На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Предпосылки развития дипломатических качеств Петра I. Внешнеэкономические отношения в допетровской России. Дипломатические учреждения и методы дипломатической работы при Петре I. Северная война, Полтавская битва. Гангутское соглашение, Ништадский мир.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 20.01.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ
Харьковский национальный педагогический университет им. Г.С. Сковороды
Институт последипломного образования
Кафедра исторических дисциплин
Курсовая работа
на тему: "Пётр І как дипломат"
Выполнила: Студентка ІІ курса
ХНПУ им.Г.С. Сковороды ИПО
специальность
"Педагогика и методика
среднего образования. История"
Медведева А.Н.
Проверил: преподаватель
кафедры исторических дисциплин
Трубчанинов Н.А.
Харьков 2009 р.
Содержание
    Раздел І. Предпосылки развития дипломатических качеств Петра І
      1.1 Краткая биография Петра І
      1.2 Состояние внешнеэкономических отношений в допетровской России
      Раздел ІІ. Внешняя политика в годы правления Петра І
      2.1 Дипломатические учреждения и методы дипломатической работы при Петре I
      2.2 Петр І как дипломат
      2.3 Азовские походы
      2.4 "Великое посольство"
      2.5 Начало Северной войны
      2.6 Полтавская битва
      2.7 Второй этап Северной войны. Прутский поход
      2.8 Гангутское соглашение, Ништадский мир
      Итоги Северной войны
      Заключение. Итоги дипломатической деятельности Петра І
      Список используемых источников литературы
Вступление. Понятие "дипломатия". Роль дипломатических отношений в развитии государств.
Дипломатия призвана обеспечить представителям государства условия для вступления в регулярные дискуссии и переговоры с представителями других стран. В её задачу входит продвижение интересов государства и разрешение возникающих проблем с помощью нормальных дипломатических каналов и неформальных связей. Дипломатия представляет собой совокупность практических мероприятий, приемов и методов невоенного характера, применяемых с учетом конкретных условий и характера решаемых задач. Её осуществление входит в задачу глав государств и правительств, министров иностранных дел, дипломатических представительств за рубежом и т.д.
Само понятие "дипломатия" связано с искусством ведения переговоров и поисков взаимоприемлемых решений в целях предотвращения или урегулирования международных конфликтов, расширения и углубления межгосударственного и международного сотрудничества. Задача дипломатии состоит в регулировании экономических, политических и иных отношений между государствами. Дипломаты разрабатывают и устанавливают соглашения о торговле, таможенных пошлинах, транспорте, почте и телеграфе, валютных расчетах и т.д.
Главным средством реализации отношений государств в мировом сообществе является внешняя политика. Под внешней политикой понимается общий курс государства в международных делах. Она призвана регулировать отношения данного государства с другими государствами и народами на основе определенного комплекса общепризнанных принципов и в соответствии с его национальными интересами и целями, осуществляемыми различными средствами и методами. Внешняя политика теснейшим образом связана с внутренней политикой государства. С этой точки зрения главная её задача состоит в том, чтобы обеспечить наиболее благоприятные международные условия для достижения целей и интересов государства. Важнейшей функцией внешней политики является предотвращение войн, агрессии и разного рода конфликтов между государствами.
Внешняя политика - деятельность государства на международной арене, регулирующая отношения с другими субъектами внешнеполитической деятельности: государствами, зарубежными партиями и иными общественными организациями, всемирными и региональными международными организациями. Внешняя политика опирается на экономический, демографический, военный, научно-технический и культурный потенциалы государства; сочетание последних определяет возможности внешней политики деятельности государства на тех или иных направлениях, иерархию приоритетов в постановке и реализации внешнеполитических целей. Геополитическое положение государства исторически доминировало в выборе государством партнеров и развитии взаимоотношений с его противниками.
Главным средством реализации внешней политики является дипломатия. Дипломатия восходит к древнейшей истории человечества, хотя первые постоянные миссии стали учреждаться с конца XV в. В России Посольский приказ, задачей которого являлось установление и осуществление связей с другими государствами, был создан в VI в. Постепенно он был преобразован в министерство иностранных дел.
Внешняя политика большинства государств в различные эпохи в значительной степени определялась тем, что теперь называют национальным интересом.
Национальные интересы проявляются в чувствах симпатии по отношению к членам своей национальной общности, отличных от чувств, питаемых к другим национальностям. Стремление к поддержанию общей жизнедеятельности может не осуществиться, но поскольку оно существует, национальные интересы служат сохранению национальной общности как целого.
Национальные интересы - одна из движущих сил поведения и деятельности личности, национальности, нации, общества или государства. В периоды социальных и политических трансформаций столкновение национальных интересов с особой силой проявляются в политической сфере. Именно здесь ярко выступает элемент сопоставления людей разной национальности, данной национальной группы с другой. Национальные интересы присутствуют во многих формах борьбы и сотрудничества между людьми. Зачастую они приобретают вид законного института только в результате реализации в политических формах - государстве, правопорядке и т.п. Попытка ущемления национальных интересов воспринимается как покушение на жизненные устои соответствующих национальных групп или общностей, а также государств.
