Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

 

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Политическое положение Русского государства в первой половине XVI века. Походы крымских татар на Россию и Северный Кавказ. Русские крепости на Северном Кавказе в середине XVI в. Помощь России против Османской империи и Ирана. Принятие русского подданства.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 28.01.2010. Год: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Реферат
«Кавказ и Русское государство XVI-XVII вв»

Еще в 1492 году кахетинский царь Александр направил в Москву посольство с дипломатической миссией. В посольство входили грузины Нариман, Дамиани и шекинец Хоземарум, причем косвенные данные свидетельствуют, что посольство выражало интересы не только Кахетии, но и соседних с ней небольших государств. Во всяком случае, в 1640 году кахетинский царь Теймураз писал в послании, что его подданными стали горные чеченцы, причем такое положение было и раньше, при царе Леване. Царь Александр, направивший в Москву посольство, был преемником Левана на кахетинском троне.
Однако посольство это было к началу XVI века скорее исключением, чем правилом: политическое положение Русского государства после выхода к его южным рубежам крымских татар оставляло желать лучшего. В первой половине XVI века состоялось 43 крымских похода на Россию, не считая набегов других кочевников. Иногда в подобных набегах принимали участие на стороне крымчаков и кавказцы. В 1523 году крымский хан, отправив ультиматум Москве, писал в нем следующее: «...царь Астраханский мне друг. Казанский Саип-Гирей - брат, Ногач, Черкесы и Тюмень подданные». Да и сами по себе ногайские князья не только требовали от Москвы дани, но домогались от великого князя московского признания своей от них зависимости, в противном случае угрожал разорить Москву. Лишь постепенно, с постройкой вдоль южной Русской границы множества крепостей и казачьих городов и с общим усилением Московского государства отношения между Россией и кавказскими народами стали меняться.
Первые русские крепости на Северном Кавказе появились в середине XVI века. Их возникновение отвечало как интересам местных правителей, получавших сильный союзный контингент, способный помочь в отражении агрессии, так и русского правительства, собирающегося превратить эти крепости в опорный пункт своего влияния. В 1566 году в Москву прибыло очередное кабардинское посольство от тестя Ивана Грозного князя Темрюка Идарова с просьбой поставить крепость в устье Сунжи для защиты от набегов крымских татар и османов.
Царь согласился и повелел поставить такую крепость «по челобитию кабардинского Темрюка князя Черкзского». Крепость была построена за год и снабжена гарнизоном из стрельцов, казаков и боярских детей, а также артиллерией. Возникновение русской базы было воспринято в Стамбуле и Крыму настолько негативно, что, в конце концов, царь был вынужден приказать срыть крепость.
Крепость на Тереке все-таки была отстроена, но несколько позднее, в 1588-1589 годах, в устье Терека, на реке Тюменке, и получила название Терки. К началу XVII века город Терки уже был важным военным, торговым и политическим центром региона. Управлял городом и гарнизоном воевода, находившийся в подчинении у астраханского воеводы, гарнизон же состоял из стрельцов, терских казаков и новокрещенов из горцев. В центральной части Терков размещался укрепленный Малый город, в котором находился воеводский двор, приказная изба, арсенал, хлебный склад, православный собор и полторы сотни жилых домов. К Малому городу примыкал Большой город, окруженный земляным валом, башнями и частоколом. Внутри Большого города имелись торговые ряды, три гостиницы, харчевни, две приходские церкви, таможня, казармы и т.д. Время от времени Терки горели (1644, 1688 гг.), но после пожаров снова отстраивались. Из русского поселения и военной базы Терки вскоре превратились в город, где в большом количестве жили выходцы с Северного Кавказа. Так, еще в 90-х годах XVI века сюда перебрались из Кабарды князья Куденет Камбулатов и Сунчалей Янглычев со своими Узденями в холопами, позднее и другие кавказцы выбрали местом жительства этот укрепленный город чеченцы, татары, кумыки, ингуши и др. В первой половине XVII века Терки окружали слободы, в которых проживали люди северокавказских национальностей: Черкасская, Окоцкая, Новокрещенская и Татарская, со временем в городе число выходцев с Северного Кавказа почти в три раз превосходило число русского населения. Иногда в Терки бежали подданные местных князей, причем, если беглый принимал православие, выдать его назад уже не имели права. Большая часть населения города, кроме купцов, состояла из людей, находящихся на службе у Русского государства, -- военные, переводчики, послы, проводники и т. д., что дополнительно призвано было способствовать сближению России и Северного Кавказа.
