На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Предпосылки новой экономической политики. Переход от капитализма к социализму. Суть и цели новой экономической политики. Итоги новой экономической политики. Непропорциональное развитие основных отраслей народного хозяйства страны.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: История. Добавлен: 02.10.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


17
Контрольная работа №1
На тему: «Новая экономическая политика».
Вариант №3
СОДЕРЖАНИЕ
Предпосылки новой экономической политики………………….2
Переход от капитализма к социализму………………………….....5
Суть и цели новой экономической политики…………………..10
Итоги новой экономической политики…………………………11
Список литературы………………………………………..16
Предпосылки Новой Экономической политики.
Начиная с 1914-г, Россия воевала уже седьмой год. В 1920 году объем промышленного производства по отношению к 1913 году составил 13-14 %, сельскохозяйственного - 60%. Разрушен был транспорт: каждый второй паровоз представлял собой железный труп. Национальный доход упал в 1920 году по сравнению с 1913-ым почти втрое. Выплавка чугуна уменьшилась в 33 раза, стали - в 22. Почти на 1/5 сократились посевные площади. Остановилось в своем развитии крестьянское хозяйство - крестьяне просто потеряли стимул, продразверстка подрезала его: производили лишь минимум (в размерах потребностей крестьянской семьи), происходила натурализация крестьянских хозяйств, сокращалась пашня, поголовье. Между тем, разверстка становилась всеобъемлющей: уже разверстывалась величина пашни и даже структура посевов. По оценкам самих большевиков, "такого мучительного момента, как конец 19-го года, мы не переживали", "весь экономический организм страны был в тисках безысходности" (Л. Троцкий). Одно слово повторяется беспрестанно у всех: "Разруха!".
В условиях гражданской войны большевики предприняли попытку непосредственного перехода к грубому, уравнительному, бедному, казарменному коммунизму, от которого не хотели отказываться. Грубый, бедный, уравнительный, казарменный коммунизм казался ближе к идеалу равенства и братства, чем-то прошлое, которое они отбросили. В марте 1919 года на своем VIII съезде большевики приняли Программу партии, и это была действительно коммунистическая программа - без рынка, в сущности, вся основанная на разверстке деятельности. Общее настроение: "Ни шагу назад!". Все они находились во власти иллюзий. Одна из наиболее сильных иллюзий - о скорой победе мировой революции, о наступлении "светлого будущего" уже завтра.
Но скоро после победы в гражданской войне стало приходить осознание, что такое тяжело больное хозяйство на основе политики "военного коммунизма" не излечить. Впрочем, болезнь поразила не только хозяйство. Больна была власть, которую разъедали бюрократизм и взяточничество, болен был рабочий класс: сотни тысяч рабочих погибли в гражданской войне, более миллиона рабочих уехали в деревню и превратились в крестьян (По выражению Ленина, "пролетариат исчез"). Больно было все общество, в котором распространилось социальное иждивенчество (на государственном содержании находилось до 40 млн. чел.).
Прямо на глазах нарастало недовольство со стороны как раз тех социальных классов, в интересах которых осуществлялась Октябрьская революция, - со стороны рабочих и крестьян.
Для недовольства имелись серьезные причины. Жизнь в городах стала мучительной. Петроград потерял более 2/3 своих жителей (к началу 1917 года в нем было 2,4 млн. жителей, в 20-м году - 722 тысячи). Каждый третий взрослый был безработным. В январе 1921 года в Петрограде были введены сокращенные нормы выдачи хлеба. В частности, на домохозяйку, имеющую не менее троих детей, полагался один фунт, т.е 400 г., по 100 г. хлеба на рот. Максимальные нормы дневного пайка московского рабочего на рубеже 1920-21 гг. составляли: хлеб - 225 г., мясо или рыба - 7 г., сахар - 10 г. 11 февраля в Питере было закрыто 96 предприятий, прекращена подача электроэнергии на них. 24-го рабочие нескольких заводов вышли на улицы. Они останавливали машины и ссаживали с них чиновников. В тот же день в городе был введен комендантский час, запрещены митинги и собрания. Фактически это означало военное положение.