Национальные интересы редко выступали в истории в чистом виде. Они облекались в те или иные этико-религиозные (идеологические) одежды, реализовались в ходе религиозных войн и национально-освободительных движений. Идеология поднимала частный национальный интерес до уровня "общего".
Зачастую государственные интересы противопоставляют национальным и общественным (интересам гражданского общества). Нередко, признавая их взаимосвязь, все же считают целесообразным определять их в рамках дихотомии "национальный интерес - государственный интерес".
Главная составляющая национального интереса - это императив самосохранения государства. Контуры, внешняя упаковка национального интереса во многом определяется идеалом, отражающим ценности данного общества, но все же сам этот идеал немыслим без основополагающего императива самосохранения. Существует некий комплекс критических параметров, нарушение которых даёт основание говорить о том, что государство не способно отстаивать свой суверенитет и самостоятельность. При разработке национальных интересов и принятии на их основе тех или иных внешнеполитических решений руководители государств учитывают объективные экономические, политические, географические и иные факторы, внутриполитические интересы, политические маневры различных социально-политических сил, заинтересованных групп, организаций и т.д. Учитываются также и возможные реакции на эти решения на международной арене со стороны тех государств, которые они, так или иначе, затрагивают.
Таким образом, главной детерминирующей силой внешнеполитической деятельности является национальный или государственный интерес. Но сама концепция национального интереса пронизана ценностными нормами и идеологическим содержанием. Это особенно верно в отношении ложно понятых и превратно сформулированных национальных интересах. В формулировании обеих категорий интересов и в формировании внешнеполитической стратегии, призванной их реализовать, немаловажное значение имеет система ценностных ориентаций, установок, принципов и убеждений государственных деятелей - восприятие ими окружающего мира и оценка места своей страны в ряду остальных государств, составляющих мировое сообщество.
Государство обеспечивает свои интересы всеми имеющимися в его распоряжении средствами: политическими, идеологическими, экономическими, дипломатическими, военными. Последним средством является угроза применения или реальное применение силы вплоть до объявления войны.
Организация дипломатической деятельности неотделима от внешнеполитической функции государства. Зарождение государственности даже в такие "непросвещенные" времена, как IX-X веках на территории киевской Руси, неизбежно предполагает с первых же шагов древней Руси на международной арене существование определенных организационных внешнеполитических начал, конкретных дипломатических средств, методов, форм, приемов, свойственных не только уровню развития данного государства, но и в известной степени международной практике своего времени.
В период перехода от первобытнообщинного строя к раннеклассовому обществу, на этапе "военной демократии", зарождаются войны как социальное явление, закладываются и основы государственной дипломатической службы. Дипломатическая деятельность "военно-демократических" общественных образований, а позднее классовых государств зарождается как средство закрепления результатов военных предприятий, создания различных международных политических комбинаций для дальнейших завоевательных походов или для обороны против опасных соперников.
Зарождение дипломатической системы древней Руси - это, прежде всего содержание дипломатических переговоров и дипломатических соглашений, расширение круга и степень значимости поднимаемых в них политических вопросов; вовлечение в сферу дипломатической активности Руси все большего количества государств и народов зарождение и развитие посольской службы.
Зарождением государства Киевская Русь послужило вынужденное союзничество мирных славян и воинственных руссов. Племена славян жили небольшими общинами и часто подвергались набегам жестоких русов. В итоге славяне покорились, и образовалось новое государство с центром в Киеве. Первым киевским князем стал варяг Рюрик.
Говоря о международных дипломатических отношениях Древней Руси, можно отметить следующие тенденции. Наиболее мощными государственными образованиями были Киевская Русь, Византия и Хазария. В отношениях между ними не было стабильности. Русь с Византией то воевала, то союзничала и обе державы стремились привлечь на свою сторону всех хазаров или хотя бы их часть.
Главным образом, стремлениями государств было расширение границ и подчинение себе других народов с целью обогащения.
Наиболее важным последствием для Киевской Руси стало принятие христианства. Народ уже давно нуждался в более миролюбивой вере, которая пришла на смену жестокому язычеству и объединила русский народ.
Собственно, дипломатические отношения в большинстве случаев определялись войнами, а вопросы решались победой. Правда оставалась за более сильным.
Среди дипломатических миссий можно отметить отношения княгини Ольги с Византией и Германией, военные походы ее сына Святослава. После его гибели Киевская Русь стала превращаться в тихую и спокойную державу, где христианское учение приобретало все больше сторонников.