Первая половина XVI века прошла в многочисленных походах крымчаков на западных черкесов и Кабарду. Известно, что крымский хан не ставил перед собой задачи колонизации адыгов, ограничиваясь лишь захватом добычи при удачном исходе дела. Описание одного из крымских набегов выглядит так: «Всю землю Черкескую воевали и жгли и жены и дети имали и животину и овцы пригнали». Через своего посла в Москве крымский хан Девлет-Гирей в начале 70-х годов XVI века честно сознавался, что соседние земли интересуют его в основном с точки зрения пограбить. Однако за ханом стояла мощная Османская империя, преследовавшая на земле адыгов более далеко идущие политические цели. С этой целью Стамбул старался приблизить к трону черкесскую знать, чтобы облегчить себе проникновение в Кабарду и к адыгам. Так, сын султана Селима Сулейман, ставший впоследствии султаном, до 1512 года был бейлербеем в Кафе. Его первой женой была черкешенка знатного рода, а ее и Сулеймана сын Мустафа некоторое время являлся наследником престола. В 1553 году по приказанию отца Мустафа был убит из-за подозрения в измене, позднее был убит и его малолетний сын. При дворе султана Сулеймана находились и другие черкесы. Например, черкесом был дефтердар Сулеймана Касым, в 1569 году бывший пашой в Кафе.
Встречались черкесы и при крымском дворе. Первая жена Девлет-Гирея, мать наследника престола Магмат-Гирея была дочерью черкесского князя Тарзатыка, при дворе ее мужа служили и братья князья Черкасские Татар-мурза и Ахмет-Аспат. Младшая жена хана также была черкешенкой, и ее брат служил при дворе. Конюшими и у хана, и у наследника были черкесы -- князь Толбулдук и князь Верхуша Черкасские. Привлечение черкесов на турецкую службу сопровождалось их обращением в ислам (до того черкесы были либо язычниками, либо христианами греческого толка).
При этом в 40 --50-х годах XVI века отношения Крыма с черкесами (и с ближними, и с кабардинскими) были далеко не мирными. Хан Сагиб-Гирей 1545 году ходил походом и на западных черкесов, на Кабарду, причем даже не сразу смог переправить к себе все награбленное. Видимо, ему это понравилось, потому что в 1547 году он опять совершил набег на Северный Кавказ, обложив черкесо» данью не только скотом и материальными ценностями, но и людьми. Известно, во всяком случае, что и крымчаки, и турки получали от адыгов дань людьми, как, например, в 1566 году султан Селим, ставший во главе Порты после смерти Сулеймана. Разумеется, черкесы готовы были использовать любую возможность, чтобы противостоять набегам.
Известно, что в ноябре 1552 года к Ивану Грозному, вернувшемуся после взятия Казани, явилось посольство в составе черкесских князей Машука (Магаушука), Ивана Езбозлукова и Танашука, просивших принять их земли под свое покровительство. В июле 1553 года русские разведчики сообщили в Москву, что крымский хан готовит силы для набега на пограничные земли. Иван Грозный выступил со своими силами в направлении Коломны, рассчитывая перехватить татар подальше от Москвы. Еще два его отряда ушли в Серпухов и Калугу, причем черкесские князья также приняли участие в операции на стороне царских войск. Однако хан Девлет-Гирей, узнав, очевидно, о черкесском посольстве к Ивану Грозному, повернул на земли адыгов. Набег его носил откровенно карательный характер, о чем становится известно из поздравительного письма Девлет-Гирею от польского короля Сигизмунда Августа. Король высоко оценивал разгром крымчаками пятигорских черкесов и их князя Албуздуя, являвшегося отцом Ивана Езбозлукова, «который лихой умысел на панство ваше взял был, змовившеся с князем великим Московским, а вы его землю за то воевали, а с помочью Божиею и самого его достали есте и жену и з детьми». Получив известие о катастрофе, пятигорские князья заспешили домой, предварительно целовав царю крест с клятвой о верности.
Для контроля за новыми подданными вместе с князьями был послан боярский сын Андрей Федорович Щепотьев. Что касается Сигизмунда, то Иван Грозный, отправляя к его двору своего представителя Федора Вокшерина в сентябре 1554 года, специально проинструктировал его на случай вопроса о пятигорских черкесах. Вокшерин должен был серьезно испортить настроение польскому королю, как бы невзначай обронив, что после визита черкесских князей «ныне все служат государю нашему, и как им государь велит, и они так и делают».
