На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


материалы конференции Туапсинская оборонительная операция. Достоверная картина соотношения сил сторон в ходе боевых действий на туапсинском направлении во время Великой Отечественной войны. Базирование Черноморской группы войск. Инженерное оборудование занимаемых позиций.

Информация:

Тип работы: материалы конференции. Предмет: История. Добавлен: 13.05.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


О соотношении сил в Туапсинской оборонительной операции

Туапсинская оборонительная операция относится к числу крупнейших операций советских войск в период битвы за Кавказ 1942-1943 годов. Однако многие аспекты этой операции до сих пор недостаточно изучены.
К их числу относится и вопрос о соотношении сил в Туапсинской оборонительной операции на ее различных этапах.
Оценка соотношения сил, несомненно, является одним из важных критериев описания любой операции, так как при прочих более или менее равных условиях, именно соотношение сил определяет, в конечном счете, исход той или иной операции. При этом необходимо рассматривать данный вопрос в динамике, по периодам, подвергать анализу их структуру, то есть численность и подготовку личного состава, вооружение, обеспечение материально-техническими средствами.
Цель данного сообщения состоит в том, чтобы, используя архивные материалы, дать более достоверную картину соотношения сил сторон в ходе боевых действий на туапсинском направлении.
Несколько слов необходимо сказать о методике приведенных нами расчетов. Сведения о составе советских войск взяты из архивного фонда Черноморской группы войск («сводных донесений о численности и боевом составе Черноморской группы войск»), хранящегося в Центральном архиве Объединенных Вооруженных сил в городе Подольск.
Отсутствие в нашем распоряжении немецких документов о численности их войск на туапсинском направлении, вынуждает нас прибегнуть к расчетной методике, основанной на косвенных данных, почерпнутых из советских и немецких источников.
Здесь возможно два метода расчета. Первый - на основе штатной численности частей и соединений немецкой армии. Недостатком этого метода является то, что реальная численность войск в период активных боевых действий всегда ниже штатной. Кроме того, мы не учитываем, в этом случае, численность штабов различных уровней, частей РГК, тыловых служб.
Второй метод расчета применяется, если в распоряжении исследователя имеются какие-то конкретные цифры. Например, в журнале группы армий «А» указана численность 17-й немецкой армии. В этом случае мы вводим постоянный коэффициент при подсчете численности. Он получается при делении численности 17-й армии на количество входящих в нее дивизий. По такой методике, при подсчете численности личного состава всей группировки немецких войск на туапсинском направлении погрешность невелика. При расчете этих данных для корпусов и дивизий она возрастает. Поэтому мы будем использовать в своих расчетах оба метода. Естественно, полученные при этом цифры нельзя считать окончательными. Более точные данные могут быть получены лишь на основе привлечения немецких архивных материалов, которые пока не обнародованы. Но, несмотря на приблизительный характер, полученные по немецким войскам цифры дают возможность проанализировать проблему соотношения сил в Туапсинской оборонительной операции.
В боевых действиях под Туапсе со стороны противника в различные периоды действовало 9 дивизий: 1 и 4-я горные, 46, 125 и 198-я пехотные, 97 и 101-я егерские, моторизованная дивизия СС «Викинг» и словацкая моторизованная дивизия. Так, в 125-ю пехотную дивизию входило 3 пехотных полка (в каждом по штату 3159 человек), артиллерийский полк (2719 человек), истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион (499 человек), разведывательный батальон (717 человек), саперный батальон (697 человек), батальон связи (459 человек), тыловые службы (2153 человек).
Основу огневой мощи дивизии составлял артиллерийский полк. В него входили 3 легких артиллерийских дивизиона (в каждом 624 человека личного состава и 12 полевых гаубиц калибром 105 мм) и один тяжелый артиллерийский дивизион (725 человек, 12 гаубиц калибром 149-мм). Помимо того в каждом полку имелось по роте пехотного оружия (шесть 75-мм и два 149 -мм пехотных орудия). Два пехотных орудия калибром 75-мм находилось на вооружении разведывательного батальона.
Противотанковая артиллерия дивизии насчитывала 75 противотанковых орудий (36 в составе истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, 36 - в истребительно-противотанковых ротах пехотных полков и 3 в эскадроне тяжелого оружия разведывательного батальона).
Со второй половины 1942 года немецкие пехотные дивизии начали получать новые противотанковые пушки калибром 75-мм. По новому штату в дивизии осталось 63 противотанковых орудия (42 калибром 37-мм, 6 калибром 50мм, 15 калибром 75-мм). Нам неизвестно, были ли изменены штаты в пехотных дивизиях, сражавшихся на туапсинском направлении, но мы будем опираться на последнюю цифру, так как это позволяет уменьшить погрешность, неизбежную при подсчете количества орудий во вражеской группировке на основе штатной численности.
Моторизованная дивизия СС «Викинг отличалось от обычной пехотной дивизии полной моторизацией всех частей и подразделений, а также наличием танкового батальона (по штату танков) и полевого запасного батальона.
Егерская дивизия, предназначенная для действий на сильно пересеченной местности, имела в своем составе два егерских полка, артиллерийский полк, на вооружении которого находилось 16 горных пушек калибром 75-мм (два артдивизиона двухбатарейного состава) и 24 гаубицы калибром 105-мм (два артдивизиона трехбатарейного состава).