Святослава сменил его сын Ярополк, а потом власть захватил его сводный брат Владимир. Не смотря на жестокость и беспринципность Владимира, историческая память связывает его образ не с личными качествами и политическими успехами, а с деянием более существенным - выбором веры, одухотворившей жизнь народа. В самом деле, распространив свою власть практически на все славяно-русские земли, Владимир неизбежно должен был придерживаться какой-то, как сказали бы сегодня, "общенациональной" политической программы, которая, по условиям того времени, выражалась в религиозной форме.
Военно-политические следствия выбора веры были очень велики. Сделанный выбор не только дал Владимиру сильного союзника - Византию, но и примирил его с населением собственной столицы.
Итак, Владимир пошел по пути, который наметила "мудрейшая из людей" княгиня Ольга, избравшая православие. Ступив на этот путь, сбросив гнет купеческого капитала рахдонитов, Русь пришла к крещению 988 года Сила проповеди православия была и в политической умеренности Византийской империи, и в искренности константинопольских патриархов, и в очаровании греческой литургии (церковной службы). Византия хотела от Руси дружбы и прекращения бессмысленных набегов на побережье Черного моря. Греческие богословы не сдабривали проповедь православия лукавыми политическими хитросплетениями. Важным оказалось и то, что православие не проповедовало идеи предопределения. И потому ответственность за грехи, творимые по собственной воле, ложилась на грешника. Это было понятно и приемлемо для язычников.
Накануне своей смерти, в 1015 году, Владимир столкнулся с острой проблемой управления завоеванными землями. Поэтому при Владимире создалась, а позже, при Ярославе, окрепла система раздачи уделов ближайшим родственникам, как правило, сыновьям.
У великого киевского князя Владимира было двенадцать сыновей. Мы отметим лишь тех, которые приняли участие в последующих событиях. Сын Владимира и Рогнеды Ярослав княжил в Новгороде, его брат Мстислав - в Тмутаракани. Любимыми детьми Владимира были его сыновья от болгарки: Борис и маленький Глеб. Своего старшего сына и законного наследника Святополка Владимир ненавидел.
Между сыновьями Владимира начались жестокие распри. В итоге противостояние между киевским Святополком и новгородским Ярославом закончилась победой последнего.
В 1036 году Ярослав принял власть над всей Русью. Единство державы было достигнуто на основе соглашения между Новгородом, Киевом и Черниговом. Кроме того, к Киевской Руси уже был присоединен город Ростов. Именно это соглашение - компромисс, основанный на признании отдельными областями Руси верховной власти великого киевского князя,- принесло стране долгожданный покой. Это было самое великое достижение Ярослава, прозванного Мудрым.
К сожалению, всякий компромисс годен для определенного момента, и надежное будущее державы он обеспечить не может. Это будущее во многом зависит от верного выбора друзей. Ярослав поддерживал отношения с варягами и был готов к дружбе с Польшей, но, к сожалению, ни он, ни его окружение не испытывали симпатий к Византии. Ухудшение отношений между Киевом и Константинополем в 30-40-е годы XI века происходило на фоне резкого обострения противоречий между православным Востоком и католическим Западом. Религиозное противостояние Рима и Константинополя завершилось окончательным расколом христианской церкви на западную (римско-католическую) и восточную (греко-православную) в 1054 году.
Тем временем антигреческие настроения Ярослава и его окружения, во многом вызванные стремлением освободить киевскую митрополию от опеки константинопольского патриарха, вылились в военный конфликт. В 1043 году русский флот во главе с сыном Ярослава - Владимиром и воеводой Вышатой двинулся на Константинополь. Летописец сообщает, что "буря велика" разбила корабли русских. Но, вероятно, причиной гибели русского флота вновь стал "греческий огонь". Во всяком случае, спасавшихся на берегу русских избивала и брала в плен латная конница византийцев. Владимиру с частью дружины удалось вернуться на Русь, а воевода Вышата был пленен и выпущен греками лишь спустя три года. Множество русских пленных византийцы ослепили. Эта неудача заставила Ярослава прекратить активную внешнюю политику, направленную против греков.
После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году в Киеве воцарился Изяслав.
В то время немалые перемены произошли не только в Западной Европе и Византии, но и в Великой степи. Проникавшая с IX века в печенежские кочевья мусульманская пропаганда делала свое дело. Правда, ей противодействовала пропаганда христиан, но сторонники христианства потерпели поражение у печенегов, большинство которых высказалось за принятие ислама. В результате печенеги сделались злейшими врагами всех христианских стран. Малоазийские области Византийской империи захватывали сельджуки, доходя порой до города Никеи и пролива Босфор, а на Балканском полуострове греков теснили печенеги. Со второй половины XI века полное завоевание туркменами-сельджуками всей Малой Азии стало реальной угрозой для Византийской империи.
В тот же период на историческую сцену Восточной Европы вышли куманы, или половцы, названные так из-за соломенного цвета волос (солома - полова). К середине XI века они захватили почти всю территорию современного Казахстана, пересекли нижнее течение Волги и появились в южнорусских степях. Голубоглазых, светловолосых куманов на Руси стали называть половцами.