Трудности усугубила ускоренная демобилизация Красной Армии (с 5,5 до 1,5 млн. чел.). Фронтовики не могли найти себя в условиях разрухи. Многие ничего не умели делать, кроме как воевать. Возникло уродливое явление, известное под названием "красный бандитизм". Налицо был глубокий хозяйственный и социальный кризис. С каждым днем становилось яснее: надо менять политику. Необходимость изменения политики сигнализировали рабочие забастовки, крестьянские выступления, нарастающие разногласия в самой РКП(б) Симптомом глубокого кризиса Советской власти стали мятежи против большевиков. Самый заметный и важный - Кронштадтский.
Над Кронштадтом (военно-морской крепостью на Балтике, считавшейся со времен революции оплотом большевиков - вожди большевиков называли кронштадтцев "красой и гордостью революции") в конце февраля 1921 года реяло красное знамя. Но военные моряки подняли это красное знамя против большевиков. Это был антибольшевистский мятеж. Его основные лозунги: "Вся власть советам, а не партиям", "Советы без коммунистов".
Вот что писала газета мятежников: "Полная шкурников партия коммунистов захватила власть в свои руки, устранив рабочих и крестьян, во имя которых действовала. Настало время подлинной власти трудящихся - власти Советов!".
Власти попробовали уговорить матросов - безуспешно. Попробовали штурмовать - матросы отбились. 7 и 8 марта на город было выпущено более 5 тысяч снарядов. С аэропланов на крепость сбрасывались десятки тысяч листовок с уговорами и угрозами. Гарнизон оставил их без внимания. Вскоре последовал массированный обстрел крепости и генеральный штурм. Уром 17 марта отряды атакующих ворвались в Кронштадт. Как рассказывал руководитель штурма М. Тухачевский, матросы бились, как звери, с величайшей яростью и ожесточением. Каждый дом, который они занимали, приходилось брать кровью. К вечеру мятежники стали сдаваться в плен. Их линкоры прекратили огонь. Экипажи мыли палубы, сами мылись в банях, надевали чистое белье. Более 2 тысяч моряков по приказу Л. Троцкого были расстреляны на льду Финского залива, остальные ушли в Финляндию.
Другое крупное событие - восстание крестьян в Тамбовской губернии в 1920-1921 гг., которое (по фамилии лидера А. Антонова) получило название "антоновщина". Там против коммунистов выступало 50-тысячное крестьянское войско. 2 тысячи коммунистов были убиты. На подавление восстания были брошены части регулярной Красной Армии во главе с М. Тухачевским (100-тысяч штыков). Крестьяне выступали против большевиков на Украине, на Дону, Кубани. В феврале-марте 1921 года разгорелось массовое крестьянское восстание в Западной Сибири. Численность повстанцев здесь достигала 100 000 человек. Почти полностью была захвачена, например, Тюменская губерния. С большими усилиями части Красной Армии оттеснили восставших от Транссибирской магистрали. Главная причина крестьянского возмущения была проста: крестьяне просто не желали больше отдавать хлеб в города, не получая оттуда взамен никаких товаров.
В 1921 году измученную I Мировой и гражданской войной страну охватил страшный голод. Это была настоящая катастрофа. Засуха 1921 года была сопоставима с засухой 1891-го. Но она произошла в условиях, когда производительные силы сельского хозяйства были ослаблены, разрушены. В зоне голода оказалась почти половина населения. От голода умерли миллионы людей (по некоторым оценкам, до 5 млн. чел.). Именно тогда большевистским руководством было принято решение об изъятии из храмов церковных ценностей на нужды голодающих.