Горная дивизия состояла из двух горных полков, артиллерийского полка (два легких и один тяжелых артдивизиона), истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, саперного батальона, самолетного батальона, батальона связи, горного запасного батальона, тыловых служб.
Кроме немецких соединений на Туапсинском направлении действовала словацкая моторизованная дивизия. Она имела два мотопехотных полка двухбатальонного состава, артиллерийский полк, три отдельных батальона (разведывательный, саперный, связи), тыловые службы. Численность дивизии не превышала 8,5 тысяч человек. В дивизии только один полк был моторизован, другой не имел никакого транспорта.
Корпус являлся высшим тактическим соединением в немецкой армии. Обычно в его состав входило две-четыре дивизии и отдельный батальон связи при штате корпуса. Частей и подразделений обеспечения немецкий корпус не имел. Для выполнения боевой задачи на усиление он мог получить два-три дивизиона тяжелой артиллерии РГК и один-два саперных батальона. На Туапсинском направлении действовало три корпуса: 44-й армейский,49-й горный, 57-й танковый. Название последнего носило условный характер, так как после переподчинения ранее входящих в его состав танковых и моторизованных дивизий, он утратил к середине августа свой ударный характер и превратился в армейский корпус, отличаясь от последнего лишь наименованием.
Стрелковое вооружение немецко-фашистских войск в основном отвечало требованиям боя в условиях горно-лесистой местности и было сопоставимо по своим тактико-техническим данным с оружием советских войск. Немецкая пехота в основном была вооружена винтовками и карабинами. Они были несколько тяжелы и имели сравнительно небольшую скорострельность -10-12 выстрелов в минуту. Пистолеты-пулеметы (мр-40) обладали ограниченной прицельной дальностью стрельбы (200 м) и большим рассеиванием. Немецкие солдаты предпочитали пользоваться трофейными советскими автоматами ППШ. Основу огневой мощи немецкой пехоты до роты включительно составляли так называемые единые пулеметы МГ-34 (ручные, станковые, зенитные), имевшие высокий темп стрельбы (700-800 выстрелов в минуту) и прицельную дальность до 2000 метров.
Минометное вооружение немецких войск и в количественном, и в качественном отношении уступало советскому.
По своим тактико-техническим характеристикам советская артиллерия превосходила немецкую, но у противника было больше гаубиц, более эффективных в условиях горного рельефа местности.
Бронетанковой техники было мало, применялась она ограниченно и какого-либо существенного влияния на ход боевых действий не оказывала. С советской стороны это легкие танки Т-26, Т-60 и бронеавтомобили (легкие БА-10, БА-64, средние БА-20), с немецкой - танки (легкие Т-2, средние Т-3), штурмовые орудия (короткоствольная 75-мм пушка небольшой мощности), бронеавтомобили и бронетранспортеры.
Что касается авиации, то здесь качественное превосходство было у немцев. Их истребительская авиация состояла из современных легких истребителей Ме-109Ф и тяжелых Ме-110. Основу бомбардировочной авиации составляли пикирующие двухмоторные бомбардировщики Ю-88, использовались также Че-111 и неплохие, хотя уже устаревшие одномоторные планирующие бомбардировщики Ю-87. Разведывательная авиация была представлена лучшей в 1924 году машиной данного класса - ближним разведчиком ФВ-189.
Советская авиация была представлена самолетами 5-й воздушной армии и ВВС Черноморского флота. В истребительной авиации удельный вес истребителей нового типа Як-1, Як-7б, Лагг-3, И-153, И-16 значительно уступавшие по своим техническим возможностям немецким «мессершомиттам». Бомбардировочная авиация была малочисленна и состояла в основном из устаревших самолетов СБ и мало приспособленных для действий днем дальних бомбардировщиков Пе-2 и штурмовиков Ил-2 было крайне мало. Положение несколько улучшилось лишь в конце октября, когда в 5-ю воздушную армию прибыл полк бомбардировщиков Б-3 (полученные по ленд-лизу американские самолеты Дуглас ДВ-7 «Бостон»).
Базирование Черноморской группы войск (до 1 сентября 1942 года Северо-кавказского фронта) производилось на основную магистраль-шоссе Новороссийск-Сухум. Снабжение войск, ведущих бои на туапсинском направлении осуществлялось главным образом морским флотом по морской коммуникации вдоль черноморского побережья от Поти до Геленджика через порт Туапсе и временный причал для небольших судов в Джубге. Кроме того, снабжение войск шло по железной дороге Кутанси-Сухуми и далее через Сочи на Туапсе. Участок дороги между Сочи и Сухуми находился в стадии строительства, поэтому пропускная способность не превышала двух паропоездов в сутки. Несмотря на большую загруженность прибрежной дороги и трудности морской перевозки из-за действий авиации и флота противника, подвоз всего необходимого на базы ЧГВ происходил нормально.
Значительно сложнее было положение в армейских тылах. Армейские дороги, проходившие большей частью вдоль горных рек и через перевалы обладали малой пропускной способностью, что усугублялось недостатком автотранспорта и выгонов. С дивизионных обменных пунктов боеприпасы и продовольствие доставлялись в передовые подразделения вручную, для чего командованию приходилось выделять целые команды из строевых частей.