После смерти Ярослава Мудрого князь Всеволод пытался установить контакты с половцами, но безуспешно. Постоянные стычки русских и половцев завершились тем, что в сентябре 1068 г. половцы двинулись в большой поход на Русскую землю.
1 ноября 1068 года князь Святослав Ярославич, имея всего 3 тысячи русских ратников, наголову разбил 12 тысяч половцев в битве на реке Снови. Больше опасности для существования Руси половцы не представляли.
Переходя к более позднему времени, можно сказать, что в Средние века в европейских международных отношениях большую роль играло христианство и папский престол. Католическая церковь пыталась подчинить себе все государства. Римская империя направляла свою деятельность в трех направлениях. Во-первых, за обладание всей политической светской властью в Европе. Монарх - наместник Рима, каждый его шаг должен быть согласован с Римом. Во-вторых, огнём и мечом расширить свою власть в новых странах и регионах: в мусульманских странах и, в большей степени, в Восточной Европе (Россия). И, в-третьих, организация крестовых походов.
В ХІІІ - ХУ ст. папское влияние ослабевает в Европе из-за укрепления монархий. Крепнут города, которые поддерживают сильную государственную власть. Церковь в попытке адаптироваться к новым условиям устраивает Вселенские церковные соборы, на которых разбирались споры между государствами. На соборах (по замыслу церкви) слово папы - закон (третейский судья). Соборы длились очень долго. Базильский собор 1431 - 1449: спор Польши и Литвы о границах, спор Англии с Францией, Бургундии с Австрией. В практике международных отношений соборы не стали инструментом мира в Европе. Продолжалось жёсткое соперничество за благосклонность папы. Интенсивно шел нарастания национально-государственных тенденций. Многочисленные споры и разногласия разрешались через вооруженные столкновения.
Границей “католического” периода можно считать тридцатилетнюю войну, которая проходила в период 1618 - 1648 гг. Окончание этой войны устранило роль папства, которое до этого играло ведущую роль в европейских международных отношениях. Вестфальский мир 1648 заложил основы международных отношений нового времени. Основные тезисы международного права были установлены следующие: во-первых, субъектом международных отношений является суверенное национальное государство. Во-вторых, государства рассматриваются как институт светской власти. В-третьих, все государства суверенны и независимы; все государства равноправны.
После Вестфальского мира вошло в обычай держать при иностранных дворах постоянных резидентов. Впервые в исторической практике были перекроены и чётко определены межгосударственные границы. Благодаря этому стали возникать коалиции, межгосударственные союзы, которые постепенно стали приобретать важное значение.
Папство потеряло значение как наднациональная сила. Государства во внешней политике стали руководствоваться собственными интересами и амбициями.
Ход исторического развития требовал разрешения проблем международных отношения. В этот период возникает теория европейского равновесия, получившая свое развитие в трудах Макиавелли. Он предлагал баланс сил между пятью итальянскими государствами. Теорию европейского равновесия со временем воспримет вся Европа, и она будет работать, по мнению Киссинджера, до настоящего времени. Теория европейского равновесия - основа большей части международных союзов, коалиций, государств.
Суть теории европейского равновесия заключается в том, что все страны должны сгруппироваться таким образом, чтобы не допустить воин и разногласий, агрессии, межгосударственных конфликтов.
В ХVІІ - ХVІІІ ст. теория европейского равновесия сыграла особенно большую роль. В этот период проходил процесс формирования государственных границ, чему способствовали национальные процессы. Теория европейского сдерживания позволяла любому государству время для накопления внутренних сил, проведению политических и социально-экономических реформ. Более того, агрессия стран, накопивших силы благодаря теории европейского равновесия, была обуздана благодаря этой же теории. С ХVІІ ст. в Европе возникает целый ряд различных политических и военных блоков, коалиции, союзов. Эта система союзов и коалиций определяла тип дипломатии: тайная дипломатия, разведка, шпионаж.
Важнейшим аспектом теории европейского равновесия стало развитие мировой колониальной системы. В ХVІІ - ХVІІІ ст. соотношение сил в Европе зависело от обладания колониями: сила и влияние государства возрастали по мере захвата новых земель; борьба за колонии становилась первостепенным фактором в соперничестве мировых держав.
Европейский баланс сил после Тридцатилетней войны носил общеевропейский характер. Европа после Тридцатилетней войны, во ІІ-й половине ХVІІ ст. сверхдержавой становится Голландия, в которой идет интенсивный процесс развития капитализма. Вторая половина ХVІІ ст. это период почти непрекращающихся войн за Испанские Нидерланды (ныне Бельгия), в результате которых Голландия теряет свои позиции.
Начало ХVІІІ ст. - примечательно активизацией внешней политики Франции (Людовик ХІV), которая развёртывает широкомасштабную кампанию за испанское наследство.
В ХVІІІ ст. в северной части Европы Швеция захватывает русские территории. Это привело к активизации внешней политики России. Она заключает договор с Турцией и Польшей, сосредотачивает внутренние ресурсы, результатом чего явилась Северная война. В середине ХVІІІ ст. усиливается Пруссия, что привело к территориальному приращению. Агрессию Пруссии приостановили совместные действия России, Австрии, Англии и Швеции. Одну из главенствующих ролей в этот период сыграл великий русский царь, полководец и дипломат Петр I.