Отсюда выросла необходимость - от военного коммунизма, т.-е. от чрезвычайных мер, имевших задачей поддержать хозяйственную жизнь осажденной крепости, перейти к такой системе мероприятий, которая обеспечивала бы постепенный подъем производительных сил страны даже и без содействия социалистической Европы. Военная победа, которая была бы невозможна без военного коммунизма, в свою очередь позволила от мер военной необходимости перейти к мерам хозяйственной целесообразности. Таково происхождение так называемой новой экономической политики. Ее часто называют отступлением, и мы сами так ее называем - и с известным основанием. Но чтобы правильно оценить, в чем, собственно, это отступление состоит, чтобы понять, как мало это отступление похоже на "капитуляцию", нужно отдать себе отчет в нынешнем нашем хозяйственном положении и в тенденциях его развития.
В марте 1917 года был низвергнут царизм. В октябре рабочий класс взял в руки власть. Почти вся земля, национализированная государством, была передана крестьянам. Обрабатывающие эту землю крестьяне обязаны ныне платить государству определенный натуральный налог, который является существенным вкладом в дело социалистического строительства. Рабочее государство владеет всей железнодорожной сетью, всеми промышленными предприятиями и, за второстепенными исключениями, ведет на этих предприятиях хозяйство за собственный счет. Вся система кредита сосредоточена в руках государства. Внешняя торговля составляет государственную монополию. Каждый, кто способен трезво и без предвзятости оценить эти результаты пятилетнего существования рабочего государства, должен будет сказать: да, для отсталой страны это весьма большой социалистический успех.
Особенность, однако, в том, что этот успех был достигнут не путем непрерывного прямолинейного развития, а зигзагообразным движением: сперва у нас был режим "коммунизма", затем мы открыли ворота рыночным отношениям. Этот поворот в политике стал трактоваться в буржуазной печати как отказ от коммунизма и капитуляция перед капитализмом. Незачем говорить, что социал-демократы разъясняют, углубляют и комментируют эту версию. Нельзя, однако, не признать, что кое-кто даже из числа наших друзей впадал в сомнение: нет ли тут действительно скрытой капитуляции перед капитализмом? Нет ли действительно опасности, что на основе восстановленного нами свободного рынка капитализм будет развиваться все больше и больше и возьмет верх над начатками социализма? Чтобы дать правильный ответ на этот вопрос, нужно предварительно устранить основное недоразумение. В корне неверно, будто экономическое развитие Советской России идет от коммунизма к капитализму. Коммунизма у нас не было. Не было у нас социализма и не могло быть. Мы национализировали дезорганизованное хозяйство буржуазии и установили, в самый острый период борьбы не на жизнь, а на смерть - режим потребительского "коммунизма". Победив буржуазию на поле политики и войны, мы получили возможность приступить к хозяйству и оказались вынуждены восстановить рыночные формы взаимоотношений между городом и деревней, между отдельными отраслями промышленности и между отдельными предприятиями.
Без свободного рынка крестьянин не находит своего места в хозяйстве, теряет стимул к улучшению и расширению производства. Только мощное развитие государственной промышленности, ее способность обеспечить крестьянина и его хозяйство всем необходимым, подготовит почву для включения крестьянина в общую систему социалистического хозяйства. Технически эта задача будет разрешена при помощи электрификации, которая нанесет смертельный удар сельскохозяйственной отсталости, варварской изолированности мужика и идиотизму деревенской жизни. Но путь к этому лежит через улучшение хозяйства нынешнего крестьянина-собственника. Этого рабочее государство может достигнуть только через рынок, пробуждающий личную заинтересованность мелкого хозяина. Первые результаты уже сейчас налицо. Деревня в этом году дает рабочему государству, в виде натурального налога, гораздо больше хлеба, чем государство получало во время военного коммунизма путем изъятия излишков. В то же время сельское хозяйство, несомненно, идет вверх. Крестьянин доволен, - а без нормальных отношений между пролетариатом и крестьянством социалистическое развитие в нашей стране невозможно.
