Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Странствующие наемные войска, пришедшие на место рыцарства. Турецкая кочевая орда. Каталонцы как самые опасные соперники итальянцев на Средиземном море. Судьба Рожера де Флора и ее последствия. Герцог Афинский и его отношения с каталонскими наемниками.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 04.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Первое появление османов-завоевателей в Малой Азии

Эпоха завоевателей еще не совсем миновала. Та же жажда приключений, тот же рыцарский дух, готовый победить целый мир противников, одушевлявший странствующих рыцарей, который сто лет перед тем привел к падению греческую империю, продолжал еще жить в латинцах даже после того, как с потерей Палестины в конце XIII столетия был закончен героический век крестовых походов. Эти крестовые походы и поглотили именно массами рыцарскую аристократию высшего разряда; с прекращением их она потеряла существенную арену своей деятельности на Востоке, тогда как на Западе благодаря окрепшему сословию горожан (буржуазии) в больших городах и слагающимся монархическим государствам власть ее была сломлена. На место рыцарства выступили другие проявления воинственной силы, странствующие наемные войска, которые в немалой степени принадлежали к пролетариату рыцарства: страшнейший бич Испании, Франции и Италии. Старейшему и знаменитейшему из этих «больших сборищ» выпала на долю блестящая удача войти в Грецию завоевателями, основать там военное государство и увековечить свое имя в истории Афин. Повод к этому событию дали завоевания нового турецкого племени в византийской Малой Азии.
В начале XIII столетия явилась турецкая кочевая орда, которую кочевые инстинкты патриархальных азиатских народов выгнали в область Хорасан, а из этой их оседлости они были отодвинуты монголами Чингисхана далее на запад в Армянское плоскогорье. Сулейман повел их к Ефрату, в волнах которого и утонул сам; после этого сын его Эртогрул продолжал переселение на запад. Как говорит героическое сказание турок, орда эта насчитывала у себя всего только пятьсот палаток. Эртогрул был принят радушно сельджукским султаном Аледдином Каикобадом и получил разрешение осесть в округе Ангорском. Он служил своему ленному государю в войне против монголов и никейских греков, сделал имя турок страшным, распространил свое владычество в качестве вассала до Сангариса и умер девяностолетним героем в 1288 г. От такого незначительного начала возникло могущество турок в Анатолии.
Великим основателем его был Осман, могущественный сын Эртогрула. Когда государство Сельджукское при последнем своем султане Аледдине распалось и разделилось на отдельные эмирства, или маленькие княжества, он около 1299 г. сделался властителем области у подножия Олимпа в Вифинии. Он-то и дал своему племени имя османов, долженствовавшее целые столетия наводить ужас на три части света.
Пахимерес красноречиво изобразил отчаянное состояние Малой Азии, вся область которой от Тавра до Средиземного моря почти уже вовсе оставлена была на произвол судьбы слабым императором и опустошена турецкими и татарскими ордами, а беспомощные жители бежали к берегам Европы и даже искали защиты в стенах Константинополя. Слабые, не получавшие жалованья греческие войска были или рассеяны, или уничтожены. Михаил, сын и соправитель Андроника II, едва мог еще удерживать укрепленные города Пергамон и Кизик, пока, надорвавшись от трудов, он не заболел смертельно при Пегах.
При таком стесненном положении византийского императора ему предложило свои услуги наемное войско из каталонцев, арагонцев и сицилийцев, бывших прежде на службе у сицилийских королей из Арагонского дома, а теперь оставшихся без хлеба, после того как 31 августа 1302 г. Фридрих II Сицилийский заключил мир при Кальтабеллоте с своим врагом Карлом II Неаполитанским. От этих своевольных, привыкших к войне и разбою наемников Фридрих хотел освободиться; он предлагал их даже брату французского короля Филиппа Красивого Карлу Валуа, который 18 января 1301 года женился на Катарине де Куртенэ и вооружался, чтобы военным походом на Константинополь добиться прав своей супруги на Византию. Фридрих в силу вышеупомянутого договора обязался помогать Валуа войском и галерами. Но между тем предприятие этого принца не состоялось. Вот тут-то и случилось так, что один гениальный воин этого сицилийского короля собрал вокруг себя это доведенное до отчаяния наемное войско и определил его на службу того самого Андроника, против которого оно должно бы было сражаться под знаменами Валуа.
