На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Первобытнообщинный строй на территории Кореи и процесс его разложения. Создание и развитие государства Пэкче. Высокоразвитая китайская культура древнего Чосона. Процесс объединения ряда родоплеменных групп под эгидой Когурё. Развитие земледелия в Силла.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 09.02.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


План
Введение
Глава I Первобытнообщинный строй и древний Чосон
1.1 Первобытнообщинный строй на территории Корей и процесс его разложения
1.2. Древний Чосон
Глава 2 Формирование трех государств их развитие
2.1 Государство Когурё.
2.2 Создание и развитие государство Пэкче.
2.3 Государство Силла.
Заключение
Список литературы
Ввдение
Корейский народ имеет большую историю созидательного труда, воплотившегося в его богатой самобытной культуре, и уходящую в века историю упорной борьбы за свободу и независимость своей страны.
В период господства в стране японских империалистов, стремившихся к духовному закабалению корейского народа и монополизировавших в своих руках дело составления и издания обобщающих трудов по истории Кореи, история Кореи всячески фальсифицировалась в угоду колонизаторам. Немногочисленные работы прогрессивных корейских ученых терялись в массе фальсифицированных сочинений японских официальных историков и оставались неизвестными для массы читателей.
Только с освобождением Кореи Советской Армией (в августе 1945 года) открылись небывалые возможности для развития исторической науки. Уже в самые первые месяцы после освобождения страны прогрессивные ученые создали в Сеуле «Союз ученых», «Институт изучения общественных наук», «Институт изучения национальной культуры» и другие организации, которые приступили к изданию трудов по актуальным вопросам корейской истории. Однако установление в Южной Корее террористического режима американских оккупантов и лисьшмановской клики прервало деятельность прогрессивных корейских историков, и большинство их вынуждено было переехать в Северную Корею, ставшую оплотом демократического развития корейского народа. Здесь были созданы им благоприятные условия для научного творчества.
В возникновении и развитии корейской государственности можно выделить несколько этапов. Самым раним этапом следует считать эпоху Древнего Чосона -- первого государственного образования в истории корейского этноса, которое просуществовало около шести веков (VIII--II вв. до н. э.). История Древнего Чосона свидетельствует о том, что, несмотря на полуостровное положение, Корея с глубокой древности была тесно связана, и экономически, и политически, с материковыми странами Азии, главным образом с Китаем. Довольно часто дело доходило до вооруженных конфликтов между Чосоном и древнекитайскими государствами.
Несомненно, тогда уже существовала определенная политическая организация, но по сравнению с развитым аппаратом классового государства она была крайне несовершенной, и по мере того, как ван усиливал свои позиции в экономическом, политическом и военном отношениях, это общество быстро перерастало в классовое государство. В это время древний Чосон находился как раз на пороге цивилизации. Таким образом, Чосон рассматривается как один из союзов корейских племен который предшествовал образованию государства. Однако в последнее время среди корейских историков, сложилось иное мнение: они считают, что Чосон был первым государственным образованием, возникшим у корейских племен, что государство это по своему характеру являлось рабовладельческим. Причем некоторые историки, полагаясь на мифологические данные, стремятся даже отнести возникновение Чосона к весьма отдаленной древности, -чуть ли не к концу первого тысячелетия до новой эры. Хотя, конечно, и можно предположить существование в глубокой древности такого рабовладельческого государства, как Чосон, но для доказательства этого положения пока еще слишком мало фактических данных. Основные китайские источники («Шицзи» и «Ханьшу»), говорящие об истории Чосона, почти не содержат сведений, которые позволяли бы судить об уровне социально-экономического развития Чосона, поэтому вопрос о социально-экономической сущности Чосона и сегодня остается в числе нерешенных проблем корейской истории.
Так же, в моей работе будут рассмотрены процесс формирования первых государств в Корее на материалах истории государств Когурё, Пэкче и Силла.
Глава I. Первобытнообщинный строй и Древний Чосон
1.1 Первобытнообщинный строй на территории Корей и процесс его разложения

Следы и памятники материальной культуры первобытного общества на территории Кореи. Следы первобытного человека на территории Кореи сохранились главным образом в виде культурных слоев раковинных куч (пхэчхон), возникших в местах его стоянок.
