Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Исследование личности Ивана IV с точки зрения современной исторической науки. Оценка развития российского государства XVI веке. Период становления Ивана IV, как русского царя: детство и начала и конец правления. Опричнина - центральное событие в правлении

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 28.11.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


4
Содержание

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………..….……3
1 СТАНОВЛЕНИЕ ИВАНА IV, КАК РУССКОГО ЦАРЯ..…..….…….5
1.1 Семибоярщина………………..………………………………………5
1.2 Детство Ивана IV…………………………………………….……….9
2 ПРАВЛЕНИЕ ИВАНА ГРОЗНОГО...................................................…13
2.1 Начало самостоятельного правления Ивана IV…………….……..13
2.2 Опричнина - центральное событие в правлении Ивана IV….…..17
2.3 Конец правления Ивана Грозного………………………………...22
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……….……………………………………….……………24
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…….……………….25
ВВЕДЕНИЕ
Опричнина… Жестокость… Гнев… Кровавый тиран... Все эти слова у многих людей ассоциируются со страшным правлением Иоанна IV Васильевича. Но на самом ли деле Иван Грозный был таким жестоким кровавым тираном и суровым самодержцем или может историки просто «сгущают краски»? Каким же он был Иван Грозный? Кто он этот первый русский царь?
Жизнь и деяния Ивана IV Васильевича уже на протяжении не одного десятка лет, вызывают не ослабляемый интерес историков, писателей и других исследователей русской истории. Правление Ивана Грозного всегда рассматривалось с нескольких точек зрения и едва ли в русской истории найдется другой исторический деятель, который получил бы столь противоречивую оценку у потомков. В советское время деяния Ивана Грозного оценивались с позиций приоритета сильной, централизованной власти, но для многих историков он попадал в историческую рубрику под титул «тиранов», присоединяясь к обществу Калигулы, Нерона, Людовика XI и др. Так, одни считали его выдающимся военачальником, дипломатом и писателем, образцом государственной мудрости, в глазах других он был кровавым тираном и почти сумасшедшим. Где же истина? Кто прав в своей оценке? Где миф, а где реальность? Попытка ответить на эти вопросы будет предпринята в данной работе.
Цель данной работы - исследование личности и жизнедеятельности Ивана IV Грозного с точки зрения современной исторической науки, в контексте анализа полученных сведений с целью отделить мифы об Иване Грозном от реальных событий, происходивших во время его правления.
Данная тема имеет важное научно-историческое значение, так как личность Ивана IV Грозного является одной из самых ярких и противоречивых фигур русской истории, поэтому эпоху его правления изучали многократно и все время оценивали с разных точек зрения. В настоящее время взгляды историков на прошлое также не однозначны. Поэтому попытка в данной работе объективно осветить личность и жизнедеятельность первого русского царя Ивана Васильевича Грозного на основании трудов современных историков, которые отражают различные точки зрения на исследуемую проблему, позволит в какой-то мере объединить и дополнить имеющиеся в этой области научные исторические знания, отделить мифы о царе от реальных событий.
Для решения поставленной цели предстоит решить следующие задачи:
- исследовать период становления Ивана IV, как русского царя (детство и период начала правления) с позиций разных историков;
- рассмотреть период правления Ивана Грозного и оценить его итоги в развитии российского государства XVI века;
- объективно проанализировать свидетельства современных источников, которые описывают личность и деяния Ивана Грозного;
- оценить и обобщить полученный материал по данной теме в работе.
Объектом исследования данной работы является первый русский царь Иван Грозный, как одна из интереснейших и загадочных личностей русской истории. Предметом изучения является жизнь и деяния русского царя с точки зрения различных историков, исследователей истории, литераторов.
Хронологические рамки изучаемой темы достаточно широки - 1530 год, это год когда царь Иван появился на свет - и по настоящее время, когда до сих пор идут споры о жестокой тирании царя и реальности событий, происходивших во время его правления, описанных в исторических учебниках.
