Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик История освоения края, образование поселений немцев-колонистов. Соляные промыслы, рыбный промысел и торговля, помещичья колонизация, сельское хозяйство, становление промышленности, культура края. Образование, становление и развитие Саратовской губернии.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 03.04.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ
Введение
Глава 1. Основные социально-экономические направления развития Саратовского Края в XVIII веке
§ 1. Освоение края
§ 2. Поселение немцев - колонистов
§3. Соляные промыслы
§ 4. Рыбный промысел и торговля
§5. Помещичья колонизация
§ 6. Сельское хозяйство
§ 7. Культура края
Глава 2. Образование Саратовской губернии
Заключение
Список использованной литературы
ВВЕДЕНИЕ
Интерес к отечественной истории, потребность в её изучении, как мне кажется, никогда ещё не ощущался так остро, как в последнее время.
Обращение к прошлому помогает восстановить истину и справедливость, полнее и глубже оценить смысл настоящих преобразований, обогащает нашу память разнообразными знаниями, способствует воспитанию истинной нравственности.
Формирование исторического мышления - одна из задач, решить которую возможно лишь при наличии достаточного объема фактического материала. Важной составной частью истории нашей страны является краеведение.
Написанная мной работа посвящена моему родном краю -Саратовскому, жизнь которого наполнена многообразными событиями. Общественный интерес и внимание, проявляемые к ним, предопределены духом времени. В своей работе я попытаюсь рассказать об истории родного края.
Саратовская область расположена в северной части Нижнего Поволжья. Она имеет отличный от соседних областей рельеф, климат, почвенно-растительный покров и своеобразный животный мир. Экономико-географическое положение области весьма благотворно влияет на развитие её хозяйства. Однако сложившееся понятие "Саратовский край" в его историческом смысле охватывает гораздо большую территорию, чем нынешняя Саратовская область. Основой его является территория бывшей Саратовской губернии, учрежденной в конце XVIII столетия, о чем я расскажу во втором разделе моей работы. Первый же раздел я посвятил истории моего края в первой половине XVIII века.
Прошлым Саратовского края интересовались великий революционер -демократ Н.Г. Чернышевский, известный историк Н.И. Костомаров, писатель Д.Л. Мордовцев. Н.И. Костомаров сделал попытку выяснить особенности развития производительных сил края, социально-экономических процессов, происходящих в середине XIX в. в Саратовском Поволжье. Д. Л. Мордовцев в принципе продолжил исследования Костомарова, расширив их тематику характеристикой антикрепостнического движения крестьянства.
С учреждением в 1886 г. Саратовской ученой архивной комиссии начинается более интенсивное изучение местного края. В её трудах публикуются архивные документы, статьи, заметки, освещающие социальную и экономическую жизнь поволжских земель, их заселение и освоение. Особенно ценными явились изыскания Ф.Ф. Чекалина, А.Н. Минха, Н.Ф. Хованского, А.А. Голомбиевского*, А.А. Гераклитова, продолжавшего научную деятельность и в годы Советской власти. К истории и экономике Саратовского края не раз обращался В. И. Ленин. В работах "Развитие капитализма в России", "Аграрный вопрос в России к концу XIX века" и других им широко использованы данные земской статистики Саратовской губернии в связи с анализом её пореформенного развития, убедительно показано, что в сельском хозяйстве Саратовской губернии процесс капитализации шел быстрее, чем во многих других губерниях страны.
В годы Советской власти интерес к прошлому Саратовского края усилился. Создаётся научное общество и в годы Советской власти. К истории и экономике Саратовского края не раз краеведения, превращенное позднее в Институт краеведения. Его активными участниками - А.А. Гераклитовым, Е.П. Подъяпольской, Е.Н. Кушевой - была осуществлена серия интересных публикаций по истории колонизации и социально-экономического развития Саратовского Поволжья.
Развернулись широкие и планомерные исследования памятников материальной культуры. Раскопки П.С. Рыкова, П.Д. Рау, Н.К. Арзютова в довоенные годы, И.В. Синицына, Е.К. Максимова в послевоенный период принесли богатый материал, позволивший воссоздать страницы древней истории Нижнего Поволжья. Известны археологические материалы ученых Москвы - К.Ф. Смирнова, Н.В. Трубниковой, Г.А. Федорова-Давыдова, Ленинграда - С.Н. Замятнина, В.П. Шилова и других.
В послевоенные годы многими аспектами истории Саратовского края в ХVII-ХVIII вв. весьма плодотворно занимается В. А. Осипов. Общественное движение и прогрессивная политическая мысль России конца XVIII-первой половины XIX в. стали предметом специальных исследований ученых Саратовского университета С. Н. Чернова, А. П. Скафтымова, В. В. Пугачева и др. Их труды являются заметным вкладом в научное освещение истории общественного развития страны. Правда, непосредственно краеведческие сюжеты в меньшей степени привлекали внимание ученых. Тем не менее, изучение жизни и деятельности Н.Г. Чернышевского в Саратове значительно продвинулось в результате публикаций М.Н. Чернышевского, С.Н. Чернова, Н.М. Чернышевской, И.В. Пороха. С недавнего времени возрос интерес саратовских ученых к исследованию откликов на "грозу 12-го года", к различным сторонам политических биографий декабристов, связанных с Поволжьем, к общественной деятельности прогрессивной интеллигенции Саратова.
ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ САРАТОВСКОГО КРАЯ В XVIII В
§ 1. Освоение края
В конце XVII и первой половине XVIII в. в стране осуществлялись государственные экономические, финансовые, военные и культурные преобразования. Решались жизненно важные для России задачи внутренней и внешней политики. Различные стороны её прямо или косвенно коснулись и Нижнего Поволжья. В крае произошли изменения, положившие начало быстрому и всестороннему его развитию.
Пётр I по достоинству оценил политическое и экономическое значение Нижнего Поволжья. В 1695г. он с частью своей армии на 117 судах с 10000 пудами снарядов, пороха и других военных припасов прошел по Волге мимо Казани, Саратова к Царицыну, отсюда - под Азов.
По возвращении из похода царь отправил князя Голицына для изучения Нижнего Поволжья: осмотра низовых городов и строения новой черты, а также шлюзного дела на речке Камышинке.
Решено было положить конец набегам кубанской татарской орды, происками султанской Турции и Крыма.
После одного из опустошительных набегов кубанцев в 1717 г. на территории между Саратовом и Пензой были размещены "для бережения от приходов татарских" два драгунских полка и 500 донских казаков. Кроме того, поступило царское распоряжение "сделать черту от Дмитровского к Иловле и Дону или от Царицына до Паншина по рассмотрению - где работы будет меньше".2
Новая линия строилась по второму варианту. В 1720 г. для завершения работы были призваны три драгунских полка во главе с генералом Кропотовым. Линия представляла собою довольно мощное военное сооружение. На расстояние 60 верст от Царицына до станицы Качалинской на реке Дон был отрыт ров, насыпан вал, по валу устроен палисад, построено четыре крепости: Донская, Осокорь, Грачи, Медоточная и 25 форпостов. В крепостях размещались небольшие гарнизоны. На форпостах перед линией содержались казачьи караулы с сигнальными пирамидами. Устройство Царицынской линии значительно увеличило количество заселенных мест в крае. В 1734г. для несения постоянной сторожевой службы на линию были переведены 1057 семей донских казаков.
Казаков, служивших на линии, расселили на берегу Волги выше Царицына в четырех станицах: в Дубовке, в которой находился атаман всего волжского казачьего войска, Антиповке, Балыклее и Караваинке. Образовалось волжское казачье войско. С возведением Царицынской линии и поселением войска в правобережье и на Волге стало безопаснее. Одновременно с постройкой Царицынской линии было проведено административное переустройство в Нижнем Поволжье. Указом 22 ноября 1717 г. оно выделялось из состава территории огромной Казанской губернии. Была образована Астраханская губерния, в которой находилась и значительная часть территории будущего Саратовского края. Астрахань стала центром управления всеми волжскими городами и селами по обе стороны реки Волги ниже Симбирска.
Эта реорганизация упорядочила административное устройство. Она служила не только целями установления системы полицейского порядка, обеспечивающей выполнение законов и указов правительства, но и фискальным интересам власти. Укрепляя и совершенствуя административный аппарат на местах, и особенно на территории колонизуемой окраины - в Нижнем Поволжье, царское правительство стремилось к наиболее полному поголовному охвату всего поддававшегося учету населения в целях обложения подушной податью, повинностями, повышения доходов казны от множества вводившихся прямых и косвенных налогов с населения.
Заинтересовано было правительство, и особенно помещики центральных областей России, в ликвидации на Нижнем Поволжье очага беглых крепостных крестьян.
Одним из крупнейших мероприятий, начатых Петром І была попытка соединения Волги и Дона каналом для установления экономических связей с Приазовьем и Причерноморьем. Строительство канала было начато в 1698г. Из Казани и других верховых городов собрали и отправили к г. Камышину на Волге "для шлюзного дела" тысячи солдат, стрельцов, крестьян, мордвы, татар, чувашей и др. В течение двух лет они прорыли канал протяженностью на 3,5-4 версты. Однако в 1701г. с началом Северной войны строительство было прекращено и позже не восcтановилось.3
Построение Царицынской военной сторожевой линии явилось серьёзной преградой кочевникам и другим неприятелям России - крымцам, туркам и кубанцам. Волга и Дон замыкались линией искусственных крепостных сооружений. В волжских городах стало больше войск.
На правобережье - выше Царицына - создавались благоприятные условия для дальнейшего заселения и освоения Саратовского края. Ими прежде всего воспользовались помещики.
Одним из первых объектов помещичьей колонизации стала территория центральной части края - междуречье Хопра и Медведицы, вышедшая позже в Аткарский, Сербский и Балашовский уезды.4
По распоряжениям поместного приказа, а с 1714 г. Вотчинной коллегией отводились земли помещикам и разным служилым людям по рекам Хопру, Медведице, Терсе, Еткаре и др. В 1702 году их получили 300 семей, в 1710-1712гг. - 100. В 1723 г. по указу Петра I на территории будущих Балашовского и Сердобского были отведены земли и угодья одновременно 600 челобитчикам, участникам Северной войны. В их числе военнослужащие разных полков: генералы, полковники, майоры, поручики, князья, офицеры, гвардейцы Семеновского и Преображенского полков. Соответственно чинам, званиям и заслугам определялись и размеры пожалований: от 25 до 300 четвертей земли.