Аналогичные трудности были у немецкой армии. В 17-й армии подача грузов войскам осуществлялась до станций Краснодар и Белореченская по железной дороге, далее автотранспортом. Непосредственный подвоз материально-технического снабжения и эвакуация в тыл осуществлялись по грунтовым дорогам и горным тропам гужевым транспортом. Вследствие удаленности района боевых действии от бах снабжения, плохого состояния дорог, нехватки автомашин и гужевого транспорта немецкие войска на протяжении всей туапсинской оборонительной операции испытывали серьезные затруднения в материально-техническом обеспечении.
Борьба на дальних подступах к Туапсе началась 12 августа 1942 года, когда передовой отряд материзованной дивизии СС «Викинг» прорвал фронт обороны 17-го кубанского казачьего кавалерийского корпуса на реке Белая и развернул наступление вдоль железной дороги к побережью.
К этому времени Северо-Кавказский фронт вел бои на рубеже река Белая от Абадзехская до ее устья и далее по реке Кубань, удерживая левым флангом Таманский полуостров. Туапсинское направление прикрывала Приморская группа войск (1-й отдельный стрелковый корпус, 17-й кавалерийский корпус, 12, 18 и 56-я армии).
Относительно бесподобными к этому времени оставались 30, 216, 353, 383, 395-я стрелковые, 12, 13, 15, 116-я кавалерийские дивизии насчитывавшие от 3500 до 5700 человек и 236, 339, 349-я стрелковые дивизии, насчитывающие от 6800 до 9400 человек. Остальные войсковые соединения группы боевой ценности не представляли и требовали немедленного пополнения людьми и вооружением.
С воздуха войска группы прикрывала авиация 5-й воздушной армии. На 11 августа в ее составе насчитывалось 183 самолета. Однако исправных самолетов было немногим более половины - 94 (бомбардировщиков - 18, штурмовиков - 15, истребителей - 46, разведчиков и прочих - 15). К тому же не хватало горючего, тяжелое положение сложилось с материально-техническим обеспечением авиации всем необходимым для ведения активных боевых действий.
К середине августа на Туапсинском направлении наступало шесть дивизий противника. От Белореченской и Майкопа вдоль железной дороги и шоссе наступали войска 44-го армейского (97 и 101-я егерские дивизии) и 57-го танкового (две моторизованные дивизии СС «Викинг» и Словацкая) корпусов. Им противостояли войска 1-го отдельного стрелкового и 17-го кавалерийского корпусов, 12 и 18-й армий. Кроме того, здесь же действовала войска, находящиеся в непосредственном подчинении командования СКФ: 32-я гвардейская стрелковая дивизия (перебрасывалось с Таманского полуострова), 40-я отдельная мотострелковая бригада, 456 и 1167-й армейские артиллерийские полки, два особых ударных отряда.
От Краснодара через Горячий Ключ к побережью пробивалась восточная группа 5-го армейского корпуса 17-й полевой армии ( 125 и 198-я пехотные дивизии). Ей противостояли войска 56-й армии.
Из-за отсутствия немецких отчетных документов, мы можем только приблизительно оценить численность вражеской группировки, действующей на туапсинском направлении к середине августа. Расчет по штатной численности (см. таблицу 1) показывает, что в дивизиях могло быть до 87 тыс. человек. Но здесь необходимо сделать поправку на потери. В журнале группы армий «А» указана численность группы на 1 сентября - 351214 человек. Некомплект на 14 августа составлял 5562/8 человек. Следовательно, некомплект составлял в среднем 10-15%, причем в боевых частях он был несколько больше, в тыловых меньше. При 15% комплекте численность немецкой группировки уменьшается до 74 тысяч человек, но следует учитывать, что были еще корпусные части. Поэтому можно предположить, что общая численность немецко-фашистских войск, действующих в этот период на туапсинском направлении составляла 75-80 тысяч человек.
Что касается авиации, то у немцев здесь действовало до 50 боевых самолетов авиационная группа истребитлей-бомбардировщиков Ме-110 (15-250 машин), эскадрилья истребителей (10-12 Ме-109) и 3-я авиагруппа ближних разведчиков (20-24 ФВ-189).
Наиболее сильной была группировка, ведущая наступление от Майкопа и Белореченской через Хадыженскую на Туапсе. Насчитывающая до 50 тыс. человек, она наступала двумя боевыми группами: правая (МД СС «Викинг» и 101 ед.) от Белореченской на Туапсе, левая (97 ед.) - непосредственно от Майкопа через Тульскую и Хамышки на Адлер.
Главной ударной силой наступающей группировки являлась моторизованная дивизия СС «Викинг». В ее состав входил танковый батальон 937 исправных танков Т-2 и Т-3). Кроме того, здесь действовал 210-й дивизион штурмовых орудий (23 машины).
В отличие от советских танков, которые использовались, в основном, для охраны штабов, немецкие в августе применялись на туапсинском направлении довольно активно. Моторизованные части дивизии «Викинг» прорвав 12 августа фронт обороны наших войск под Белореченской, уже через два дня вышли к Хадыженской. Однако дальше местность приобретает труднопроходимый для техники характер, моторизованные части могут действовать лишь вдоль дорог, что сильно затрудняет их маневр. К тому же к 19 августа. Моторизованная дивизия совершенно исчерпала запасы своего горючего и вынуждена была перейти к обороне.
