На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Формирование режима личной власти Сталина в СССР, его роль в Великой Отечественной войне. Конец сталинской эпохи, итоги и перспективы. Оттепель: трансформации политической системы страны. Через развенчание культа личности к коллективному руководству.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: История. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


144
Министерство образования и науки Российской Федерации

Ставропольский государственный педагогический институт

Историко-филологический факультет

кафедра истории и права

Дипломная работа

на тему: «От режима личной власти к коллективному руководству. (Изменения в системе политической власти после смерти И.В. Сталина в 50-е годы)»
Работу выполнила
студентка VI курса
Лагутенко Л.П.
группы ФЗО/VI История
работа допущена к защите
научный руководитель кандидат исторических наук, доцент
«___» ___________ 200__ г.
Литвинов Владимир Васильевич
заведующий кафедрой
рецензент доктор юридических наук, профессор
Пономарев Евгений Георгиевич
Дата «___» ___________ 200__ г.
Оценка: «_______________________»
Ставрополь 2006 г.
Содержание

Введение
Глава I.Режим личной власти: от становления к краху.
§1.Формирование режима личной власти Сталина в СССР: историки сталинизма.
§2.Великая Отечественная война. Роль Сталина - главнокомандующего.
§3.Жизнь после войны (1945 - 1953 гг.): ожидание и реалии, политика центра; новая волна репрессий с 1948 г.
Глава II.«Оттепель»: трансформации политической системы страны.
§1.СССР к концу сталинской эпохи: итоги и перспективы.
§2.Ситуация «без Сталина»: несостоявшийся новый триумвират, лидеры «оттепели».
§3.Через развенчание «культа личности» к коллективному руководству.
Заключение.
Примечания.
Библиография.
Введение

«Великая и страшная фигура Сталина, как гвоздь в доску, вбитый в великое и страшное столетие, до сих пор окутана прямо-таки мистическим туманом»1.
Действительно, личность Сталина - одна из самых сложных и противоречивых в истории. Удивителен его путь политического деятеля от малозаметного участника Октябрьской революции до лидера партии и государства. Процесс усиления единовластия, подмены диктатуры пролетариата диктатурой вождя показывает генезис культа личности Сталина, человека, который был главным виновником беззаконий, творившихся в стране в 40-е - начале 50-х гг.
И хотя об «эпохе» Сталина написано уже немало монографий произведений художественной литературы, но и сегодня на Сталина и сталинизм мы смотрим с «высоты птичьего полета»2.
Прошло уже более полстолетия со дня смерти Сталина. Сегодня, спустя десятилетия, с большей временной дистанции эти мрачные страницы летописи советского народа, полные подвижничества, трагизма, обманутой надежды, видятся глубже, основательнее, вернее.
Поэтому и сегодня тема Сталина и сталинизма является для российского народа по-прежнему актуальной, ибо в наш век перестроек народу пришлось болезненно пережить крутые «повороты» на дорогах новой истории нашего государства.
Даже ошибки и «горький» опыт прошлого помогают нам осознавать величие и трагедию нашего сегодняшнего дня.
«Незаконченное» прошлое может быть как у отдельного человека, так и у целого поколения, не знающего до конца подлинной истории своего триумфа и трагедий.
Изучение, тем более научное исследование по заданной теме «От режима личной власти к коллективному руководству (изменения в политической власти после смерти Сталина в 50-е годы)» помогает понять характер, особенности исторического развития на современном этапе, опасность перехода к тоталитаризму при условии безграничного стремления к единовластию, увидеть, как триумф одного человека привел к трагедии весь народ. В этом тоже состоит, безусловно, актуальность заданной темы.
Хронологические рамки дипломной работы охватывают периоды: с 20-х годов до начала 60-х годов, т.е. период утверждения единовластия Сталина, утверждения его «культа личности» и тоталитаризма политико-государственной системы начало разоблачения «культа личности» «вождя народов» на XX съезде КПСС и в последующие годы до 1960 г.
Территориальные рамки: дипломная работа охватывает территориальные границы СССР, целый ряд западно-европейских стран в связи с успешным завершением Великой Отечественной войны и освобождением не только своего Отечества от фашизма, но и стран Западной Европы.
Структура работы состоит из введения, двух глав и заключения.
Научная актуальность темы определяется необходимостью изучить появившиеся новейшие исследования отечественной и зарубежной историографии и тем самым на этой основе и на основе открывшихся архивных источников, связанных с заданной темой дипломной работы, приобрести более глубокие знания из достоверных исторических источников по периоду 20-х - 50-х г.г. XX века в истории нашего Отечества.
Историография.
В Советском Союзе за период до начала 50-х г.г. XX века в историографии накопилось немало монографий, статей, исторических источников - (документов, воспоминаний современников и т.д.). За последние годы (90-е ХХ века, 2000 - 2005 г.г.) историография по заданной теме пополнилась новейшими исследованиями отечественных и зарубежных учены, раскрытыми архивными документами, в которых уточняются многие вопросы, связанные с «триумфом и падением» (Волкогонов Д.) Сталина.
Постоянное внимание советской историографии и историографии РФ привлекали и привлекают внимание, прежде всего исторические документы, особенно «раскрытые» и ставшие доступными для исследователей архивные документы и воспоминания современников, сторонников и противников «вождя народов».
Можно назвать воспоминания современников Сталина, представляющие особый интерес.
1) Каганович Л.П. «Памятные записки. Мой ХХ век». - Москва, издательство «ВАГРИУС», 1996 г.3
Само существование воспоминаний Кагановича Л.П. «Памятные записки рабочего коммуниста - большевика, профсоюзного, партийного и советского - государственного работника» подвергалось сильным сомнениям, так как тридцать лет он был «фигурой умолчания», лишь в годы перестройки его личностью активно заинтересовались историки и журналисты. Но количество данных им интервью можно было пересчитать по пальцам. «Такие люди уносят свои тайны в могилу» - таково было единодушное мнение. И вот воспоминания изданы в 1996 г. Вернее, изданы наиболее интересные фрагменты из 14 тысяч рукописных страниц, составляющих мемуарное наследие Кагановича. Его «Памятные записки» - это книга человека, абсолютно уверенного в своей личной, политической и исторической правоте, не менявшего своих взглядов в зависимости от конъюнктуры. В книге 16 глав и приложения: письма, заметки, черновые наброски, отдельные мысли. Л.М. Каганович (1893 - 1991) - виднейший представитель «сталинской гвардии». На протяжении более четверти века он был одним из первых лиц в Политбюро и правительстве СССР, руководил промышленностью транспортом страны.
В 1957 г. Подавлением Н.С. Хрущева, его «выдвиженца» и ученика, был снят со всех постов, впоследствии исключен из партии. Свои «Памятные записки» он писал, по его собственному выражению, не для праздного обывателя, а скорее для архива, в который придет ученый-историк, исследователь эпохи, в которой жил и работал Л.М. Кагановича, чтобы воспользоваться воспоминаниями очевидца и активного участника событий того времени. Книга воспоминаний Кагановича необычная во всех отношениях. Необычна и личность ее автора. Многое узнает читающий «Памятные записки». Революционную деятельность он начал рано - в самые первые годы ХХ века 1917 г.. Гражданская война, революционный Петроград, организационная работа ЦК партии в 1922 - 1925 г.г., борьба с оппозиций и другие проблемы партийной жизни 20-х г.г., работа на Украине в 1922 - 1928 г.г., в ЦК ВКП(б), во главе московских коммунистов, битва за Кавказ, начало восстановления в послевоенные годы и т.д. - все это содержится в «Памятных записках» Кагановича. Это очень ценная книга и для автора данной работы.
2) Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина. В 2-х книгах - М.; издательство Агентства печати новости. 1989 г.4
Свою работу автор назвал «Триумф и трагедия», так как стремился в ней показать, как триумф одного человека обернулся трагедией для великого народа.
Как известно, личность Сталина - одна из наиболее сложных и противоречивых. Материалы для политического портрета Сталина автор собирал много лет. Но сама книга написана им менее чем за полтора года.
В книге, в которой используются многие неизвестные ранее документы, анализируется эволюция Сталина - политического деятеля т малоизвестного участника Октябрьской революции до единовластного лидера партии и государства. Автор прослеживает весь процесс усиления единовластия, «диктатуры вождя», генезис культа личности Сталина, главного виновника беззаконий, творившихся в стране в 40-50-е г.г. Автор подчеркивает, то обожествление вождя привело к тому, что он довел государство до триумфа с элементами тоталитаризма, что стало трагедией для народа. Люди его любили, во время войны шли в бой со словами: «За Родину! За Сталина!»
«Люди действительно его любили. Но он не любил их. Более того, он коварно обманул миллионы, отождествив себя с социализмом. Вера в социализм была автоматически перенесена и на него. Думаю, - пишет Волкогонов, - это самый парадоксальный случай «затмения» целого народа».5
Используя сопоставления с историей древнего мира, автор объясняет, как Сталин стремился оправдать себя, свои действия. Но он исторически промахнулся.
3) Хрестоматия по отечественной истории (1946-1995 г.г.). Под редакцией А.Ф. Киселева, Э.М. Щагина. - М.; «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС». 1996 г.6
В хрестоматии опубликованы документы по отечественной истории с 1946 по 1995 г. Цель составителей - на основе представленных материалов обеспечить для использующих хрестоматию научный подход их к истории Отечества, показать реальное развитие исторического процесса во всей его противоречивости. Собранные в хрестоматии государственные, правительственные и партийные документы, материалы периодической печати, воспоминания, архивные источники, многие из которых публикуются впервые, - это прекрасные исторические источники. К главам даны пояснения научного характера.
4) Шевелев В.Н. Н.С. Хрущев. Серия «След в истории». - Ростов-на-Дону, «Феникс». 1999.7
Н.С. Хрущев, третий по счету лидер Советского государства после Ленина и Сталина. Автор показывает, что он вошел в историю «в черно-белом» образе. Добро и зло были уравновешены в нем. Это был человек больших страстей и великих заблуждений. В книге рассматривается жизненный путь Хрущева, его взаимоотношения со Сталиным, с другими вождями, входящими в «ближний круг», его длительную борьбу за власть, восхождение на Олимп. Автор стремится показать, что представляла собой «хрущевская оттепель», способствовавшая формированию нового общественного и духовного климата в обществе. Автор старается, объяснить, почему именно Хрущев победил в борьбе за власть.
5) Зевелев А.И. Истоки сталинизма. Из серии «Политическая история ХХ века». М., «Высшая школа». 1990 г.8
Автор на основе имеющихся источников об истоках и процессе формирования сталинщины, раскрывают ее объективные и субъективные факторы. Сознавая, что такая задача многогранна и весьма обширна, автор сосредоточился на показе формирования единовластия Сталина в партии, где оно имело наибольшее и первоочередное проявление и влияло на все стороны ее жизни.
Особое внимание автор уделяет анализу ленинских идей о коллективности партийно-государственного руководства и роли личности в истории. Раскрывается процесс утверждения Сталина в должности генсека и создания им своего послужного окружения. Подробно раскрываются так называемые «отставки» Сталина. В заключении работы дается определение политической сути сталинщины и ее последствий.
6) Диктаторы. История в лицах.
а) Ян Грей. Иосиф Сталин. Личность в истории.
б) Троцкий Л. Сталин.
Перевод с английского - М. «Интер Дайджест». 1995.
Эта книга отличается от множества других публикаций о Сталине прежде всего столкновением противоположных взглядов на личность кремлевского диктатора. Английский историк Ян Грей, доказывая фатальную неизбежность жестокой власти в России, почти канонизирует эту зловещую фигуру. Совершенно иного мнения придерживается автор другого исследования - Лев Троцкий. Его книга о Сталине так и осталась незаконченной. Первый и главный разоблачает «верного продолжателя дела Ленина» был убит по тайному указанию героя своей книги. В предисловии к книге «Сталин» сказано, о ком и каком духе идет речь в монографии. Имя человека, более тридцати лет наводившего ужас на своих подданных, известно всему миру. Легенды и ложь, правда и полуправда - весь огромный поток информации о нем хлынул на читателя с началом перестройки9, т.е. эта монография - одно из самых новейших исследований зарубежной историографии о Сталине.
В этой книге человека из стали, диктатор и тиран показан в необычном ракурсе. Оригинальность подхода к этой личности английского историка Яна Грея и неотразимый документализм Льва Троцкого дают возможность по-новому воспринять образ бывшего вождя. Ян Грей считает, что политика Сталина - это продолжение традиций евразийской линии русской истории. Спасение русской нации, считает автор, всегда зависело от существования централизованного государства и правителя, способного мобилизовать людские и материальные ресурсы на защиту Отечества. Признав Россию своей страной, Сталин вобрал в себя взгляды и обычаи великороссов, и веру в особую судьбу русского народа и государства.
Во второй части книги читатель может ознакомиться с сокровенными мыслями Льва Троцкого о бывшем соратнике, ставшим для него впоследствии врагом и палачом.
Ян Грей считает, что Сталин был великим реформатором типа Ивана Грозного и Петра Великого. Сталин, согласно Грею, модернизировал отсталую империю и превратил ее в мощное индустриально-аграрное государство. А Лев Троцкий первый в мире раскрыл иезуитскую сущность московских судебных процессов 1936-1938 г.г. и многое другое.
Итак, описываемые в этой книге исторические события, изображенные с таких разных позиций, заставляют задуматься о том, почему невозможно зачеркнуть этот период из нашей истории.
В этом и состоит главная ценность данной книги.
Объект исследования принципа управления партией и государством советской эпохи.
Предмет исследования: трансформации стиля и методов управления партией и государством в сталинской и хрущевской эпохи.
Цель дипломной работы: Выявить сущностные особенности режима личной власти И.В. Сталина, характер управления партией и государством при Н.С. Хрущеве и уровень утверждения коллективных принципов руководства.
Задачи: исходя из поставленной цели, авторам определены задачи:
- выявить содержание понятия культ личности и характер режима личной власти Сталина;
- установить факторы, обусловивший переход к коллективным признакам руководства;
- выявить уровень и продолжительность коллективных признаков руководства в эпоху «оттепели».
Методологической основой работы явилось сочетание формационного и цивилизационного подходов к исследованию исторических процессов:
1. Историко-генетический метод позволил проследить процесс развития трансформации нашего общества в период 20-40-х г.г.;
2. Историко-сравнительный метод применялся в процессе сопоставления деятельности лидеров советского государства, что позволило рельефнее отразить личностные качества Сталина.
3. Типологический метод позволил обнаружить закономерности исторического процесса или их противоположности в два исторических периода: при Сталине и без Сталина.
Первую группу источников составили: законодательные акты, решения съездов, пленумов, конференций ЦК партии и Верховного Совета СССР.
