На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Задача ученого-минераловеда, горного инженера Игнатия Домейко в Чили была в том, чтобы подготовить специалистов по изучению и использованию природных богатств этой страны, создать здесь соответствующую научную базу. Экспедиции по всестороннему изучению Чи

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 12.10.2005. Сдан: 2005. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Учреждение образования
«Средняя школа №5 г. Молодечно»
РЕФЕРАТ

на тему: «Игнатий Домейко»
Сергиевич Татьяны, 10 «А» класс

Молодечно
2005
Содержание:

1) Биография ………………………………………………………………3
2) Национальный герой Чили - Игнатий Домейко…………………...6
3) Список литературы……………………………………………………10

Биография
Родился Игнатий Домейко 31 июля 1802 года в родовой усадьбе Медведка (сегодня это Кореличский район Гродненской области). Потеряв в семь лет отца, детство Игнатий провел в имении Жибуртовщина Лидского повета. Ему было четырнадцать лет, когда он окончил Щучинскую пиарскую школу и стал студентом физико-математического факультета Виленского университета, где принялся усердно изучать избранные им науки: биологию, химию, математику, одновременно посещая лекции профессоров по литературе и истории.
По окончании университета Домейко получил степень магистра математики, но жадный к знаниям юноша не спешил распрощаться с университетом. Ему хотелось глубже изучить историю, литературу, языки. Помимо белорусского, польского и русского языков, он уже хорошо знал английский и французский, изучал еще немецкий и латынь. Интересовали его и история архитектуры, геодезия. Кроме того, задерживали молодого человека в университете, в Вильно, и обязанности в Обществе филоматов.
О филоматах и филаретах нужно говорить отдельно. Скажем лишь, что эти патриотические организации, существовавшие в 1817-1823 г.г. в среде студентов Виленского университета, воспитали плеяду таких людей как Адам Мицкевич, Томаш Зан, Ян Чечот и многих других, среди которых был и наш герой. Задачами этих обществ было просвещение своих земляков - самосовершенствование, создание учебников для народного образования, отраслевых энциклопедий, научные исследования на самые разные темы, организация народных школ, всестороннее изучение земель существовавшего еще совсем недавно Великого княжества Литовского... Главная же цель, хотя и не оговаривалась в уставах, была ясной - подготовка края к борьбе с оккупационным режимом.
Но вот наступил трагический 1823 год - разгром общества. Начинается следствие по делу филаретов и филоматов. В ноябре 1823 года Домейко арестовывают и заключают в тюрьму.
Около полугода пришлось томиться молодому патриоту в холодных тюремных стенах, и только весной следующего года он оказался на воле. Благодаря помощи влиятельных родственников ему удалось избежать высылки в "отдаленные губернии России". Власти пока удовлетворились только отправкой "заговорщика" в деревню, в его же Заполье, под надзор полиции.
Там под неослабным полицейским оком провел Игнатий Домейко целых шесть лет. Неизвестно, сколько бы длилась эта ссылка, если бы не восстание 1830-1831 годов. Домейко при первой же возможности встал в ряды борцов за освобождение отчизны от московской оккупации. Сражался он в армии генерала Хлоповского.
После поражения восстания Домейко в числе уцелевших его участников очутился в Париже, где активно включился в общественную жизнь эмиграции, принимая участие в работе различных культурных и политических объединений. Деятельный и беспокойный по натуре, он занялся еще и подготовкой к печати, изданию трудов и художественных произведений своих друзей. Особенно ощутимую поддержку и помощь от него получал Адам Мицкевич. Когда поэт засел за написание своего самого большого и значительного произведения "Пан Тадеуш", Домейко как знаток родной Новогрудчины был в этой титанической работе незаменимым помощником и консультантом. Ведь это же в первую очередь его, Домейко, имел в виду Мицкевич, когда в одном из писем рассказывал, как писалась поэма: "И друзья помогали своими рассказами, и для песни мне бросали слово за словом".
Именно Игнатию Домейко поручил поэт и переписывание поэмы для печати. Это был немалый труд - переписать набело огромное по своим размерам произведение.