Андрей Щепотьев, отряженный на Северный Кавказ, вернулся обратно в 1555 году в сопровождении нового, более многочисленного посольства, что было вполне объяснимо: за год до того крымский хан повторил набег на черкесов. В посольство входили князь Тутарык Езболуев, князь Сибок с сыном Куда-Диком и братом Ацымгуком, а также 150 человек сопровождения. Просьба была та же, что и в прошлый Раз: защитить от крымского хана в обмен на переход в подданство. Щепотьев подтвердил, что черкесы «дали правду всею землею». Не исключено, что черкесские посольства в Москву в 1558 --1555 годах имели какое-то отношение к гибели султанского сына Мустафы, мать которого была черкешенкой (октябрь 1553 г.), однако документов на этот счет не сохранилось.
Черкесские посольства были встречены в Москве крайне гостеприимно: открывалась возможность создать на черкесских землях плацдарм для противодействия Крыму и османам, а также русского проникновения дальше на Кавказ. Однако формально с султаном был мир, и, обещая защиту от крымчаков, русский царь оговорил свое ненападение на турецкие города. В рамках кампании по защите своих новых и весьма важных подданных в марте все того же 1555 года царь послал «на крымские улугы» крупное войско во главе с боярином Иваном Васильевичем Шереметевым: целью похода было отвлечение крымского хана от пятигорских черкесов. Однако поход Шереметева имел неожиданный результат.
Русские силы насчитывали 13 тыс. человек детей боярских, их людей, казаков и стрельцов. 22 июня на марше Шереметев получил известие, что значительные силы крымского хана в это время двигаются в глубь Русского государства другой дорогом, причем крымчаки о русском походе ничего не знают. Отправив нарочного в Москву и отделив часть войск, Шереметев с оставшимся отрядом двинулся наперехват крымчакам. За Сосной, на расстоянии полутора верст от Тулы, Шереметев встретился силами крымского хана, который шел назад, в Крым, узнав о движении русских войск. 3--4 июля произошло двухдневное сражение на Судьбищах, котором русские противостояли превосходящим татарским силам.
Осенью 1556 года одновременно с нападением действовавшего на стороне Ивана Грозного князя Вишневецкого на крымскую крепость Ислам-Кермен пятигорские черкесы князья Таздруй и Сибок взяли турецкие города Темрюк и Тамань, использовав при осаде пушки, полученные от московского царя. Однако долго удержаться на Таманском полуострове им не удалось, и в 1557 году многие черкесские князья во главе с Сибоком и Машуком покинули родину и бежали в Москву. Там Сибок и Машук крестились и получили от царя соответствующую службу. Перебрался в Москву и шурин Девлет-Гирея Татар-мурза, причем долго черкесы в столице не пробыли: вскоре черкесские отряды были переправлены в Ливонию, где вместе с русскими участвовали в войне. Командование старалось направлять черкесов только на передний край.
После взятия русскими Астрахани московского подданства запросил и кабардинский князь Темрюк Айдарович (Идаров), силы которого оказались как нельзя более кстати для помощи сражавшемуся против Крыма Вишневецкому. В 1558 году посол князя Гемрюка Кавклыч был отправлен к своему патрону с предложением собрать войско и двигаться на помощь Вишневецкому мимо Азова. Осенью 1559 годак Вишневецкому на Дон прибыл мурза Ичурук, которого Вишневецкий взял с собой в Москву. Представляя западных адыгов, мурза «бил челом» царю, «что - бы их государь пожаловал, дал бы воеводу своего в Черкесы и велел бы их всех крестити». Ичурук понимал, что в условиях турецко-русского противостояния религия играет вполне определенную роль. Православная церковь сохранила среди черкесов влияние с византийских времен и теперь связывалась в сознании с сильным Русским государством, ислам же -- с Крымом и османами. В 1560 году были отпущены из Москвы князья Сибок и Машук, вернувшиеся с Ливонской войны. Вместе в ними отправился на Северный Кавказ и князь Вишневецкий со своими людьми. И черкесы, набравшиеся военного опыта, и Вишневецкий получили от царя приказ воевать против крымского хана, чем и занялись с известным успехом и к большому неудовольствию как Стамбула, так и европейских дворов, видевших в крымских татарах сдерживающий фактор русской экспансии.
Позднее позиции Москвы в Западной Черкессии значительно ослабли. Сначала Сигизмунд Август смог переманить к себе Дмитрия Вишневецкого, не поладившего с Иваном Грозным, потом и черкесы охладели к союзу с русскими. Более того, некоторые черкесские князья со своими дружинами приняли приглашение польского короля и поступили на службу в Великое княжество Литовское.