Крупные пожалования, исчислявшиеся тысячами и десятками тысяч десятин земли и тысячами душ крестьян, появятся позже, при Екатерине ІІ. В петровские времена земли жаловались без крестьян. Вслед за отводами земель многие помещики начали переселять своих крестьян из других малодоходных вотчин. Увеличивалось количество населения в старых селах, возникали новые.
В итоге ко времени окончания первой ревизии (1724 г.) только на территории будущего Аткарского уезда числилось 56 населенных пунктов. Здесь обосновались 82 помещика и четыре вотчины монастырей: Арзамасского, Суздальского, Троице - Сергиевского и др.
Из 4287 душ мужского пола крестьян, числившихся к концу первой четверти XVIII в. на территории Аткарского уезда, две трети составляли крепостные крестьяне. Остальные принадлежали к другим категориям: ясачные, черносошные, монастырские, бывшие мелкие служилые люди укрепленных линий и городов крепостей. Помещичьей колонизацией в первой половине XVIII в. была охвачена и северо-западная территория края. Из 166 населенных пунктов возникших в Саратовском крае во второй четверти XVIII в., в 110 поселились крепостные крестьяне.
Наряду с помещичьей, первостепенное место занимала вольная народная колонизация. Приток беглых в Саратовский край возрастал, что было вызвано резким ухудшением положения народных масс. Бежали от тяжести барщинной эксплуатации, непосильных платежей подушной подати, других возросших прямых и косвенных налогов, разных повинностей. Астраханский губернатор В. Н. Татищев доносил царю, что "бегут из разных городов и сел, всяческих чинов люди разными дорогами на р. Хопер, на Дон, на Медведицу".7
Среди беглых было немало раскольников, преследовавшихся официальной церковью. В пределах Саратовского края, Главным образом в Заволжье, по рекам Большому и Малому Иргизам, Караману и на Узенях, появились раскольничьи скиты и села, основанные беглыми: Перекопная Лука, Осиновый Гай и другие.
Особое место в заселении Нижнего Поволжья продолжали занимать народы Среднего Поволжья: мордва, татары, чуваши. Средневолжскую мордву начали раздавать монастырям и помещикам, от которых люди бежали вниз по Волге, на дощаниках. Часть из них были по указу Петра 1 возвращены с помощью воинских команд. Успевшие скрыться поселились в северной лесистой части правобережья края, а также в Заволжье - по рекам Большому и Малому Иргизам, положив начало многим селениям. В связи с продолжавшимися вторжениями кочевников правительство выдавало жалованные грамоты на землю мордве, татарам и чувашам по их челобитным о записи в служилые для несения сторожевой службы. Возникли села служилых татар, мордвы и чувашей - Сенгелеевка, Нижняя Терешка, Старая Кулатка, Шняево, Чибирлей и многие другие. В итоге все беглые и переселенные в край по грамотам и указам мордва, татары и чуваши были записаны в служилые. Таким образом, в северной части края появилась широкая полоса, на которой возникло свыше 100 мордовских и татарских сел и деревень.
В заселении и освоении края значительная роль принадлежала монастырям, получившим здесь земли в пожалованье и положившим начало многим селам. К середине XVIII в. в крае имелись 24 монастыря, владевшие 36 вотчинами с количеством более 10 тысяч крепостных крестьян. По второй ревизии (1744-1746 гг.) монастырские крестьяне жили в 43 селах.
С середины XVIII в. усилился приток в край дворцовых крестьян, переселившихся из других мест страны. Ко времени второй ревизии на территории будущего Вольского уезда по рекам Волге, Малыковке, Терсе, Терешке и другим поселилось свыше 3 тысяч дворцовых крестьян.
Не остались в стороне от освоения новых земель и города Саратов, Петровск, Царицын, Камышин. Для удовлетворения хозяйственных потребностей их жителям были отведены земли.9Вокруг городов возникали хутора, хозяйственные дворы, принадлежавшие саратовским, царицынским дворянам, чиновникам, средним и мелким служилым людям, казакам, купцам, посадским. На захваченных землях разводили и откармливали для продажи скот, косили сено. В удобных местах возделывали зерновые культуры, заводили сады, огороды. Дворяне-чиновники, купцы, зажиточные посадские люди от использования пригородных земель извлекали немало выгоды.
Главное же состояло в том, что почти все владельцы пользовались в своих хозяйственных предприятиях трудом беглых крестьян, заселявших пригородные хутора и зимовья. Беглые приживались в деревнях и селах под Саратовом, Царицыном, Петровском. Городские власти сами нередко скрывали их у себя, используя как рабочую силу в хозяйстве.