При раскрытии выбранной темы были использованы следующие источники: работы Н.М. Карамзина, который описал в своих трудах личность и деятельность царя. Современная научная литература представлена такими авторами, как Д.М. Володихин, С.Ф. Платонов, Р.Ю. Виппер, С.М. Соловьев, Б.А. Успенский, И.И. Смирнов, Р.Г. Скрынников и др. Ценность их трудов для данного исследования заключается в том, что они актуализируют проблемы, связанные с эпохой Ивана Грозного с современной точки зрения.
Поставленные цели, определенные задачи обуславливают структуру данной работы. Работа состоит из введения, 2-х разделов, заключения; включает список использованной литературы. Работа изложена на 25 страницах.
1 СТАНОВЛЕНИЕ ИВАНА IV, КАК РУССКОГО ЦАРЯ

1.1 Семибоярщина

Иван родился 25 августа 1530 года в семье великого князя Василия III. Согласно легенде, во всем царстве в час рождения младенца будто бы разразилась страшная гроза. Гром грянул среди ясного неба и потряс землю до основания. Казанская ханша, узнав о рождении нового царя, объявила московским гонцам: «Родился у вас царь, а у него двои зубы: одними ему съесть нас (татар), а другими вас». Известно еще очень много других знамений и пророчеств о рождении Ивана, но все они были сочинены задним числом. Зуев, М.Н. История России с древности до наших дней: учебник - М.:, Высшая школа, 2005. -с.219
Ивану едва исполнилось три года, когда отец его Василий III занемог и вскоре умер. Завещание великого князя не сохранилось, и до настоящего времени не известно в точности, каковой была его последняя воля. В Воскресенской летописи 1542 года можно прочитать, что Василий III благословил «на государство» сына Ивана и вручил ему «скипетр великой Руси», а жене приказал держать государство «под сыном» до его возмужания. При Иване в 50-х годах летописцы стали утверждать, будто великий князь вручил скипетр не сыну, а жене, которую считал мудрой и мужественной, с сердцем, исполненным «великого царского разума». Иван IV любил свою мать, и в его глазах имя ее окружено было особым ореолом, поэтому неудивительно, что царские летописи рисовали Елену законной преемницей Василия III. Со временем летописная традиция трансформировалась, и Елена Глинская превратилась в носительницу идей централизованного государства, защитницу политики Ивана, твердо противостоявшей проискам реакционного боярства.
Если от официальных летописей обратиться к неофициальным источникам, то история прихода к власти Глинской предстанет в совсем ином освещении. Осведомленный псковский летописец записал, что Василий III «приказа великое княжение сыну своему большому князю Ивану и нарече его сам при своем животе великим князем и приказа его беречи до пятнадцати лет своим боярам немногим». Если верить псковскому источнику, великий князь передал власть боярскому совету, Елена же узурпировала власть, законно принадлежавшую опекунам. Какая же версия -- официальная или неофициальная -- верна? Вероятно, ответ на этот вопрос заключен в самых ранних летописях, составленных очевидцем последних дней Василия III.
...Великий князь смертельно занемог на осенней охоте под Волоколамском. Услышав от врача, что положение его безнадежно, Василий III велел доставить из столицы завещание. Гонцы привезли духовную грамоту, «от великой княгини крыющеся». Когда больного доставили в Москву, во дворце начались бесконечные совещания об «устроенье земском». На совещаниях присутствовали советники и бояре. Но ни разу великий князь не пригласил «жену Олену». Объяснение с ней он откладывал, до самой последней минуты. Когда наступил кризис... и больному осталось жить считанные часы, советники стали «притужать» его послать за великой княгиней и благословить ее. Вот когда Елену пустили, наконец, к постели умирающего. Горько рыдая, женщина обратилась к мужу с вопросом о своей участи: «Государь великий князь! На кого меня оставляешь и кому, государь, детей приказываешь?» Василий отвечал кратко: «Благословил я сына своего Ивана государством и великим княжением, а тобе есми написал в духовной своей грамоте, как в прежних духовных грамотах отцов наших и прародителей по достоянию, как прежним великим княгиням». Елена хорошо уразумела слова мужа. Вдовы московских государей получали «по достоянию» вдовий удел. Так издавна повелось среди потомков Калиты. Елена плакала. «Жалостно было тогда видеть ее слезы, рыдания»,- печально завершает очевидец свой рассказ. Зимин, А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного / А.А. Зимин - М.: Наука, 1996. - с.21
Слова московского автора подтверждают достоверность псковской версии. Великий князь передал управление боярам, а не великой княгине. Василию III перевалило за 50, Елена была лет на 25 моложе. Муж никогда не советовался с женой о своих делах. Красноречивым свидетельством тому служила их переписка. Перед кончиной Василий III не посвятил великую княгиню в свои планы. Он не доверял молодости жены, мало надеялся на ее благоразумие и опыт. Но еще большее значение имело другое обстоятельство - вековые обычаи не допускали участия женщины в делах правления.