Вторую группу составляют письма В.И. Ленина, воспоминания соратников Сталина - членов Президиума ЦК партии, правительства и т.д.
Третья группа источников представлена периодической печатью, содержит информацию, связанную с деятельностью Сталина, Хрущева и др.
Четвертая группа источников представлена материалами ХХ съезда КПСС, воспоминаниями современников о происшедших в связи с решениями съезда изменениях в общественно-политической жизни общества.
Глава I. Режим личной власти: от становления к краху

§1. Формирование режима личной власти Сталина в СССР: истоки
сталинизма

Одной из острейших проблем, вокруг которой в наше переломное, непростое время развернулась страстная, неутихающая полемика не только на страницах печати и в устных выступлениях лекторов и публицистов, но и в учебных заведениях и в каждой российской семье, стала проблема «Сталина», культа его личности. Происходит это не только потому, что фигура Сталина сфокусировала в себе реалии и противоречия тридцати лет жизни советских людей, но и в связи с тем, что они в последующие годы после его смерти оказались не освобожденными от многих наслоений созданной при его жизни авторитарной системы. Преодоление ее - это цель нашего современного общества.
Анализ истории Октябрьской революции и ее продолжения дали основание М.С. Горбачеву заключить, что личность Сталина «крайне противоречива». За грубые политические ошибки, произвол, допущенные им и его окружением, наш народ заплатил великую цену, они «… имели тяжелые последствия для жизни нашего общества». Горбачев также высказал обоснованное мнение, что «… культ личности не был неизбежным», так как он чужд природе социализма, представляет собой отступление от его основополагающих принципов и, таким образом, не имеет никакого оправдания».1
Характер политики вокруг имени Сталина осложняется и тем, что она продолжается в условиях, когда далеко еще не завершена политическая и социально-экономическая перестройка в нашем государстве.
Необходимость понимания истоков сталинизма, культа личности, авторитарно-бюрократического центризма не опровержима.
Правы те, кто считает, что корни причин, приведших к кризисным явления в сфере экономики, идеологии и нравственных устоев общества, не говоря уже о сложившихся в нашей стране командно-административной системе управления и механизме торможения, лежат в политике и практике сталинщины.
Деформацией социализма сталинщина нанесла большой ущерб нашей стране, народу.
Разумеется, не все проблемы сталинизма достаточно изучены и разрешимы, но дополнительный свет на них можно пролить при анализе объективных и субъективных причин формирования единовластия Сталина.
Следует отметить, что «культ личности сложился не только в рядах ВКП(б). он повторился с разными модификациями в коммунистических партиях других стран. Следовательно, уяснение условий появления культа личности Сталина должно послужить делу исследования некоторых аспектов развития международного коммунистического движения».2
Познание совокупности проблем, связанных с изучением истоков сталинизма, необходимо в конечном итоге для создания гарантий того, что подобное сталинщине никогда не повторится в нашей стране.
Постичь всю правду о Сталине требуется и потому, что его наследие оказалось более живучим, чем это можно было предположить в середине 50-х годов, да и сейчас. Извлечение уроков из прошлого должно служить движению от покаяния к действию.
Осуждение культа личности Сталина произошло, как известно, на ХХ съезде партии (февраль 1956 г.).
Повлиял ли ХХ съезд партии на общественно-политическую обстановку в стране? Безусловно, ХХ съезд партии вошел навсегда в российскую историю благодаря докладу Хрущева о культе личности Сталина.
«В течение каких-нибудь трех часов Хрущев похоронил того, кому создавали авторитет коммунистического полубога в течение трех десятилетий».2
До сих пор спорят, чем руководствовался Хрущев, настаивая на том, чтобы сказать правду о злодеяниях уже покойного диктатора, каковы были последствия этого выступления. Одни считают, что именно с этого хрущевского доклада стала размываться, исчезать вера - в мудрость партии, в величие социализма, в светлое будущее «великого советского народа». А Хрущев пошел на этот шаг, руководствуясь исключительно своими властными амбициями.
По мнению других, это был акт гражданского мужества Хрущева. Тогдашние вожди во главе с Хрущевым видели в этом выход из сложившегося положения. Но сама компания критики культа личности развивалась в официально очерченных рамках.
По мере того, как верхушка партийной элиты все больше узнавала о сталинских беззакониях, все чаще вопросы культа становились предметом обсуждения на заседаниях Президиума ЦК партии. Но от остальной партийной элиты все это держалось в секрете.
«Постепенно на волне оттепели и либерализации общественной жизни пробивала себе широкую дорогу правда о преступлениях Сталина».3
Впервые в открытой печати слова не о культе личности вообще, а о культе личности Сталина прозвучали в статье «Почему культ личности чужд духу марксизма-ленинизма?» в газете «Правда» за 28 марта 1956 г.
Между тем слухи о «секретном» докладе Н. Хрущева на ХХ съезде все больше распространялись на Западе. В Советском Союзе к тому времени (4-6 июня) практически все взрослое население уже было ознакомлено с содержанием доклада Хрущева на ХХ съезде партии.
Но официально допущенное «свободомыслие» не должно было выходить за рамки дозволенного, затрагивать устои существующего строя. Партийное руководство внимательно следить за этим.
Рост критической компании все больше беспокоил высшее партийное руководство.
Первым симптомом «отката» стала статья в газете «Правда» 5 апреля 1956 г. «Коммунистическая партия побеждала и побеждает верностью ленинизму», входившая в противоречие со многими положениями статьи от 28 марта «Почему культ личности чужд духу марксизма-ленинизма?»
19 декабря 1956 г. ЦК направляет в партийные органы секретное письмо «Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских враждебных элементов» … диктатура пролетариата по отношению к антисоветским элементам должна быть беспощадной.
Как известно, после смерти Сталина наступило время, когда началось «оттаивание» от страха, несвободы, лжи и агрессивности. Потепление прежде всего происходило в духовной жизни, литературе, художественной культуре. Начался процесс пробуждения национального самосознания и общественной мысли. Появился новый общественный феномен - общественное мнение.
Глубинное содержание и весь ход оттепели прежде всего определялись борьбой двух тенденций - охранительной и обновительной. Отсюда - ее пульсация, противоречивость и непоследовательность.
Первый всплеск оттепели был связан со смертью Сталина и началом обновления. Второй - с ХХ съездом партии, «секретным докладом» Хрущева и последующей общественной и духовной либерализацией.
Уже вскоре после ХХ съезда акценты в официальной пропаганде все более заметно смещаются к поискам положительного в деятельности Сталина.
Во многом оттепель происходила на волне преодоления мифа о «великом и мудром Сталине» и критике культа личности. Но продолжая жить другой миф - о Ленине. После ХХ съезда, казалось, процесс обновления наступил.
Однако вскоре после ХХ съезда работа по очищению партии и общества от наслоений культа личности Сталина «захлебнулась», не была доведена до конца. ЦК КПСС принял «Постановление о преодолении культа личности и его последствий» (30 июня 1956 г.), в котором объявлялось что после смерти Сталина «…с исключительной настойчивостью и решительностью ликвидируются последствия культа личности и что даже этот процесс… - пройденный этап…» в жизни Советской страны…»3. Между тем некоторые проявления культа (в других условиях и иных формах) возродились как в 60-х, так и в 70-х - начале 80-х годов.
Отсюда ясно, как необходим глубокий анализ этого документа и изучение истоков сталинизма.
Дефиниция «культ личности Сталина» не охватывает всю сложность этого политического явления.
«Верно сказано: культа личности не было, а был культ безличности… Для Сталина была характерна эклектическая система взглядов и действий, противоречащих и марксизму, и ленинизму. Правильно было бы говорить не о культе личности, даже не о сталинизме, а о сталинщине».4
На деле это означало:
- отчуждение трудящихся от социалистической собственности;
- отделение правительства от народа, народа от правительства, узурпация власти государством, ее сверхцентрализация и в конечном итоге сосредоточение функций государства в руках одного человека;
- создание административно-командной власти, волюнтаризм в руководстве экономикой и политикой;
- ликвидация коллективного руководства в партии и плюрализма мнений, подмена их единоличными решениями;
- превращение многих руководителей партии в политиков, подыгрывавших и выполнявших волю Генерального секретаря ЦК ВКП(б);
- отказ от социалистического демократизма и установление перманентного террора, направленного против народа и партии;
- внедрение в широкое сознание масс идеалистических по своей сути идей о неизбежности и необходимости существования «вождя», обожествление его и его действий;
- сосредоточение нравственных оценок и управление наукой, культурой, искусством в руках одного человека;
- деиндивидуализация личности, насаждение взглядов о народных массах как «винтиках», а отсюда следовал вывод о неполноценности каждого отдельного человека, что на деле приводило к потере подлинной активности трудящихся и их ответственности за судьбы исторического развития страны;
- раскол международного коммунистического и рабочего движения, подчинение его целям единовластия.
Таким образом, есть основание считать, что в середине 20-х, в 30-40-х и начале 50-х годов в партии и государстве произошла переориентация политики, замена ее идеями и взглядами Сталина, которые не могут быть признанными как ленинские, социалистические.
Почему именно 20-30-е годы в политической истории ХХ века стали истоками сталинизма, «рождения» культа личности Сталина?
Прежде всего, это можно объяснить тем, какое политическое и социально-экономическое положение стало определяющим в России вскоре после победы завершенного Октябрьского переворота.
В феврале 1917 г. Самодержавие пало. У власти оказались либералы и умеренные социалисты.
Главным вопросом революции стал вопрос о войне. Вслед за ним своего разрешения требовали аграрные проблемы. Курс на продолжение войны и затягивание земельной реформы оказался самоубийственным для новой власти Народные массы готовы были пойти за любой политической силой, твердо обещавшей им мир и землю.
В отличие от меньшевиков и эсеров большевики не страдали комплексом «властебоязни» и не испытывали страха перед гражданской войной.
С возвращением из эмиграции Ленина партия взяла курс на захват власти сначала мирным, а затем и вооруженным путем. Большевики сумели использовать свои преимущества: твердую политическую волю и авторитет вождя, строгую партийную дисциплину, мощный агитационный аппарат.
Захват власти большевиками привел к Гражданской войне. Гражданская война в России была не полем классовых битв, а спором о путях дальнейшего развития страны.
Победа красных в войне еще не означала автоматической поддержки всем населением большевистской альтернативы будущего устройства России. Крестьянство с оружием в руках попыталось внести в политику большевиков свои коррективы.
События весны 1921 г. были расценены большевиками как серьезный политический кризис. Кронштадтский мятеж, по определению Ленина, был опаснее для большевистской власти, чем Деникин, Юденич и Колчак, вместе взятые: в нем стихийное недовольство крестьян соединилось с военной силой армии - Ленин первым понял опасность. Он извлек из событий два принципиальных урока. Для сохранения власти, во-первых, необходимо идти на соглашение с крестьянством и, во-вторых, ужесточить борьбу со всеми, кто не согласен с политикой большевиков.
В марте 1921 г. На Х съезде РКП(б) Ленин объявил о переходе к новой экономической политике. Продразверстка была заменена продналогом. Коренные изменения произошли и в промышленности, для чего потребовалась отмена принудительного труда и введения рынка рабочей силы. Была проведена денежная реформа. Вместе с тем значительная часть промышленности, вся внешняя торговля оставалась в руках государства.
Экономические итоги НЭПа были положительными. К 1928 г. Страна по основным экономически показателям достигла уровня 1913 г. Однако производимые товары не могли удовлетворить растущий спрос. Это вело к повышению цен, что в свою очередь тормозило рост жизненного уровня населения.
Были и серьезные отрицательные итоги НЭПа: непомерное увеличение чиновничье-бюрократического аппарата, экономические противоречия, неудачные попытки привлечения в большей степени иностранных инвестиций, хлебозаготовительный кризис. Положение в стране подталкивало к объединению всех наций и народов в единое государство. Коммунисты считали, что это необходимо для построения социалистического общества.
В декабре 1920 г. На VIII Всероссийском съезде Советов был принят план ГОЭЛРО, который предусматривал создание единой энергетической сети. О принципах построения многонационального государства были различные точки зрения.
Комиссия Политбюро ЦК РКП(б) выдвинула подготовленный И.В. Сталиным план объединения. Ленин подверг план автоматизации резкой критике. ЦК РКП(б) одобрил ленинские принципы национально-государственного устройства. В утвержденном проекте резолюции прозвучала основная мысль Ленина (не Сталина!): «Признать необходимым заключение договора между Украиной, Белоруссией, Федерацией Закавказских республик и РСФСР об объединении их в Союз Советских Социалистических республик с оставлением за каждым из них права свободного выхода из состава Союза…»5
В 1922 г. декларация об образовании СССР была утверждена на собрании уполномоченных делегаций Советских Социалистических республик.
В декларации были определены принципы устройства союзного государства и указана политическая цель образования СССР: «Союз… является добровольным объединением равноправных народов… за каждой республикой обеспечено право свободного выхода из Союза… доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам, как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем… Новое, союзное государство… послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую республику».6
Декабрьский съезд вошел в историю как I съезд Советов СССР. 31 января 1924 г. На II Всесоюзном съезде Советов была принята первая Конституция СССР. Высшим органом власти стал Всесоюзный съезд Советов, а в период между съездами - Центральный исполнительный комитет (ЦИК) Советов. Он состоя из двух палат - Совета Союза и Совета Национальностей. Высшим исполнительным и административным (распорядительным) органом стал Совет народных комиссаров СССР.
В союзных республиках формировались свои съезды Советов, ЦИК и СНК. Но значительную часть полномочий республики передавали центральным органам: международное представительство, оборону, пересмотр границ, государственную безопасность, внешнюю торговлю, транспорт, бюджет, связь, денежное обращение. В ведении республик оставались внутренние дела, земледелие, просвещение, юстиция, социальное обеспечение и здравоохранение.
Выборы делегатов съезда Советов СССР не являлись подлинно демократическими. От городских жителей избиралось - делегатов в пять раз больше, чем от сельских. Лица, использовавшие наемный труд или жившие на нетрудовые доходы, священнослужители, бывшие полицейские и жандармы лишались избирательных прав. На начальном этапе развития СССР центральная власть пыталась учитывать национальную специфику. Гибкая политика проводилась в отношении малых народов Севера, ведущих кочевой и полукочевой образ жизни, занимавшихся охотой, рыболовством, оленеводством. Им предоставлялось право на самоуправление с учетом обычаев и традиций.
Для политического развития в 20-е годы было характерно сращивание государственного и партийного аппарата.