Кроме беглых, в Саратов и другие города и села края из разных мест России прибывали в поисках заработка работные люди, именуемые в документах "наймитами": оброчные крестьяне, ясачные, казенные, монастырские. Многие из них со временем становились фактически постоянными жителями этих мест.
§ 2. Поселение немцев-колонистов
На середину 18 века приходится поселение в Нижнем Поволжье немцев-колонистов.
Необходимость заселения и освоения огромных пространств пустовавших земель на юго-востоке России осознавалась давно. Еще в 40-х гг. 18 столетия астраханский губернатор В.Н. Татищев, а несколько позднее симбирский заводчик и коммерсант А. Духов выступили с планами заселения Нижнего Поволжья.10В 60-х гг. публикуется описание природных богатств Саратовского края.11
Екатерина, еще, не будучи императрицей, писала о том, что "мы нуждаемся в населении", что она хотела бы, чтобы народ, "еще возможно, кишмя кишел в наших пространных пустырях"12.
На население самой России императрица не рассчитывала: "Напрасно будет ожидать... чтобы восстановить державу обнаженную от жителей, надежда сия безвременна"13. В условиях феодально-крепостнического строя в России не хватало рабочих рук. Помещики не желали переводить своих крестьян в необжитые места. А царское правительство не хотело ущемлять интересы привилегированного дворянства. В развитии указанных выше рассуждений и появился проект заселения Нижнего Поволжья иностранцами. Был составлен " примерный план и рассуждение о выездах в Россию".
Правительство предполагало увеличением земледельческого населения и использованием более совершенных способов и приемов сельскохозяйственного производства создать условия для развития как внутренней, так и внешней торговли. По мнению Екатерины II, "открытие русским машин, незнаемых в России легчайших и кротчайших средств к обработке земли, разведению скота, собственных фабрик"14 представляло одно из важнейших услуг процветания государства. Каких иностранных переселенцев хотела бы видеть императрица в России? " Если, чего желательно, компания какая купцов
с ремесленными людьми выйти пожелает и поселиться в России, особо для таковых место способное есть по Волге ниже Саратова до Астрахани, где яко не хлебопашцы могут, остроги поделав, жить безопасно и торг производить в России и в Персии и куда пожелают".15
В 1762 и 1763 гг. были опубликованы в странах Западной Европы Манифесты. Отпечатанные на русском, немецком, французском, польском и латинском языках, они были распространены через русских резидентов и специальных агентов в Пруссии, Германских княжествах, Австрии, Франции, Бельгии и Скандинавских странах. Русское правительство обращалось к народам Западной Европы с приглашением к тем, кто пожелает переселиться в Россию.16
Для вербовки желающих и отправки их в Россию были созданы специальные учреждения с целым штатом чиновником, ассигнованы крупные суммы денег на финансирование операции. В манифестах содержались подробные сведения о льготах и привилегиях тем, кто изъявит желание переселиться в Россию, а именно: свобода от крепостной зависимости, освобождение от всех податей, повинностей и служб на 30 лет, свободный выбор рода занятий, освобождение от рекрутчины, право на самостоятельное управление в колониях и суда без вмешательства русских властей. Всем переселенцам предоставлялась денежная ссуда на первоначальное устройство, построение домов, приобретение скота сроком на 10 лет. Все переселявшиеся получали кормовые деньги на дорогу, обеспечивались бесплатным транспортом для проезда к избранному месту жительства. При устройстве промышленных предприятий колонистам предоставлялось право беспошлинного сбыта своих изделий в течение 10 лет.
Такие широкие привилегии и льготы создавали благоприятные условия для переселенцев-колонистов на новых местах жительства в России. Следует заметить, что ни одна категория русских крестьян никогда не пользовалась такими льготами, которые были предоставлены колонистам.
Манифесты русского правительства, обращенные к народам Западной Европы, вызвали широкий отклик. Желающих переселиться в Россию оказалось так много, что пришлось в 1766г. временно прекратить прием переселенцев для того, чтобы устроить всех уже прибывших. В числе переселяющихся были французы, голландцы, австрийцы, датчане, шведы. Но основную массу составили немцы восточной Пруссии и других германских княжеств.
В ответ на манифесты московского правительства тысячи желающих уехать в Россию явились на сборные пункты, назначенные вербовщиками, а затем доставлялись в порты Балтийского моря. Здесь их принимали чиновники Канцелярии опекунства и отправляли гужевым или водным транспортом по Волге в Саратов. Немецкие колонисты заняли территорию по левому берегу Волги, от Иргиза до Саратова и на правобережье - от Саратова до Царицына.
