На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Упадок герцогства Афинского и франкской Мореи. Притязания Куртенэ-Валуа на византийский престол. Борьба между Анжуйским и Арагонским домами. Борьба за владение Мореей. Договор 1319 года между Венецианской республикой и афинским государством каталанцев.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 04.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Инфант майоркский, его поход в Ахайю и борьба с Людовиком

В совершенно таком же положении, как и герцогство Афинское, была в это время пришедшая в глубокий упадок франкская Морея. Ибо и там наместники правили страной от имени чужеземной династии. Князем ахайским был Филипп Тарентский. Разведясь с своей эпирской супругой Тамарью, он вступил 30 июля 1313 года в брак с молодой Катариной, дочерью Карла де Валуа и императрицы Катарины де Куртенэ, умершей в январе 1308 года. Этот брак, вследствие которого притязания Куртенэ-Валуа на византийский престол перешли к неаполитанской Анжуйской династии, был вызван семейным договором, заключенным в апреле 1313 года в Париже с одобрения короля французского и папы Климента V будущие браки и обмен и продажа земель составляли содержание этого договора. Катарина де Валуа была еще ребенком помолвлена с герцогом Гуго V Бургундским; теперь, по новому соглашению, он отказался от руки тринадцатилетней наследницы греческой императорской короны в пользу Филиппа Тарентского, который, в свою очередь, уступил принцу Людовику, брату герцога Гуго, ленное княжество Ахайское и обещал ему руку Матильды Геннегау.
Юная вдова Гвидо II Афинского владела как родовым поместьем баронством Каламатой, но после своей помолвки с принцем Карлом, сыном Филиппа Тарентского, она долгое время жила в Фивах, откуда ее прогнала, верно, боязнь каталанского нашествия. Матери своей Изабелле она уступила унаследованные от отца фландрские поместья, удержав свои наследственные права на герцогство Ахайское, за исключением баронства Каритены и замков Бовуар и Борегар, которые отказаны были ее сводной сестре Маргарите, дочери Изабеллы от ее брака с Филиппом Савойским. После того как мать ее, знаменитейшая женщина своего времени в франкской Греции, умерла в своем поместье в Геннегау в 1311 году, Матильда приняла титул герцогини ахайской. В виде бессодержательного воспоминания титул этот сохранялся и в Савойской династии у потомства Филиппа от второго брака.
Матильда оставалась некоторое время вместе с своей теткой Маргаритой в своих морейских владениях, где она могла пользоваться защитой благородного маршала Николая III, последнего из Сент-Омеров. Затем она отправилась во Францию. Обручение ее с молодым принцем Карлом Тарентским, совершенное несколько лет тому назад, было расторгнуто по государственным соображениям, и она вынуждена была согласиться вступить в брак с Людовиком Бургундским, уступив в то же время свои права на княжество Ахайское его дому и дав обещание в случае смерти Людовика не вступать в новый брак без определенного разрешения Филиппа Тарентского 31 июля 1313 года состоялась в Фонтенебло ее свадьба с принцем, который именовал себя королем фессалоникским, так как эксимператор Балдуин продал свои права на эту страну Бургундии.
По этим договорам за бывшей герцогиней афинской и ее вторым супругом было признано ленное право на Морею, но вдруг явился неожиданный претендент, оспаривая у них княжество. Это был Фердинанд Майоркский, тот самый арагонский инфант, который за много лет перед тем связал свою личную судьбу с судьбами каталанцев. По освобождении из неаполитанского плена этот неугомонный принц возвратился на родину, где он служил в войне с маврами королям кастильскому и арагонскому и блистал своей геройской храбростью в битве при Альмерии. С Майорки, где государем был его брат Санчо, он отправился опять в Сицилию, чтобы служить своему кузену Фредерику II в новой войне с Неаполем. Король пожаловал его городом Катанией и затем побудил его вступить в брак, вследствие которого инфант мог противопоставить Анжуйской династии права рода Вилльгардуен на княжество Ахайское. С изумлением услышал Фердинанд, какое безграничное счастье выпало на долю его бывших соратников, каталанцев, в герцогстве Афинском. И эту страну добыл Фредерик II для своей династии! Но и ему представился неожиданный случай снова явиться на арене Греции, а именно -- в Морее.