Со второй половины 50-х годов XVI века интенсивными становятся кабардино-русские связи. Этому способствовала женитьба Ивана IV в 1561 году на дочери Темрюка Идарова, получившей в Москве после крещения имя Мария, причем царь не скрывал, что придает этому факту политическое значение. До того он засылал посольства с предложением своей руки в Польшу и Швецию, однако получил отказ. Присоединение Кабарды позволило бы нейтрализовать крымского хана и избавить государство от бесконечных войн на юге. Однако признание кабардинцев подданными русского царя и их служба государству не означали включения Кабарды в государственные границы и не вели к назначению туда русской администрации. Раздробленность Кабарды на отдельные уделы приводила к тому, что далеко не всегда и не все кабардинские князья полагали себя вассалами московского царя. Однако первое кабардинское посольство с просьбой принять в свои пределы явилось в Москву в 1557 году, причем представляли кабардинцы не только несколько своих родов (Идаровичей и Таусалтановых), но и союзных себе кахетинцев.
В 1558 году организовавший посольство князь Темрюк прислал в Москву своих сыновей Булгерука и Салнука ( Салтанкула) с просьбой предоставить им Убежище. Салнук был крещен, получив имя Михаил, научился грамоте и, оставшись при дворе Ивана Грозного, стал впоследствии одним из видных опричников. Побывали при дворе царя и другие сыновья Темрюка, а на его дочери царь женился. От этого брака был сын Василий, рано умерший.
Официально переход кабардинцев под покровительство русского царя состоялся в 1561 году, когда из Москвы к Темрюку было отправлено с богатыми дарами посольство и Темрюк признал свой переход на русскую службу. Иван Грозный, женившись на Марии Темрюковне, обрел массу родственных связей и за пределами Кабарды. Одна из сестер его жены -- Алтынчач была замужем за астраханским царевичем Бекбулатом, братом царевича Тохтамыша перебравшегося на службу в Москву в 1556 году. В 1561 году сам Бекбулат вместе с сыном Саид-Булатом, впоследствии ставшим известным как Симеон Бекбулатович, тоже выехал служить в Москву, где давно стремились пригласить его, рассчитывая собрать при дворе основных претендентов на астраханский трон. Другая сестра Марии -- Малху-руб -- была женой сына ногайского князя Измаила Тинехмата. К нему Иван IV прислал своего посла М. Т. Петрова с твердой инструкцией напомнить ногайскому князю о его родстве с русским царем и заручиться миром. Справедливости ради следует признать, что и после этого Тинехмат, в отличие от своего отца, предпочел придерживаться прокрымской ориентации.
Сам Темрюк Айдарович был большим, или начальным, князем в Кабарде, где ему приходилось то и дело прибегать к вооруженной силе во взаимоотношениях с другими кабардинскими князьями. Враждуя с шамхалом, он имел союзнические отношения с Грузией и вел ярко выраженную прорусскую политику. Москва неоднократно помогала Темрюку в его междоусобицах и против внешних врагов. С 1558 по 1567 год у него шесть раз побывали русские послы и, по крайней мере, четыре раза ему была оказана сильная и длительная военная помощь, причем особенно эффективны были отряды стрельцов, вооруженных огнестрельным оружием. Кроме того, по просьбе Темрюка и для защиты е земель русские построили крепость на Тереке, ставшую причиной дипломатической войны, подкрепленной также настоящими боевыми действиями крымчаков против Москвы.
В 1562 году царь отправил в Кабарду войска во главе с воеводой Плетеевым, а в 1565 году экспедиционный корпус возглавляли воеводы Дашков Ржевский. Однако это не остановило крымских набегов, а весной 1570 года хан Девлет-Гирей напал на Темрюка. В бою при Ахупсе (левый приток Кубани) Темрюк был смертельно ранен, а два его сына попали в плен. Девлет-Гирей на следующий год предпринял удачный для него рейд на русские земли и 24 мая 1571 года сжег Москву. России пришлось покинуть тогда свой город на Тереке, его отстроили позднее.
Дальнейшие события, а именно победа в конце июля 1572 года русских войск под командованием Михаила Ивановича Воротынского над крымским ханом, вернули Русскому государству пошатнувшийся престиж, и весной 1578 года в Москву прибыло новое кабардинское посольство с подтверждением подданства, а также с просьбой восстановить крепость на Сунже и прислать войска для защиты от крымских татар. Во главе этого посольства в русскую столицу прибыли брат погибшего Темрюка, старший князь Камбулат Идаров, а также сын Пшеап-шоки Кайтукина Казый и Созоруко Тапсаруков из рода Таусултановых, являвшиеся представителями наиболее вл и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.