Другая группировка вражеских войск, численностью до 30 тысяч человек, потеснив части 56-й армии, в течение 13-14 августа переправилась на левый берег реки Кубань и развернула наступление на юг: 20 августа 198-я пехотная дивизия захватила Горячий Ключ. Однако дальнейшие попытки силами 125-й пехотной дивизии, двигаясь от Калужской выйти к побережью в районе Джубги были сорваны стойким сопротивлением советских войск.
Таким образом, к 21 августа 1942 года можно было констатировать, что попытки немецко-фашистских войск с ходу прорваться к черноморскому побережью в районе Туапсе была сорвана.
Анализ таблицы 3 показывает, что немецкое командование не имело необходимых для этого сил и средств.
Советские войска имели превосходство в живой силе, артиллерии и самолетах. Преимущество немцев в бронетанковой технике не могло быть реализовано в условиях горной местности.
В целом общее соотношение сил позволяло советскому командованию не допустить прорыва противника и задержать его на рубеже рек - Кубань и Белая. Но в действительности произошло обратное. В значительной мере это объяснялось предшествующей дезорганизацией советских войск. Потерпев поражение в междуречье Дона и Кубани, они беспорядочно отступали на юг, неся большие потери. Командование Северо-Кавказского фронта не удалось создать оборонительную группировку. Это поставило войска, действующие на туапсинском направлении в тяжелое положение. Лишь ценой больших потерь в людях и технике удалось остановить наступление немецко-фашистских войск на рубеже Самурская, Хадыженская, Ключевая и не допустить прорыва через горные проходы на побережье Черного моря.
Однако немецкое командование не отказалось от планов прорыва к морю в районе Туапсе. После передачи 18 августа 49-го горного и 57-го танкового корпусов из состава 1-й танковой армии в 17-ю полевую, общее руководство немецкими войсками было возложено на ее командование.
21 августа в немецком генеральном штабе сухопутных войск, проанализировав причины неудач, пришли к выводу, что наступление велось слишком широким фронтом и поэтому необходимо, в дальнейшем, концентрировать основные силы вдоль дорог, а их управление сосредоточить в одних руках. Командованию 17-й армии было приказано в короткий срок провести необходимую перегруппировку войск и организовать новое наступление на Туапсе.
В тот же день, в результате совещания в штабе 17-й армии, решено было управление наступлением на Туапсе возложить на командира 49-го горного корпуса генерала горных войск Конрада, которому поручалось как можно скорее наладить взаимодействие 44-го армейского и 49-го горного корпусов.
97-я егерская дивизия сосредотачивалась в районе Ширванской для наступления на Лазаревское, 101-я егерская - в районе Кабардинской для прорыва к Туапсе. Моторизованная дивизия СС «Викинг» выводилась во второй эшелон.
Вместе с тем, 125-я пехотная дивизия перебрасывалась под Новороссийск, что серьезно ослабляло действующую под Туапсе группировку.
К 25 августа перегруппировка немецких войск была завершена. По новому плану наступление предполагалось вести вдоль трех дорог: 57-й танковый корпус (198 пд, словацкая мд, тыловые части Мд «Викинг» от Фанагорийской на Новомихайловку и 44-й армейский корпус (97 и 101 ед, боевые части Мд «Викинг») от Кабардинской и Ширванской на Туапсе и Лазаревское.
Определенная перегруппировка происходила и в советских войсках. Из таблицы видно, что наши войска, действующие на туапсинском направлении были несколько пополнены. Только за счет сокращения численного состава тылов СКФ в боевые части к 22 августа было направлено 7615 человек (в 12-ю армию 1082, в 18-ю - 1583, в 56-ю - 1750, в 17-й кавкорпус - 1000, в резерв фронта - 2300 человек). 21 августа в оперативное подчинение 17-му кавкорпусу вошла 32-я гвардейская стрелковая дивизия. Это было достаточно сильное соединение, насчитывающее к 25 августа 9818 человек личного состава, 219 пулеметов, 243 ПТР, 189 минометов, 70 орудий. Дивизия была переброшена с побережья Черного моря в район севернее Туапсе и прикрыла Туапсинское шоссе на рубеже: берег реки Пшиш, станция Хадыженская, Белая Глина, Куринский.
Входившая в состав Северо-Кавказского фронта 5-я воздушная армия имела 139 самолетов, в том числе 76 истребителей, 19 штурмовиков, 18 бомбардировщиков, 9 разведчиков, 6 транспортных и 11 связи. Кроме того, командование фронта могло привлекать авиацию Черноморского флота (до 200 боевых самолетов).
Как видно из таблицы, к концу августа на туапсинском направлении советское командование сумело создать довольно мощную группировку. С учетом тыловых и обслуживающих частей, подразделений и учреждений она насчитывала 193119 человек личного состава, 2156 пулеметов, 1482 минометов, 534 орудия. Имелось также 8 легких танков Т-26, Т-60, 15 бронеавтомобилей (10 пушечных БА-20 и 5 пулеметных БА-10) и 71 установку (56 БМ-13 и 145 БМ-8).
В указанное число не вошли личный состав и вооружение 5-й воздушной армии (13587 человек), частей НКВД по охране тыла СКФ (более 8000 человек), железнодорожных войск (свыше 5000 человек).
С учетом последних численность советских войск на туапсинском направлении достигала 220873 человек.