Но новая экономическая политика вытекает не только из взаимоотношений между городом и деревней. Она является необходимым этапом в развитии государственной промышленности. Между капитализмом, когда средства производства составляют собственность частных лиц и все экономические отношения регулируются рынком, - и между законченным социализмом, который ведет плановое общественное хозяйство, имеется ряд переходных ступеней; и НЭП, по существу, является одной из них.
Переход от капитализма к социализму.
Представления В.И. Ленина о пути перехода от капитализма к социализму базировалось на его теории многоукладности. В социально-экономической действительности России он выделял пять укладов: патриархальный (не участвующий в товарообмене, ограниченный натуральным хозяйством, находящийся вне зоны рыночных отношений), мелкотоварный (представленный большинством крестьянских и ремесленнических хозяйств), частнохозяйственный капитализм (частный предприниматель, пользующийся наемным трудом , в городе, кулак в деревне), социалистический (собственность пролетарского государства), государственно-капиталистический ( более или менее крупные капиталистические объединения, находящиеся под контролем пролетарского государства, например, концессии или аренда). Ранжируя эти уклады от простого к сложному, Ленин в качестве главного критерия применял производительность труда: чем сложнее и совершеннее уклад, тем выше производительность труда. Ленин призывал большевиков добиться, чтобы социалистический уклад был на деле высшим, то есть обеспечивал наибольшую эффективность. Он связывал победу социализма с хозяйственными успехами государства и кооперации, которые как раз позволили бы обеспечить на госпредприятиях и в кооперативных объединениях наивысшую производительность труда. На данном конкретном этапе Ленин призывал широко использовать кооперацию (различные формы кооперирования крестьянских хозяйств) и госкапитализм (учиться коммерческой постановке дела).
Рассмотрим этот вопрос на примере железных дорог. Именно железнодорожный транспорт является той областью, которая в наибольшей степени подготовлена для социалистического хозяйства, так как железнодорожная сеть была и у нас в большей своей части национализирована еще при капитализме и условиями самой техники централизована и до известной степени нормализована. Большую половину дорог мы получили от государства, меньшую - экспроприировали у частных обществ. Подлинно социалистическое управление должно, конечно, рассматривать всю сеть как целое, т.-е. не с точки зрения собственника той или другой железнодорожной линии, а с точки зрения интересов всего транспорта и всего хозяйства страны. Оно должно распределять паровозы или вагоны между отдельными линиями так, как это требуется интересами хозяйственной жизни в целом. Но перейти к такому хозяйству даже и в централизованной области железнодорожного транспорта не так просто. Тут открывается ряд посредствующих экономических и технических этапов. Паровозы бывают различных типов, потому что они строились в разные времена, разными обществами и на разных фабриках, причем разные паровозы ремонтируются одновременно в одних и тех же мастерских и наоборот: однородные паровозы - в разных мастерских. Капиталистическое общество, как известно, расточает громадное количество рабочей силы по причине излишнего разнообразия, анархической пестроты составных частей своего производственного аппарата. Необходимо, стало быть, разбить паровозы по типам и распределить их между железными дорогами и мастерскими. Это будет первым серьезным шагом на пути к нормализации, т.-е. к достижению технической однородности паровозов и их составных частей. Нормализация, как у нас не раз говорилось, и говорилось справедливо, есть социализм техники. Без нормализации техника не достигнет своего высшего расцвета. А где же и начинать нормализацию, как не на железных дорогах? И мы, действительно, приступили к этой задаче, но тотчас же натолкнулись на большие препятствия. Железнодорожные линии, притом не только частные, но и государственные, производили свой расчет со всеми остальными хозяйственными предприятиями при помощи рынка. Экономически это было, при данной системе хозяйства, неизбежно и необходимо, потому что содержание и развитие той или другой линии зависит от того, насколько она оправдывается хозяйственно. Приносит ли данная линия пользу хозяйству, это можно установить только через посредство рынка, - до тех пор, пока мы не выработали методов всеобщего социалистического учета хозяйства; а эти методы, как сказано, могут явиться только в результате продолжительного опыта работы на основе национализированных средств производства.