Стоянки первобытного человека на территории Кореи обнаружены в провинции Северная Хамгёндо, в бассейне реки Туманган, а также в ряде мест по восточному побережью и на близлежащих островах. Среди них следует отметить обнаруженные ранее стоянки в провинции Северная Хамгёндо, в уездах Чонсон и Кёнхын, а также открытые в последнее время в результате раскопок, проведенных корейскими археологами, древние стоянки на острове Чходо и в уезде Хверён. Эти поселения представляют собой группы землянок шириной от 3 до 6 метров и глубиной от 30 сантиметров до 2 метров. В центре каждой землянки сохранились остатки очага, а вокруг очага разбросанные в беспорядке глиняная утварь, каменные и костяные орудия. Землянки имеют форму квадрата, круга, эллипса или тыквообразную форму; вокруг них сохранились остатки столбов, что дает возможность представить внешний и внутренний вид жилища первобытного человека. В старинных записях (см. «Историю троецарствия» («Саньгочжи»), «Историю династии Вэй», «Описание восточных варваров») следующим образом описывается такай землянка-жилище первобытного человека, обитавшего на территории Кореи: «Крыша у них круглая, и на одной стороне ее имеется дверь, через которую можно попасть в нижнюю часть жилья» Бутин Ю.М. Корея: от Чосона к Трем Государствам. М., 1984 г. Стр. 28.
Раковинные кучи распространены на весьма значительном пространстве, начиная от провинции Северная Хамгёндо на побережье Японского моря, по побережью Желтого моря и на островах к югу от провинции Южная Кёнсандо, а также разбросаны в бассейнах рек Тэдонган, Ханган и Нактонган.
Культурные слои с содержавшимися в них остатками орудий труда и домашней утвари первобытного человека также часто встречаются в местах распространения раковинных куч. Они сохранились главным образом по южным склонам побережья морей и рек. В отдельных случаях раковинные кучи образуют целые холмы. Это свидетельствует о том, что в какой-то определенный период здесь были довольно продолжительные стоянки первобытного человека.
Таким образом, хотя следы стоянок первобытного человека чаще всего встречаются в местах, расположенных вблизи удобных водных путей, их немало найдено также на южных склонах холмов в глубине полуострова. Таким образом, поселения первобытного человека были распространены на весьма значительной части полуострова. На месте указанных стоянок в результате раскопок были найдены различные памятники периода первобытнообщинного строя -- каменные и костяные орудия, изделия из раковин, а также глиняная посуда. Бутин Ю.М. Корея: от Чосона к Трем Государствам. М., 1984 г. Стр. 29
Для выделки каменных орудий употреблялись сравнительно твердые породы камня, например обсидиан, силикатный камень и кремень, но иногда и более мягкие-- сланец и другие. По характеру обработки они различаются на сколотые, полушлифованные и шлифованные. Среди найденных каменных орудий меньше всего изготовленных методом обивки, и главным образом они встречаются в провинции Северная Хамгёндо (в провинции Северная Хамгёндо каменные орудия- этого вида были найдены при раскопках вместе с гладкошлифованными каменными орудиями). Основную массу найденных каменных орудий составляют шлифованные орудия. Из них следует назвать топоры, ножи, копья,
Наконечники для стрел, шила, пилы, лопаты, ручные жернова, прялки, мелкие орудия из камня, различные украшения, а также ряд каменных инструментов, употреблявшихся для изготовления орудий из камня. Костяные орудия, как правило, сделаны из костей или рогов оленя, кабана, волка, косули, зайца и других животных, что дает возможность узнать, на какого зверя охотился в те времена первобытный человек и какие животные разводились им. Найденные при раскопках костяные орудия весьма разнообразны: рыболовные крючки, иглы, наконечники для стрел, копья, шила, ручки для различных орудий. Они являлись важнейшими орудиями труда, и прежде всего рыболовства. История Кореи. Под ред. М. Пака. М., 1960 г. Стр. 54
Наряду с рыболовством важным способом добывания пищи в то время был сбор моллюсков. Раковины моллюсков шли на изготовление простых украшений, а иногда употреблялись в качестве черпаков и пр.
Обнаруженные при раскопках глиняные сосуды весьма разнообразны по форме, цвету и орнаменту. Лепные глиняные сосуды различаются на остродонные и на сосуды со сплющенным (какими-то приспособлениями) дном. Они различаются как по способу изготовления, так и но характеру украшений. Встречаются толстостенные сосуды без орнамента, сосуды с гребенчатым орнаментом, а также сосуды, полированная поверхность которых покрыта красным лаком.