Сложившуюся в годы гражданской войны политическую систему на XII съезде РКП(б) назвали «диктатурой партии: РКП(б) по существу исполняла функции органов государства. Серьезные государственные решения принимались Центральным комитетом РКП(б) после предварительного обсуждения в тесном кругу большевистских лидеров в созданном в 1919 г. Политбюро ЦК РКП(б). В состав Политбюро в 1921 г. Входили Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, В.И. Ленин, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий. Н.И. Бухарин, М.И. Калинин, В.М. Молотов были кандидатами в члены Политбюро. Принятые партией решением закреплялись в документах государственных, т.е. советских органов. Руководители партии были, как правило, одновременно и руководителями государства: Ленин - председателем совнаркома, Калинин - председателем ВЦИК и т.д.
Против вмешательства партии во все серы жизни общества и государства выступала «рабочая оппозиция». Эту группу возглавили видные партийные и профсоюзные деятели А.Г. Шляпников, А.М. Коллонтай, С.П. Медведев. Партия, по их мнению, должна заниматься агитацией и пропагандой, воспитанием масс; профсоюзы - управлять народным хозяйством; Советы - государством. Оппозиция обвиняла партийную верхушку в нежелании заниматься условиями жизни и быта рабочих, требовала свободы фракций и группировок в партии. Разногласия было решено обсудить на X съезде РКП(б).
Но вспыхнуло восстание в Кронштадте. И главной идеей съезда стала мысль о единстве партии. Во вступительной речи В.И. Ленина на Х съезде РКП(б) прозвучало осуждение тех, кто пытался подорвать единство партии: «… Мы пережили год исключительный, мы позволили себе роскошь дискуссий и споров внутри нашей партии. Для партии, которая окружена врагами, могущественнейшими, сильнейшими врагами, объединяющимися весь капиталистический мир для партии, которая несет на себе неслыханное бремя, эта роскошь была поистине удивительна».7
Съезд принял резолюцию «О единстве партии», запрещавшую создание в РКП(б) фракций или групп имеющих отличную от партийного руководства точку зрения. Взгляды «рабочей оппозиции» были осуждены. В июне-августе 1922 г. Состоялся судебный процесс над эсерами, 12 из подсудимых приговорили к смертной казни, но после протестов мировой общественности казнь отложили.
В июне 1923 г. ЦК РКП(б) разработал инструкцию «О мерах борьбы с меньшевиками». Слово «меньшевик» на долгие годы стало одной из самых негативных идеологических характеристик. В 1923 г. Начался распад меньшевистской партии. В стране утвердилась однопартийная политическая система. Эти политические аспекты жизни страны имели влияние на процесс формирования единовластия Сталина. Ему «были явно на руку неизжитые до конца царистские настроения, укоренившиеся в России на протяжении нескольких веков, а также отсутствие сформировавшихся и устоявшихся демократических традиций…»
На руку Сталину были и «состав партии в то время, и политические методы ее функционирования»8. В 1922 г. Численность рабочих-коммунистов была всего 200 тысяч. Количество рабочих к 1922 г. Уменьшилось в результате того, что цвет рабочих-большевиков погиб на фронтах гражданской войны.
Чистка 1921 г. Отчасти помогла избавиться от «примазавшихся» к партии карьеристов: из партии были исключены 170 тыс. человек. Но вместо них в партию пришли отнюдь не пролетарские кадры. Об этом писал Ленин Молотову: «Нет сомнения, что наша партия теперь по большинству своего става недостаточно пролетарская… С другой стороны, так же несомненно, что партия наша теперь является менее политически воспитанной в общем и среднем… чем необходимо для действительного пролетарского руководства».9
Коренного перелома в таком положении не произошло вплоть до второй половины 20-х годов. Ленинский призыв дал существенное увеличение рабочих в партии. Но только к 1937 г. Рабочие составляли немногим более половины состава партии. Социально-политическая обстановка в стране, а также внутрипартийное положение благоприятствовали приходу к руководству партией Сталину, Зиновьеву, Каменеву, Троцкому. Все они были и оставались в той или другой мере, говоря словами М.Н. покровского, «военными коммунистами», были родом из этой политики. Отсюда их уверенность в следующем: «…то, что дало такие блестящие результаты по отношению к колчаковщине и деникинщине, поможет справиться со всеми остатками старого в любой иной области».10
«Нетерпеливые» революционеры, в том числе, конечно и Сталин, получали поддержку в определенной части народа и руководства второго и третьего эшелонов. В должности генсека утвердился Сталин. Его нравственный облик больше всего импонировал полурабочему, полуинтеллигенту, всегда «тоскующих» по сильной и жесткой власти. К тому же за время пребывания в роли генсека Сталину удалось протащить в аппарат ЦК деятелей, беспредельно преданных ему и начинавших под его руководством формирование того «сталинского ядра», которое и осуществило деформацию ленинизма. Субъективные факторы, имеющие целом большое значение в деятельности КПСС, сыграли огромную роль в возникновении и формировании господства Сталина.
В своем «Политическом завещании» и прежде всего в «Письме к съезду» Ленин писал о Сталине: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью».11
Сталин был утвержден генсеком (а не избран!). Он смог утвердиться в этой должности вследствие длительного отсутствия в Политбюро Ленина из-за болезни. За небольшой отрезок времени (до смерти Ленина) Сталин многое сделал в направлении создания такого партийно-государственного аппарата, на который он мог бы опереться для установления своей диктатуры.
Сталин активно воспользовался тем, что Ленин из-за болезни вынужден был взять длительный отпуск.
В неразрывной связи с постановкой вопроса о сосредоточении огромной власти в руках Сталина находится ленинская оценка качеств его характера. В добавлении к письму от 24 декабря 1922 г. (4 января 1923 г. по новому стилю) Ленин отмечает: «Сталин слишком груб…», он недостаточно терпим, лоялен, вежлив, внимателен по отношению к товарищам по партии; Ленин говорит о его капризности… и т.д. Эти «мелочи» нетерпимы в должности генсека и нетерпимы с точки зрения взаимоотношений Сталина и Троцкого; ибо от этого зависит предохранение партии от раскола».12
Кроме того, Ленин в статье «К вопросу о национальностях или об «автономизации» назвал еще ряд качеств Сталина, указав на допущенные им серьезные ошибки в национальном вопросе, нарушившие принцип интернационализма, искажая марксизм.
В «Письме к съезду» в конце декабря 1922 г. - начале января 1923 г. Ленин продиктовал политическую характеристику Л.Д. Троцкому, Л.Б. Каменеву, Г.Е. Зиновьеву, Н.И. Бухарину, Л.Г. Пятакову, И.В. Сталину. Он подчеркнул в отношении Сталина, что если его недостатки «вполне терпимы в среде и общениях между нами, коммунистами, то они становятся нетерпимы в должности генсека. Поэтому я предлагаю, - писал Ленин, - товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.»13. Но Ленин не предложил конкретную кандидатуру на должность генсека.
В октябре 1923 г. Л.Д. Троцкий и его сторонники выступили с критикой установившихся в партии порядков. Их особенно тревожило «все более прогрессирующее, уже ничем не прикрытое разделение партии… на профессиональных партийных функционеров, выбираемых сверху, и на партийную массу, не участвующую в партийной жизни».14
21 января 1924 г. умер В.И. Ленин. В мае на XIII съезде РКП(б) было оглашено «Письмо к съезду». Делегаты решили оставить Сталина на посту генерального секретаря ЦК, мотивируя свое решение сложной обстановкой внутри партии и угрозой ее раскола со стороны Троцкого.
Накануне XIII съезда РКП(б) собрался Пленум ЦК, принявший решение: «Перенести оглашение зачитанных документов, согласно воле Владимира Ильича, на съезд, произведя оглашение по делегациям и установив, что документы эти воспроизведению не подлежат, и оглашение по делегациям производится членами комиссии по Приаму (от Крупской Н.К.) бумаг Ильича».15
С XIII съезда партии усиливается борьба за власть, за лидерство в партии.
«Борьба эта имела несколько драматических этапов и периодов, свои пики, приливы отливы, в центре которой стояли Сталин, Зиновьев и Каменев - члены так называемого триумвирата. Участие в нем давало Сталину возможность не только получить поддержку со стороны авторитетных членов Политбюро, но и связать их имена со своим именем, а в дальнейшем - дискредитировать».16
Позже в своих «Памятных записках» Л.М. Каганович писал, что уничтожение Октябрьской социалистической революцией капиталистического строя в России привело к развалу и разгрому идеологических выразителей этого строя - буржуазно-помещичьих партий и помогавших им мелкобуржуазных контрреволюционных партий эсеров и меньшевиков. Однако и те, и другие не полностью сошли со сцены борьбы. «Партия и Советская власть не допускали иллюзий и призывали членов партии к бдительности… Дело борьбы с идеологическими уклонами, возникшими на почве экономических трудностей… не кончилась… В стране развернулась широкая дискуссия и приняла острые формы… Троцкистские силы противников партии и ЦК были сильнее указанных выше» идеологических противников. Троцкисты маскировались положениями резолюций ЦК. Политбюро, выдавал их за свои, и тем самым вводили в заблуждение некоторых честных членов партии. Однако в результате внутрипартийной борьбы троцкистский блок потерпел полное поражение», хотя было не так просто достигнуть победы над троцкизмом».17
«Заступничество» Зиновьева и Каменева за Сталина было вызвано, прежде всего, тем, как свидетельствуют их политические биографии, что они преследовали свои особые, не в последнюю очередь, личные цели. Они исходили из своих политических целей, не видя тогда в фигуре Сталина для себя серьезного соперника в борьбе за власть.
Зиновьев и Каменев, будучи в интеллектуальном отношении выше Сталина, владея основали теории научного социализма, рассчитывали на то, что им удастся оставить Сталина на второстепенной роли, которую тот играл при жизни Ленина, а сами они вместе - при «ручном» Сталине. Это был серьезный просчет не только в смысле недооценки качеств Сталина, но и в непонимании той социально-экономической и политической обстановки, которая благоприятствовала сосредоточению необъятной власти в руках Сталина. Несмотря на временный блок в 1924 г.: Сталина - Зиновьева - Каменева. - между ними не прекращалась подспудная борьба за лидерство в партии.
И.В. Сталин - член Политбюро ЦК, Генеральный секретарь ЦК партии - с самого начала образования «триумвирата» поставил перед собой цель: захват власти и достижение своего полного единовластия. Эта страсть подавляла в нем товарищество, родственные и другие чувства.
В достижении единовластия ключевым средством являлась овладение партийным и государственным аппаратом, исполнительными органами.
Исподволь, опираясь на отдельные высказывания Ленина, Сталин стал внедрять новую идеологическую установку - вывод о возможности строительства социализма в «одно, отдельно взятой стране». Это был отход от теории мировой революции, Сталин обвинил Троцкого и его сторонников в том, что они не верят в возможность построения социализма в СССР. XV конференция ВКП(б) в 1926 г. утвердила сталинский тезис в качестве основного партийного принципа.
Период 1924-1925 г.г. был трудным для партии: неурожай, нехватка товаров, восстание в Грузии, попытки создать крестьянскую политическую организацию. Партийному руководству пришлось удовлетворить некоторые требования крестьян. Несколько оживилась деятельность Советов, было сокращено число тех, кто был лишен избирательных прав, («лишенцев»), снижен сельхозналог, разрешено на определенных условиях сдавать землю в аренду, применять наемный труд, введены налоговые льготы для кустарей и ремесленников.
На Пленуме ЦК секретарями ЦК были избраны те, кто был беспредельно предан Сталину - В. Молотов, Л. Каганович, А. Андреев.
На XIII съезде В. Молотов выдвинул задачи дальнейшего расширения партии: наряду с рабочими в партию принимались также крестьяне и представители интеллигенции. В условиях борьбы с оппозицией Сталин, конечно, не мог выступать против усиления рабочего ядра в партии, но вся его линия на количественное расширение партии была направлена, по сути, на уменьшение влияния в ней рабочего класса. Об этом свидетельствует такое сравнение.
При жизни Ленина после Октября за 6 лет (1918-1923 г.г.) в условиях гражданской войны и начала восстановления народного хозяйства состоялось 6 съездов партии (VII-XII) и 5 конференций (VIII-XII), а при Сталине за 30 лет (1924-1953 г.г.) - всего 7 съездов (XIII-XIX) и 6 конференций (XIII-XVIII). В период Великой Отечественной войны не собрался ни один съезд партии, ни один пленум ЦК ВКП(б).
Отсюда следует такой вывод: Сталин, не привыкший считаться с мыслями и мнениями товарищей, думал, что он один способен заменить обобщенный разум партии. Коренным образом отличалась и сама политическая атмосфера работы партийных форумов. Если при Ленине на них господствовал дух принципиальной, открытой и свободной полемики, а товарищеская критика, при которой расхождения во мнениях не считалась криминальными, завершалась выработкой общей линии, то эти формулы превратились в трибуну демонстрации показного единства и славословия в адрес вождя - Сталина.
Утверждение Сталина в должности Генерального секретаря ЦК было на деле реализацией сформировавшихся объективных и субъективных тенденций: взаимодействие классовых и социальных сил Советской России к началу 20-х годов, состав партии, ее верхних эшелонов, их противоборство между собой и стремление к тому, чтобы иметь в качестве своего руководителя «твердого» человека. Не последнюю роль здесь сыграли и личные качества Сталина его сильное желание стать во главе власти.
Одним из условий побед Сталина и утверждения его единовластия являлось и то, что в 20-е годы и впоследствии свою политическую деятельность он камуфлировал под беспредельную верность марксизму-ленинизму, пропагандировал ее как продолжение и развитие дела великого Ленина. Сталин умело, как никто другой, выдавал себя за преданного ученика Ленина, используя преданность коммунистов и беспартийных теории марксизма-ленинизма, их верность ленинской идее. Он прекрасно понимал, что это должно обеспечить ему поддержку рабочего класса и всех трудящихся, в борьбе за положения в партии и государстве. Причем камуфляж осуществлялся не по какому-то раз и навсегда заданному шаблону, а коварно-изобретательно - соответствии с целями и задачами, встававшими на пути утверждения его власти. И если надо было убрать кого-то со своего пути к единовластию, он решительно осуществлял это. Таким образом, Сталин утверждался в своем единовластии, коварно-изобретательно в соответствии с целями и задачами, встававшими на пути, решения которых и являлось истоками сталинизма, способствовавшими формированию его «культа личности».
Так, один из примеров его «беспощадно» борьбы за нерушимость его единовластия - заявление на октябрьском (1927 г.) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). Перечислив многочисленные действительные и мнимые ошибки и недостатки в деятельности Троцкого, Зиновьева и Каменева о которых упомянул в «Завещании» Ленин и которые, по его словам, «…могут и должны повториться», Сталин о себе (в третьем лице, как это часто делал) сказа: «…ни одного слова, ни одного намека нет в «Завещании» насчет ошибок Сталина», т.к. не были, считал он, не могут быть ошибки и недостатки, которые не заметил бы Ленин и партия, поэтому он и только он, по его словам, - верный ленинец. Но понимая, что многие члены ЦК знают о замечаниях Ленина в его адрес, он добавил: «…грубость не есть и не может быть недостатком политической линии или позиции Сталина». Всегда ли Сталин был единодушен с Лениным. Факты его биографии свидетельствуют о противоположном: далеко не всегда и не во всем. В целом ряде исторических источников мы находим примеры, взятые в их совокупности убеждающие в том, что далеко не «все в порядке» было у Сталина в смысле единодушия с Лениным.