17-я немецкая армия насчитывала на 1 сентября 1942 года 180446 человек личного состава (без учета румынских, словацких и прочих инонациональных формирований). Из 10 дивизий 17-й армии четыре (198 пд, 97 и 101 ед, Мд СС «Викинг» воевали на туапсинском направлении. С учетом словацкой дивизии численность вражеской группировки предположительно достигала 80 тысяч человек. Новых авиационных частей и подразделений под Туапсе в конце августа не появилось, поэтому можем оставить прежнюю цифру около 50 боевых самолетов. Несколько возросло количество танков в танковом батальоне дивизии «Викинг», за счет отремонтированных машин (с 37 до 47).
Хотя численность немецкой группировки в районе Туапсе и оставалась на прежнем уровне (за счет подтягивания армейских тылов), ее реальная ударная мощь после переброски 125-й пехотной дивизии под Новороссийск существенно снизилась. Ощущался острый недостаток в авиации, пересеченный характер местности не позволял эффективно использовать подвижные войска, немецкие соединения не имели опыта по ведению боев в горах. Обороняющаяся сторона превосходила наступающую в силах и средствах.
Советские войска, даже без учета сил и средств частей фронтового подчинения, превосходили противника в личном составе в 1,4 раза, в минометах - в 3,9 раза, в самолетах - в 2,8 раза, уступая лишь в артиллерийских орудиях (в 1,3 раза) и танках.
В целом оперативная обстановка на туапсинском направлении, сложившаяся к концу августа неблагоприятствовала новому немецкому наступлению. Тем не менее, на рассвете 28 августа 101-я егерская дивизия, усиленная 500-м штрафным батальоном и 210-м дивизионом штурмовых орудий, начала наступление против 32-й гвардейской стрелковой дивизии 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса (так с 27 августа стал называться 17-й кавкорпус). С первых же часов борьба приобрела ожесточенный характер. К исходу дня противнику ценой больших потерь удалось в ожесточенных боях захватить несколько важных в тактическом отношении высот, но прорвать оборону советских войск не удалось.
Не имело решающих успехов наступление 44-го армейского корпуса и в последующие дни.
Довольно активно действовала немецкая авиация. С 27 по 31 августа было отмечено 673 самолета-пролета вражеской авиации, из них почти треть (207) на участке 4-го гвкк за советской авиацией. В результате ее ударов наступающие части противники понесли большие потери. Воздушных боев почти не отмечалось, так как немецкие летчики от боя, как правило, уклонялись.
К 31 августа немецкое наступление окончательно выдохлось. Резервов для его развития у командования 17-й армии не было.
2 сентября, после проведенного в Краснодаре совещания, командующий 17-й армией генерал-полковник Р.Руофф направил в генеральный штаб телеграмму, в которой говорилось, что ввиду превосходства противника в районе севернее и Северо-западнее Туапсе нельзя рассчитывать на быстрое продвижение в боях через оборонительную зону до Туапсе.
Германское командование начало искать новые пути и средства захвата Туапсе. Уже 5 сентября был предложен новый план. Предполагалось, после овладения Новороссийском, возобновить наступление на Туапсе. Для этого из состава 5-го армейского корпуса, действующего на Новороссийском направлении, планировалось перебросить под Туапсе две пехотные дивизии: 125-ю в 57-й танковый корпус и 9-ю в 44-й армейский корпус. Сюда же перебрасывались все снятые из-под Новороссийска части РГК. 5-й армейский корпус оставшимися силами должен был продолжать наступление: 73-й пехотной дивизией вдоль прибрежной дороги на Туапсе и 3-й румынской горнопехотной дивизией на побережье из района Ширванской. Срок начала нового наступления на Туапсе в зависимости от погоды и снабжения горючим был определен не ранее 12-15 сентября.
9 сентября Гитлер, придававший захвату Кавказа исключительно важное значение, взял на себя командование группой армий «А». Уже на следующий день после вступления в новую должность он отдал приказ: «17-й армии немедленно по овладении Шаумяном продвинуться на Туапсе, чтобы захватить Черноморское побережье и создать тем самым предпосылки для занятия района между Новороссийском и Туапсе и для дальнейшего наступления вдоль побережья на Сухуми…»
В ночь с 9 на 10 сентября в штаб 17-й армии из штаба группы армий «А» была передана соответствующая директива. Ближайшей задачей армии, говорилось в ней, является прорыв на Туапсе. Для этого приказывалось создать «наступающую группу Туапсе», включающую 97 и 101-ю егерские дивизию, смешанную горную дивизию, состоящую минимум из 5 батальонов (кроме того один высокогорный батальон передавался непосредственно в 44-й армейский корпус) и 2 дивизии, перебрасываемые из-под Новороссийска и Крыма (предположительно 125 и 46-я пд). Руководство наступлением возлагалось на штабы 44, 49 и 57-го корпусов.
В последующие дни противник интенсивно перебрасывает силы и средства на туапсинское направление. В процессе перегруппировки находилась половина дивизий 17-1 армии (1и 4-я горные, 46 и 125-я пехотные, 5-я моторизованная СС «Викинг»).