Раздел І. Предпосылки развития дипломатических качеств Петра І

1.1 Краткая биография Петра І

Существует мнение, что бурное детство было причиной всех дальнейших резкостей в поведении Петра и вызвало в нем жгучее озлобление против старины, стоявшей помехой на его дороге. Сам Петр иногда с горечью отзывался о своих детских годах.

В 1672 г.30 мая от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной родился крепкий и здоровый мальчик, нареченный Петром. Петр был младшим сыном царя Алексея Михайловича. Рождение его окружено множеством легенд. Говорили, что Симеон Полоцкий предсказывал еще до рождения Петра его великую будущность; что юродивый заранее определил, сколько он проживет; что в церкви дьякон, не зная еще о рождении Петра, в минуту его рождения возгласил о его здравии и т.д.

Царь Алексей был очень рад рождению сына. Рады были и родственники его молодой жены, Матвеев и семья Нарышкиных. Незнатные до тех пор дворяне (про Наталью Кирилловну ее враги говорили, что прежде, чем стать царицей, она "в лаптях ходила"), Нарышкины с женитьбой царя приблизились ко двору и стали играть немалую роль в придворной жизни. Их возвышение было враждебно встречено родственниками царя по первой его жене - Милославскими. Рождение Петра увеличило эту вражду первой и второй семей царя и сообщило ей новый характер. Для Милославских рождение Петра не могло быть праздником, и вот почему: хотя наследником престола всегда считался, а с 1674 г. официально был объявлен царевич Федор, тем не менее, при болезненности его и Ивана Петр мог иметь надежду на престол. Если бы царствовал Федор или Иван, политическое влияние всецело принадлежало бы их родне - Милославским; если бы престол перешел к Петру, опека над ним и влияние на дела принадлежали бы матери Петра и Нарышкиным. Благодаря такому положению обстоятельств с рождением Петра, семейный разлад Милославских и Нарышкиных терял узкий семейный характер и получил более широкое политическое значение.

Столкновение было неизбежно.

В январе 1676 г. умер царь Алексей. Ему было только 47 лет; его ранней смерти нельзя было предусмотреть. Поэтому обе семейные партии были застигнуты катастрофой врасплох. На престол вступил 14-летний Федор, но дела некоторое время оставались в руках Матвеева: царствовал представитель одной семейной партии, управлял представитель другой. Однако скоро Милославские взяли верх; но при дворе кроме Милославских и Нарышкиных образовалась третья партия. Под руководством старых бояр Хитрово и Юрия Алексеевича Долгорукого некоторые лица с боярином Иваном Максимовичем Языковым во главе завладели симпатией царя Федора и отстранили от него все другие влияния. Потеряв надежду видеть потомство у царя и понимая приближение господства (в случае смерти Федора) или Нарышкиных, или Милославских, партия Языкова впоследствии стала искать сближения с Нарышкиными. Вот почему в конце царствования Федора был возвращен из ссылки Матвеев. Вот почему, когда умер Федор (27 апреля 1682 г), восторжествовали Нарышкины, а не Милославские. Сложная игра придворных партий, соединившая интересы стороны Языкова со стороной Нарышкиных, повела к тому, что помимо старшего, больного и неспособного Ивана царем был избран младший брат, царевич Петр.

Десятилетний здоровый Петр и в самом деле своей личностью представлялся более способным занять престол, чем полумертвый и тоже малолетний Иван (ему было 14 лет). Но обычаем была в Московском государстве узаконена форма царского избрания - посредством Земского собора. В данном случае, при избрании Петра, к созыву собора не прибегли. Решили дело патриарх с Боярской думой, после того как толпа народа криком решила, что желает в цари Петра. Такая форма избрания мало давала гарантий для будущего, тем более что время было смутное.

Тем не менее, Петр стал царем.

Петр Великий по своему духовному складу был один из тех простых людей, на которых достаточно взглянуть, чтобы понять их. Петр был великан, без малого трех аршин ростом, целой головой выше любой толпы, среди которой ему приходилось когда-либо стоять. Христосуясь на пасху, он постоянно должен был нагибаться до боли в спине. От природы он был силач; постоянное обращение с топором и молотком еще больше развило его мускульную силу и сноровку. Он мог не только свернуть в трубку серебряную тарелку, но и перерезать ножом кусок сукна на лету. Петр уродился в мать и особенно походил на одного из ее братьев, Федора. Он был четырнадцатое дитя многосемейного царя Алексея и первый ребенок от его второго брака - с Натальей Кирилловной Нарышкиной. У Нарышкиных, живость нервов и бойкость мысли были фамильными чертами. Впоследствии из их среды вышел ряд остряков, а один успешно играл роль шута-забавника в салоне Екатерины второй. Очень рано уже на двадцатом году, у него стала трястись голова и на красивом лице в минуты раздумья или сильного внутреннего волнения появлялись безобразившие его судороги. Все это вместе с родинкой на правой щеке и привычкой на ходу широко размахивать руками делало его фигуру всюду заметной. Его обычна походка, особенно при понятном размере его шага, была такова, что спутник с трудом поспевал за ним. Ему трудно было долго усидеть на месте: на продолжительных пирах он часто вскакивал со стула и выбегал в другую комнату, чтобы размяться. Эта подвижность делала его в молодых летах большим охотником до танцев. Он был обычным и веселым гостем на домашних праздниках вельмож, купцов, мастеров, много и недурно танцевал, хотя не проходил курса танцевального искусства.