Политический и идейный камуфляж Сталина зачастую был замешан и на прямой угрозе в адрес своих потенциальных оппонентов. Уже в 1927 г. в присущей ему манере говорить - о себе самом в третьем лице - он сказал:
«…Сталин знает, лучше, может быть, чем некоторые наши товарищи, все плутни оппозиции, надуть его, пожалуй, не так-то легко»18. Это были не пустые угрозы.
Создавая свой культ, Сталин стремился опереться и на ленинское положение об авторитете партийного руководителя. При жизни Ленин старался повлиять на Сталина, он пытался много сделать для исправления недостатков в деятельности Сталина. Ленинское руководство до 1924 г. выступало своеобразным тормозом в проявлении присущих Сталину черт его характера.
Однако была в этом и отрицательная сторона. Сталин и его окружение воспользовались ленинской характеристикой Сталина как одного из двух «выдающихся вождей современности ЦК»19 и всячески раздували его авторитет, причем не на основе ленинских принципов о соотношении масс - классов - вождей, а на основе авторитарной власти одного Сталина. Сталин на словах признавал эту ленинскую классификацию политической структуры общества. На деле же он создавал мир, в котором были массы - классы (особенно в смысле классовой борьбы), но не было личностей, кроме него самого. Сталин выбросил из марксизма-ленинизма его живую душу - диалектику и заменил ее мертвящей схоластикой.
Формирование всевластия Сталина органично связано с отступлением от ленинской ориентации в строительстве социализма в СССР, извращением содержания учения о диктатуре пролетариата и его авангарда - партии нового типа.
Уже в конце 20-х годов Сталин приложил немалые усилия для искажения и приспособления идей Ленина о диктатуре пролетариата к своей, чуждой ленинизму концепции строительства социализма. Диктатура же пролетариата, по мысли Сталина, есть не что иное, как руководящие указания «…партии, плюс проведение этих указаний массовыми организациями пролетариата, плюс их претворение в жизнь населением».20В дальнейшем Сталин обогатил это учение своим тезисом о непрерывном нарастании классовой борьбы по мере успехов в строительстве социализма.
Один из соратников Сталина Н.И. Бухарин в 1925 г. занял новую позицию по отношению к крестьянам. Крестьяне получили «послабления» в политической и экономической сфере, были удовлетворены некоторые требования крестьян.
В своей речи по этому поводу Н.И. Бухарин обратился к крестьянам: «Обогащайтесь, развивайте свое хозяйство и не беспокойтесь, что вас прижмут. Мы должны добиться того, чтобы у нас беднота возможно быстрее исчезла, перестала быть бедно».21
Курс Бухарина поддержал Сталин. Против «деревенского НЭПа» выступили Каменев и Зиновьев. Возникла так называемая «новая оппозиция». В развернувшейся дискуссии Троцкий выступил в едином блоке с Каменевым и Зиновьевым.
В 1927 г. за попытку организовать демонстрации Троцкий, Зиновьев и Каменев были исключены из партии. В 1929 г. Троцкий (после ссылки в Алма-Ату в 1928 г.) был выдворен из СССР.
Политические разногласия в партийной верхушке вспыхнули с новой силой в связи с хлебозаготовительным кризисом. Сталин обвинил Бухарина и все приверженцев НЭПа в «правом уклоне». Бухарина вывели из состава Политбюро, рыков лишился поста Председателя СНП СССР, на его место был назначен верный последователь Сталина В.М. Молотов. В этой ситуации победил Сталин. Победа Сталина в борьбе за личную власть была обусловлена целым рядом причин. Сталин как генеральный секретарь руководил партийным аппаратом, держал под контролем все кадровые назначения в партии. Он сумел уловить настроения, преобладавшие в партии и обществе. Постепенно накапливалось раздражение, реальные результаты десяти послереволюционных лет не совпадали с идеалами всеобщего равенства, во имя которых совершалась революция. Выдвинутая Сталиным перспектива быстрого построения социализма в стране оказалась привлекательнее идеи мировой революции. Изменилась атмосфера в самой партии. Сразу же после смерти Ленина Сталин выступил инициатором так называемого «ленинского призыва». С февраля по август 1924 г. в партию было принято 200 тысяч человек. Партийные верхи устали от бесконечных дискуссий. Хотелось поскорее покончить с «дрязгами», обрести единого лидера и ясную цель. Сталин умело подогревал эти настроения. Он заявил, что материальное положение народа не улучшается потому, что страна наводнена «врагами внутренними» и «врагами внешними». Первым «доказательством» этого стал шахтинский процесс 1928 г. Именно в это время Сталин, подводя итоги шахтинского дела, выдвинул тезис, ставший основополагающим для всей его политики: по мере продвижения страны к социализму классовая борьба будет неизбежно обостряться.
Итак, в 20-е годы происходит ужесточение политического режима, складывается однопартийная система. После смерти Ленина разгорелась острая борьба за власть в партийном руководстве. Победителей стал генеральный секретарь ВКП(б) И.В. Сталин.
С 1929 г. начинается ускоренное осуществление социалистической индустриализации, которая была провозглашена партией в конце 1925 г. V Всесоюзный съезд Советов утвердил первый пятилетний план экономического и социального развития СССР. Уже в декабре Сталин выдвинул лозунг «Пятилетку в четыре года». Наряду с впечатляющими достижениями первой пятилетки выявились серьезные недостатки, прежде всего в социальной сфере.
По этому поводу М.Н. Рютин - кандидат в члены ЦК ВКП(б), секретарь Краснопресненского райкома партии Москвы - писал: «Авантюристические темпы индустриализации, влекущие за собой колоссальное снижение реальной заработной платы рабочих и служащих, непосильные открытые и замаскированные налоги, инфляция, рост цен и падение стоимости червонца… привели всю страну к глубочайшему кризису, чудовищному обнищанию масс и голоду, как в деревне, так и в городах…»
Вторая пятилетка была объявлена временем «поворота к человеку», «Человек - самый ценный капитал», «кадры решают все», - провозгласил Сталин. С 1 января 1935 г. были отменены карточки на продовольствие, а внушительные итоги второй пятилетки пробуждали надежда на улучшение жизни. СССР превратился в страну, способную производить любой вид промышленности продукции и обходиться без импорта существенно необходимых товаров. Но скачок в развитии тяжелой промышленности был куплен ценой отставания других отраслей экономики, прежде всего легкой промышленности и аграрного сектора.
СССР за годы первых пятилеток совершил гигантский рывок в своем развитии. По абсолютным объемам промышленного производства в конце 30-х г.г. он вышел на второе место в мире. Однако жизненный уровень населения оставался одним из самых низких в мире.
Ускоренная индустриализация требовала гигантских ресурсов. Еще в середине 20-х годов некоторые партийные лидеры утверждали: если капиталистические страны создавали свою промышленность за счет средств. Полученных от эксплуатации колоний, то социалистическую индустриализацию можно провести за счет эксплуатации «внутренней колонии» - крестьянства. Деревня рассматривалась не только как источник продовольствия, но и как важнейший источник средств для финансирования индустриализации. Гораздо легче забрать эти средства у нескольких сот крупных хозяйств, чем иметь дело с миллионами мелких собственников.
С началом индустриализации был взят курс на проведение коллективизации сельского хозяйства, задачей которой в официальных документах провозглашалась «осуществление социалистических преобразований в деревне. Постановление ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» устанавливало жесткие сроки завершения коллективизации. Как надо было все это осуществить? Насилие было вновь взято на вооружение. Для оказания помощи местным властям в деревню было направлено 25 тысяч городских коммунистов. К весне 1930 г. Сталину стало ясно, что ускоренное создания коллективных хозяйств, начатое по его призыву, грозит катастрофой: недовольство стало проникать в армию. Сталин сделал хорошо рассчитанный тактический шаг. 2 марта в «Правде» была опубликована его статья «Головокружение от успехов». Всю вину он возложил на местных работников, заявив, что «нельзя насаждать колхозы силой». После этой статьи большинство крестьян стали воспринимать Сталина как народного заступника. Начался массовый выход из колхозов.
Но в сентябре 1930 г. ЦК ВКП(б) направил местным партийным организациям письмо, в котором осудил их пассивное поведение и потребовал «добиться мощного подъема колхозного движения».
Политика сплошной коллективизации привела к катастрофическим результатам: за 1929-1934 г.г. валовое производство зерна сократилось на 10%, поголовье крупного рогатого скота и лошадей сократилось на треть, свиней - в 2 раза, овец в 2,5 раза. Все это привело в 1932-1933 г.г. к невиданному голоду. В значительной степени он был спровоцирован политикой властей. Несмотря на масштабы голода, за границу было вывезено 18 млн. центнеров зерна для получения валюты на нужды индустриализации.
Несмотря на сокращение производства зерна, его поставки государству увеличились в 2 раза. Положение в деревне было сложным и трудным. Государство постоянно увеличивало норму хлебозаготовок, за зерно рассчитывалось по твердым ценам, которые в 30-е годы оставались почти неизменными. В то же время цены на промышленные товары увеличились почти в 10 раз. Как правило, доходы колхозов были низкими и не обеспечивали прожиточного минимума. Главной целью политики сплошной коллективизации средств из деревни на нужды индустриализации. Коллективизация проводилась насильственными методами, сопровождалась массовыми репрессиями в отношении не только кулаков, но и среднего крестьянства. В декабре 1929 г. Сталин провозгласил переход к политике «ликвидации кулачества как класса».
Государственную власть в 30-е г.г. фактически осуществляла партия, которая к концу 30-х г.г. окончательно утратила остатки былого демократизма. В 30-е г.г. начался новый виток репрессий против церкви: Идеологический контроль над деятельностью интеллигенции наряду с партийными органами осуществляли творческие союзы. «Отклонявшихся» от партийной линии исключали из Союза. Многие из них закончили жизнь в сталинских застенках.
Одним из элементов политического режима СССР стал уже определившийся культ личности Сталина. 21 декабря 1929 г. Сталину исполнилось 50 лет.
В одной упряжке… со Сталиным… и под его руководством культ личности создавали члены Политбюро второй половины и конца 20-х годов. Был избран и подходящий повод - 50-летний юбилей генсека в 1929 г., прошедший под знаком: «Сталин - это Ленин сегодня».22
22 декабря 1929 г. «Правда» под общим заголовком «Верный продолжатель дела Маркса и Ленина» опубликовала статьи - панегирики в честь Сталина. Среди них особое место занимала статья К.Ворошилова «Сталин и Красная Армия». Он представил Сталина в качестве руководителя и организатора всех побед в гражданской войне «Там, где Сталин, - там победа», - писал Ворошилов. А. Микоян в своей статье «Стальной солдат большевистской гвардии» писал: «Надо полагать, 50-тилетие тов. Сталина дает толчок к тому, чтобы мы, идя навстречу законным требованиям масс, взялись, наконец, за разработку его биографии и сделали ее доступной партии и всем трудящимся страны». Он считал, что на «уроках жизни» Сталина надо «воспитывать молодое поколение партии».23
Почин восхваления Сталина подхватили другие газеты.
Наряду с идеологическими учреждениями сталинский режим имел и другую надежную опору - систему карательных органов. В начале 30-х годов прошли последние политические репрессии над прежними оппонентами большевиков - бывшими меньшевиками и эсерами. Почти все они были расстреляны или отправлены в тюрьмы и лагеря. Массовые репрессии продолжались в конце 20-х годов («Шахтинское дело» - сигнал для развертывания борьбы с «вредителями» во всех отраслях народного хозяйства), с начала 30-х годов - массовая репрессивная кампания против кулачества и середняков), 7 августа 1932 г. был принят написанный Сталиным Закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укрепления общественной (социалистической) собственности», вошедший в историю. Сталин в этой ситуации сумел использовать создавшееся положение в интересах укрепления уже достигнутого - своего единовластия. Его явно привлекали те книги, в которых он сделал пометки просто для себя - подчеркнув то, что ему нравилось и к чему он явно стремился все годы после Ленина. Так, в книге историка С.Г. Лозинского «История древнего мира» он, обратившись к разделу «Империя», подчеркнул фразу: «Август Октавиан - первый гражданин, принцем… верховный правитель». Прочитав раздел «Учредительная диктатура Суллы», он обратил внимание на то место и подчеркнул его, где речь идет о проскрипциях - списках лиц, приговоренных к смерти без суда и следствия и объявленных вне закона.
Обычно он был окружен «безграничным славословием» прежде всего своего партийного окружения. Как ни странно, но восторженно подчеркивались в нем обычно те черты человека и партийного руководителя, которых у него не было. Так, «восхищение» было далеко не по существу, но ему это нравилось. Очевидно, авторы, писавшие хвалебные панегирики, не вполне верили той оценке, которая звучала в их прославлений «гениального теоретика и практика социализма», но все они считали, наверное, что так нужно партии, народу, социализму. Даже, например, статья А. Бубнова называлась именно так, как «надо»: «Ленинец, организатор, вождь». Л.Каганович не видел или не хотел видеть, как все дальше уходил генсек Сталин от ленинизма и марксизма. Он писал о Сталине И.В.: «Самой замечательной и характерной чертов товарища Сталина является именно то, что он на протяжении всей своей партийно-политической деятельности не отходил от Ленина, не колебался ни вправо, ни влево, а твердо и неуклонно проводил большевистскую выдержанную политику, начиная с глубокого с подполья и кончая всем периодом после завоевания власти».
А. Енукидзе писал: «Сталин никогда не искал личной популярности, он ограничивал круг своей упорной деятельности исключительно рабочей средой и средой нелегальных товарищей-работников». Никто никогда не мог позволить себе сказать правду и о характере вождя, о его ошибках, т.е. ни слова отрицательного.
Все было направлено на утверждение его единовластия, на то, чтобы заменить ленинизм сталинизмом.
Одним из наиболее излюбленных методов в многогранной деятельности Сталина по утверждению своего единовластия были его многочисленные мнимые «отставки», апробированные самодержцами (например Иваном Грозным), которыми он не только шантажировал руководство партии и государства, но и умело пользовался сначала для вербовки многочисленных сторонников, а затем - в целях сплочения своего ближайшего окружения. Эти «отставки» были одним из сильнейших провокационных средств утверждения Сталина в его единовластии.