Рожер де Флор, предводитель этого войска, родился в Брин-дизи, был по происхождению немец, сын Рихарда, егермейстера великого императора Фридриха II; в качестве гибеллина и приверженца Конрадина Рихард храбро сражался и погиб в битве при Тальякоццо. В своей полной приключений жизни молодой Рожер блестяще отличился как моряк, как рыцарь ордена храмовников, потом как беглец из этого ордена, как корсар и, наконец, как вице-адмирал сицилийского короля. В награду за его службу в войне против анжуйцев император по заключении мира при Кальтабеллоте пожаловал ему доходы с Трипи, Ликаты и острова Мальты. Его карьера до этого времени вполне напоминает знаменитого морского героя Маргаритоне, происходившего из того же портового города Бриндизи, который в конце XII столетия на службе последнего норманнского владетеля Сицилии достиг звания графа Мальтийского, а потом объявил себя государем Ионических островов.
Рожер узнал, что король Фридрих не в состоянии заплатить полностью этим отчаянным наемникам, и он мог еще опасаться, как бы они его самого не выдали гроссмейстеру ордена храмовников или папе. Он поэтому ухватился за мысль найти в Византийской империи другое поприще для этих голодных наемников, и король охотно оказал ему в этом поддержку.
Когда Рожер через своих посланцев предложил Андронику II услуги этой толпы, император охотно на них согласился, так как бедственное положение от набегов турок достигло высшей степени, а это неожиданное предложение было не подозрительно, потому что исходило из Сицилии, в Арагонской династии которой со времени Сицилийской вечерни греческий император пользовался симпатией и нашел союзников в общей борьбе против Анжуйского дома. Он согласился на требование Рожера платить щедро войску, его самого назначить великим адмиралом и женить его на одной из принцесс своего дома. Король Фридрих снабдил наемников транспортными судами, оружием, провиантом и деньгами; вероятно, он заключил с Рожером, своим ленником, тайный договор, в силу которого он обеспечивал себе верховную власть над этим войском. Во всяком случае, он думал поставить преграды на пути Валуа в их намерениях относительно Востока.
Наемное войско Рожера де Флор состояло из 1500 конных латников и 5000 альмугаваров, которые представляли самую грозную инфантерию того времени и прославились в войне из-за Сицилийской вечерни на залитых кровью полях битв в Калабрии и Сицилии. Хотя это войско уже в начале своего замечательного поприща представляло смесь из различных национальностей, но все-таки большинство состояло из каталонцев и арагонцев; к этой национальности именно принадлежали и главные начальники. Поэтому оно и называлось вообще каталонским отрядом. К Рожеру примкнули храбрые люди, а именно: Фернан Хименес д'Аренос, Фернан д'Аонес, Корбаран де Легет, Рамон Мунтанер и Марти-но де-Логран. Двое знатных вельмож, Беренгар д'Энтенца, зять великого адмирала Рожера де Лориа, и Беренгар де Рокафорте, собирались последовать за ним впоследствии. В сентябре 1302 года Рожер повел свое войско из Мессины к Босфору
Каталонцы уж не были чужими в Византийской империи. После того как граф Барселонский, Беренгар IV, в 1162 г. соединил Каталонию с Арагонией, а мощный Хайме I отвоевал у мавров между 1229 и 1238 гг. Валенсию, Майорку и Минорку, испанские приморские города начали сильно развиваться. Каталонские корсары рыскали по морям, а торговые суда посещали берега Африки и Востока. Уже в 1268 г. Хайме I Арагонский дал право всевозможным образом покровительствуемому им барселонскому купечеству назначать в гаванях Романии своих собственных консулов. Из этого богатого торгового города вышел первый свод торговых законов, которые вошли в силу на Средиземном море, приняты были даже Венецией, Пизой и Генуей и послужили основанием консульской судебной власти. Еще до 1290 г. существовала каталонская колония с консулом в Константинополе. Ожесточенные войны Арагонского дома против неаполитанских анжуйцев, претендентов на византийский престол, были причиной того, что Па-леологи искали дружбы испанцев и сицилийцев; они принимали охотно каталонских купцов в своем государстве.
В то время когда Рожер повел своих наемников в Византию, каталонские купцы находились не только там, но и на Кипре, Родосе, в Александрии, в Бейруте и Дамаске, а торговцы из Барселоны, Валенсии и Тортозы посещали рынки Сирии и Малой Армении, даже и Тана на Черном море
Каталонцы были самыми опасными соперниками итальянцев на Средиземном море. Их моряки могли потягаться с ними своей опытностью в мореходстве. Уже ранее 1286 г. они имели карты; они в этом соперничали с генуэзцами, у которых космограф Пиет-ро Висконте в 1318 г. сделал знаменитый портолан (карту приморских земель). Школа каталонских космографов со временем получила такую известность, что Карл V французский в 1375 г. заказал им карту, которая стала знаменита под названием каталонской картины мира и превосходит арабские карты Эдризи и венецианские Марина Санудо.