Летописные сведения относительно передачи власти боярам получили различную интерпретацию и в литературе. Историки А.Е. Пресняков и И.И. Смирнов высказали мысль, что Василий III образовал при малолетнем сыне регентский совет из числа бояр, совещавшихся у его смертного одра.
Если более детально рассмотреть свидетельства источников, то перелистав тексты духовных завещаний московских государей, можно убедиться в том, что великие князья неизменно возлагали ответственность за выполнение их последней воли на трех-четырех душеприказчиков из числа самых близких советников-бояр. Примерно так же поступил смертельно занемогший Василий III. Он призвал для утверждения своего завещания трех бояр (М. Юрьева, князя В. Шуйского и М. Воронцова), а также младшего брата Андрея, которого он любил и которому во всем доверял. В беседе со своими будущими душеприказчиками великий князь упомянул о том, что он намерен облечь опекунскими полномочиями также князя Михаила Глинского («что ему в родстве по жене его»). Бояре выразили согласие, но тут же стали ходатайствовать о включении в состав этого регентского совета и своих собственных родственников. Василий Шуйский выставил кандидатуру брата Ивана Шуйского, а Михаил Юрьев назвал имя своего двоюродного дяди Михаила Тучкова. Так и был сформирован опекунский совет Ивана IV. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей - М.: Книга, 1996. - с.156
Царь поручил правление «немногим боярам», гласит псковская летопись. Василий III вверил дела семи душеприказчикам. Этот факт помогает решить загадку знаменитой московской семибоярщины. Появление семибоярщины в годы Смуты перестает быть необъяснимой случайностью. В книгах Разрядного приказа находится указание на то, что семибоярщина много раз «ведала» Москву при царе Иване и его сыне Федоре. Образцом для них, как можно теперь установить, служила семибоярщина Василия III.
При жизни Василия III его бранили за то, что он решает дела с несколькими ближайшими советниками без совета с Боярской думой. Великий князь рассчитывал сохранить такой порядок управления посредством учреждения особого опекунского совета. Со временем семибоярщина выродилась в орган боярской олигархии. Но в момент своего появления она была сконструирована, как правительственная комиссия, призванная не допустить ослабления центральной власти. Василий III ввел в семибоярщину нескольких самых доверенных своих советников, которые выдвинулись по его милости и не могли претендовать на высшие посты в государстве. С их помощью Василий III надеялся оградить трон от покушений со стороны могущественной боярской аристократии и ограничить влияние Боярской думы. Избранные советники должны были управлять страной и опекать великокняжескую семью в течение 12 лет, пока наследник не достигнет совершеннолетия. Отечественная история / под ред. Мунчаева Ш.М. - М.: РЭА им. Плеханова, 2004. - с.139
Бояре-опекуны короновали трехлетнего Ивана через несколько дней после кончины великого князя. Они спешили упредить мятеж удельного князя Юрия. 25 лет Юрий примерялся к роли наследника бездетного Василия III. После рождения Ивана князь не отказался от своих планов. Опекуны опасались того, что Юрий попытается согнать с трона малолетнего племянника. Чтобы предотвратить смуту, они бросили Юрия в темницу, где он прожил 3 года и умер «страдальческою смертью, гладною нужею» (уморили голодом).