Толстостенные глиняные сосуды без орнамента, вероятно, относятся к более раннему периоду. Сосуды такого типа, желто-коричневого и темно-пепельного цвета, имеющие толстые стенки с большим содержанием песка, найдены при раскопках во многих местах. Глиняные сосуды с гребенчатым орнаментом имеют по сравнению с ними тонкие стенки, а на их внешней поверхности нанесены узоры в виде параллельных, волнистых и изломанных линий и точек. Полированные краснолаковые сосуды аналогичны сосудам, найденным в Северном Китае, поэтому есть основание говорить о связи между ними.
Исследование памятников первобытной эпохи на территории Кореи показывает в общем принадлежность их к одной культуре. Однако разнообразие глиняной утвари и размещение памятников показывает различный уровень развития культуры (так, памятники, обнаруженные в провинции Северная Хамгёндо, кажутся относящимися по времени к более зрелой ступени, а находки южнее -- сравнительно более примитивными), а также сложную картину ее развития, связанную, вероятно, с внешним влиянием, которое оказывалось как на направление, так и на темпы развития культуры.
Первобытнообщинный строй на территории Кореи в период каменного века. По указанным выше следам стоянок и памятникам периода применения каменных орудий можно проследить черты оседлой жизни и производственной деятельности человека той эпохи.
Копья, ножи, наконечники для стрел, топоры, мелкие орудия и другие изделия являлись важнейшими орудиями труда в период, когда первобытные люди занимались охотой. И среди этих орудий первое место принадлежало луку, причем обитавшие на территории Кореи первобытные племена изготавливали большие луки, которые, согласно письменным источникам, назывались тангун (луки из черной березы) и мэкгун (мэкские луки), и издавна передавали китайцам свое превосходное искусство изготовления их.
В ряде районов получили известное развитие земледелие и скотоводство. Об этом можно судить по примитивным сельскохозяйственным орудиям, которыми пользовался первобытный земледелец: каменному лемеху, лопате, ножу в форме полумесяца (нож в форме полумесяца или серп представляет собой режущее орудие, изготовленное из сланца или камня другой породы; в центре его было просверлено одно или два отверстия для прикрепления ручки, которая в зависимости от назначения приставлялась по прямой или под углом), каменным жерновам для помола зерна, мотыге, изготовленной из оленьих рогов, и др. В том, что это действительно были орудия земледелия, не может быть сомнения: во время раскопок, проведенных в уезде Хверён, они обнаружены вместе с соевыми бобами, мелкими красными бобами, гаоляном и просом.
О развитии скотоводства в тот период свидетельствуют обнаруженные при раскопках костяные орудия и кости животных, съеденных человеком, и особенно -- большое количество орудий из рогов; об этом же свидетельствуют, в частности, и найденные кости крупного рогатого скота, лошади и собаки.
Найденные при раскопках прялки, изготовленные из камня или глины, дают нам представление о производстве тканей, причем тканевые узоры, обнаруженные на глиняных сосудах, говорят о значительном развитии этого искусства в тот период. Для изготовления тканей применялись прялки двух видов; в форме диска с отверстием в центре и в форме остроугольной счетной фишки.
Люди того периода жили первобытными общинами. Это обусловливалось тем, что при крайне примитивных орудиях производства в одиночку невозможно было добыть средства к существованию, защитить себя от нападения хищных зверей и прочих опасностей. За исключением мелких вещей, все являлось собственностью общины, о частной собственности еще не могло быть и речи. Люди работали сообща, распределение добытых продуктов производилось на основе примитивного равенства, следовательно, не было ни эксплуатации, ни классового деления.
При первобытнообщинном строе люди жили родовыми общинами, образованными по признаку кровного родства, причем счет родства велся по материнской линии, о чем говорят нам, хотя и довольно скупо, древние мифы, сказания и обычаи. Об этом свидетельствуют рассказы о солнечных лучах-отцах в древних мифах и сказаниях племен пуё и когурё, а также факты поклонения духам женщин, являвшихся прародительницами древних корейских племен: например, поклонение «духу Пуё» у племени когурё, поклонение «святой матери Сосуль» в силланской общине, поклонение «справедливой родоначальнице» (чонгён-мочжу) у кая и т. д. Это подтверждается также некоторыми обычаями в государстве Силла, где продолжительное время сохранялось довольно много пережитков первобытнообщинного строя: так, например, наследование там велось по материнской линии, и жители счет родства вели по материнской линии.