Предшественником Рожера де Флора в греческих морях был, впрочем, знаменитый адмирал Рожер де Лориа, который в 1292 г. с каталонским войском на 30 галерах предпринял разбойничий набег против анжуйских владений в Морее и под этим предлогом грабил и берега и острова Греции.
2. Когда грозное войско Рожера показалось в византийском море, оно должно было вызвать воспоминание о латинских крестоносцах, которые как раз сто лет тому назад в качестве союзников одного императора по договору завоевали Константинополь. Древняя достопочтенная царица морей еще царила над Босфором, но блеск ее императорской короны померк, и она с полным отчаянием смотрела на свои отнятые славянами и латинцами провинции европейского материка и на пораженную невыразимым бедствием, почти потерянную уже Малую Азию. И, если теперь при появлении испанских наемников и не последовало такой же катастрофы, как в 1204 году, то все же и этим наемникам суждено было нанести греческой империи смертельные раны. Повторилось то же самое зрелище, с одной стороны, слабости, малодушия и коварства вследствие материальной нужды, а с другой -- заносчивости, грабежа и насилия.
Император Андроник назначил Рожера де Флора Mega-Dux'-ом, или великим адмиралом, и женил его на своей племяннице Марии, дочери сестры своей Ирины и болгарского князя Иоанна Азана. Наемники, расположенные долгое время вблизи Константинополя, завязали кровопролитную битву с генуэзцами из Гала-ты, которые несколько десятков лет перед тем вытеснили венецианцев из Босфора, ненавидели испанцев, которые становились их соперниками, и возбуждали в византийцах подозрения относительно их замыслов. Потом наемники переправились в Кизик в Анатолии, на следующую весну победили турок и освободили от осады Филадельфию; они прошли округа по Термосу, Меандру до
Фригии, везде уничтожая войска неверных. Роджер де Флор, как супруг императорской племянницы, мог задумать план мечами своих воинов создать себе княжество в Анатолии, и, может быть, эти храбрые испанцы надолго бы удержали османов вдали от Европы, если бы они надолго овладели Ионией, Памфилией, Карией, Лидией и Фригией.
Рожер был вскоре отозван подозрительным императором из Малой Азии, чтобы отражать болгар на Балканах. Он повел наемников на зимние квартиры сначала на фракийский Херсонес, и тут при Мадитосе явился Беренгар д'Энтенца, который с девятью кораблями пришел из Сицилии в Константинополь, чтобы тоже поступить на службу к императору, хотя тот и не приглашал его. С основательным недоверием смотрели вообще греки на каталонское войско. Берега Азии и Европы были ими беспощадно обложены контрибуцией и разграблены, но император находился не в состоянии удовлетворить денежные требования испанцев, которые, кроме того, были многочисленнее, чем он этого желал. Они угрожали из наемников превратиться в повелителей в империи, где они одни представляли собою сомкнутую военную силу. Из своего укрепленного лагеря в Галлиполи они каждую минуту могли отпасть от императора и как враги явиться пред стенами Константинополя. Поэтому Андроник старался почестями и подарками расположить к себе начальников отряда; он назначил по совету Рожера Берен-гара д'Энтенца великим адмиралом, а самого Рожера он пожаловал даже в цезари с обещанием предоставить ему управление Малой Азией за исключением некоторых больших городов. Ибо Рожер должен был еще раз туда повести свое войско, чтобы и удалить его из Европы, и отразить турок, которые снова осадили Филадельфию. Но только это уже не удалось. Когда новый цезарь отважился с небольшой свитой навестить Михаила IX, сына
Андроника, в Адрианополе, то по тайному повелению Михаила он был изменнически убит 28 марта 1305 г. в императорском дворце аланской лейб-гвардией.
Это коварное злодеяние повлекло за собой ужасное возмездие; преступление правителя ни в чем не повинный народ империи искупал долгие годы невыразимыми страданиями. Каталонцы, полные ярости, начали войну из мести против вероломной Византии, и никогда еще не творилось более ужасной кровавой мести. Беренгар д'Энтенца был теперь главнокомандующим над наемниками в Галлиполи. Опытный в военном деле испанский дворянин считал себя с этих пор их самостоятельным высшим начальником, он именовал себя: Божьею милостью великий адмирал романской империи и повелитель Анатолии и всех островов, принадлежащих империи. С этого времени войско Рожера де Флора обратилось в вольную странствующую военную республику, «счастливое войско и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.