Как закон «о пяти колосках», по которому даже за незначительные хищения полагался расстрел. С ноября 1934 г. при наркоме внутренних дел было образовано Особое совещание. Оно наделялось правом в административном порядке, в отсутствие обвиняемого, без участия свидетелей, прокурора и адвокатов отправлять «врагов народа» в ссылку или в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет. Поводом для массовых репрессий стало убийство 1 декабря 934 г. в Ленинграде члена Политбюро ЦК ВКП(б), первого секретаря ленинградского губкома ВКП(б) С.М. Кирова.
Сталин не пустил «на самотек» работу над созданием, во-первых, его биографии, а во-вторых, нового курса истории ВКП(б). Он не только лично правил текст новой истории партии, но и исправлял и дополнял текст его биографии. Вписанные лично Сталиным дополнения в макет «Краткого курса истории ВКП(б)» (в одних случаях довольно пространные, в других - отдельные абзацы и правки в концептуальном плане имели целью утвердить в массовом сознании ряд антинаучных представлений и мифов по истории партии. В его замечаниях и дополнениях проталкивалась маниакальная идея об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму.
Другим постулатом, пронизывающим вставки Сталина, было стремление возвыситься до уровня Ленина как вождя партии с момента ее основания, как крупнейшего теоретика большевизма. Этому, в частности, служило и многочисленное цитирование работ Сталина. Отдельные вставки искажали фактическую историю создания и деятельности РСДРП, РКП(б), ВКП(б).
Сталин был глубоко уверен в том, что о нем «допишут оду» его единомышленники. И действительно, то, что он хотел увидеть на страницах книги о себе, дописали не только истории (Ем. Ярославский, П. Поспелов, В.Кнорин), но и В.Молотов, А.Жданов, К.Ворошилов, М.Калинин и другие члены Политбюро, получившие макеты книги с карандашами, цвет которых не остался без внимания Сталина. Молотов, например, в рукописи главы о коллективизации сельского хозяйства, где, как известно, одобрялась политика уничтожения значительного количества крестьянства, записал: «С энтузиазмом - За!». Он также солидаризировался с истреблением ленинских кадров партии в 1937-1938 г.г. В заключении к книге он сделал вставку о том, что Сталин был единственным человекам, который после смерти Ленина двигал вперед марксистскую теорию24. Даже после ХХ съезда партии Молотов и Каганович выступали в защиту «Краткого курса», против написания нового учебника.
Апогеем самопрославления Сталиным собственной роли в истории партии и в деле «творческого развития» марксизма-ленинизма явились его собственноручные вставки в «Краткую биографию И.В. Сталина», изданную позже, в 1948 г.
Тем временем в конце 30-х годов продолжались показательные судебные процессы по борьбе с «врагами народа». Найдя повод и создав «правовой фундамент», «Сталин приступил к физическому устранению всех недовольных режимом». В 1936 г. состоялся первый из крупных московских процессов над лидерами внутрипартийной оппозиции. На скамье подсудимых оказались ближайшие соратники Ленина - Зиновьев, Каменев и др. Их обвиняли в убийстве Кирова, в попытках убить Сталина и его ближайших соратников, а также свергнуть советскую власть. Прокурор А.Вышинский заявил: «Взбесившихся собак я требую расстрелять - всех до одного!». Суд удовлетворил это требование.25
В 1937 г. состоялся второй процесс. Была осуждена еще одна группа лидеров «Ленинской гвардии». В том же году была репрессирована большая группа высших офицеров во главе с маршалом Тухачевским.
В марте 1938 г. прошел третий московский процесс. Были расстреляны бывший глава правительства Рыков и «любимец партии» Бухарин.
Каждый из таких процессов приводил в движение маховик репрессий, жертвами которого становились десятки тысяч людей - родственники и знакомые осужденных, их сослуживцы, соседи по дому.
Только в высшем руководстве армии были уничтожены: из 5 маршалов - 3; из 5 командармов I ранга - 3; из 10 командармов II ранга - 10; из 57 командиров корпусов - 50; из 186 комдивов - 154; из 16 армейских комиссаров I и II рангов - 16; из 26 корпусных комиссаров - 25; из 64 дивизионных комиссаров - 58; из 456 командиров полков - 401. Вслед за ними были репрессированы 40 тысяч офицеров Красной Армии.26
Тогда же был создан секретный отдел в НКВД, занимавшийся уничтожением политических противников власти, оказавшихся за рубежом. В августе 1940 г. по приказу Сталина в Мексике был убит Троцкий. Жертвами сталинского режима стали деятели Белого движения, монархической эмиграции.
В тюрьмах не хватало свободных мест. Начала формироваться широкая сеть концентрационных лагерей.
Так, с помощью «большого террора» Сталин пытался ликвидировать социальную напряженность в стране, вызванную его собственными «единовластными» действиями, его политическими и экономическими ошибками. Признаться в них было невозможно, т.е. невозможно было признаться, что достиг единоначалия и не хотел такое положение изменить. Надо было всеми средствами устранения отучить людей думать и сомневаться, приучить их видеть то, чего на самом деле не было. Логическим продолжением данной политики стало принятие 5 декабря 1936 г. на VIII Всесоюзном чрезвычайном съезде Советов новой Конституции СССР. Она служила своего рода ширмой, прикрывавшей репрессивный режим демократическими и социалистическими одеждами.
Сталин заявил на съезде, что советское общество «осуществило то, что у марксистов называется первой фазой коммунизма, - социализм». Экономическим критерием построения социализма «Сталинская» Конституция провозглашала ликвидацию частной собственности и эксплуатации человека человеком, победу государственной и колхозно-кооперативной форм собственности. Политической основой СССР были признаны Советы депутатов трудящихся. Коммунистической партии отводилась роль руководящего ядра общества, марксизм-ленинизм был объявлен официальной государственной идеологией.
Высшим руководящим органом страны стал Верховный Совет ССР, состоящий из двух палат - Совета Союза и Совета Национальностей. В перерывах между сессиями исполнительную и законодательную власть осуществлял Президиум Верховного Совета СССР.
Конституция предоставляла всем гражданам СССР независимо от их пола и национальности основные демократические права и свободы: свободу совести, слова, печати, собраний, неприкосновенности личности и жилища, а также прямое равное избирательное право. Большинство норм Конституции оказалось пустой декларацией. Социализм «по-сталински» имел весьма формальное сходство с марксистским пониманием социализма. Его целью являлось не создание экономических, политических и культурных предпосылок для свободного развития каждого члена общества, а наращивание мощи государства. Собственности и политическая власть сосредоточились в руках Сталина и партийно-государственного аппарата. Они были отчуждены от народа.
Резко ужесточилась национальная политика. Особенно ярко это проявилось в мусульманских районах страны.
В конце 20-х - 30-е г.г. был свернут и курс на развитие национальных языков и национальных культур.
Признание русского языка государственным языком СССР преследовало не только идеологические цели. Оно создавало условия для межнационального общения.
Одной из основных задач индустриализации и коллективизации партия провозгласила поднятие уровня экономического развития национальных окраин. Так как указания центра встречались местными лидерами отнюдь не всегда с радостью, ТОО руководителей стали все чаще присылать из центра. В 1937-1938 г.г. были заменены партийные и хозяйственные руководители национальных республик. Многие ведущие деятели просвещения, литературы и искусства были репрессированы.
Так в 30-е годы в СССР государственная власть полностью оказалась в руках узкого круга партийной элиты во главе со Сталиным, в стране утвердился жесточайший политический режим, характеризовавшийся полным свертыванием демократии, утверждением единомыслия, массовыми репрессиями.
30-е годы вошли в историю нашей страны как период «культурной революции». Под этим подразумевалось с одной стороны, значительное повышение образовательного уровня народа, его приобщение к достижениям культуры.
Сталин заявил, что все науки, в том числе естественные и математические, носят политический характер. Несогласных с этим утверждением ученых «травили» в печати, арестовывали.
Т.Д. Лысенко выступил против генетики, назвав ее «буржуазной наукой». Разработки советских генетиков были свернуты, впоследствии многие из них (Н.И. Вавилов, Н.К. Кольцов, А.С. Серебровский и др.) были репрессированы.
Но самое пристальное внимание Сталин по-прежнему уделял истории. Выпущенный в 1938 г. «Краткий курс истории ВКП(б)» положил начало оформлению «единственно верной» концепции нашей страны, которой должны были следовать все советские историки. Традиции русской исторической науки были тем самым нарушены. Идеологические догмы и строгий партийный контроль самым пагубным образом отразились прежде всего на гуманитарных науках. Представители же естественных наук сумели достичь заметных успехов. Получила мировое признание советская физическая школа, ученые-химики, биологи, математики, астрономии и др. отраслей.
Советское искусство, подчиненное партийной цензуре, было обязано следовать одному художественному направлению - социалистическому реализму. Большие успехи следует отметить в музыкальном и изобразительном искусстве, в развитии литературы, театра, кино. Важнейшей чертой «культурной революции» стало активное приобщение советских людей к искусству. В общем, несмотря на идеологическое давление, советская культура достигла значительных успехов.
Заслуживает особого внимания внешняя политика СССР в 30-е г.г., т.е. накануне Великой Отечественной войны. В 1933 г. изменилась расстановка политических сил в Европе. В Германии к власти пришли фашисты. СССР был принят в Лигу Наций, между СССР и Францией был заключен договор о взаимопомощи в случае нападения агрессора. В связи с войной в Испании советская дипломатия оказалась в сложном положении. Открытая военная поддержка республиканской Испании грозила новыми обвинениями в экспорте революции. С другой стороны, оставить левые силы Испании без поддержки означало потерять влияние ВКП(б) в международном коммунистическом движении. Этого Сталин допустить не мог. Положение на западных границах было относительно спокойным. Но на Востоке бурные дипломатические и политические конфликты выливались в прямые военные столкновения. В сентябре 1938 г. было заключено Мюнхенское соглашение. На эти переговоры СССР не был допущен. Пока западноевропейские державы успокоились, провозгласив наступление в Европе «Эры мира», Гитлер в марте 1939 г. ввел войска в Прагу и окончательно ликвидировал Чехословакию как независимое государство. Вскоре поиски более выгодных международных отношений в Европе так усложнили обстановку, что Сталин в 1939 г. пошел на подписание с Германией договора о ненападении. Он получил выгоду во времени для укрепления обороны страны. На это пошел СССР, не найдя поддержки европейских государств. И хотя к середине 30-х годов Сталин физически устранил всех людей, способных создать реальную оппозицию его власти, подавил способность на рода к сопротивлению. Но его стремление к воссозданию былой мощи государства, позволяющего влиять на судьбы мира, не увенчалось успехом.
Вскоре Гитлер, завершив захват нескольких европейских государств, осуществил задуманную им цель - его войска без объявления войны вторглись на территорию СССР. Началась очень трудная, унесшая миллионы жизней советских граждан Великая Отечественная война.
§2. Великая Отечественная война. Роль Сталина -
главнокомандующего

1 сентября 1939 г. Германия начала войну против Польши. Этот день считается началом Второй Мировой войны. 28 сентября 1939 г. сразу после завершения военных операций в Польше Риббентроп (Германия) и Молотов (СССР) подписали в Москве договор о дружбе и границе и новые секретные протоколы, в которых были уточнены сферы интересов двух стран (в обмен на ряд районов Восточной Польши Германия «уступала» СССР Литву).
Примерно в это же время всего 4 месяца шла советско-финляндская война. Советско-финская граница проходила всего в 32 км. от Ленинграда, что создавало опасность быстрого захвата города в случае войны. Но война с Финляндией, по сути, была далеко не успешной пробой своих сил.
Дело в том, что представляла собой Вооруженные силы СССР. В конце 30-х годов Красная Армия переживала серьезные перемены: росла ее численность, совершенствовалась ее структура, изменялись принципы комплектования и обучения войск.
В течении долгого периода из-за ограниченности финансовых средств и материальных ресурсов РККА строилась на основе смешанной - кадрово-милиционной системы. Хорошо обученные и технически оснащенные кадровые дивизии составляли основное ядро армии, а остальные дивизии являлись территориальными, т.е. комплектовались из людей, призывавшихся на краткосрочные военные сборы. Естественно, что уровень подготовки территориальных частей был значительно ниже, чем кадровых. Это показали первые военные конфликты, в которых им довелось участвовать.
«Наши территориальные дивизии были подготовлены из вон плохо. Людской материал, на котором они развертывались до полного состава, был плохо обучен, не имел ни представления о современном бое, ни опыта взаимодействия с артиллерией и танками. По уровню подготовки наши территориальные части не шли ни в какое сравнение с кадровыми», - считал крупнейший советский полководец Г.К. Жуков.27
В условиях начавшейся мировой войны территориальная система организации армии не отвечала потребностям обороны страны. Для качественного освоения сложной боевой техники требовалось увеличить сроки военной службы и повысить уровень обучения. Жизнь заставила перейти к новой системе комплектования армии.
1 сентября 1939 г. Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности, закрепивший кадровый принцип построения армии. Призывной возраст был снижен с 21 года до 18 лет, а срок военной службы увеличен до 3-5 лет. Если в 1936 г. общая численность армии и флота составляла 1,1 млн. человек, то на 22 июня 1941 г. в Вооруженных Силах СССР служило свыше 5 млн. человек. Это потребовало больших организационных усилий и огромных материальных затрат. С 1937 г. по 1940г. расходы армии флота увеличились с 17 до 57 млр. Рублей.
Растущая армия нуждалась в большом количестве квалифицированных специалистов. В начале 1937 г. в армии насчитывалось 206 тыс. офицеров. Свыше 90% командного, военно-медицинского и военно-технического состава имели законченное высшее образование. Но вскоре армию захлестнула волна репрессий. С мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. из армии были уволены 36761 офицер, 3 тыс. офицеров было уволено с флота. На заседании Военного совета 29 ноября 1938 г. нарком обороны К.Е. Ворошилов сообщил о выкорчевывании «врагов народа»: «Чистка была проведена радикальная и всесторонняя… начиная с самых верхов и кончая низами… достаточно сказать, что за все время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек».28
Репрессии вызвали огромную текучесть кадров… Кадровая чехарда сказывалась на уровне дисциплины и боевой выучке войск. Образовался огромный некомплект командиров, который год из года возрастал.
Особенно сильно пострадал высший командный состав. Репрессиям подверглась основная часть руководящего состава Наркомата обороны. В течение полутора лет было уничтожено вдвое больше генералов, чем погибло в боях Великой Отечественной войны.
Возникло недоверие к комсоставу, что привело к падению воинской дисциплины и боеготовности войск.
Разрушительные последствия происшедших в армии процессов выявила советско-финская война (30 ноября 1939 г. - 12 марта 1940 г.). Эти 105 дней развеяли миф о могуществе Красной Армии. Сталин попытался возложить всю вину за неудачи на Ворошилова, но услышал в ответ: «Ты виноват в этом. Ты истребил военные кадры». Выступая на заседании комиссии Главного военного совета (ГВС), Сталин заявил, что опыта гражданской войны уже недостаточно для руководства современной армией, что вместо ветеранов надо выдвигать на руководящие посты более молодых командиров.