1.2 Древний Чосон

Первобытные корейские племена, жившие в южной части Северо-Восточного Китая и на Корейском полуострове, имели различный уровень общественно-экономического развития. Наиболее высокий уровень общественно-экономического развития был у населения, обитавшего на территории современного Ляодунского полуострова, в бассейне реки Ляохэ, и оно первым проложило путь к цивилизации. Именно у проживавших здесь племен древних чосонцов раньше других произошел переход от первобытнообщинного строя к классовому обществу. Согласно древним китайским письменным источникам, уже в VII веке до нашей эры название Чосон было известно в древнем Китае, и тогдашнее племя древних чосонцев вело торговлю с материковым Китаем, продавая тигровые шкуры, шерстяные ткани (ёльбок) и др. В это время землю древних госонцев стали часто посещать купцы из Китая. История Кореи. Под ред. М. Пака. М., 1960 г. Стр. 59
Благодаря этим связям и проникала в древний Чосон высокоразвитая китайская культура, что способствовало быстрому его развитию. Распространение влияния могущественной Китайской империи и расширение ее границ, в результате чего устанавливается непосредственный контакт чосонцев с Китаем, ускорило процесс консолидации древнечосонских племен и укрепление их союза.
Наиболее важным источником для изучения социальных отношений того периода является древнечосонский свод законов, или «Восемь запретительных статей» («Помгым пхальчо»). Из них нам теперь известно лишь содержание трех: 1) убийца немедленно должен быть казнен; 2) за нанесение раны виновный должен возместить пострадавшему зерном; 3) человек, укравший чужое имущество, становится рабом дома, которому нанес ущерб. Чтобы избежать рабства, вор должен внести соответствующий выкуп.
В «Истории Ханьской династии» («Ханьшу»), повествующей об этих «Восьми запретительных статьях», рассказывается о существовании такого обычая: «Если внесший выкуп и избегал рабства, то за ним все равно сохранялась кличка вора, поэтому с ним никто не вступал в брак».
Далее говорится, что «...жены соблюдали верность и не предавались разврату». На основании этой записи можно установить, что среди «Восьми запретительных статей», вероятно, была статья, карающая измену как со стороны жены, так и со стороны мужа. О значительном развитии института частной собственности свидетельствуют содержание статей древнечосонских законов, охранявших интересы богачей, а также различные установления о рабах. Однако рабство, по-видимому, играло в тот период незначительную роль, что ясно из статьи, согласно которой вор избегал рабства, если уплачивал возмещение за украденное имущество.
В III веке до нашей эры, в период, когда после падения государства Чжоу на территории Китая образовалось несколько воюющих друг с другом государств, древнечосонский князь (ху) стал называть себя ваном (королем). Ван располагал соответствующим бюрократическим аппаратом и весьма значительными вооруженными силами.
В III веке до нашей эры, когда древний Чосон подвергся нашествию со стороны северокитайского царства Янь, границей между ними служила река Маньфаыьхан (вблизи современной реки Ляохэ). Когда империя Цинь, объединив Поднебесную, приступила к строительству Великой стены (214 год до н. э.), правитель древнего Чосона, ван Пу, решил воспользоваться этим для расширения своего влияния, а позднее его сын, ван Чун, стал принимать бежавших от тяжелых повинностей или просто переселявшихся жителей северокитайских государств Янь, Ци, Чжао и заселял ими западные области Чосона, расширяя таким путем его границы.
В древнем Чосоне, который находился на высшей стадии первобытнообщинного строя и представлял собой союз племен, опирающийся на деревенские общины, князь (ху или ван) являлся верховным вождем союза племен, выступавшим в качестве представителя вождей отдельных племен. Несомненно, тогда уже существовала определенная политическая организация, но по сравнению с развитым аппаратом классового государства она была крайне несовершенной. По мере того как ван усиливал свои позиции в экономическом, политическом и военном отношениях, это общество быстро „перерастало в классовое государство. В это время древний Чосон находился как раз на пороге цивилизации.