Решающим для отсрочки наступления являлось то, что для сохранения подготовки операции в тайне, марши проводились только ночью. Кроме того, бои в августе показали, что немецкие полевые войска, действующие на туапсинском направлении, не имеют достаточных навыков боевых действий в горной и горно-лесистой местности. Решено было усилить группу «Туапсе» горными частями, специально экипированными и прошедшими длительное обучение ведению боевых действий в горах. Командование 49-го горного корпуса для проведения наступления на Туапсе создало временную боевую (дивизионную) группу, которую возглавил командир 1-й горной дивизии генерал-майор Х.Ланц. В состав группы вошли: из 1-й 2д - 98-й горный полк, 4-й (тяжелый) артдивизион двухбатарейного состава 79-го артполка, 54-й запасной горный батальон, из 4-й 2д - 13-й горный полк и 4-й артдивизион 94-го артполка, а также усиленный пехотный батальон 97-го пехотного полка 46-й пд и мотоциклетный эскадрон 54-го самолетного батальона 1-й 2д.
Большое внимание уделялось организации четкого взаимодействия между сухопутными войсками и авиацией.
18 сентября в Ворошиловске прошло совещание с участием начальника штаба группы армий «А» и командования 17-й армии и 4-го воздушного флота, на котором обсуждались вопросы авиационной поддержки наступления на Туапсе.
В исходных районах сосредоточивались войска, а также необходимые материально-технические средства. К середине сентября 17-я армия была обеспечена по всем видам снабжения на 75 кубических метров горючего сверх ее потребностей и боеприпасы.
Войска и материально-технические средства доставлялись по двум железнодорожным путям. Соединениям, выдвигавшимся в исходные районы своим ходом, а также автомобильному и гужевому транспорту с грузами приходилось преодолевать значительные трудности из-за слабой развитости дорожной сети и сложности переправ через горные реки.
Все подготовительные мероприятия проводились при соблюдении строгой секретности. Переброска войск осуществлялась только ночью, причем пехота передвигалась форсированными маршами. При этом тылы неизбежно отставали. Все эти обстоятельства не позволили закончить подготовку операции к намеченному сроку. Начало наступления пришлось перенести на несколько дней, на период с 23 по 26 сентября. Первым 22 или 23 сентября в наступление должен был перейти 57-й танковый корпус, затем, через один-два дня, после подхода горных частей, 44-й армейский корпус.
Всего для нового наступления на Туапсе было сосредоточено семь дивизий: три пехотные (46, 125, 198-я), две егерские (97, 101-я), одна горная (дивизионная группа «Ланц») и одна моторизованная (словацкая). «Наступающая группа Туапсе» включала в свой состав 48 пехотных и егерских батальонов, 1 высокогорный батальон, 1 запасной горный батальон, 1 охранный полк, 11,5 отдельных батальонов ( 5 саперных, 4,5 строительных, 2 туркестанских), 56 легких и горных батарей, 1 отдельную дальнобойную артиллерийскую батарею, 8 тяжелых моторизованных артиллерийских дивизионов РГК, дивизион штурмовых орудий.
17-я армия насчитывала к этому времени 162396 человек. На каждую из 9 немецких дивизий армии (моторизованная дивизия СС «Викинг» в середине сентября переброшена в первую танковую армию) приходилось, следовательно, 18044 человек ( с учетом частей усиления и обслуживания). Для 6 немецких дивизий группы «Туапсе» - это дает общую численность 108264 человек. Еще около 8000 человек прибавили на словацкую дивизию и туркестанские батальоны, сформированные из бывших советских военнопленных. Здесь же и находились штабы 17-й армии «Белореченская», 44-го армейского и 57-го танкового корпусов. Все это позволяет сделать вывод, что общая численность вражеской группировки на туапсинском направлении к концу сентября 1942 года достигала 120000 человек. В 56-й батареях дивизионной артиллерии насчитывалось до 224 горных 75-мм орудий и легких 105-мм гаубиц, в восьми артиллерийских дивизионах и отдельной артиллерийской батарее РГК - до 100 тяжелых 149-мм гаубиц и пушек, а также 209-мм мортир.
С учетом противотанковых и полковых пехотных орудий дивизий (см. таблицу 1), противник имел до 815 артиллерийских орудий, в том числе до 500 калибра 75-мм и выше. Минометов, так необходимых для боев в горно-лесистой местности было меньше - до 312 (калибр 81-мм и выше). Часть минометного вооружения составляли трофейные советские минометы, обладавшие лучшими тактико-техническими характеристиками по сравнению с немецкими.
При подсчете артиллерии мы специально не учитываем противотанковые орудия словацкой дивизии, минометы отдельных частей и подразделений. Это позволяет нам скорректировать возможную ошибку, так как мы рассчитываем количество орудий и минометов по штатной численности, в действительности же их было несколько меньше. Не учтена и зенитная артиллерия.
210-й дивизион штурмовых орудий имел 22 машины.
С воздуха ударную группу «Туапсе» поддерживали основные силы 4-го авиационного корпуса 4-го воздушного флота.
До 21 сентября на туапсинском направлении действовало всего две авиагруппы немецкой авиации ( истребители-бомбардировщики Ме-110 и ближние разведчики ФВ-189). В период с 21 по 25 сентября сюда прибыли еще 2 авиагруппы (бомбардировщики Ю-88 и истребители Ме-109), 6 октября - 3 (2 - бомбардировщики Ю-88 и Хе-111 и 1 - пикирующие бомбардировщики Ю-87). Кроме того, для действий на туапсинском направлении дополнительно выделялась бомбардировочная эскадра, находящаяся в непосредственном подчинении командования 4-го воздушного флота. Всего для воздушной поддержки наступления 17-й армии на Туапсе командование 4-го воздушного флота выделило 18 авиаэскадрилий бомбардировщиков Ю-88, Хе-111, по три эскадрилии пирующих бомбардировщиков Ю-87, истребителей Ме-109, истребителй-бомбардировщиков Ме-110, ближних разведчиков ФВ-189 и 1-2 авиаэскадрилии дальних разведчиков.