Домейко был не только в некоторой степени соавтором в написании поэмы, но и отдельными чертами своего характера являлся прообразом одного из главных героев произведения - Яцека Саплицы. Поэт даже собирался назвать его именем всю поэму, поставив в центр внимания образ нашего героя - представителя мелкой белорусской шляхты, носителя свободолюбивых идей.
Нахождение в Париже, этом важном центре европейской культуры, наш "литовский" естествовед и минеролог использует в полной мере. Он слушает лекции знаменитых ученых, посещая такие серьезные центры науки, как Колеж де Франс и Сорбонна. Чтобы усовершенствовать свои знания в избранной им минералогии, Домейко поступает в Горную школу, снова садится на студенческую скамью. За три года он прошел весь курс обучения, окончив школу в 1837 году с большим багажом знаний и дипломом специалиста в руках.
Некоторое время он успешно работает в Эльзасе, затем с помощью Адама Мицкевича получает предложение, которое стало поворотным в его жизни. Это было место профессора химии и металлургии в... Чили - предложение по тем временам очень романтическое и выгодное.
"Я ожил, - писал Домейко потом в своих записках. - Ожили и мои детские мечты о далеких путешествиях". Не долго думая, он согласился.
Что же касается самого Адама Мицкевича, то он хоть и нашел это место для друга, сам был очень опечален разлукой. Его тревога была не напрасной: друзья уже никогда после этого не встречались.
И вот в 1838 году, после долгих месяцев путешествия, Домейко в Чили. Свое впечатление о далекой стране он описал так: "Наверное, нет края, который был бы так непохож на наш, как этот. Видны только скалы, пустыни и море. Ни лесов, ни широких полей, ни таких, как у нас, лугов, ни деревень. Весь горизонт заслонен с востока Кордильерами, острыми гребнями гор. На западе же широко раскинулось бесконечное море".
Задача ученого-минераловеда, горного инженера Игнатия Домейко в Чили была в том, чтобы подготовить специалистов по изучению и использованию природных богатств этой страны, создать здесь соответствующую научную базу. Государство, которое недавно освободилось от испанской колониальной зависимости, остро нуждалось в таких людях. Свою задачу Домейко выполнил должным образом. Он создал школу по подготовке специалистов, организовал лабораторию. Начинать на голом месте было нелегко, вначале мешало незнание испанского языка. Однако настойчивость ученого убрала все преграды на его пути - поразительно, за три месяца он овладел испанским языком и мог свободно вести курс лекций в своей школе.
Параллельно Домейко устраивает экспедиции по всестороннему изучению Чили. Он терпеливо преодолевает опаленные солнцем пески пустынь, пробирается сквозь непроходимые заросли нетронутых чащоб, переплывает на утлых местных лодках бурные горные реки, месит ногами густую трясину заболоченных низин, карабкается по горам, стремясь добраться до самых неприступных вершин, куда не ступала нога даже коренного чилийца.
Незаметно пришло время, когда закончился пятилетний срок контракта. Но дорога на родину все еще была закрыта: оккупационные власти не очень ждали там заговорщика-филомата и повстанца. К тому же собранные за годы путешествий материалы ждали своей разработки. И Игнатий Домейко принимает решение остаться еще на некоторое время за океаном...
В 1846 году он все же решил возвращаться в Европу, поближе к родине. Но чилийские власти просили потрудиться еще на пользу молодой республики, и Домейко снова отложил свой отъезд, тем более что его перевели в столицу страны - Сантьяго, где предложили должность профессора химии и минералогии в недавно открытом здесь университете. Через некоторое время он уже возглавлял кафедру химии, стал членом университетского совета. Ученый снова погружен в педагогическую и научную работу.
Тем временем в планы профессора вмешалась любовь - его очаровала пленительная госпожа Энриветта де Сатамаер. И вот 48-летний ученый в 1850 году женится на молодой чилийке. К этому времени у Домейко был роскошный дом с садом на окраине Сантьяго. Воспитанник Медведки, виленский филомат и хозяин Заполья теперь с корнями начал врастать в южноамериканскую землю.
Но и в эти годы, когда он уже сроднился с этой землей, когда принял чилийское гражданство, когда один за другим пошли в семье дети, Домейко не оставляет надежды вернуться на родину. Вот слова из письма к Адаму Мицкевичу: "Если бы была возможность вернуться и послужить еще, хоть на старости лет, своему краю, то не усидел бы, не усидел бы здесь, хоть я давно уже стал гражданином этой страны, владельцем имения и отцом...".