В 206 году до нашей эры, когда империя Хань вновь объединила Китай и восстановила древние ляодунские крепости за Великой стеной и назначила Лу Гуана правителем царства Янь, граница с древним Чосоном была установлена по реке Пхэсу. А когда в 195 году до нашей эры Лу Гуан, выступивший против империи Хань, был разбит и бежал к гуннам, его вассал Ви Ман вместе с более чем тысячей слуг перешел реку Пхэсу и вступил в Чосон. Правитель Чун присвоил ему титул пакса, выделил более 100 ли земли и отдал под его управление жителей империи Хань, бежавших из Китая и поселившихся в западных пограничных землях древнего Чосона.
Расширивший свое влияние в западных пограничных землях Чосона Ви Ман в 194 году до нашей эры напал на крепость Вангомсон, изгнал вана Чун.а и сам занял место правителя древнего Чосона, Ви Ман продолжал вести войны в целях ограбления азличных чосонских племен. Именно в это время племена чинбон и имдун находились под властью дома Ви. Древнечосонский ван Уго (внук Ви Мана) закрыл торный путь Ханьской империи к восточным племенам. 1-128 году до нашей эры ханьский император Уди наравил купца Пэн У к Намё, правителю земель (кун) Е, находившихся к югу от Ляодунского полуострова, и тот поручению императора убедил Намё покориться империи и учредить на своей территории округ Чханхэ, чтобы проложить дорогу для торговли с восточными пионами. Но от этого плана вскоре пришлось отказаться, так как осуществление его требовало много сил больших затрат. Однако проникновение Ханьской империи в восточном направлении не прекратилось, потому что различные чосонские племена представляли объект эксплуатации для китайских императоров.
Впоследствии, в 109 году до нашей эры, император Уди начал войну с целью захвата Чосона. В течение двух лет Чосон упорно сражался против 50-тысячной армии империи Хань. Однако после того, как внутри господствующего класса древнего Чосона произошел раскол и был убит ван Уго, древний Чосон пал.
На завоеванной территории Ханьская империя образовала 4 округа: на месте древнего Чосона -- округ Акнан (Лолан), а на соседних к Чосону землях --Имдун (Линьтун), Чинбон (Чэньфань), Хёнтхо (Сюаньту). В округе Акнан был сосредоточен политический аппарат, и, главное, он был центром экономического господства Ханьской империи. Во главе каждого округа был поставлен начальник (тхэсу, в китайском чтении -- тайшоу), возглавлявший чиновничий аппарат. Каждый из округов подразделялся на несколько уездов, управление которыми осуществляли не только присланные из Китая чиновники, но также и бывшие старейшины местных племен, носившие ханьские титулы ху (хоу) и сотрудничавшие с захватчиками. Центры округов и уездов часто посещались чиновниками и купцами Ханьской империи, а некоторые из них поселялись и на постоянное жительство. А в «Истории Ханьской династии» -- «Хань-шу» (кн. 28, «Географические описания», ч. 8, 2, «Округ Акнан») рассказывается о том, что в связи с появлением хадьских купцов увеличилось воровство, а количество статей законов (вместо «Восьми запретительных статей») увеличилось до 60 с лишним. Бутин Ю.М. Корея: от Чосона к Трем Государствам. М., 1984 г. Стр. 45
Учреждение четырех ханьских округов оказало большое влияние на политическое, экономическое и культурное развитие корейских племен. Расширялись торговые связи между корейскими племенами, особенно оживленная торговля шла через округ Акнан. Об этом говорят относящиеся к эпохе династии Хань предметы материальной культуры, найденные во время археологических раскопок (кроме территории Ляодуна) в бассейне реки Тэдонган, в провинции Хванхэдо и даже в провинции Кен сан до.
Политическое и экономическое влияние Ханьской империи ускоряло процесс консолидации различных корейских племен. Жившие на территории современного Северо-Восточного Китая и на Корейском полуострове племена стали на путь развития примитивной централизованной монархии, что соответствовало степени их социально-экономической зрелости, а также неотложным политическим требованиям. Четыре округа Ханьской империи, столкнувшись с упорным сопротивлением всех восточных племен, уже на 26-м году своего существования претерпели существенные изменения.
Округа Чинбон и Имдун были упразднены, а Округ Хёнтхо, неоднократно подвергавшийся нападениям с северо-запада, в конце концов был объединен с округом Акнан.