По штату авиационной эскадрильи в немецких ВВС имела 12 самолетов. Фактически, по состоянию на 20 сентября, средняя укомплектованность авиаэскадрилий 4-го воздушного флота (с учетом машин штабных подразделений) составляла: для ближних разведчиков - 8,2 самолета, для дальних разведчиков - 9,2, для бомбардировщиков - 8,9, для пикирующих бомбардировщиков - 10,2, для истребителей - 12,5, для истребителей-бомбардировщиков - 13,3.
Для авиационной группировки, действующей на туапсинском направлении это дает нам следующие цифры: ближних разведчиков - до 24, дальних разведчиков - 9-18, истребителей - до 38, истребителей-бомбардировщиков - до 40, пикирующих бомбардировщиков - до 30, бомбардировщиков - до 160. Всего около 300 боевых самолетов.
Расчеты, таким образом, показывают, что немецкое командование к концу сентября сосредоточил под Туапсе достаточно сильную группировку, насчитывающую до 120тысяч человек, 22 штурмовых орудия, около 1127 орудий и минометов, 300 боевых самолетов.
Противостоящие ей войска Черноморской группы Закавказского фронта, прикрывая туапсинское направление, занимали оборону на рубеже: (иск.) Даховская, Черниговский, (иск.) Нефтегорск, Хадыженский, южнее Горячего Ключа и далее на запад. Войска группы, пользуясь наступившей после августовских боев оперативной паузой, укрепляли занятые позиции, совершенствуя их в инженерном отношении, вели разведку и на некоторых участках предпринимала частные атаки, стремясь овладеть отдельными важными высотами.
Одновременно с боевыми действиями войска Черноморской группы проводили организационные мероприятия по увеличению численности действующих частей, главным образом, за счет внутренних ресурсов, путем сокращения численности тыловых частей и учреждений. В течение сентября в боевые части из тыловых служб ЧГВ было направлено 12500 человек пополнения. Понесшие большие потери утратившие боеспособность части и соединения были расформированы, а их личный состав и материальная часть переданы на доукомплектование других, менее потрепанных соединений. Так были расформированы 216-я и 349-я стрелковые дивизии и частично полевое управление 18-й армии. 18 сентября части 12-й и 18-й армии объединились под общим командованием военного совета 18-й армии. Штаб 18-й армии был выведен в район Туапсе для руководства оборонительными работами, а штаб 12-й армии переименован в штаб 18-й армии.
Прибывали и новые части. Из Сухуми в Туапсе прибыла 328-я стрелковая дивизия, занявшая 20 сентября оборону по внешнему обводу туапсинского оборонительного района (ТОР). Дивизия имела до 10000 человек личного состава, 242 пулемета, 181 минометов, 40 орудий.
В сложной обстановке приходилось решать задачи материально-технического обеспечения войск. Основные усилия при этом сосредотачивались на своевременном обеспечении войск группы вооружением боеприпасами, горючим, продовольствием, фуражом, вещевым и медицинским имуществом и снаряжением; создании запасов всех видов; обе5спечением воинских перевозок; ремонте и восстановлении поврежденной техники, вооружения, а также быстрейший ввод их в строй.
Главная трудность при этом состояла в том, что исходить при этом приходилось из наличия весьма ограниченных ресурсов, так как ставка и командование Закавказского фронта весьма скромно удовлетворяли заявки группы. Войскам Черноморской группы для довооружения требовалось 20000 винтовок, 500 автоматов, 1000 ручных и 500 станковых пулеметов, 31 танк (9Т-34, 22Т-60).
Не менее сложной проблемой оказалась своевременная доставка материальных средств в войска. Если в пределах баз группы и армий была хорошо благоустроенная шоссейная дорога Новороссийск-Сухуми, то пути подвоза к войскам были малоблагоустроены. Это были в большинстве своем горные дороги, вьючные и пешеходные труднопроходимые тропы. Приспособление этих дорог для гужевого и автомобильного транспорта требовало огромной затраты сил и средств.
Базирование войск на туапсинском направлении было организованно следующим образом: для 12 и 18-йармии, 4-го гвардейского кавкорпуса, правофланговых частей 56-й армии были открыты станции снабжения: по боеприпасам - на станции Гойтх, по горючесмазочным материалам и продфуражу - на станции Индюк. Летучки с грузами для этих армий разрешалось подавать до станций Навагинская и Куринская. На станциях снабжения содержалось по 0,5 боекомплекта боеприпасов, одна заправка ГСМ и 3 сутодачи продфуража.
Важную роль в воинских перевозках играл морской флот. В сентябре для Черноморской группы войск было перевезено морем 47148 человек, 3401 лошадей, 35407 тонн материальных средств, много вооружения и различной техники.