Итак, старые способы хозяйственной проверки ходом гражданской войны были устранены прежде, чем успели создаться новые. При этих условиях вся железнодорожная сеть оказывалась формально объединенной, но каждая часть этой сети отрывалась от всей остальной хозяйственной среды и повисала в воздухе. Рассматривая сеть, как самодовлеющее техническое целое, объединяя железнодорожный и вагонный парки всей сети, централистически сортируя паровозы и централизуя ремонт, т.-е. преследуя абстрактный, технически-социалистический план, мы рисковали окончательно утратить всякий контроль над нужностью или ненужностью, выгодностью или невыгодностью каждой отдельной дороги и всей сети в целом. Какие линии развернуть, а какие сократить, какой подвижной состав и какой рабочий персонал нужен на данной линии, сколько грузов может провезти государство для своих нужд, какую часть провозной способности оно должно предоставить для нужд других организаций и частных лиц, все эти вопросы - на данном историческом основании - не могут разрешиться иначе, как путем установления платы за провоз, правильной бухгалтерии и правильной коммерческой калькуляции. Только на основе бухгалтерского балансирования различных частей железнодорожной сети, в сочетании с таким же балансированием других отраслей хозяйства, мы придем к выработке методов социалистического учета и нового хозяйственного плана. Отсюда вытекает необходимость и после перехода всех дорог в руки государства - предоставить отдельным железнодорожным линиям или группам их хозяйственную самостоятельность, в смысле их приспособления ко всем остальным хозяйственным предприятиям, от которых они зависят, или которые ими обслуживаются. Одних абстрактно-технических планов и формально-социалистических целей недостаточно для того, чтобы перевести железнодорожное хозяйство с капиталистических рельс на социалистические. В течение определенного - и притом продолжительного - времени рабочему государству, даже для управления железнодорожной сетью, приходится пользоваться капиталистическими методами, т.-е. методами рынка.
Сказанное относится с еще большей очевидностью к промышленным предприятиям, которые и в отдаленной степени не были при капитализме так централизованы и нормализованы, как железные дороги. После ликвидации рынка и системы кредита каждый завод походил на телефонный аппарат с отрезанными проводами. Военный коммунизм создал бюрократический суррогат хозяйственного объединения. Машиностроительные заводы на Урале, в Донецком бассейне, в Москве, в Петрограде и проч. оказались объединенными в ведении единого Главка, который централистически распределял между ними топливо, сырье, техническое оборудование, рабочую силу, поддерживая последнюю при помощи системы уравнительного пайка. Совершенно очевидно, что такое бюрократическое управление совершенно нивеллировало особенности каждого предприятия и уничтожало самую возможность проверки производительности его и выгодности, даже если бы учетные данные Главка отличались большей или меньшей точностью, чего, на самом деле, не было и в помине.
Для того, чтобы каждое предприятие стало составной клеточкой единого социалистического организма, планомерно функционирующего, нужна большая переходная работа рыночного хозяйствования, которая займет долгий ряд лет. И в течение этой переходной эпохи каждое предприятие и каждая группа предприятий должны в большей или меньшей степени самостоятельно ориентироваться на рынке и проверять себя через рынок. В этом и состоит смысл новой экономической политики: если политически на первый план выпятилось ее значение в качестве уступки крестьянству, то никак не меньше ее значение, как неизбежного этапа в развитии государственной промышленности при переходе от капиталистического хозяйства к социалистическому.