За сравнительно короткий срок в Саратовском Поволжье было поселено 6433 семьи иностранцев, основавших 104 колонии с количеством 23 246 чел. 137 семей поселились в Саратове. В 1775 г. по именному указу Екатерины II был произведен разбор всех саратовских колонистов, имевший целью проверить, сколько из них земледельцев, сколько ремесленников. Оказалось, что большая часть колонистов занимается земледелием. "Неспособных" заниматься земледелием числилось 1755 чел., сюда вошли 1081 чел., не имеющих своего хозяйства и работающих по найму у соседей и зажиточных колонистов. Ремесленников числилось около 700 человек. Многие ремесленники в селах совмещали занятие ремеслом с земледелием.17Интересные данные выяснились при обследовании колоний Гололобовки, Сосновки, Лесного Карамыша и Голого Карамыша, где земледельцами являлись бухгалтеры, пивовары, винокуры, сапожники, портные, парикмахеры, кузнецы, серебряник, ювелир, аптекарь. Было отмечено, что из 736 семейств указанных выше колоний имелось около 50 "нерачивых", т. е. не пекущихся о благоустройстве своего хозяйства. Но верно также и то, что правительство, затеявшее переселение, не позаботилось о том, чтобы создать соответствующие условия для развития ремесла. Они были целиком предоставлены самим себе в пустынном крае.
Забота правительства ограничивалась лишь предписанием через Саратовскую воеводскую канцелярию и магистрат о том, "чтобы саратовское купечество с приехавшими иностранцами поступали дружественно и учинили им во всем способствии". Пожелание хорошее, но этого мало. Более того, имеются другие примеры канцелярско-бюрократического характера, когда среди колонистов нашлись мебельные мастера, которые, убедившись, что в России не оказалось буковых деревьев, обратились с Петербургскую канцелярию опекунства иностранных с просьбой прислать кроме "садовых семян" семена бука, а если нет, выписать их из-за границы. Последовал ответ: "Выписано не будет, потому что оные иностранцы должны по большей части о посеве хлеба".18 Им, как указано выше, выдавалась ссуда на обзаведение, постройку домов, покупку скота, инвентаря, хлеба. Вся ссуда, предоставленная колонистам, составила к 1775 г. пять миллионов рублей.19
Десятилетний срок, на который выдавалась ссуда, оказался для колонистов невыполнимым. Более того, чтобы обеспечить нужды немцев-колонистов, правительство неоднократно выдавало им все новые и новые ссуды до самого конца 18 века. Чтобы возместить расходы на ссуду и содержание Канцелярии опекунства иностранных, правительство переложило часть расходов на города.
С большим трудом колонисты осваивали целинные земли Саратовского Поволжья. Требовалась соответствующая рабочая техника и сильный рабочий скот, которыми колонисты на первых порах не располагали. Они пользовались такими же орудиями и приемами обработки почвы, выращивания сельскохозяйственных культур, которые существовали у русских крестьян. Техника сельскохозяйственного производства у русских и немецких земледельцев оставалась еще долгое время низкой. Система земледелия при неограниченных возможностях расширения пашни была экстенсивной, что являлось характерным и для других местностей на окраинах России.
Позже, в первой половине 19 века, в Заволжье появился тяжелый украинский плуг, в который запрягали шесть пар волов. Стало возможным поднимать большие площади целины для посева драгоценной русской твердой пшеницы. В благоприятные годы собирались большие урожаи такой пшеницы, прославившейся не только в России, но и во всей Европе. В непривычных условиях в сравнительно короткий срок (25-30 лет) немцы-колонисты вполне обжились на Саратовской земле. Русские крестьяне заимствовали у немцев умение выращивать табак и горчицу. Между колонистами и русскими крестьянами складывались доброжелательные отношения. В одном из обращений к императрице немцы писали с выражением благодарности что "сверх защиты и покровительства снабжены были деньгами, домашним скотом, земледельческими орудиями" и проч. Вместе с тем, колонисты сообщали о трудностях, которые они испытывают на новых местах "по причине незнания языка и земских обстоятельств". Сетовали они и на непривычность их к особенностям здешнего климата: холодная зима, а летом и весной нередко засуха. В начальный период поселения мешали устройству хозяйства и нормальной жизни кочевники Заволжья. Были случаи, когда калмыцкие, башкирские или казахские феодалы, нарушая договоры с правительством о подданстве и местах кочевья, вторгались на территорию русских и немецких поселений, захватывали имущество, скот, уводили людей в плен. После жалоб колонистов эти неблагоприятные явления были устранены. Правительство приняло меры для защиты границ немецких колоний и русских сел. По всей восточной стороне границ этих поселений была устроена линия постоянных военных кордонов, несших сторожевую службу. Правительство позаботилось также о возвращении захваченных кочевниками пленных, ассигновав для этого необходимые суммы денег на выкуп. Были созданы условия для мирной жизни поселенцев.
Образование немецких колоний внесло большое оживление в жизнь края. Сюда стали притекать массы русских крестьян и различного рода предпринимателей. Надо было строить дома для колонистов, и на Волге закипела бойкая торговля лесом. Сделки заключались на десятки тысяч рублей. Особенно проявили себя саратовские купцы, стремившиеся получить побольше прибыли в связи с поселением колонистов. Весь принимаемый в плотах с верховья Волги лес они скупали и по дорогим ценам перепродавали его Саратовской конторе опекунства. Потребовался специальный указ, запрещающий саратовским купцам спекуляцию лесом.
В Саратов прибыло множество плотников и всякого рода строителей. Здесь были киренские, петровские, коломенские и других мест крестьяне, купцы, подрядчики. Служилые татары, пахотные солдаты, однодворцовые подряжались строить дома.