Там проживала в своем поместье Акове или Матагрифоне Маргарита, вторая дочь последнего Вилльгардуена, тетка Матильды. Она была прежде женой Иснара де Сабран, одного из важнейших неаполитанских баронов, владельца Ариано и великого юстициария королевства. Овдовев в 1297 году, она вышла замуж за престарелого графа кефалонийского Рикардо, и этот супруг в 1304 году был также отнят у нее смертью
Когда сестра ее Изабелла умерла и она захотела сама осуществить свои наследственные права на Ахайю, ее намерения оказались в противоречии с видами рода Анжу и постановлениями Парижского договора, по которому Ахайское княжество, как лен Филиппа Тарентского, должно было перейти к Людовику Бургундскому, мужу ее племянницы.
Маргариту жестоко теснили в Морее ее личные враги, особенно ее пасынок Иоанн Кефалонийский, с которым она была в разладе из-за состояния, принесенного ею отцу его Ричарду. До сих пор ее великодушно защищал маршал Николай III де Сент-Омер. После смерти его она из ненависти к анжуйской партии завязала сношения с Сицилийским двором. Предлагая кузену и любимцу короля Фредерика II инфанту майоркскому руку своей дочери Изабеллы де Сабран, она основательно рассчитывала, что этим путем она обеспечит своим планам одобрение и даже поддержку государя афинского. Предложение ее было принято, и Маргарита отправилась с молодой девушкой в Мессину
Король Фредерик поспешил закрепить этот союз, так как это давало ему возможность вытеснить дом Анжу из Морей и таким образом приобрести для Арагонской династии и эту страну. Изабелле было всего четырнадцать лет; по отзыву Мунтанера, это было прелестнейшее создание в мире; она была румяна, бела и умна не по летам. Бракосочетание ее с инфантом совершенно было в феврале 1314 года. Маргарита письменно передала своему зятю в качестве приданого его жены баронство Акову вместе с своими правами на пятую часть Ахайи, и Фердинанд Майоркский обязался оружием отвоевать наследие Вилльгардуенов. Таким образом, великой борьбе между домами Анжуйским и Арагонским суждено было перейти и на Пелопоннес.
Известие об этом союзе привело всю французскую Морею в смущение и ярость. Морейские бароны признавали Парижский договор и вытекающие из него права герцогини Матильды и ее супруга, Людовика Бургундского; теперь их стране, очевидно, грозила опасность со стороны Сицилии, где готовился к войне смелый арагонский принц; с другой стороны, каталанцы уже овладели герцогством Афинским и пытались уже делать оттуда нападения на Морею. И вот, когда Маргарита решилась в июне 1314 года со своей немногочисленной свитой возвратиться из Мессины в Мо-рею, главы анджиовинской партии, ее пасынок Иоанн, епископ Иаков Оленосский и Николь ле Нуар, владетель Аркадии, приняли ее с проклятиями как изменницу и союзницу каталанцев, отобрали ее имущество и заключили в темницу.
Выступить в поход против Греции мешали инфанту нападение короля Роберта на Сицилию и продолжавшаяся с тем же ожесточением война между династиями Анжуйской и Арагонской. Лишь когда в декабре 1314 года было заключено перемирие, Фердинанд получил возможность собрать корабли и войско. В это время он узнал, что теща его, непрестанно терзаемая врагами, умерла в марте 1315 года в своем морейском замке Акове Он скрыл это от своей жены, которой предстояло вскоре разрешиться от бремени. 5 апреля Изабелла родила сына и через два дня после родов скончалась, отказав по духовному завещанию свои права на Ахайю этому ребенку.
Удрученный горем инфант передал маленького Хайме своему старому соратнику Рамону Мунтанеру, который приехал к нему в Сицилию, и поручил ему поместить ребенка в безопасном месте в Каталонии. Знаменитый каталанский историк увлекательно рассказывает, с какими опасностями ему удалось исполнить свое поручение, как он перевез через море и наконец передал в Перпинь-яне престарелой вдовствующей королеве Эсклармонде де Фуа, матери инфанта, ее внука, впоследствии злополучного Хайме II, последнего короля Майорки.
В ту же Грецию, где некогда он в качестве представителя короля Фредерика хотел принять начальство над каталанцами и где он сидел заключенный в Кадмее, звали инфанта новые задачи и обязанности, как бы созданные для того, чтобы воспламенить романтическую фантазию испанца и странствующего рыцаря. Тоска по молодой жене соединялась в нем с желанием отомстить за смерть своей тещи, последней из рода Вилльгардуен, и мечом героя вступиться за наследие своего сына. Король Сицилии охотно поддерживал его; он рекомендовал письмом его законное предприятие венецианскому дожу Джиованни Суперан-цо, уверяя, что инфант клятвенно обещался не касаться владений республики Венеции.
