороны, вероятно, именно жизненные трудности помогли воспитать ему в себе такие качества, как стойкость невзгодам, физическая выносливость, стойкость духа, отвага, вершинным примером которой стала его геройская гибель в сражении с войсками Гая Антония.
Далее следует обратиться к такому факту его биографии, как участие во время гражданской войны на стороне Суллы. Некоторые исследователи отрицают даже сам этот факт, тем не менее, в науке утвердилась традиция считать данный эпизод из жизни Катилины подлинным. Личное участие в казнях явно говорит не в пользу заговорщика. Тем более что некоторыми исследователями ему приписывается казнь не только незнакомых людей, но и своих собственных родственников и друзей. Вероятно, это один из слухов, пущенных во время событий 63 года, дабы скомпрометировать Катилину. Но все же заставляет задуматься, может, он возник не на пустом месте?
Следующий не вызывающий сомнения эпизод - преторство в провинции Африка и выдвинутое в связи с этим обвинение в вымогательстве. Конечно, не столь уж редкое для тех времен обвинение. Но значит, о кристальной честности нашего героя все-таки говорить не приходится.
О многом говорит тот факт, что Катилина не сразу прибег к методу заговоров и интриг. Первые его попытки получить власть были законны: в полном соответствии с неписанной римской конституцией он выдвигал свою кандидатуру на выборы на пост консула, причем делал это дважды. И лишь после того, как стараниями его противников обе попытки провалились, перешел к незаконным действиям.
О целях, к которым он стремился, и его окружении следует поговорить отдельно. Это будет сделано ниже. Пока лишь стоит отметить, что состав сторонников Катилины был весьма неодн и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.