Елена Глинская узурпировала власть, которой Василий III наделил семибоярщину. Без ее согласия не могли быть проведены последующие реформы. Но в самом ли деле можно считать ее мудрой правительницей, какой изображали ее царские летописи? Ответить на этот вопрос невозможно из-за отсутствия фактов. Бояре ненавидели Глинскую за ее пренебрежение к старине и втихомолку поносили ее как злую чародейку.
В последний год жизни Елена много болела и часто ездила на богомолье в монастыри. Смерть молодой женщины была, как видно, естественной, бояре восприняли смерть Елены Глинской как праздник.
1.2 Детство Ивана IV

Иван IV потерял отца в три года, а в семь с половиной лет и вовсе остался круглым сиротой. Его четырехлетний брат Юрий не мог делить с ним детских забав - ребенок был глухонемым от рождения. Достигнув зрелого возраста, Иван не раз с горечью вспоминал свое сиротское детство. Чернила его обращались в желчь, когда он описывал обиды, причиненные ему - бедному заброшенному сироте - боярами. Описания царя были столь впечатляющи, что их обаянию поддались многие историки. На основании царских писем В.О. Ключевский создал знаменитый психологический портрет Ивана-ребенка. «В душу сироты, - писал он, рано и глубоко врезалось чувство брошенности и одиночества. Безобразные сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван, превратили его робость в нервную пугливость. Ребенок пережил страшное нервное потрясение, когда бояре Шуйские однажды на рассвете вломились в его спальню, разбудили и испугали его. С годами в Иване развились подозрительность и глубокое недоверие к людям». Скрынников, Р. Иван Грозный и его время: учебное пособие / Р. Скрынников. - М.: Наука, 1995. - с.15-16
Насколько достоверен образ Ивана, созданный рукой талантливого художника? Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что Иван рос окруженный материнской лаской до семи лет, и именно в эти годы сформировались основы его характера. Опекуны, пока были живы, не вмешивали ребенка в свои распри, за исключением того случая, когда приверженцы Шуйских арестовали в присутствии Ивана своих противников, а заодно митрополита Иоасафа. Враждебный Шуйским летописец замечает, что в то время в Москве произошел мятеж и «государя в страховании учиниша». Царь Иван велел сделать к тексту летописи дополнения, которые значительно уточнили картину переворота. При аресте митрополита бояре «с шумом» приходили к государю в постельные хоромы. Мальчика разбудили «не по времени» - за три часа до света - и петь «у крестов» заставили. Ребенок, как видно, даже и не подозревал о том, что на его глазах произошел переворот. В письме к Курбскому царь даже не вспомнил о своем мнимом «страховании» ни разу, а о низложении митрополита упомянул мимоходом и с полным равнодушием: «да и митрополита Иоасафа с великим безчестием с митрополии согнаша». Как видно, царь попросту забыл сцену, будто бы испугавшую его на всю жизнь. Можно с уверенностью думать, что непосредственные ребяческие впечатления, по крайней мере лет до 12, не давали Ивану никаких серьезных оснований для обвинения бояр в непочтительном к нему отношении. Кобрин, В.Б. Иван Грозный /В.Б. Кобрин - М.: Московский рабочий, 1989. - с.34
Поздние сетования Грозного производят странное впечатление. Кажется, что Иван пишет с чужих слов, а не на основании ярких воспоминаний детства. Царь многословно бранит бояр за то, что они расхитили «лукавым умышлением» родительское достояние - казну. Больше всех достается Шуйским. «У князя Ивана Шуйского, - злословит Грозный, - была единственная шуба, и та на ветхих куницах,- то всем людям ведомо; как же мог он обзавестись златыми и серебряными сосудами; чем сосуды ковать, лучше бы Шуйскому шубу переменить, а сосуды куют, когда есть лишние деньги». Соловьев, С.М. Чтения и рассказы по истории России / С.М. Соловьев. - М.: Правда, 1989. - с.67
Можно допустить, что при великокняжеском дворе были люди, толковавшие о шубах и утвари Шуйских. Но что мог знать обо всем этом десятилетний князь-сирота, находившийся под опекой Шуйских? Забота о сохранности родительского имущества пришла к нему, конечно же, в более зрелом возрасте. О покраже казны он узнал со слов «доброхотов» много лет спустя.