Если Петр не спал, не ехал, не пировал или не осматривал чего-нибудь, он непременно что-нибудь строил. Руки его были вечно в работе, и с них не сходили мозоли. За ручной труд он брался при всяком представлявшемся к тому случае. В молодости, когда он еще много не знал, осматривая фабрику или завод, он постоянно хватался за наблюдаемое дело. Ему трудно было оставаться простым зрителем чужой работы, особенно для него новой. Ему все хотелось работать самому. С летами он приобрел необъятную массу технических познаний. Уже в первую заграничную его поездку немецкие принцессы из разговора с ним вывели заключение, что он в совершенстве знал до 14 ремесел. Успехи в разных ремеслах поселили в нем большую уверенность в ловкости своей руки: он считал себя и опытным хирургом и опытным зубным врачом. Бывало, близкие люди, заболевшие каким-либо недугом, требовавшим хирургической помощи, приходили в ужас при мысли, что царь проведает об их болезни и явится с инструментами, предложит свои услуги. Говорят, после него остался целый мешок с выдернутыми им зубами - памятник его зубоврачебной практики.

Добрый по природе как человек, Петр был груб как царь, не привыкший уважать человека ни в себе, ни в других; среда, в которой он вырос, и не могла воспитать в нем этого уважения. Природный ум, лета, приобретенное положение прикрывали потом эту прореху молодости; но порой она просвечивала и в поздние годы. Любимец Алексашка Меньшиков в молодости не раз испытывал на своем лице силу петровского кулака. На большом празднестве один иноземный артиллерист, назойливый болтун, в разговоре с Петром расхвастался своими познаниями, не давая царю выговорить слова. Петр слушал-слушал хвастуна, наконец, не вытерпел и, плюнув ему прямо в лицо, молча отошел в сторону.

Он умел свое чувство царского долга развить до самоотверженного служения, но не мог уже отрешиться от своих привычек, и, если несчастья молодости помогли ему оторваться от кремлевского политического жеманства, то он не сумел очистить свою кровь от единственного крепкого направителя московской политики, от инстинкта произвола. До конца он не мог понять ни исторической логики, ни физиологии народной жизни. Впрочем, нельзя слишком винить его за это: с трудом понимал это и мудрый политик и советник Петра Лейбниц, думавший и, кажется, уверявший Петра, что в России тем лучше можно насадить науки, чем меньше она к тому подготовлена. Вся преобразовательная его деятельность направлялась мыслью о необходимости и всемогуществе властного принуждения; он надеялся только силой навязать народу недостающие ему блага и, следовательно, верил в возможность своротить народную жизнь с ее исторического русла и вогнать в новые берега. Потому, радея о народе, он до крайности напрягал его труд, тратил людские средства и жизни безрассудно, без всякой бережливости.

Петр был честный и искренний человек, строгий и взыскательный к себе, справедливый и доброжелательный к другим; но, по направлению своей деятельности, он больше привык общаться с вещами, с рабочими орудиями, чем с людьми, а потому и с людьми обращался, как с рабочими орудиями, умел пользоваться ими, быстро угадывал, кто на что годен, но не умел и не любил входить в их положение, беречь их силы, не отличался нравственной отзывчивостью своего отца. Петр знал людей, но не умел или не всегда хотел понимать их. Эти особенности его характера печально отразились на его семейных отношениях. Великий знаток и устроитель своего государства, Петр плохо знал один уголок его, свой собственный дом, свою семью, где он бывал гостем. Он не ужился с первой женой, имел причины жаловаться на вторую и совсем не поладил с сыном, не уберег его от враждебных влияний, что привело к гибели царевича и подвергло опасности самое существование династии.

Так Петр вышел непохож на своих предшественников. Петр был великий хозяин, всего лучше понимавший экономические интересы, всего более чуткий к источникам государственного богатства. Подобными хозяевами были и его предшественники, цари старой и новой династии; но те были хозяева-сидни, белоручки, привыкшие хозяйничать чужими руками, а из Петра вышел хозяин-чернорабочий, самоучка, царь-мастеровой.

1.2 Состояние внешнеэкономических отношений в допетровской России

XVII век историки считают началом "нового периода" русской истории. В это время, при сохранении господствующих феодальных отношениях, возникают первые элементы капиталистического уклада. Отсюда - сложность и противоречивость всех проходивших в России социально-экономических и политических процессов, острые социальные и идеологические конфликты. Недаром семнадцатое столетие русской истории называют "бунташным веком".

Польско-литовская-шведская интервенция, разбои казачьих атаманов, нанесли огромный урон производительным силам страны. Смутное время, в которое были вовлечены широкие народные массы, привело к ослаблению государства и всей системы крепостничества. Но правительство всячески поощряло рост помещичьего землевладения, вновь и вновь закрепощая крестьян. Растущие государственные расходы вели к росту налогов.

Таким образом, феодальное государство не только давило чрезмерным налогом, но и стесняло свободу торгово-промышленной деятельности, монопольно отдавая "на откуп" целые сферы хозяйственной деятельности. К тому же закрепощение крестьян отнюдь не способствовало их заинтересованности в результатах своего труда. Крестьяне были прикреплены к земле и, владея примитивными орудиями, использовали старые методы производства.

Важно отметить и то, что процесс преодоления феодальной раздробленности, из-за огромной территории, проходил в русских землях куда медленнее, чем, например, в Англии или во Франции. Торгово-промышленные, культурные и, в известной степени, дипломатические связи России со странами Запада были затруднены вследствие отсутствия у России удобных морских гаваней на Балтике. Сказывалась и конкуренция иностранных купцов, которой не могли выдержать русские торговцы. Промышленность и внутренняя торговля в русских городах не могли развиваться успешно, потому что главные потребители - достаточные дворянские классы - группировались в центре государства, в Москве, или были расселены по своим усадьбам и там сами производили все необходимое трудом и умением своих крестьян и холопов.