Глава 2. Формирование трех государств их развитие

Первым возникло на рубеже новой эры государство Когурё, затем произошло формирование государств Пэкче и Силла. Эти три государства существовали раздельно до VII века нашей эры.
Государство Когурё занимало северную часть Корейского полуострова, а также большую часть территории Северо-Восточного Китая к востоку от Ляодунского полуострова. Пэкче находилось в юго-западной части Корейского полуострова, а государство Силла -- в его юго-восточной части. К сожалению, до сих пор остаются нерешенными важные проблемы, касающиеся времени возникновения трех государств и характера их общественно-экономического строя.
2.1 Государство Когурё

Государство Когурё, развившееся ранее Пэкче и Силла, сложилось в сильную державу в результате объединения различных племен по среднему течению реки Амноккан (с центром в районе современного Цзианя) и вытеснения на северо-западе агрессивных сил ханьцев (китайцев). К началу новой эры процесс объединения под эгидой Когурё ряда родоплеменных групп -- пирю, хэнин, окчо, рянмэк, кальса, кэма, куда, чбна, чуна -- происходил особенно быстро благодаря наличию у них общих интересов, и прежде всего в деле сплочения сил для борьбы с захватническими устремлениями ханьцев.
Когурёский ван посылал в покоренные области представителей когурёской знати (тэга), которые занимались сбором дани, Согласно «Описанию восточных варваров» в «Истории государства\Вэй» (см. «Саньгочжи», «История государства Вэй», «рписание восточных варваров», («Восточные окчо»), Покоренное когурёсцами племя окчо вынуждено было доставлять в Когурё, расположенное за тысячу ли, в качестве дани пеньковые холсты (мэк-пхо), соленую рыбу и другие продукты морского промысла. История Кореи. Под ред. М. Пака. М., 1960 г. Стр. 59
Таким образом, покоренные Когурё племена превращались в зависимое от государства Когурё население, обязанное платить дань.
Территории, объединенные племенем когурё, делились на следующие административные единицы: сонып (крепости), кун (округа) и хён (уезды). Территория государства Когурё особенно увеличилась после II века нашей эры. Именно в этот период государство Когурё так усилилось, что не только успешно отражало вторжения с северо-запада ханьских сил и северных кочевых племен, но и начало захватывать западные районы Ляодунского полуострова за рекой Ляохэ.
Господствующий класс в государстве Когурё складывался из родоплеменной аристократии.
Расположенные по среднему течению реки Амноккан, где формировался союз когурёских племен, пять общин (пу) Когурё в политическом, экономическом, военном и культурном отношении представляли в свою очередь маленькие центры, непосредственно связанные с местными сельскими общинами. Столица государства Когурё, крепость Кукнэсон (позднее столица была перенесена в крепость Хвандо), процветала как центр эксплуатации покоренных сельских общин и как центр дележа награбленных богатств.
Государство Когурё не относится к числу тех, которые возникли на обломках сельской общины в результате окончательного разложения сельских общинных отношений. Напротив, оно сформировалось в условиях сохранения этих отношений, поэтому правители Когурё для господства над сельскими общинами в пределах подвластной им территории и для эксплуатации их нуждались в сильной самодержавной (деспотической) власти. В процессе отражения вторжений северных кочевых племен, а также ханьцев с материкового Китая происходило быстрое усиление этой деспотической власти.
Энгельс писал, что «Древние общины там, где они про должали существовать, составляли в течение тысячелетий основу самой грубой государственной формы, восточного деспотизма»1.
В древних китайских летописях, имеются записи о примитивной форме деспотии, существовавшей в государстве Когурё. «Каждый тэга из чирла племенных старейшин осуществлял военную и политическую власть над определенным районом, но все тэга в свою очередь подчинялись вану» (см. «История троецарствия», «История государства Вэй», «Описание восточных варваров», «Когурё»). Из числа тэга назначался министр государства Когурё (тэтэро) сроком на три года. В период смены тэтэро между тэга -- претендентами на этот пост -- разгорались войны. Король в это время запирался в крепости и ждал исхода борьбы, а затем назначал победителя тэтэро (см. «История государства Чжоу» («Чжоушу»), кн. 49; «Биографии и описания» (Леч-жуань»), ч. 41; «Описание чужих земель» («Гаоли»); «История государства Тан» («Таншу»), кн. 220, «Леч-жуань», ч. 145, «Описание восточных варваров»).