Иван на всю жизнь сохранил недоброе чувство к опекунам. В своих письмах он не скрывал раздражения против них. «Припомню одно, - писал Иван, - как, бывало, мы играем в детские игры, а князь Иван Шуйский сидит на лавке, опершись локтем о постель покойного отца и положив ноги на стул, а на нас и не смотрит». Среди словесной шелухи мелькнуло, наконец, живое воспоминание детства. Но как превратно оно истолковано! Воскресив в памяти фигуру немощного старика, сошедшего вскоре в могилу, Иван начинает бранить опекуна за то, что тот сидел, не «преклонялся» перед государем - ни как родитель, ни как властелин, ни как слуга перед своим господином. «Кто же может перенести такую гордыню?» -- этим вопросом завершает Грозный свой рассказ о правлении Шуйских. Бывший друг царя Курбский, ознакомившись с письмом, не мог удержаться от иронии. Он высмеял неловкую попытку скомпрометировать бывших опекунов и попытался растолковать Ивану, сколь неприлично писать «о постелях, о телогреях» (шубах) и включать в свою эпистолию «иные бесчисленные яко бы неистовых баб басни». Виппер, Р.Ю. Иван Грозный / Р.Ю. Виппер. - М., 1944.- с.56
Иван горько жаловался не только на обиды, но и на «неволю» своего детства. «Во всем воли несть,- сетовал он,- но вся не по своей воли и не по времени юности». Но можно ли винить в том лукавых и прегордых бояр? В чинных великокняжеских покоях испокон веку витал дух Домостроя, а это значит, что жизнь во дворце была подчинена раз и навсегда установленному порядку. Мальчика короновали в три года, и с тех пор он должен был часами высиживать на долгих церемониях, послушно исполнять утомительные, бессмысленные в его глазах ритуалы, ради которых его отрывали от увлекательных детских забав. Так было при жизни матери, так продолжалось при опекунах. По словам Курбского, бояре не посвящали Ивана в свои дела, но зорко следили за его привязанностями и спешили удалить из дворца возможных фаворитов. Со смертью последних опекунов система воспитания детей неизбежно должна была измениться. Патриархальная строгость уступила место попустительству. Как говорил Курбский, наставники «хваляще (Ивана), на свое горшее отрока учаще». В отроческие годы попустительство наносило воспитанию Ивана больший ущерб, чем мнимая грубость бояр.
Иван быстро развивался физически и в 13 лет выглядел сущим верзилой. Посольский приказ официально объявил за рубежом, что великий государь «в мужеский возраст входит, а ростом совершенного человека (!) уже есть, а з божьего волею помышляет ужо брачный закон приняти». Дьяки довольно точно описали внешние приметы рослого юноши, но они напрасно приписывали ему степенные помыслы о женитьбе.