Итак, для регулирования промышленности рабочее государство прибегает к методам рынка. Рынок нуждается во всеобщем эквиваленте. Этот эквивалент имеет у нас, как вы знаете, довольно жалкий вид. Тов. Ленин уже говорил о наших усилиях добиться некоторой стабилизации рубля и о том, что эти усилия не остались совсем безуспешными. Очень поучительно, что, вместе с восстановлением рынка, восстанавливаются и фетишистские явления в области хозяйственного мышления, - в том числе и у многих коммунистов, поскольку они выступают не как коммунисты, а как торговцы на рынке. Наши предприятия, как вы, разумеется, знаете, страдают от недостатка средств. Откуда их взять? Ясно откуда: из-под пресса. Достаточно увеличить эмиссию, чтобы двинуть в ход ряд фабрик и заводов, ныне затихших. "Взамен ваших несчастных бумажек, которые вы так скаредно отпускаете, - так говорят иные товарищи, - мы вам дали бы через несколько месяцев полотно, обувь, гайки и другие прекрасные предметы". Совершенно очевидна фальшь этого рассуждения. Недостаток оборотных средств свидетельствует только о том, что мы бедны, и что для расширения производства нам нужно пройти стадию первоначального социалистического накопления. Наша бедность - в хлебе, в угле, в паровозах, в квартирах и проч. - получает теперь форму недостатка оборотных средств потому, что мы перевели хозяйство на основу рынка. Тяжелая промышленность при этом с завистью указывает на успехи легкой. Что это значит? Это значит, что при начинающемся оживлении хозяйства наличные ресурсы направляются, в первую голову, туда, где они всего нужнее и неотложнее, - т.-е. в те отрасли, где производятся продукты личного или хозяйственного потребления рабочих и крестьян. Предприятия этого типа делают сейчас хорошие дела. При этом на рынке государственные предприятия конкурируют друг с другом и отчасти с частными, которые, как увидим, очень малочисленны. Только таким образом национализированная промышленность научается работать как следует быть; другим путем этой цели достигнуть нельзя: ни априорным хозяйственным планом, высиженным в канцелярии, ни отвлеченной коммунистической проповедью. Нужно, чтобы каждая государственная фабрика, ее технический директор, ее коммерческий директор подвергался контролю не только сверху - со стороны государственных органов, но и снизу - со стороны рынка, который в течение еще длительного периода остается регулятором государственного хозяйства. По мере того, как государственная легкая промышленность, упрочиваясь на рынке, начинает приносить государству доход, создаются оборотные средства для тяжелой промышленности. Разумеется, это не единственный источник государства. У него есть и другие: натуральный налог, взимаемый с крестьянина, налоги на частную промышленность и торговлю, таможенные доходы и проч.
Финансовые затруднения нашей промышленности имеют, следовательно, не самодовлеющий характер, а вытекают из всего процесса возрождения хозяйства. Если бы наш финансовый комиссариат попытался, путем расширения эмиссии, пойти навстречу каждому промышленному предприятию, рынок неизбежно изверг бы избыточную эмиссию прежде, чем нетерпеливые заводы успели бы выбросить на рынок новые продукты; другими словами, рубль потерпел бы такое падение, что покупательная сила этой удвоенной или утроенной эмиссии была бы ниже покупательной силы наличных сейчас денег. Государство, конечно, не зарекается от новых эмиссий, но они должны производиться в соответствии с реальным хозяйственным процессом и с таким расчетом, чтоб они в каждом данном случае увеличивали покупательную силу государства и тем содействовали первоначальному социалистическому накоплению. Государство не отказывается, со своей стороны, целиком от планового хозяйства, т.-е. от сознательных и властных поправок к работе рынка. Но оно исходит при этом не из априорного учета, не из отвлеченной и крайне неточной плановой гипотезы, как при военном коммунизме, а из фактической работы того же рынка, одним из орудий проверки которого является состояние валюты и централизованной системы государственного кредита.
На предприятиях восстанавливалась денежная форма оплаты труда и материальное стимулирование. Государственные предприятия получали довольно большую хозяйственную самостоятельность и действовали теперь на основе хозрасчета, самоокупаемости, прибыльности. Допускалось банкротство государственных предпр и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.