Черным для Игнатия Домейко и семьи стал декабрь 1870 года: неожиданно умерла его жена. На руках у него осталось трое детей: пятнадцатилетняя дочь Анита и двое младших сыновей - Гернон и Казимир. Не успел Домейко как следует оправиться от смерти жены, как новое тяжелое известие выбило его из колеи: дома умер родной брат Казимир...
Время шло. С далекой родины приехал погостить племянник Леон, который вернулся из Сибири, где отбывал наказание за участие в восстании 1863 года. Встреча с племянником, с первым после многих лет родным человеком не только дала облегчение душе изгнанника, но и привела к новым изменениям в жизни семьи. Взаимная любовь Леона и дочери Домейко Аниты привела к тому, что, как ни жаль было Игнатию, он вынужден был отдать дочь замуж за племянника, который увез ее туда, на родину, в "Литву", в ту самую Жибуртовщину, где когда-то прошло детство ее изгнанника-отца.
Вслед за дочерью снова начал порываться туда и сам Домейко: теперь, кажется, сам Бог звал его на родину.
За время, проведенное в Чили, стране, которая многим была ему обязана, он стал очень уважаемым человеком. Белорусский изгнанник, который от профессора и руководителя кафедры дослужился до ректора Чилийского университета, реорганизовал всю систему обучения в этой южноамериканской стране, в том числе и в самом университете. За образец им была взята система образования в Беларуси, система, которую проводил в жизнь Виленский университет, центр учебного округа, давно закрытый российскими властями. Реформы позволили привлечь к науке лучшие интеллектуальные силы Чили, расширить образование в крае. Игнатий Домейко сам писал учебники для школ по естественным наукам. Он создал в Чили музей минералогических и палеонтологических материалов, основал физический кабинет, химическую и горную лабораторию, организовал библиотеку природоведения. Огромны заслуги Игнатия Домейко и как ученого - исследователя чилийских природных богатств. Он открыл здесь богатые месторождения золота, серебра, меди, каменного угля, селитры, организовал их добычу. Ученый собрал и описал множество новых, неизвестных науке минералов, растений, окаменелостей, метеоритов. А еще он отыскал в горах источники чистой воды, провел оттуда в Сантьяго водопровод, полностью решив проблему водообеспечения чилийской столицы. В одном из официальных чилийских печатных изданий отмечалось: "...никто не сделал так много для прогресса и развития наук в Чили, как господин Домейко".
Только в 1884 году, освободившись, наконец, от напряженной работы, смог 82-летний изгнанник осуществить свою неотступную мечту - увидеть родную землю.
Провожали его торжественно, с почестями, которые оказывались лишь самым высоким лицам государства. Долгая дорога, и после всего он, наконец, на родине! Радость встречи со своими родными, счастье ступить вновь на землю, которая ждала его полвека. Он будто бы очутился снова в юности - знакомые пейзажи, с детства свои места. Он, живая легенда, повсюду - желанный гость, однако с болью замечает, как много изменилось за это время. Оккупация края, которую не удалось сбросить трем восстаниям, безжалостно выкорчевывает всякие признаки того, что создавалось предками за века. Домейко пишет: "..я поехал в Мир, на могилу моего отца. Похоронен он был при приходской униатской церкви. Сегодня, новыми слезами оросив это место и почтив его молитвой, захотел я осмотреть храм, который некогда основали Радзивиллы, и который теперь был забран под православие.
У меня сжалось сердце, когда глянул я внутрь: уже там и следа не было наших алтарей и святых, каменные плиты с надписями выдраны из стен - и не только внутри, но и снаружи".
Трагедия народа, лишенного своей национальной религии, читается и в посещении других знакомых мест: "Деревню силой присоединили к православию, униатский храм закрыли,... люди не ходят ни в православную церковь, ни в католический костел".
На родине Домейко пробыл четыре года, пожил в семье дочки, в памятной с детства Жибуртовщине. Однако и здесь он не сидел на месте: побывал в Италии, Турции, Палестине, Египте. За время его нахождения в Беларуси сыновья Домейко получили европейское образование и горели желанием работать на родине своей матери.
Вместе с сыновьями возвращался на свою вторую родину и прест и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.