С отрядом смелых сицилианцев, арагонцев и каталанцев высадился Фердинанд в июне 1315 г. в Кларенце. Он взял этот знаменитый город и замок Бельведер, водрузил свое знамя на других крепостях и даже заставил враждебных баронов всего княжества, объятого разнузданной анархией, присягнуть ему. Кажется, афинские каталанцы поддерживали его при этих блестящих успехах Таким образом, инфанту маленького торгового острова Майорки удалось стать властелином франкской Морей. Несмотря на живую скорбь о смерти молодой, горячо любимой супруги, уже осенью 1315 года он вступил в брак с кузиной короля кипрского Генриха II, дочерью сенешаля Филиппа из знаменитого дома Ибелэн. Ее также звали Изабелла, и ей также едва минуло пятнадцать лет.
Но вот весной 1316 года явился из Венеции в Грецию с сильным войском и в сопровождении жены своей Матильды и Людовик Бургундский, которому Венецианская республика дала также флот. Борьба между этими рыцарями за владение Мореей есть поистине трагический эпизод в истории франкского Пелопоннеса. Оба претендента были отважные авантюристы; права обоих вытекали из браков с молодыми женщинами, которые были в родстве между собой. Одна из них, Изабелла де Сабран, недавно умерла, другая, Матильда Афинская, жертва Анжуйской династии, была подневольной спутницей Людовика Бургундского.
Он двинулся из Патраса на Кларенцу, и ненависть анджиовин-ской партии тотчас же снова вспыхнула к его пользе. Противники арагонского принца спешили стать под знамена бунгундца; даже Санудо наксосские, как вассалы княжества Ахайского, присоединились к ним. Войско Фердинанда было малочисленно, так как подкрепления из Сицилии и Майорки, которых он ждал, не явились. Поэтому одного сражения было достаточно, чтобы решить судьбу инфанта, который с безумной отвагой бросился на превосходивших его силой бургундцев и затем во время бегства от разъяренного неприятеля был настигнут и убит. Один вид его отрубленной головы побудил испуганного коменданта Кларенцы сдать этот город принцу Людовику. За день до этой катастрофы афинские каталанцы, вызванные Фердинандом на помощь, двинулись к Востице. Узнав о его гибели, они возвратились. Так погиб 5 июля 1310 г. знаменитый инфант майоркский, один из храбрейших рыцарей Испании
Теперь Людовик Бургундский был бесспорным властелином Морей; но и он летом того же 1316 года умер, как подозревали, отравленный графом кефалонийским. Супруга его Матильда, овдовев двадцати трех лет уже во второй раз, увидала себя беззащитной игрушкой новых опасностей. Сперва она осталась в Андравиде как регентша княжества.
В истории франкской Греции, да и вообще всей этой эпохи, после Елены, вдовы благородного короля Манфреда, нет женского образа, трагические судьбы которого внушали бы большее сострадание. Эта несчастная принцесса была с детства жертвой воплощенных в ее особе прав рода Вилльгардуен, делавших ее безвольным объектом политических расчетов и вожделений. После смерти ее мужа, Людовика Бургундского, король Роберт решил приобрести эти права навсегда для Анжуйской династии; поэтому он приказал Матильде отправиться в Неаполь, где он распорядится ее рукой. В мае 1317 г. он послал в Андравиду своего уполномоченного с письмами к морейским вассалам, затем его посол Спинула насильно перевез княгиню из Кларенцы в Неаполь.
В мужья ей король назначил своего брата Иоанна, графа Гравина. Переговоры с покладистым папой об этом браке велись еще до прибытия Матильды в Неаполь, так как Роберт 19 мая 1317 года назначил рыцарю Рикардо де Менаниа ежегодную пенсию в вознаграждение за ревностное участие в этом деле Иоанн XXII дал разрешение Тогда Матильда была насильно обвенчана с графом Гравина и принуждена уступить ему и королю княжество Ахайское. Она протестовала против этого насильственного брака перед Венецианской синьорией и перед папой Тогда в 1322 году Роберт представил ее на папский суд в Авиньоне, и Матильда заявила, что она не может вступить в новый брак потому, что она уже состоит в тайном браке с бургундским рыцарем Гуго де ла Палисс. Ничто не могло быть для короля приятнее признания в таком браке, который в силу прежних договоров позволял объявить княгиню лишенной прав на Ахайю. Он даже коварно обвинил ее в соучастии в намерении убить его, которое будто бы имел Палисс Затем ее перевезли из Авиньона в Неаполь, где в Кас-тель дель Ово она окончила свое трагическое существование жертвой того бессердечного тирана, которого тщеславный Петрарка украсил лаврами поддельной славы. Бывшая герцогиня афинская испытала судьбу вдовы Манфреда, умершей в темнице в Ночере, и детей этого короля. Ибо дочь Манфреда Беатриче томилась до 1289 года в том же Кастель дель Ово, откуда ее освободил славный мореходец, герой Рожер де Аириа, добившись ее выдачи.