С 7 мая 1940 г. были введены новые звания. Народным комиссаром обороны СССР стал 45-тилетний маршал С.К. Тимошенко. Сталин сделал ставку на более молодых (35-37 лет и даже 29-33 лет). Было принято решение прекратить выпуск устаревших конструкций танков и перейти к производству новых конструкций. Накануне войны советская авиация находилась в стадии перевооружения. Требовалось обновить самолетный парк. Сталин постоянно следил за этим. Малейшие изменения в конструкции машин производились только с его разрешения.
Новый глава военного ведомства С.К. Тимошенко понимал, что армия нуждается в перестройке всей системы боевой подготовки. Будучи горячим сторонником единоначалия в армии, он убедил Сталина отменить введенный в 1937 г. институт военных комиссаров, наличие которых вело к двоевластию в армии.
В 1940-1941 г.г. улучшилась боевая подготовка красноармейцев, повысилась дисциплина, однако полностью перестроить армию за столь короткий срок не удалось. Кадровая проблема по-прежнему оставалась острой. С июля 1939 г. по декабрь 1940 г. открылось 77 военных училищ, к лету 1941 г. действовало 203 училища и 68 курсов усовершенствования.
По качественным параметрам Красная Армия в 1941 г., безусловно, уступала фашистскому вермахту. Гитлер к концу 1940 г. подготовил план «Барбароссы» для уничтожения СССР. Но в подготовке к началу войны были просчеты. Фашистская армия сосредоточила у советских границ армию в 5,5млн. человек.
Тогда как на всей территории СССР было 5 млн. 343 тыс. солдат и офицеров, т.е. меньше, чем в немецкой армии, подготовленной к вторжению. Первый удар застал Красную Армию врасплох. Начались тяжелейшие первые месяцы войны: отступление, бомбежки. Вторжение на территорию СССР неприятельских войск стало переломным моментом в жизни всего советского народа. Главной стала задача спасения Отечества. Перед этим отступили на второй план все внутренние проблемы. В первые часы войны, когда обстановка была еще не ясна, Сталин на отрез отказался выступить по радио с сообщением о немецком вторжении. В полдень 22 июня с заявлением Советского правительства выступил заместитель председателя Совнаркома и нарком иностранных дел Молотов В.М.
«Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города… Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим врагом. В сове время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил Отечественной войной, и Наполеон потерпел поражение… То же самое будет и с зазнавшимся Гитлером… Красная армия и весь наш народ вновь поведут победоносную Отечественную войну за родину, за честь, за свободу… Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».29
В тот же день была объявлена всеобщая мобилизация военнообязанных, введено военное положение в западных районах страны. Были образованы Северный, Северо-Западный, Западный, Юго-Западный, Южный фронты. Для руководства ими 23 июня была образована Ставка главного командования (позже Ставка Верховного главнокомандования), в состав которой вошли И.В. Сталин, В.М. Молотов, С.К. Тимошенко, С.М. Буденный, К.Е. Ворошилов, Б.М. Шапошников и Г.К. Жуков. Верховным Главнокомандующим был назначен И.В. Сталин.
Летом-осенью 1941 г. Красная Армия терпела поражения. Задача подготовки пополнений для фронта была успешно решена, несмотря на огромные трудности.
В августе 1942 г. заместителем по Верховному главнокомандованию становится выдающийся полководец Г.К. Жуков. Создание высших коллегиальных органов не изменила установившегося положения: Все рычаги управления армией и страной находились единолично в руках Сталина.
«Трудно было разобрать, где кончается Государственный Комитет обороны и где начинается Ставка, и наоборот, - вспоминал позднее Жуков, - на практике получалось так: Сталин - это Ставка и Государственный Комитет обороны тоже Сталин. Он командовал всем, он дирижировал, его слово было окончательным и обжалованию не подлежало».30
Вечером 22 июня политическое руководство сгоряча отдало Вооруженным Силам приказ разгромить вклинившиеся группировки противника и с боями ворваться на сопредельные советским границам территории. Но уже в конце июня, учитывая нереальность этой задачи, войскам была дана иная директива: перейти к стратегической обороне. Обозначались и ее основные рубежи: 1) по линии укрепления районов вдоль старых (до августа 1939 г.) государственных границ; 2) на 120-200 км. восточнее; 3) немного позже - решение о подготовке третьего рубежа стратегического значения, способного обеспечить войскам возможность прикрытия ближних подступов к Ленинграду. Стратегическая оборона преследовала цели: измотать ударные силы неприятеля, выбить его обученные кадры и боевую технику, выиграть время для создания необходимых резервов и условий с тем, чтобы добиться коренного поворота в ходе войны.
Но хотя, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление Красной Армии, вермахт потерял за первые пять недель войны около 200 тыс. человек (вдвое больше, чем за два года войны в Европе, к 15 ноября 1941 г. передовым немецким частям удалось приблизиться к столице на 25-30 км. Красная Армия в целом за первые месяцы войны потеряла убитыми, ранеными и пленными 5 млн. человек, большую часть танков и самолетов. Но Москву отдать врагу нельзя! И 5-6 декабря 1941 г. началось контрнаступления оборонявших Москву войск Западного и Калининского фронтов (командующие генералы Г.К. Жуков, И.С. Конев), а также Юго-Западного фронта (командующий - маршал С.К. Тимошенко).
К апрелю 1942 г. враг был отброшен на 100-250 км. от столицы. Победа под Москвой окончательно похоронила немецкий план «блицкрига». Но весной и летом 1942 г. неудачи по-прежнему преследовали Красную Армию. Генштаб предложил на предстоящие месяцы план глубокой обороны, поддержанный Жуковым и рядом других военачальников. Тем не менее, И.В. Сталин настоял на проведении серии крупных наступательных операций для того, чтобы добиться перелома в войне.
«Не сидеть же нам сложа руки и ждать, когда немцы нанесут удар первыми, - заявил он. - Надо самим нанести ряд упреждающих ударов на широком фронте и прощупать готовность противника».31
Главное наступление вермахта ожидалось Верховным главнокомандующим на Москву, в чем его убедила дезинформации немецкой разведки. Поэтому, вопреки советам Жукова и других военачальников, убежденный в своем праве единоначальника, Сталин распорядился собрать под столицей значительную часть танковых сил и авиации и тем самым обескровил войска, которым предстояло наступать в соответствии с его же планом.
В приказе НКО СССР Сталина №130 от 1 мая 1942 г., не принявшего в расчет никакие опасности, по-прежнему, как и до войны, основываясь на своем убеждении, что только он вправе решать такие вопросы, Сталин издал этот приказ об одновременном наступлении советских войск на всех трех главных стратегических направлениях: «Красной Армии - добиться того, чтобы 1942 г. стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев!».32
Против одновременного наступления советских войск на всех трех главных стратегических направлениях выступил жуков Г.К. Он справедливо полагал, что для этого нет подготовленных резервов. Однако под давлением Сталина Ставка приняла решение о наступлении на всех направлениях. К весне 1942 г. перевес сил по-прежнему сохранялся на стороне германских войск. Гитлер решил, прежде чем начать генеральное наступление на юго-восточном направлении, полностью овладеть Крымом, где героическое сопротивление противнику продолжали оказывать защитники Севастополя и Керченского полуострова. Наступление противника в мае закончилось трагедией для советских войск: за 10 дней были разгромлены войска Крымского фронта на Керченском полуострове. Потери Красной Армии здесь составили 176 тыс. человек, 347 танков, 400 самолетов и т.д. 4 июля советские войска вынуждены были оставить город русской боевой славы Севастополь.
В мае советские войска перешли в наступление в районе Харькова, однако потерпели жестокое поражение.
Стратегическая инициатива вновь оказалась у немецкого командования.
В конце июня германские войска устремились на Юго-Восток: заняли Донбасс, вышли к Дону. Создалась непосредственная угроза Сталинграду. 24 июля пал Ростов-на-Дону - ворота Кавказа. Только теперь Сталин понял истинную цель летнего наступления немцев. Но было уже слишком поздно что-либо менять. Опасаясь быстрой потери всего советского Юга, Сталин издал 28 июля 1942 г. приказ №227. Этот жестокий приказ вошел в историю войны как приказ «Ни шагу назад!». Этот приказ - один из немногих, номер которого помнит каждый фронтовик. Положительную оценку ему не может дать даже наше время. У защитников Отечества не было выбора: или победа ценою жизни, или бесславная гибель от расстрела. Но и ценой жизней многих тысяч воинов в создавшейся ситуации, в допущенных просчетах Главнокомандующего в отношении Юго-Восточного фронта изменить положение было невозможно. Но не исполнить приказ №227 тоже было невозможно.
Из Приказа №227 от 28 июля 1942 г. «У нас стало намного меньше территории… стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик… У нас уже сейчас нет преобладания над немцами ни людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше - значить загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину…
Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв…
Безусловно, ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы - можем… отступать…
Формировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов…»33
Очередной просчет Ставки Верховного Главнокомандования (наступление на трех стратегических фронтах - Южном, Юго-Восточном, Северо-Западном) обернулся трагедией для сотен тысяч красноармейцев и миллионов мирных жителей. На северо-западе не удалось прорвать блокаду Ленинграда. Участвовавшая в наступлении 2-ая ударная армия попала в окружение почти полностью погибла, а ее командующий генерал Власов сдался в плен. На юге Крымский фронт, не успев перейти в наступление, был разгромлен. Наступление Юго-Западного фронта с целью освобождения Харькова после первых успехов окончилось тоже неудачей.
Лавина немецких войск устремилась на Сталинград и Кавказ. Над страной опять нависла смертельная опасность. Наступил момент, когда скрывать горькую правду стало невозможно. И тогда, как упоминалось выше, появился приказ №227: В приказе подчеркивалось, что дальнейшее отступление означало бы гибель Родины.
Суровая правда о нависшей над страной опасности сочеталась в приказе №227 с умолчанием об истинных причинах возникновения этой ситуации. Ничего не сказано о просчетах верховного Главнокомандующего, приведших к катастрофе.
Как всегда, главных виновников нашли в «низах», в ротах, батальонах, полках и дивизиях, где по мнению Сталина, не было твердого порядка и дисциплины. Сославшись на то, что в вермахте после введения штрафных подразделений и заградительных отрядов значительно улучшилась дисциплина и боеспособность войск, Сталин распорядился перенести этот опыт в Красную Армию и приказал сформировать для провинившихся солдат и офицеров штрафные роты и батальоны, которые должны сражаться на самых трудных участках фронта.
Приказ №227 сыграл большую роль в укреплении дисциплины и организованности на фронте. В то же время в условиях маневренной войны буквальное выполнение приказа «ни шагу назад» сковывало инициативу командиров, лишало части возможности маневра, вело к неоправданным потерям, позволяло противнику окружать войска.
Что касается штрафных рот и батальонов, то не стоило преувеличивать их значение. Они действительно использовались на самых трудных участках при прорыве обороны противника, но из-за своей малочисленности не могли играть сколько-нибудь заметную роль в войне.
Понятно, что стоявшие перед армией задачи нельзя было решать только репрессивными мерами. Наряду с наказанием использовались меры поощрения - награждения существовавшими орденами и учрежденными новыми - орденами Отечественной войны I и II степени, которые были учреждены в честь великих русских полководцев Суворова, Кутузова, Александра Невского. Позже были учреждены: орден Богдана хмельницкого (за освобождение Украины), в марте 1944 г. появляются специальные морские ордена Ушакова, Нахимова и, наконец, был учрежден как высшая военная награда орден Победы, которым были награждены 11 Советских военачальников и 5 иностранцев. Одновременно с высшей полководческой наградой был учрежден солдатский орден Славы трех степеней.
Драматические события первого военного года серьезно повлияли на расстановку сил в высшем советском руководстве.
Убедившись в невозможности руководить вооруженными силами по старинке, Сталин все больше прислушивался к мнению специалистов. Кроме того, он сам в годы войны многому научился, приобрел навыки в управлении войсками, убедился в необходимости соотносить свои замыслы с реальными возможностями армии. Эта учеба стоила огромны людских, экономических и территориальных потерь. Не обладая всей суммой знаний, необходимых Верховному Главнокомандующему, Сталин нуждался в квалифицированном заместителе. Сталин долго присматривался к военачальникам и остановил свой выбор на кандидатуре генерала армии Г.К. Жукова. И хотя между ними были расхождения по вопросам военно-стратегическим, это отошло на второй план, когда речь зашла о судьбе Отечества. В конце августа 1942 г. Жуков назначается первым заместителем наркома обороны и единственным заместителем Верховного главнокомандующего. Важным фактором в достижении победы над фашистской Германией являлась вооруженная борьба на временно оккупированной территории, т.е. партизанская война в тылу врага.
И хотя возможность целесообразность подобной войны признавалась советским руководством в конце 20-х - первой половине 30-хх г.г., крутой переворот к отрицательному отношению к партизанскому движению произошел во второй половине 30-х г.г. Причины были следующие: с одной стороны, Сталин опасался, что заблаговременно созданная конспиративная сеть может быть использована оппозицией против него, а с другой стороны, господствовавшие тогда представления о будущей войне не допускали возможности захвата противником значительной части советской территории.
После оккупации западных регионов СССР началась подготовка партизанских отрядов. Война в тылу врага приняла небывалый размах в 1943 и 1944 г.г. Боевая деятельность партизан наносила гитлеровцам огромный ущерб. В период победоносного наступления Красной армии в 1943-1944 г.г. партизаны оказали ей неоценимую помощь.
В 1942 г. германское командование отводило важнейшую роль южному флангу советско-германского фронта. Всю осень и зиму 1942 г. слово «Сталинград» не сходило со страниц газет. Этот город стал символом стойкости, мужества и беспримерного героизма. Победа под Сталинградом положила начало коренному перелому в Великой Отечественной войне. Она показала всему миру силу Красной армии, неизмеримо вырос авторитет Советского Союза, были серьезно поколеблены позиции фашистской Германии.
Битва на Курской дуге и освобождение большей части Украины означали завершение коренного перелома в Великой Отечественной войне. Но в течение долгого времени Красная армия в одиночку сражалась против германского вермахта. Правительства США и Англии не спешили открывать второй фронт в Европе. В декабре 1943 г. на Тегеранской конференции было решено открыть 2-й фронт не позднее 1 мая 1944 г. Но и этот срок был нарушен. Высадка англо-американских войск в Северной Франции состоялась 6 июня 1944 г.
1944 г. стал годом полного освобождения территории СССР. Осенью 1944 г. государственная граница СССР была восстановлена на всем ее протяжении. Под ударами Красной Армии фашистский блок развалился.