Постепенно росли города, но ремесло и торговля были развиты слабо, поэтому эти города скорее напоминали крепости. Но, несмотря на дальнейшее развитие феодальных отношений, в социально-экономическом развитии страны появляются новые моменты: в стране возникают ремесленные мануфактуры, а затем и крупное мануфактурное производство, которое поначалу в основном обеспечивало армию и флот. Это металлургические мануфактуры Урала, Сибири, Карелии...

Но по сравнению с другими странами, Россия сильно отставала в своем развитии. Причиной этого отставания являлись и отсутствие выхода в море, и отсутствие регулярной боеспособной сухопутной армии, и устаревшая система государственного правления. Для обеспечения более интенсивного развития требовалось обеспечить выход купцов на Западный рынок, а для этого необходимо было завоевать выход к Балтийскому морю, что в свою очередь требовало иметь сильную армию и флот, а для этого было необходимо поднять экономику страны, поскольку все это требовало средств. Эта задача была решена в большей мере в I-й четверти XVIII века Петром I, который, начав войну со Швецией за выход к Балтийскому морю, сумел решить одновременно целый комплекс взаимосвязанных вопросов и проблем.

Из трех основных задач, которые стояли перед Россией в XVII веке, одна, шведская, была полностью разрешена при Петре I. Оставались две другие - польская и турецкая. Они и являлись стержневыми вопросами русской внешней политики в течение всего XVIII века. Наряду с этим вопрос "европейского баланса" (равновесия) и стремление играть решающую роль в общеевропейских делах и поддерживать международный престиж, приобретенный Россией при Петре I, определяли ряд других дипломатических мероприятий.

Раздел ІІ. Внешняя политика в годы правления Петра І

2.1 Дипломатические учреждения и методы дипломатической работы при Петре I

Та сложная внешнеполитическая деятельность, которая развернулась при Петре I, требовала реорганизации учреждения, ведавшего международными сношениями, и создания новых дипломатических кадров. Доморощенные дипломаты с их приемами, выработанными на ходу, уже не были пригодны для новых задач внешней политики, выдвинутых сложной международной обстановкой начала XVIII века. При Петре вся дипломатическая служба реорганизуется по западноевропейскому образцу. В иностранных государствах образуются постоянные дипломатические миссии, отсутствие которых давало себя так сильно чувствовать еще в XVII веке. Уже в 1699 г. в Голландию был послан А.А. Матвеев в звании "чрезвычайного и полномочного посла", в 1701 г. был назначен "министр" в Вену и т.д. Одновременно в важнейших европейских и некоторых внеевропейских странах появляются русские консулы для охраны торговых интересов царских подданных. С другой стороны, и при царском дворе с конца XVII века возникают постоянные иноземные представительства. Петр с большой настойчивостью проводил принцип неприкосновенности личности послов, когда дело шло о представителях его страны. Большой шум наделал в 1708 г. случай с русским послом в Англии А.А. Матвеевым, который был арестован за долги, причем подвергся оскорблениям и даже побоям. Этот инцидент вызвал сильное волнение среди всего дипломатического корпуса в Лондоне, увидевшего в оскорблении русского посла нарушение международного посольского права. Матвеев был освобожден. Пострадавшего посетили все "до единого иностранные министры, содрогаясь о таком афронте, от века не слыханном и нигде в историях... бесприкладном". Королева Анна выразила сожаление по поводу случившегося. Петр потребовал смертной казни для лиц, нанесших оскорбления его послу. Виновные, действительно, были привлечены к ответственности. На очередной сессии парламента поступок против Матвеева был признан преступлением "как перед английскими законами, так и перед международным правом, на коем основывается привилегия посланников". Внесен был специальный законопроект "о сохранении привилегий послов и публичных министров"; он уточнил ряд вопросов, связанных с посольской неприкосновенностью. В выработке текста закона принял участие и дипломатический корпус. Конечно, о применении смертной казни не могло быть и речи, но английское правительство снарядило специальное чрезвычайное посольство к Петру I с извинениями. Посольство было принято с исключительной торжественностью, и Петр, "принимая на вид внимание нации, выраженное в парламентском акте, а также честь, оказанную ему королевой настоящим посольством", не настаивал на своем требовании. Таким образом, данный инцидент, благодаря энергичному вмешательству Петра, послужил поводом для законодательного оформления посольского права. Сам Петр, однако, гораздо меньше стеснялся с иностранными послами. В 1718 г. он арестовал голландского резидента в Петербурге Дебиса, который обвинялся в посылке неблагоприятных для России донесений своему правительству и в подозрительных сношениях с русскими подданными царя; к послу был приставлен караул, у него были отобраны все бумаги, сам царь подверг его допросу. Петр потребовал от Голландских штатов его отзыва.