Каковы же основные итоги немецкой колонизации Нижнего Поволжья в XVIII веке? Надежды правительства на то, что поселение иностранцев принесет новую, более высокую культуру земледелия и приведет к возникновению и развитию промышленности, не оправдались. Предприятия ремесленников как в Саратове, так и в колониях оставались до самого конца XVIII века на стадии ремесленного производств и домашних промыслов. Кроме русской канатной фабрики, никаких других заведений здесь не появилось.
§ 3. Соляные промыслы
В тесной связи с начавшейся интенсивной колонизацией развивались промыслы и торговля. Важнейшими из них были соляной и рыбный промыслы. Нижневолжские соляные месторождения известны с середины 16 века. Уже тогда астраханскую соль "нагребали" и возили на казенных монастырских и купеческих судах по Волге и её притокам в центральные области России.
В речение 17-18 вв. спрос на этот продукт первой необходимости возрастал. Велись поиски новых месторождений. Одним из вновь открытых мест соледобычи в 18 веке стало Эльтонское озеро.20
Озеро 50 верст в окружности обладало колоссальными запасами самосадочной соли.21 Добыча и транспорт её были регулярными, пока действовал договор между Петром 1 и калмыцким ханом Аюкой о том, чтобы калмыки не препятствовали добыче и возке соли, которой занимались вольные люди, приезжавшие с Украины, из Москвы и других мест. По указу Петра 1 была установлена государственная монополия на добычу и продажу эльтонской соли. Количество её добычи ограничивалось, не хватало рабочих - ломщиков соли и возчиков.
Правительством предпринимались новые меры для организации соляного дела в Нижнем Поволжье. Казна взяла на себя финансирование, оборудование и охрану промысла.
Покровская и Николаевская слободы становились базами, куда свозилась эльтонская соль. В Саратове и Дмитриевске строились "магазины"-соляные склады, окруженные рвом и земляным валом. Для управления всей "соляной операцией" в 1747 году в Саратове было учреждено Соляное комиссариатство, позже называвшееся Низовой соляной конторой с целым штатом чиновников и воинской командой.
Масштабы добычи, вывоза и продажи соли из года в год возрастали. Уже в 1749 году через Саратов и Дмитриевск водным и гужевым транспортом казне доставлялось 1,5 млн. пудов соли. А через 10 лет с озера было доставлено 6,5 млн. пудов.
Эльтонский промысел приобрел всероссийское значение.22Он давал две трети добываемой соли в государстве. В 60-70-е эльтонской солью снабжались шестнадцать губерний России.23
В соляном деле, которое давало стране большие доходы не хватало рабочей силы, особенно ломщиков соли, условия жизни и труда были особенно тяжелыми. Собираясь с весны у озера в иные годы (1765-1770) по 3-4 тысячи человек, они работали там до поздней осени.24Жили в сырых землянках, находясь под строжайшим надзором специальных приставов. Для выламывания пешнями соляных глыб со дна озера ломщики должны были постоянно находиться по пояс в крепком соляном растворе - рапе, которой было покрыто озеро на глубину 1-1,5 метра. Выломанную соль погружали в лодки, свозили на берег, промывали и складывали на специальных токах для просушки. Летом при невыносимой жаре горячий соляной раствор разъедал тело, кожа покрывалась язвами. При перегрузке соляных глыб ломщики получали увечья. Не имея никакой медицинской помощи, многие работные люди умирали. Другие, изнуренные тяжелыми условиями, убегали. За свой труд ломщики получали плату не от казны, а от возчиков соли по одной копейки с пуда.
Сложным было обеспечение промыслов рабочей силой и транспортными средствами. Ежегодно требовалось перевозить гужевым и водным транспортом 5-6 млн. пудов соли по городам и губерниям страны.
После учреждения в Саратове Низовой соляной конторы по всему государству были разосланы Указы о том, что все, кто пожелает брать соль с Эльтонского озера, "возить и ставить в казну", могут являться в Саратов для заключения договоров, а деньги за поставку "выдавать станут без всякого удержания". Принимать крепостных крестьян в качестве возчиков соли было запрещено.
В 40-е годы в Саратовский край стали прибывать украинцы на постоянное жительство и работу в качестве солевозчиков. Их привлекали сюда выгодные заработки и благоприятные условия для земледелия и скотоводства. Поселившимся в крае отводились пахотные земли и сенокосные угодья. В лице чумаков казна приобретала постоянный солевозный обоз, обеспечивавший доставку соли с Эльтонского озера в казенные склады Дмитриевска и Саратова.
На территории будущих Саратовского, Камышинского, Аткарского, Балашовского, и Царицынского уездов было основано свыше 100 украинских слобод, сел, хуторов. Общее количество солевозчиков в третьей четверти XVIII века возросло до 4 тысяч человек.25Солевозчики были однородными по своему имущественному и социальному положению: ими становились те, кто имел скот, упряжки, фуры. Не имевшие этого работали ломщиками соли или наемными людьми у зажиточных солевозчиков.