В конце 1944 г. в высшем военном руководстве произошли изменения. Сталин «высказал мнение», что надобность в представителях Ставки уже отпала и координацию действий фронтов можно осуществлять непосредственно из Москвы.
В период, когда от мужества и таланта Жукова и Рокоссовского зависела судьба страны, Сталин сделал их своими ближайшими помощниками, удостоил их высших наград и званий, но, когда все трудности остались позади, Верховный удалил их от себя, чтобы единолично привести армию к великой победе. В это время заместителем наркома обороны, а также членом Ставки и ГКО назначается Булганин, плохо разбиравшийся в военном деле. Этим Сталин продемонстрировал всем, что не нуждается более в помощи профессиональных военных.
17 февраля 1945 г. ГКО утвердил Ставку в следующем составе: Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, начальник Генштаба генерал армии А.И. Антонов, заместитель наркома обороны генерал армии Н.А. Булганин, маршалы Г.К. Жуков и А.М. Василевский.
16 апреля началась Берлинская операция, завершившаяся через две недели водружением красного знамени над поверженным рейхстагом.
В ночь с 8 на 9 мая 1945 г. в берлинском пригороде Карлсхорст представители немецкого командования подписали акт о безоговорочной капитуляции всех вооруженных сил Германии. Война в Европе закончилась.
Через 3 месяца после разгрома фашистской Германии Советский Союз, выполняя свои союзнические обязательства, вступил в войну с Японией. Война на Дальнем Востоке продолжалась с 9 августа по 2 сентября и закончилась полным разгромом миллионной Квантунской армии.
В ходе великой освободительной миссии в Европе и Азии советские войска полностью или частично освободили территорию 13 стран с населением свыше 147 млн. человек. Советский народ заплатил за это огромную цену. Безвозвратные потери Красной Армии и Флота только на завершающем этапе Великой Отечественной войны составили более 1 млн. человек.
Отдавая дань уважения всем борцам против фашизма, необходимо подчеркнуть, что вклад в общую победу был различным. Лавная заслуга в разгроме гитлеровской Германии, несомненно, принадлежит Советскому Союзу.
В годы войны свой вклад в победу внесли не только фронтовики, партизаны, но и труженики тыла.
В годы войны усилилось внимание к отечественной истории, возрождались некоторые традиции русской армии, произошло сближение государственной власти с православной церковью. Не оправдались расчеты противника на то, что первые же военные неудачи приведут к обострению противоречий между многочисленными нациями и народностями, населявшими Советский Союз. Напротив, тяжелые испытания способствовали более тесному сплочению всех народов против общего врага. Дружба народов прошла суровую проверку в условиях войны и стала одним из источников победы.
Патриотизм советских людей проявился в создании народного ополчения, добровольческих батальонов, полков и дивизий, в мощном партизанском движении, в массовом героизме на фронте и самоотверженном труде миллионов тружеников тыла. Готовность народ преодолеть все невзгоды и лишения ради Победы позволила выиграть самую тяжелую и кровопролитную войну в истории Отечества.
Расчеты Гитлера на распад союзного Советского государства под ударами вермахта не оправдались. Морально-политическое единство многонационального советского народа стало важнейшим условием его победы в войне.
В народном сознании долгожданный День Победы стал самым светлым и радостным праздником, так как победа многонационального советского народа в самой кровавой и жестокой войне в истории человечества стала звездным часом для нашей страны в ХХ века.
Выступая на приеме в честь командиров Красной Армии 25 мая 1945г., И.В. Сталин в своей речи сказал:
«У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 г.г., когда армия отступала, покидала родные нам села и города… потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать правду правительству: «Вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой». Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества - над фашизмом. Спасибо ему, русскому народу, за доверие!»34
1945 г. открыл новую страницу в истории ХХ века. События на мировой арене после окончания войны развивались стремительно и привели к переменам во всей системе международных отношений. Это был своего рода переворот революционного характера. Мир становился все более биполярным. В расстановке сил Запад-Восток главная роль принадлежала теперь США и СССР. Таким образом, СССР не только вышел из международной изоляции, но и приобрел статус ведущей мировой державы. Это реальное соотношение сил, разделившее мир на два блока, всего за несколько лет получило свое организационное оформление в виде НАТО и Варшавского договора. Западные политики оказались более восприимчивы к реалиям послевоенного мира, нежели держава - победительница Победа предоставила России возможность выбора развиваться вместе с цивилизованным миром или по-прежнему искать «свой путь в традициях социалистического мессианства».
Сам факт военной победы поднял на небывалую высоту не только международный престиж Советского Союза, но и авторитет режима внутри страны. «Опьяненные победой, зазнавшиеся, - писал в этой связи писатель, фронтовик Ф.Абрамов, - мы решили, что наша система идеальная… И не только не стали ее улучшать, а наоборот, стали еще больше догматизировать».35
Русский философ Г.П. Федотов, размышляя о влиянии роста авторитета Сталина на развитие внутриполитических процессов, тоже приходил к малоутешительному выводу: «Наши предки, общаясь с иностранцами, должны были краснеть за свое самодержавие и свое крепостное право. Если бы они встретили повсеместно такое же раболепное отношение к русскому царю, какое проявляют к Сталину Европа и Америка, им не пришло бы в голову задуматься над недостатками в своем доме».36
Поговорка «Победителей не судят» - не оправдание, но повод для раздумий. Как у В. Некрасова: «Увы! Мы простили Сталину все! Коллективизацию, тридцать седьмые годы, расправу с соратниками, первые дни поражения. И он, конечно же, понял, что нельзя больше обманывать, что только суровой правдой в глаза можно все объединить, что… к потокам крови прошлого, не военного, а довоенного, возврат нет. И мы, интеллигентные мальчики, ставшие солдатами, поверили в этот миф и с чистой душой, открытой душой вступили в партию Ленина-Сталина».37
Май 1945 г. - пик авторитета Сталина, имя которого в сознании большинства современников не только сливалось с победой, но и сам он воспринимался как чуть ли не носитель божественного промысла.
Сталин - человек к моменту завершения Великой Отечественной войны настолько растворился в имидже вождя, что остался по сути один только этот имидж - живой идол. «Массовое сознание, наделившее идола, как и положено, мистической силой, одновременно освятило все, что с этим идолом идентифицировалось - будь то авторитет системы или авторитет идеи, на которой держалась система».38
Такова была противоречивая роль Победы, которая принесла с собой дух свободы, но наряду с этим создала психологические механизмы, блокирующие дальнейшее развитие этого духа, механизмы, которые стали консерваторами позитивных общественных процессов, зародившихся в особой духовной атмосфере военных лет.
Трезвомыслящие умы внутри страны и за ее пределами не давали однозначного ответа на вопрос о возрождении демократии, свободы и не представляли себе путь демократических изменений в СССР в виде одномоментного поворота. Просто они расценивали послевоенную ситуацию как шанс для развития подобного поворота, хотя и считали его небольшим. В целом российский народ после победного завершения войны больше тревожили задачи восстановления всего, что разрушила или уничтожила война, так как она оставила тяжелое наследие.
Чрезвычайная государственная комиссия, занятая исчислениями материального ущерба, нанесенного СССР в ходе военных действий и в результате расходов на войну, оценила его в 2 569 млрд. рублей. Было подсчитано количество разрушенных городов и сел, промышленных и предприятий и железнодорожных мостов, определены потери в выплавке чугуна и стали, размеры сокращения автомобильного парка и поголовья скота, однако нигде не сообщалось о количестве человеческих потерь. К 2000г. подсчеты о людских потерях составили 26,6 млн. человек, из них 76%, т.е. около 20 млн. человек приходится на мужчин. Уточнение человеческих потерь продолжается и сегодня.
§3. Жизнь после войны (1945-1953): ожидания и реалии, политика
центра; новая волна репрессий с 1948 г.

Трудности возвращения к мирной жизни усложнялись не только наличием огромных людских и материальных потерь, которые принесла война нашей стране, но и нелегкими задачами восстановления экономики. Ведь было разрушено 1710 городов и поселков городского типа, уничтожены 7 тысяч сел и деревень, взорваны и выведены из строя 31850 заводов и фабрик, 1135 шахт, 65 тыс. км. железнодорожных путей. Посевные площади сократились на 36,8 млн. га. Страна потеряла около трети своего богатства.
Война унесла почти 27 млн. человеческих жизней и это самый трагический ее итог. 2,6 млн. человек стали инвалидами. Население сократилось на 34,4 млн. человек и составило к концу 1945 г. 162,4 млн. человек. Сокращение рабочей силы, отсутствие полноценного питания и жилья вели к снижению уровня производительности труда по сравнению с довоенным периодом.
К восстановлению хозяйства страна приступила еще в годы войны. В 1943 г. было принято специальное партийно-правительственное постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйств в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Колоссальными усилиями советских людей к концу войны удалось восстановить промышленно производство на треть от уровня 1940 г. Однако в качестве центральной задачи восстановления страны встала после окончания войны.
Начались экономические дискуссии 1945-1946 г.г.
Правительство дало поручение Госплану подготовить проект четвертого пятилетнего плана. Были высказаны предложения о некотором смягчении нажима в управлении экономикой, о реорганизации колхозов. Был подготовлен проект новой Конституции. Он допускал существование мелких частных хозяйств крестьян и кустарей, основанных на личном труде и исключающих эксплуатацию чужого труда. В ходе обсуждения этого проекта звучали идеи о необходимости предоставлении больше прав регионам и наркоматам.
«Снизу» все чаще раздавались призыва к ликвидации колхозов. Говорили об их неэффективности, напоминали, что относительное ослабление государственного давления на производителей в годы войн дало положительный результат. Проводили прямые аналогии с новой экономической политикой, введенной после гражданской войны, когда возрождения экономики началось с оживления частного сектора, децентрализации управления и развития легкой промышленности.
Однако в этих дискуссиях победила точка зрения Сталина, заявившего в начале 1946 г. о продолжении взятого перед войной курса на завершение строительства социализма и построение коммунизма. Речь шла о возврате к довоенной модели сверхцентрализации в планировании и управлении экономикой, а одновременно и к тем противоречиям между отраслями экономики, которые сложились в 30-е г.г.
Героической страницей послевоенной истории нашей страны стала борьба народа за возрождение экономики. Западные специалисты считали, что восстановление разрушенной экономической базы займет не менее 25 лет. Однако восстановительный период в промышленности составил менее 5 лет.
Возрождение промышленности проходило в очень тяжелых условиях. В первые послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от труда в военное время. Постоянную нехватку продуктов, тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости смертности, объясняли населению тем, что долгожданный мир только наступил и жизнь вот-вот наладится.
Некоторые ограничения военного времени были сняты: вновь введены 8-часовой рабочий день и ежегодные отпуска, отменены принудительные сверхурочные работы. В 1947 г. была проведена денежная реформа и отменена карточная система, установлены единые цены на продукты питания и промышленные товары. Они были выше довоенных. Как и до войны, от одной до полутора месячных зарплат в год уходило на покупку облигаций обязательного займа. Многие рабочие семьи по-прежнему жили в землянках и бараках, а трудились порой под открытым небом или в не отапливаемых помещениях, на старом оборудовании.
Восстановление проходило в условиях резкого усиления перемещения населения, вызванного демобилизацией армии, репатриацией советских граждан, возвращением беженцев из восточных районов. Немалые средства уходили на поддержку союзных государств.
Огромные потери в войне вызвали нехватку рабочей силы. Выросла текучесть кадров: люди искали более выгодные условия труда.
Как и прежде, решить острые проблемы предстояло путем увеличения перекачки средств из деревни в город и развития трудовой активности рабочих. Одним из самых знаменитых починов тех лет стало движение «скоростников», инициатором которого был ленинградский токарь Г.С. Борткевич, выполнивший на токарном станке в феврале 1948 г. за одну смену 13-дневную норму выработки. Движение стало массовым. На некоторых предприятиях были предприняты попытки внедрения хозрасчета. Но для закрепления этих новых явлений не были приняты меры материального характера, наоборот, при повышении производительности труда понижались расценки.
Наметилась тенденция к более широкому использованию научно-технических разработок на производстве. Однако она проявилась главным образом на предприятиях военно-промышленного комплекса (ВПК), где шел процесс разработки ядерного и термоядерного оружия, ракетных систем, новых образцов танковой и авиационной техники.
Кроме ВПК, преимущество отдавалось также машиностроению, металлургии, топливной энергетической промышленности, на развитие которых уходило 88% всех капиталовложений в промышленность. Как и прежде, легкая и пищевая промышленность не удовлетворяла минимальных потребностей населения.
Всего за годы 4-й пятилетки (1946-1950) были восстановлены и вновь поострены 6200 крупных предприятий. В 1950 г. промышленное производство превысило довоенные показатели на 73% (а в новых союзных республиках - Литве, Латвии, Эстонии и Молдавии - в 2-3 раза). Правда, сюда были включены также репарации и продукция совместных советско-германских предприятий.
Главным творцом этих успехов стал народ. Его невероятными усилиями и жертвами были достигнуты, казалось невозможные экономические результаты. Вместе с тем свою роль сыграли возможности сверхцентрализованной экономической модели, традиционная политика перераспределения средств из легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства и социальной сферы в пользу тяжелой промышленности. Значительную помощь оказали и полученные с Германии репарации (4,3млрд. долларов), обеспечившие до половины объема установленного в эти годы промышленного оборудования. Труд почти 9 млн. советских заключенных и около 2 млн. немецких и японских военнопленных также внес свой вклад в послевоенное восстановление.
Ослабленным вышло из войны сельское хозяйство страны, продукция которого в 1945 г. не превышала 60% от довоенного уровня.
Сложная ситуация складывалась не только в городах, в промышленности, но и в деревне, в сельском хозяйстве. Колхозная деревня, помимо материальных лишений, испытывала острый недостаток в людях. Настоящим бедствием для деревни стала засуха 1946 г., охватившая большую часть европейской территории России. У колхозников продразверстке изымала почти все. Жители деревень были обречены на голод. В охваченных голодом районах РСФСР, Украины, Молдавии за счет бегства в другие места и роста смертности произошло сокращение населения на 5-6 млн. человек. Тревожные сигналы о голоде, дистрофии, смертности шли из РСФСР, Украины, Молдавии. Колхозники требовали распустить колхозы. Этот вопрос они мотивировали тем, что «жить так нет сил дальше». В своем письме к П.М. Маленкову, например, слушатель Смоленского военно-политического училища Н.М. Меньшиков писал: «…действительно жизнь в колхозах (Брянской и Смоленской области) невыносимо плохая. Так, к колхозе «Новая Жизнь (Брянской обл.) почти половина колхозников уже по 2-3 месяца не имеют хлеба, у части нет и картошки. Не лучшее положение и в половине других колхозов района…»39
Государство, покупая по твердым ценам сельскохозяйственные продукты, компенсировало колхозам лишь пятую часть расходов на производство молока, 10-ю часть - зерна, 20-ю - мяса. Колхозники практически ничего не получали. Спасало их подсобное хозяйство. Но и по нему был государством нанесен удар: в пользу колхозов в 1946-1949 г.г. прирезали 10,6 млн. га земли из крестьянских приусадебных участков, и были значительно повышены налоги с доходов от продаж на рынке. Причем, торговать на рынке разрешалось лишь крестьянам, колхозы которых выполнили государственные поставки. Каждое крестьянское хозяйство обязано сдавать государству в качестве налога за земельный участок мясо, молоко, яйца, шерсть. В 1948 г. колхозникам было «рекомендовано» продать государству мелкий скот (держать который было разрешено уставом), что вызвало массовый убой по стране свиней, овец, коз (до 2 млн. голов).