Братья ее после долгих страданий в темнице Кастель дель Монте в 1299 году были перевезены в тот же неаполитанский замок и здесь умерли. Островок, на котором был воздвигнут этот знаменитый замок, был в то время больше, чем теперь; на нем помещался даже сад. Ибо Кастель дель Ово был не только темницей для узников высшего ранга, но и любимым местом пребывания Анжу. Когда Изабелла, юная наследница Вилльгардуена, прибыла в Неаполь, чтобы вступить в брак с принцем Филиппом, ей было отведено роскошное помещение в замке. Землетрясение 1343 года уменьшило размеры острова
Княгиня ахайская получала на содержание свое и своих служанок три унции в месяц. Это был при Анжуйской династии обычный оклад высокородных государственных узников; королева Елена также получала 40 унций в год (унц равен 5 золотым флоринам.) Освобождения Матильды тщетно добивались граф Геннегау, ее родственник, и кардинал Наполеон Орсини. Так как ей не было разрешено составить формальное духовное завещание, то она устно в присутствии многих свидетелей заявила, что передает все свои права в Греции королю Майорки Хайме, сыну инфанта Фердинанда. Она как бы желала искупить этим гибель последнего, павшего при Кларенце в бою против нее и ее мужа Людовика Бургундского. Сама она была бездетна. Умерла она в Кастель дель Ово в 1331 году. Повеление короля торжественно похоронить ее в неаполитанском соборе в его фамильном склепе звучит горькой насмешкой. Сохранился еще счет королевского кабинета расходов по погребению
2. Между тем другая принцесса из франкской Эллады, также жестоко обиженная судьбой, вдова Вальтера де Бриеннь, жила при дворе короля Роберта или в своих ленных владениях в Лечче. Отца своего, коннетабля шатильонского Готье, она назначила опекуном своих детей Она неустанно приставала к королям французскому и неаполитанскому и к папе с требованиями предпринять поход против каталанцев, чтобы восстановить в правах ее сына Вальтера, законного герцога Афинского.
Климент V выказал некоторую нерешительность, которая вполне объясняется его тяжелым положением в Авиньоне, где его удерживал французский король, который, добившись осуждения Бонифация VIII, требовал теперь от Климента отлучения ордена тамплиеров, что и было исполнено на совете в Виенне в марте 1312 года. Ослабление Анжуйского дома и усиление Арагонского было в данный момент очень желательно для папы. Он, конечно, выступил против каталанцев. В ответ на просьбы герцогини-вдовы и настоятельные представления Филиппа Тарентского он предложил 2 мая 1312 года гроссмейстеру ордена иоаннитов Фулько де Вилларэ вступить в союз с князем ахайским, дабы вооруженной рукой изгнать узурпаторов из герцогства Афинского Фулько был в это время в положении, во многих отношениях сходном с положением каталанцев. Орден иоаннитов, который после покорения в 1291 году султаном египетским Птолемаиды и всей Сирии нашел временное убежище в Лимасоле на Кипре, отнял в 1309 году у караманских турок и византийцев Родос, куда и перенес свое пребывание. Чудный остров под властью этих рыцарей мог стать ключом к Египту и Сирии, Архипелагу и всей Греции. Но устройство нового рыцарского государства и походы для покорения других островов, как Скарпанто, Кос, Низирос, Калимнос и Галикар-насс на азиатском берегу, воспрепятствовали гроссмейстеру начать войну с каталанцами и Арагонским домом.
Так как Фредерик Сицилийский не только признал власть каталанцев над Афинами, но даже присоединил герцогство к своей короне, то все представления и увещания папы, обращенные к этому королю, были безуспешны. Равным образом оказалась тщетной надежда анжуйской династии, что при крестовом походе, который предполагался на Пасху 1313 года Филиппом Красивым, Людовиком Наваррским и Эдуардом Английским, будут изгнаны из Аттики каталанские наемники
Наконец папа -- замечательно поздно -- обратился к королю арагонскому Хайме, брату Фредерика Сицилийского. В послании от 14 января 1314 года он описывал ему злодеяния каталанцев, которые убили герцога Вальтера, прогнали его жену и детей, разграбили церкви, отобрали имущества духовенства и дворянства и не перестают опустошать герцог и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.