Разбогатевшие солевозчики становились землевладельцами, скотопромышленниками, скупщиками и ростовщиками. В украинской деревне на саратовской земле происходили процессы социальной дифференциации, формирования буржуазных элементов, с одной стороны, разорения и обнищания украинских крестьян - с другой.
В одном из документов конца XVIII - начала XIX века приводятся интересные сведения о составе украинского населения в наиболее крупных слободах - Покровской, Узморской, Николаевской, Баландинском городке, Сокуре, Самойловке, находившихся на казенных землях. Всего в них числилось 12893 души мужского пола: солевозчиков - 3684 д.м.п., хлебопашцев - 1533 д.м.п., " бедных, не имеющих скота, но служилых при возчиках" - 1705 д.м.п., "служащих и работающих при магазинах" -548, женщин, детей и стариков -4389. Около одной трети бывших казенных солевозчиков стали земледельцами, работающими "при возчиках" и "при магазинах" - 2253 д.м.п. Часть украинцев оказалась на помещичьих землях. Сначала русские помещики записывали поселившихся на их землях украинцев в "подданство" за дозволение жить на земле помещика при условии ежегодной уплаты денежного оброка. А затем при очередной переписи - ревизии все жившие на помещичьей земле были записаны за помещиками как крепостные, пребывая в этом состоянии до самой отмены крепостного права.
Подряды от казны на доставку соли на судах по Волге и гужевым транспортом брали как саратовские, так и иногородние купцы: московские, нижегородские, балахнинские, коломенские, пензенские, подольские, елецкие, белгородские. Участвовали в подрядных сделках зажиточные казенные и монастырские крестьяне. Выгодными подрядными операциями занимались представители дворянской знати, князья и графы: Гагарины, Нарышкины, Голицыны, Трубецкие, Шереметьев. Среди подрядчиков немало было помещиков соседних приволжских провинций и уездов - Симбирского, Тамбовского, Сызранского и др.
Помещики использовали в качестве возчиков своих крепостных крестьян. Крупные дворяне-откупщики обзаводились в Саратове и Дмитриевске дворовыми местами и собственными конторами во главе с управляющими.26Некоторые купцы - подрядчики имели на Волге собственные суда, приспособленные для перевозки соли. Они успешно конкурировали с казной, имевшей для перевозки соли по Волги 40 машинных судов. На казенных судах переправлялось около 20-25 % всей отправляемой из Дмитриевска соли, остальные 75% перевозили подрядчики-купцы, дворяне и др.
Купеческие транспорты были лучше обеспечены рабочей силой -бурлаками.27Для найма на работы, связанные с доставкой соли, в Саратов и Дмитриевск ежегодно ранней весной прибывали тысячи крестьян из нечерноземных губерний и уездов Среднего и Верхнего Поволжья. Шли оборочные помещичьи крестьяне, отпущенные "по билетам" дворцовые, черносошные, монастырские, ясачные татары и мордва, пахотные солдаты и др.
В 50-х гг. для обеспечения регулярной доставки соли по Волге по распоряжению Главной соляной конторы были построены в Казанском и Вятском уездах в селах Работки, Кадницы, г. Лысково 40 казенных "машинных" судов с грузоподъемностью в 50 тысяч пудов каждое.28
В первые же годы обнаружилось, что попытка правительства обеспечить поставку соли казенными "машинными" судами, затрата больших средств на их строительство себя не оправдали. Суда оказались ненадежными и непригодными, так как были построены наспех из мерзлого леса.29
Кроме того, возникали трудности с наймом судовых рабочих: тяжесть труда, злоупотребления и произвол судовых офицеров, приказчиков.
Преступления, срывавшие поставку казенной соли, и убытки были настолько значительными, что управляющий Саратовской Соляной конторой Волков и его "команда" были преданы военному суду.
Организация и эксплуатация важнейшего в экономическом отношении для государства Эльтонского соляного промысла носила на себе печать феодально-крепостнического строя. Труд был малопроизводительным, тягостным для десятков тысяч работных людей. Узкий, чисто фискальный подход правительства к "соляной операции" тормозил развитие новых, прогрессивных отношений в этой отрасли промышленности.
§ 4. Рыбный промысел и торговля
Богатство волжских рыболовных угодий и удобные пути сообщения по воде и суше благоприятствовали дальнейшему развитию рыболовного промысла в 18 веке.
Повышение спроса на волжскую красную рыбу, высокая доходность от занятий промысловым рыболовством, не требовавших больших затрат, привлекали не только местных - саратовских, царицынских, но и пришлых иногородних купцов и других предпринимателей из разных мест России и главным образом из верховых городов - Нижнего Новгорода, Казани, Симбирска, а также Москвы, Коломны.
Количество добываемой рыбы возрастало. Она становилась одним из главных предметов торговли в Саратове и других городах края - Царицыне, Дмитриевске (Камышине), Черном Яре, слободах Воскресенской и Малыковке (Вольске).