Денежная реформа 1947 г. больнее всего ударила по крестьянству, хранившему свои сбережения дома.
Сохранялись ромы довоенного времени, ограничивавшие свободу передвижения колхозников: они были фактически лишены паспорта, им не оплачивали дни, когда они не работали по болезни, не платили пенсии по возрасту.
К концу 4-й пятилетки бедственное экономическое положение колхозов потребовало их реформирования. Однако власти видели его суть не в материальном стимулировании, а в очередной структурной перестройке. Было рекомендовано вместо звена развивать бригадную форму работы. Это вызвало недовольство крестьян и дезорганизацию сельхоз работ. Последовавшее за этим укрупнении колхозов привело к дальнейшему сокращению крестьянских наделов.
Тем не менее, с помощью принудительных мер и ценой огромных усилий крестьянства в начале 50-х г.г. удалось добиться выведения сельского хозяйства страны на довоенный уровень производства. Однако лишение крестьян еще сохранившихся стимулов к труду подвело сельское хозяйство страны к кризису и заставило правительство принято чрезвычайные меры для снабжения продовольствием городов и армии. Был взят курс на «закручивание гаек» в экономике. Этот шаг получил теоретическое обоснование в работе Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.). В ней он отстаивал идеи преимущественного развития тяжелой промышленности, ускорения полного огосударствления собственности и форм организации труда в сельском хозяйстве, выступал против любых попыток оживления рыночных отношений.
«Необходимо… путем постепенных переходов… поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное производство… заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть… могла охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества… Нельзя добиться ни изобилия продуктов, могущего покрыть все потребности общества, ни перехода к формуле «каждому по потребности», оставляя в силе такие экономические факторы, как колхозно-групповая собственность, товарное обращение и т.п.».40
Говорилось в статье Сталина и о том, что при социализме растущие потребности населения всегда будут обгонять возможности производства. Это положение объясняло населению господство дефицитной экономики и оправдывало ее существование.
Выдающиеся достижения в промышленности, в науке и технике стали реальностью благодаря неустанному труду и самоотверженности миллионов советских людей. Однако возврат СССР к довоенной модели экономического развития вызвал ухудшение ряда хозяйственных показателей в послевоенный период.
Война изменила общественно политическую атмосферу, сложившуюся в СССР в 30-е годы; проломила тот «железный занавес», которым страна была отгорожена от остального, «враждебного» ей мира. Участники европейского похода Красной Армии (а их было почти 10 млн. человек), многочисленные репатрианты (до 5,5 млн.) воочию увидели тот мир, о котором они знали исключительно из пропагандистских материалов, разоблачавших его пороки. Различия были столь велики, что не могли не посеять у многих сомнений в правильности привычных оценок. Победа в войне породила надежды у крестьян на роспуск колхозов, у интеллигенции - на ослабление политики диктата, у населения союзных республик (особенно в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии) - на изменение национальной политике. Даже в сфере обновившейся в годы войны номенклатуры зрело понимание неизбежных и необходимых перемен.
Каким же было после окончания войны наше общество, которому предстояло решить очень трудные задачи восстановления народного хозяйства и завершение строительства социализму?
Послевоенное советское общество было преимущественно женским. Это создавало серьезные проблемы не только демографические, но и психологические, перераставшие в проблему личной неустроенности, женского одиночества. Послевоенная «безотцовщина» и порождаемые ею детская беспризорность и преступность родом из того же источника. И тем не менее, несмотря на все потери и лишения, именно благодаря женскому началу послевоенное общество оказалось удивительно жизнеспособным.
Общество, вышедшее из войны, отличается от общества, находящегося в «нормальном» состоянии, не только своей демографической структурой, но и социальным составом. Его облик определяют не традиционные категории населения (городские и сельские жители, рабочие предприятий и служащие, молодежь и пенсионеры и т.д.), а социумы, рожденные военным временем.
Лицом послевоенного времени был, прежде всего «человек в гимнастерке». Всего из армии было демобилизовано 8,5 млн. человек. Пробелма перехода от войны к миру в наибольшей степени касалась фронтовиков. Демобилизация, о которой так мечталось на фронте, радость возвращения домой, а дома их ждали неустроенность, материальные лишения, дополнительные трудности психологического характера, связанные с переключением на новые задачи мирного общества. И хотя война объединила все поколения, но особенно трудно было, прежде всего, самым молодым (1924-1927 г.г. рождения), т.е. тем, кто ушел на фронт со школьной скамьи, не успев получить профессию, обрести устойчивый жизненный статус. Их единственным делом стала война, единственным умением - способность держать оружие и воевать.
Часто, особенно в публицистике, фронтовиков называли «неодекабристами», имея в виду тот потенциал свободы, который несли в себе победители. Но в первые годы после войны не все из них способны были реализовать себя как активную силу общественных перемен. Это во многом зависело от конкретных условий послевоенных лет.
Во-первых, сам характер войны отечественной освободительной, справедливой предполагает единство общества и власти. В решении общей национальной задачи - противостояния врагу. Но в мирной жизни формируется комплекс «обманутых надежд».
Во-вторых, необходимо учитывать фактор психологического перенапряжения людей, четыре года проведших в окопах и нуждающихся в психологической разгрузке. Люди, уставшие от войны, естественно стремились к созиданию, к миру.
После войны неизбежно наступает период «залечивания ран» - и физических, и душевных, - сложный, болезненный период возвращения к мирной жизни, в которой даже обычные бытовые проблемы (дом, семья, у многих утраченные во время войны) подчас становится в разряд неразрешимых.
Вот как один из фронтовиков В.Кондратьев говорил о наболевшем: «Всем как-то хотелось наладить свою жизнь. Ведь надо же было жить. Кто-то женился. Кто-то вступил в партию. Надо было приспосабливаться к этой жизни. Других вариантов мы не знали».
В-третьих, восприятие окружающего порядка как данности, формирующее в целом лояльное отношение к режиму, само по себе не означало, что всеми фронтовиками без исключения этот порядок рассматривался как идеальный или, во всяком случае, справедливый.
«Мы многое не принимали в системе, но не могли даже представить какой-либо другой», - такое неожиданное признание можно было услышать от фронтовиков. В нем - отражение характерного противоречия послевоенных лет, раскалывающего сознание людей ощущением несправедливости происходящего и безысходность попыток этот порядок изменить.
Подобные настроения были характерны не только для фронтовиков (прежде всего и для репатриантов). Стремления изолировать репатриированных, несмотря на официальные заявления властей, имели место.
Среди населения, эвакуированного в восточные районы страны, процесс реэвакуации начался еще в военное время. С окончанием войны это стремление стало массовым, однако, не всегда выполнимым. Насильственные меры о запрещении выезда вызывали недовольство.
«Рабочие все свои силы отдали на разгром врага и хотели вернуться в родные края, - говорилось в одном из писем, - а теперь вышло так, что нас обманули, вывезли из Ленинграда, а хотят оставить в Сибири. Если только так получится, тогда мы, все рабочие, должны сказать, что наше правительство предало нас и наш труд!»41
Так после войны желания столкнулись с реальностью.
«Весной сорок пятого люди - не без основания. - считали себя гигантами»,42 - делился своими впечатлениями писатель Э.Казакевич. С этим настроением фронтовики вошли в мирную жизнь, оставив, как им тогда казалось за порогом войны самое страшное и тяжелое. Однако действительность оказалась сложнее, совсем не такой, какой она виделась из окопа.
«В армии мы часто говорили о том, что будет после войны, - вспоминал журналист Б.Галин, - как мы будем жить на другой день после победы, - и тем ближе было окончание войны, тем больше мы об этом думали, и много нем рисовалось в радужном свете. Мы не всегда представляли себе размер разрушений, масштабы работ, которые придется провести, чтобы залечить нанесенные, немцами раны». «Жизнь после войны казалась праздником, для начала которого нужно только одно - последний выстрел», - как бы продолжал эту мысль К.Симонов.43
«Нормальная жизнь», где можно «просто жить», не подвергаясь ежеминутной опасности, в военное время виделась как подарок судьбы.
«Жизнь - праздник», жизнь - сказка»фронтовики вошли в мирную жизнь, оставив, как им тогда казалось за порогом войны самое страшное и тяжелое. дливый.не означало, - с помощью этого образа в массовом сознании моделировалась и особая концепция послевоенной жизни - без противоречий, без напряжения. Была надежда. И такая жизнь существовала, но только в кино и в книгах.
Надежда на лучшее и питаемый ею оптимизм задавали ритм началу послевоенной жизни. Духом не падали, война была позади. Была радость труда, победы, дух соревнования в стремлении к лучшему. Несмотря на то, что нередко приходилось мириться с тяжелыми материально-бытовыми условиями, трудились самоотверженно, восстанавливая разрушению экономику. Итак, после окончания войны не только возвратившиеся домой фронтовики, но и пережившие в тылу все трудности прошедшей войны советские люди жили надеждой на изменения общественно-политической атмосферы к лучшему. Особые условия войны заставили людей мыслить творчески, действовать самостоятельно, принимать на себя ответственность. Но надежды на изменения общественно-политической обстановки были очень далеки от реальности.
В 1946 г. произошло несколько заметных событий, так или иначе растревоживших общественную атмосферу. Вопреки достаточно распространенному суждению, что в тот период общественное мнение было исключительно молчаливым, действительные свидетельства говорят о том, что это утверждение далеко не вполне справедливо.
В конце 1945 г. - начале 1946 г. проходила компания по выборам в Верховный Совет СССР, которые состоялись в феврале 1946 г. Как и следовало ожидать, на официальных собраниях люди в основном высказывались «За» выборы, поддерживая политику партии и ее руководителей. На избирательных бюллетенях можно было встретить здравицы в честь Сталина и других членов правительства. Но наряду с этим встречались суждения совершенно противоположные.
Люди говорили: «Все равно по-нашему не будет, они что напишут, за то и голосуют»; «сущность сводится к простой «формальности - оформлению заранее намеченного кандидата»… и т.д. Это была «палочная демократия», уклониться от выборов было нельзя. Невозможность высказать открыто свою точку зрения, не опасаясь при этом санкций властей, рождала апатию, а вместе с тем субъективное отчуждение от властей. Люди высказывали сомнения в целесообразно и своевременности проведения выборов, на которые затрачивались большие средства, в то время как тысячи человек находились на грани голода.
Сильным катализатором роста недовольства была дестабилизация общей экономической ситуации. Возросли масштабы спекуляции хлебом. В очередях за хлебом были более откровенные разговоры: «Нужно теперь нужно больше воровать, иначе не проживешь», «Мужей и сыновей убили, а нам вместо облегчения повысили цены»; «Сейчас стало жить труднее, чем в годы войны».
Обращает на себя внимание скромность желаний людей требующих всего лишь установления прожиточного минимума. Мечты военных лет о том, что после войны «всего будет много», наступит счастливая жизнь, начали довольно быстро девальвироваться. Все трудности послевоенных лет объяснялись последствиями войны. Люди уже начинали думать, что настал конец мирной жизни, снова надвигается война. В сознании людей еще долго будет война восприниматься как причина всех послевоенных лишений. Люди видели причину повышения цен осенью 1946 г. в приближении новой войны.
Однако, несмотря на наличие весьма решительных настроений, на тот период времени они не стали преобладающими: слишком сильной оказалась тяга к мирной жизни, слишком серьезной усталости от борьбы, в какой бы то ни было форме. Кроме того, большинство людей продолжали доверять руководству страны, верить, что оно действует во имя народного блага. Можно сказать, что политика верхов первых послевоенных лет строилась исключительно на кредите доверия со стороны народа.
В 1946 г. закончила работу комиссия по подготовке проекта новой Конституции СССР. В соответствии с новой Конституцией были впервые проведены прямые и тайные выборы народных судей и заседателей. Но вся полнота власти оставалась в руках партийного руководства. В октябре 1952г.: состоялся XIX съезд ВКП(б), принявший решение о переименовании партии в КПСС. Политический режим при этом ужесточался, нарастала новая волна репрессий.
Система ГУЛАГа достигла своего апогея именно в послевоенные годы. К узникам середины 30-х г.г. добавились миллионы новых «врагов народа». Один из первых ударов пришелся по военнопленным, многие из которых после освобождения из фашистской неволи были направлены в лагеря. Туда же были сосланы «чуждые элементы» из прибалтийских республик, Западной Украины и Западной Белоруссии.
В 1948 г. были созданы лагеря специального режима для осужденных за «антисоветскую деятельность» и «контрреволюционны акты», в которых использовались особо изощренные методы воздействия на заключенных. Не желая мириться со своим положением, политические заключенные в ряде лагерей поднимали восстания; порой под политическими лозунгами.
Возможности трансформации режима в сторону какой бы то ни было либерализации были весьма ограничены из-за крайнего консерватизма идеологических принципов, благодаря устойчивости которых охранительная линия имела безусловный приоритет. Теоретической основой «жесткого» курса в сфере идеологии можно считать принятое в августе 1946 г. постановление ЦУ ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград», которое, хотя и касалось области художественного творчества, фактически было направлено против общественного инакомыслия как такового. Однако одной только «теорией» дело не ограничилось. В марте 1947 г. по предложению А.А. Жданова было принято постановление ЦК ВКП(б) «О судах чести в министерствах СССР и центральных ведомствах», согласно которому создавались особые выборные органы» для борьбы с проступками, роняющими честь и достоинство советского работника». Одним из самых громких дел, прошедших через «суд чести», было дело профессоров Ключевой Н.Г. и Роскина Г.И. (июнь 1947 г.), авторов научной работы «Пути биотерапии рака», которые были обвинены в антипатриотизме и сотрудничестве с зарубежными фирмами. За подобное «прегрешение» в 1947г. выносили пока еще общественный выговор, но уже в этой превентивной компании угадывались основные подходы будущей борьбы с космополитизмом.
Однако все эти меры на тот момент еще не успели оформиться в очередную компанию против «врагов народа». Руководство «колебалось» сторонники самых крайних мер, «ястребы», как правило, не и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.