Подросток очень мало напоминал прежнего мальчика росшего в «неволе», в строгости. Освободившись от опеки и авторитета старейших бояр, великий князь предался диким потехам и играм, которых его лишали в детстве. Окружающих поражали буйство и неистовый нрав Ивана. Лет в 12 он забирался на островерхие терема и спихивал «с стремнин высоких» кошек и собак, «тварь бессловесную». В 14 лет он «начал человеков ураняти». Кровавые, забавы тешили «великого государя». Мальчишка отчаянно безобразничал. С ватагой сверстников, детьми знатнейших бояр, он разъезжал по улицам и площадям города, топтал конями народ, бил и грабил простонародье, «скачюще и бегающе всюду неблагочинно». Сахаров, А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времен до конца 17 века. / А.Н. Сахаров. - М.: Просвещение, 2005. - с.253
С кончиною опекунов и приближением совершеннолетия великого князя бояре все чаще стали впутывать мальчика в свои распри. Иван живо помнил, как в его присутствии произошла потасовка в думе, когда Андрей Шуйский и его приверженцы бросились с кулаками на боярина Воронцова, стали бить его «по ланитам», оборвали на нем платье, «вынесли из избы да убить хотели» и «бояр в хребет толкали». Через полгода после инцидента в доме один из «ласкателей» подучил великого князя казнить Андрея Шуйского. Псари набросились на боярина возле дворца у Курятных ворот, убитый лежал наг в воротах два часа. Прошли долгие годы, прежде чем Иван добился послушания от бояр, пока же он сам стал орудием в руках придворных. Они «начата подущати его и мстити им свои недружбы, един против другого». Скрынников, Р. Иван Грозный и его время: учебное пособие / Р. Скрынников. - М.: Наука, 1995. - с.16
Примерно в одно время с кончиной последнего из опекунов умер «дядька» и воспитатель великого князя конюший Иван Иванович Челяднин. Старый уклад жизни в великокняжеской семье окончательно рухнул. Теперь Иван избавился от всякой опеки и стал жить в полном «самовольстве». «Ласкающие пестуны», стараясь завоевать расположение мальчика, не слишком принуждали его к учению. Даже просто наказать его за безобразия или заставить вовремя поесть они попросту не могли.
2 ПРАВЛЕНИЕ ИВАНА ГРОЗНОГО

2.1 Начало самостоятельного правления Ивана IV

Василий III велел боярам «беречь» сына до 15 лет, после чего должно было начаться его самостоятельное правление. 15 лет - пора совершеннолетия в жизни людей XVI столетия. В этом возрасте дворянские дети поступали на военную службу, а дети знати получали низшие придворные должности. Василий III возлагал надежды на то, что опекуны приобщат наследника к делам управления. Но в 15 лет Иван IV оказался малоподготовленным к исполнению функций правителя обширной и могущественной державы, а окружали его случайные люди. Неудивительно, что свое совершеннолетие Иван IV ознаменовал лишь опалами да казнями. Едва отпраздновав день рождения, великий князь велел отрезать язык Афанасию Бутурлину за какие-то невежливые слова. Через месяц объявил опалу сразу пятерым знатнейшим боярам. Тихомиров, М.Н. Российское государство в XV - XVII вв. / М.Н. Тихомиров. - М.: Наука, 1973. - с.49
Начало самостоятельного правления Ивана IV стало актом большого политического значения для Русского государства. Н.М. Карамзин вот как описывает это событие - «в 1546 году шестнадцатилетний Иван вдруг заговорил с ними о том, что он задумал жениться, но прежде женитьбы он хочет исполнить древний обряд предков, венчаться на царство. Иоанн велел митрополиту и боярам готовиться к сему великому торжеству, как бы утверждающему печатию веры святый союз между государем и народом. Между тем знатные сановники, окольничие, дьяки объезжали Россию, чтобы видеть всех девиц благородных и представить лучших невест государю…».
Ивана короновали 16 января 1547 года. После торжественного богослужения в Успенском соборе в Кремле митрополит Макарий возложил на его голову шапку Мономаха - символ царской власти. Официальные летописи изображали дело так, будто 16-летний юноша по собственному почину решил короноваться шапкой Мономаха и принять царский титул. Митрополит и бояре, узнав о намерении государя, заплакали от радости, и все было решено. В действительности же инициатива коронации принадлежала не Ивану, а тем людям, которые правили его именем. Ко времени коронации наибольшим влиянием при дворе пользовались бабка великого князя Анна и его дядя Михаил Васильевич Глинский. Затеяв коронацию, родня царя добилась для себя крупных выгод. Бабка царя Анна с детьми получила обширные земельные владения на правах удельного княжества. Князь Михаил был объявлен ко дню коронации конюшим, а его брат князь Юрий стал боярином. Альшиц, Д.Н. Начало самодержавия в России: государство Ивана Грозного. - Л.: Наука, 1988. -с.47-48
Едва ли можн и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.