Рыбопромышленники имели на ватагах, в селах и городах по берегам Волги постройки, приспособления и оборудование для лова, разделки рыбы и приготовления рыбных товаров - икры, вязиги. Строились специальные садки, ледники, амбары для хранения рыбы. Ватаги обслуживались десятками и сотнями работных людей - ловцов, гребцов и др. Заготовленную свежемороженую, соленую, вяленую, копченую рыбу, соленую зернистую и паюсную икру (белужью, осетровую, севрюжью в бочках, мешочную или в лукошках), тешу красной рыбы, вязигу, "белужьи горлышки" (род лакомства), "сомовьи плески" и другие рыбные товары скупали у промысловиков саратовские и иногородние купцы оптом и в розницу на рыболовецких станах и ватагах.
С развитием рыбного промысла Саратов и Царицын стали центрами торговли и вывоза значительного количества рыбы и рыбных товаров в обширные районы Центральной России, Верхнего Поволжья и Прибалтики.30
В 1750 г. из Саратова на 7870 подводах было отправлено в тридцать шесть городов России свыше 200 тысяч пудов рыбы.
Добыча и торговля рыбой продолжалась и в последующие годы. По официальным данным за 1776-1778 гг., из Астрахани, Саратова и Царицына в города Центральной России, Верхнего Поволжья и на Украину было продано рыбы и рыбных товаров на сумму более 1 млн. рублей.31
Видное место занимали дворцовые промыслы. На их организацию отпускались значительные денежные средства. Одним из наиболее крупных был Малыковский. В слободе Малыковке постоянно находился представитель центрального управления дворцовым хозяйством, руководившим промыслом. Имелся специальный двор, где перерабатывалась рыба, изготовлялась тара (бочки, корзины). Живую рыбу для царского двора отсюда доставляли по речным системам и каналам в Москву и Петербург в специальных судах.
На всех промыслах, купеческих, монастырских, дворцовых и др., первое место в добыче и сбыте занимали лучшие сорта красной рыбы - белуга, осетр, севрюга и стерлядь, а также икра этих рыб, особенно ценившаяся на рынке как в России, так и за границей.
В результате интенсивного улова уже к середине 18 века запасы ценных пород красной рыбы в реке Волге уменьшились. Саратовские и царицынские угодья стали считаться малодоходными. Рыбопромышленники стремились теперь заполучить для промысла места ниже Царицына, за Черным Яром, ближе к Астрахани, где сохранились еще богатые рыбные угодья. Вскоре, в связи с уменьшением добычи красной рыбы, началась скупка сома, судака, сазана, сельди, леща и др., считавшихся второсортной рыбой.
Несмотря на уменьшение запасов ценных пород рыб на Средней Волге и в угодьях выше Царицына, Волго-Каспийский рыбный промысел продолжал сохранять большое значение в экономике Саратова и Саратовского края вплоть до 19 века. Добычу рыбы, а также торговлю рыбными товарами держали в своих руках крупные саратовские, московские, нижегородские и коломенские купцы. Возникали купеческие компании. Одна из них, состоявшая из саратовских и коломенских купцов во главе с московским купцом банкиром Д. Земским, стремилась монополизировать крупные торговые операции по скупке в Саратове и Царицыне рыбы и сбыту её в центральных областях России. Компания имела в Саратове свою контору и штат приказчиков и поверенных. Вторая компания из саратовских купцов И. Дубровского, С. и П. Трумпицких и И. Бабушкина во главе с коломенским купцом С. Поповым держали на откупе за 9 тыс. рублей в год право на производство и продажу в России зернистой и паюсной икры, а также сбыт её в другие страны.
В Саратове, Царицыне и других приволжских городах и селах появилось множество средних и мелких ловцов и торговцев рыбой, некоторые из них переходили в купечество.
Вовлекались в торговлю рыбой, кроме купцов, и другие представители различных слоев городского и сельского населения, обладавшие капиталами для торговли, но формально не состоявшие в купеческом сословии. Потребность в рабочей силе для обслуживания водного и гужевого транспорта, соляного и рыбного промыслов привлекала в Нижнее Поволжье массу наемных людей из других губерний России. Саратов и Царицын стали местами найма работных людей, в числе которых были как квалифицированные передовики, кормщики, водоливы, сплавщики судов и плотов, ловцы рыбы, мастера по разделки, засолу, вялению и копчению рыбы, приготовлению икры, рыбьего клея, так и чернорабочие: ломщики соли, грузчики, бурлаки, судовые рабочие, воловики, гребцы и др.32
Распространение наемного труда, возникновение сезонных, а затем постоянных рынков рабочей силы в Саратове, Царицыне, в других промысловых транспортных и торговых центрах края является показателем формирования предпосылок для возникновения и развития капиталистических отношений, когда противостояли, с одной стороны, купцы и другие предприниматели, обладавшие значительным капиталом, а с другой стороны - не имевшие средств к существованию, кроме продажи своей рабочей силы, наемные работные люди.
Развитие торговли не ограничивалось сбытом рыбы. Большое значение приобрела торговля скотом. Установившиеся ещё в XVII веке тесные экономические связи с калмыками, кочевавшими в Заволжье и южной части правобережья реки Волги, значительно расширились. На левом берегу Волги, напротив Саратова, Цари и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.