Правители деспотического государства считали, что вся земля в стране и все живое и неживое имущество является собственностью государства, то есть вана. Следовательно, все награбленные как внутри государства, так и за его пределами ценности сосредоточивались в руках деспотического государства. Правители деспотического государства ограничивали стремления отдельных тэга увеличить земельные владения и число рабов, полученных ими по системе сикып. По системе сикып ван временно отдавал «на кормление» определенную часть находившихся под его верховной властью земельных владений (включая и население этих земель), вернее, уступал власть над сельскими общинами вместе с их населением.
Сведения о системе сикып, имеющиеся в древних письменных источниках, отрывочны, по ним невозможно узнать ее подробное содержание. Из «Исторических записей трех государств» («Самкук саги») нам известно, что сикып давался только полководцам за большие военные заслуги, то есть ограниченному кругу лиц.
В случае смерт лица, получившего сикып, государство отбирало его. Оставлялось лишь несколько дворов при могиле умершегоув качестве сумёно (рабы, охраняющие могилу).
Ремесло в целом развивалось довольно быстрыми темпами, однако это развитие в условиях существования натурального хозяйства аристократии носило весьма ограниченный характер. В то же время при сохранении пережитков общинных отношений, когда ремесло было тесно связано с земледелием, оно носило характер домашней промышленности и не могло выйти за рамки удовлетворения собственных потребностей и, следовательно, не могло открыть путь к оживленному развитию обмена. Это было связано с тем, что/ широкие массы трудового населения образовали вчерашние общинники, перешедшие к ведению мелкого крестьянского хозяйства. Маркс указывал, что «как мелкое крестьянское хозяйство, гак и независимое ремесленное производство... представляют экономическую основу классического общества в наиболее цветущую пору его существования, после того как первоначальная восточная общинная собственность уже разложилась, а рабство еще не успело овладеть производством в сколько-нибудь значительной степени». Это положение Маркса, видимо, можно применить и к государству Когурё, основой которого являлась община.
В Когурё хозяйства основных производителей можно разделить на два типа: к первому относились мелкие хозяйства свободных крестьян-землевладельцев, являвшихся полноправными членами общин, а ко второму -- хозяйства порабощенного и зависимого населения, всей общиной ставшего объектом эксплуатации со стороны завоевателей.
Правители Когурё подвергли обложению и хозяйства свободных крестьян. Размер налога с каждого двора в зависимости от имущественного положения определялся в 1 сок, 7 ту или 5 ту [сок равен 10 ту] («История Суйской династии» («Суйшу»), кн. 81, «Лечжуань», ч. 46, «Восточные варвары» («Когурё»). Это обложение носило форму сборов, которые издавна делались каждой семьей общины «на общие нужды» (на самом же деле это была эксплуатация, осуществляемая племенной аристократией). История Кореи. Под ред. М. Пака. М., 1960 г. Стр. 53
В процессе развития классового общества лишь крайне незначительная часть свободного населения становилась богатой и вливалась в ряды господствующего класса; подавляющая же масса свободного населения попадала в положение обедневших малоземельных крестьян. Причем положение свободных малоземельных крестьян особенно ухудшалось вследствие частых мобилизаций их на войну.
В то же время богатые тэга путем выдачи ростовщических ссуд захватывали земельные наделы мелких крестьян, а их детей обращали в рабов (ноби). Описывая положение, сложившееся в конце II века, «Исторические записи трех государств» («Самкук саги», кн. 16, Летописи Когурё, ч. 4, 16-й год правления вана Когук-чхон, десятый месяц) повествуют о том, что свободные крестьяне, лишившиеся своей земли и сделавшиеся батраками, в неурожайные, голодные годы не могли даже найти работы по найму и становились бродягами.
Правители Когурё под предлогом оказания помощи разоряющимся мелким свободным крестьянам расширяли сферу действия системы чиндэ (система выдачи населению зерновой ссуды из государственных складов во время неурожаев). Система чиндэ являлась по существу государственным ростовщичеством и, конечно, не могла улучшить положения мелкого крестьянства. Все большее число мелких крестьян выбывало из сферы непосредственной производственной деятельности. Но даже это вытесненное из сфер и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.