Немалые трудности приходилось преодолевать органам тыла при накоплении необходимых запасов. По состоянию на 26 августа СКФ имел следующую обеспеченность: автобензином - до 8 заправок, продфуражом - от 1 до 47 сутодач, в том числе муки-33, крупы-39, мяса-34, жиров-47, сахара-10, соли-10, овса-16, сена-1. Из продовольствия войска получали лишь сахар, соль, табак и спички. Все остальные продукты заготавливались из местных средств. В связи с этим в частях для обеспечения войск были развернуты заготовки фруктов, овощей, орехов и для конского состава - древесной листвы и веток.
Накопление запасов шло очень медленно, особенно не хватало боеприпасов и продовольствия. Несколько лучше обстояло с горючесмазочными материалами, которыми группы обеспечивала за счет Бакинского и Грозненского районов. Запасы боеприпасов при норме неснижаемых запасов в 6 боекомплектов, фактически не превышала, как видно из таблицы, двух-трех боекомплектов. В целом, при установленных Военным Советом нормам месячного расхода боеприпасов (винтовочные и пулеметные патроны - 1,5 боекомплекта, снаряды и мины - 2,5-3 боекомплекта), боеприпасов, особенно мин, явно не доставало, что дало себя знать уже в первые дни осеннего наступления немцев.
После того, как в результате августовских боев продвижение немцев на туапсинском направлении было остановлено, важнейшей задачей военных советов группы и армий стало повышение боевой и оперативной подготовки объединений, соединений и частей. При этом войска должны были одновременно с созданием прочной и непреодолимой обороны учиться тому, что потребуется от них в боях. Это было совершенно необходимо, так как в группу входили главным образом полевые войска, не имевшие достаточных навыков боевых действий в горной и горно-лесистой местности. Среди пополнения было много необстрелянных, слабо обученных бойцов, которых необходимо было в кратчайший срок ввести в строй. Дополнительные трудности создавало и то, что в частях служили воины различных национальностей, значительная часть которых слабо знала русский язык. Естественно, что в течение 2-3 недель устранить недостатки в тактической подготовке вой1ск было крайне трудно и они, в последствие давали себя знать.
Существенные недостатки были допущены в инженерном оборудовании занимаемых позиций. Среди значительной части командного состава частей и соединений группы преобладало мнение о ненужности строительства фортификационных сооружений в условиях горно-лесистой местности, которая и сама по себе есть удобный оборонительный рубеж. В результате, хотя время и местность позволяли, создать прочной, глубоко эшелонированной обороны к началу нового наступления немецких войск на туапсинском направлении не удалось, что также отрицательно сказалось на действиях советских войск в первые дни немецкого наступления.
К двадцатым числам сентября командование 17-й немецкой армии завершило подготовку к новому, решительному наступлению на Туапсе. Войска, действовавшие в этом районе, получили усиление. Сюда были подтянуты соединения 44-го армейского, 57-го танкового и часть сил 49-го горного корпусов.
Общий замысел операции состоял в нанесении 3 ударов по сходящимся направлениям с целью расчленить и окружить основные силы 18-й армии Северо-восточнее Шаумян. Главный удар намечался из района Хадыженский на Шаумян, вспомогательные - из района Горячего Ключа на Фанагорийское и из района Нефтегорска на Гойтх.
Против ударной группировки немецко-фашистских войск действовали войска 18-й и 56-й армии. Они обороняли фронт протяженностью 173 километра - от горы Матазык до (иск.) Ахтырское. Советские войска, как видно из таблиц и , превосходили противника в людях (в 1,2 раза) и минометах (в 2,3 раза), но уступали в артиллерийских орудиях (в 1,9 раза) и танках (в 7 раз). Правда, последнее обстоятельство не играло особого значения в условиях резко пересеченной местности. Следует также учесть, что войска 18 и 56-й армий составляли фактически лишь первый эшелон обороны ЧГВ. Предвидя ожесточенный характер предстоящих боев, командование группы создало достаточно сильный второй эшелон и резервы. Во втором эшелоне находились войска туапсинского оборонительного района (с 24 сентября на правах армии находился в непосредственном подчинении командования ЧГВ), в резерве - 328-я стрелковая дивизия, 11 и 12-я гвардейские кавалерийские дивизии, 40-я мотострелковая бригада, 145-й полк морской пехоты и другие части. Всего, с учетом тыловых частей и учреждений, в непосредственном подчинении командования группы находилось от общего количества сил и средств, задействованных на туапсинском направлении: людей - 37,7%, пулеметов - 31,8%, минометов - 25,3%, артиллерийских орудий - 21,3%, танков - 66,7%. Все это позволяло не только увеличивать глубину обороны, но и иметь достаточные резервы для наращивания сил на направлениях возможных ударов противника.
Более благоприятно для немецкого командования складывалось соотношение сил в воздухе. В составе 5-й воздушной армии имелось всего 100 самолетов, из них истребителей - 54, штурмовиков - 12, бомбардировщиков - 21, разведчиков - 4, прочих - 9. В начале октября в воздушную армию прибыл 246-й истребительный авиаполк. Это несколько уровняло количество истребителей у обеих сторон, однако превосходство противника в ударных самолетах (бомбардировщики и штурмовики) продолжало оставаться подавляющим.
На туапсинском направлении, наряду с самолетами 5-й воздушной армии действовала и авиация Черноморского флота. Это позволяло в значительной степени компенсировать общее превосходство немцев в воздухе, хотя в отличие от 5-й воздушной армии авиация флота почти не взаимодействовала с наземными войска и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.