Старый Посольский приказ уже не удовлетворял новым потребностям государства в работоспособном органе внешнеполитических сношений. Уже в начале XVIII века рядом с ним возникает при Петре "походная Посольская канцелярия", к которой постепенно переходят все функции Приказа. По образцу Швеции в 1716 г. в Посольской канцелярии был введен коллегиальный порядок решения дел, и она сама была переименована в "Посольскую коллегию". Наконец, в 1720 г. была образована особая Коллегия иностранных дел, которая сменила старый Посольский приказ. Во главе коллегии были поставлены канцлер граф Г.И. Головкин и подканцлер П.П. Шафиров. При них были "канцелярии советники" А.И. Остерман, который впоследствии выдвинулся на первый план на дипломатическом поприще, и В. Степанов. На их обязанности лежало "сочинять грамоты к чужестранным государям, рескрипты к министрам, резолюции, декларации и прочие бумаги великой важности и тайны". Работа коллегии шла под непосредственным контролем самого царя. При обсуждении особо важных "государственных тайных дел" он "высокой особой присутствовать в коллегии изволит".

Европейские порядки не сразу прививались в русской дипломатической среде. Под новой оболочкой продолжали держаться старые навыки местничества и понятия чести. Из иностранной практики черпались в первую очередь соответствующие стороны этикета. "Русские, - писал в 1710 г. датский посланник Юль, - не отрешаются ни от одного из старых русских обычаев, которые могут служить им к возвеличению, и в настоящее время изучают чужие обычаи, пригодные для такого поддержания и умножения их достоинства и чести". Иностранные послы обижались на то, что русские официальные лица никогда не делали первыми визитов. В отношении церемониала дипломаты Петра I были так же придирчивы, как и дипломаты его отца. При подписании русско-датского договора в 1710 г. возник спор, в какой очереди должны быть размещены подписи уполномоченных. Датский уполномоченный соглашался, чтобы в русском экземпляре на первом месте стояли подписи русских уполномоченных, но требовал, чтобы в датском на первом были подписи датских. Русские министры уступили, но прибегли к невинной уловке: канцлер подписался и приложил свою печать на последнем месте, выше его подписался подканцлер, а на первом месте - датский посланник; "этим русские хотели намекнуть, что последнее место они считают первым и обратно". Любопытный случай местничества произошел при пожаловании Меньшикову датского ордена Слона. Датский посланник предварительно взял с Меньшикова обязательство отдавать предпочтение этому ордену перед всеми остальными, не исключая ордена Андрея Первозванного. Меньшиков его обманул и стал носить оба ордена попеременно. Даже сам Петр не отрешился еще от старинных понятий чести. При приеме иностранных послов он не имел при себе "ни шляпы, ни другого чего, чем покрыть голову", очевидно, чтобы не снимать шляпы при произнесении чуждого титула. Стоял царь под балдахином у самого края, не оставляя для посла места около себя. Все эти ухищрения, к которым прибегали еще в первое десятилетие XVIII века, конечно, были пережитком торжественного церемониала московских царей. С самими иностранными послами обращались порой не с тем уважением, какого требовал царь в отношении собственных послов. До приезда в столицу их окружали по-прежнему самым бдительным и придирчивым надзором, их служителей не выпускали со двора, а сами послы могли выходить лишь с разрешения местного коменданта.

Не сразу выработалось и необходимое для ведения широкой политики дипломатическое умение. Очень неодобрительно отзывались в 1708 г. министры Людовика XIV о русских послах, приезжавших во Францию, которые, по их словам, "ничего не искали к пользе государя своего у короля и только делали гордые запросы". Дипломатические приемы в некоторых отношениях по своей наивности недалеко ушли от XVII века. Так, например, русские дипломаты редко соглашались давать ответы в письменной форме, боясь связать себя этим. В1710 г. царские министры требовали, чтобы Юль представил им зашифрованное полномочие с переводом на обороте; когда он отказался на том основании, что это значило бы выдать ключ к шифру, ему с деланной наивностью отвечали, "что особенной беды в этом не было бы, так как между царем и королем датским не должно существовать никаких тайн".

Таковы были кадры, с которыми Петр начинал свою дипломатическую работу в совершенно новых по обширности и смелости масштабах. Тем более поражают те быстрые успехи, которые делает молодая петровская дипломатия. Ко второй половине царствования Петра уже вырастает новое поколение умелых и тонких дипломатов, которые отлично ориентировались в международных отношениях и действовали и с большой ловкостью, и с несомненным тактом. Инструкция, данная в 1718 г. Петром уполномоченным на Аландском конгрессе, является, несомненно, образцом дипломатического такта и искусства. Петр предлагает "шведских уполномоченных глубже в негоциацию ввести... и весьма ласково с ними обращаться". В основу переговоров должно быть положено стремление "не только со Швециею мир заключить, но и обязаться дружбой". "Когда, - писал Петр в особой инструкции Остерману, - между обеими державами прежняя вражда и зависть исчезнет, а вечная дружба установится, то не только можем себя от других обезопасить, но и баланс в Европе содержать". Поэтому царь считал нужным предложить приемлемые для Швеции условия. "Мы знаем, - писал он Остерману, - что хотя бы мы через оружие свое и привели короля шведского к уступке всего нами завоеванного, то Швеция всегда будет искать возможности возвратить себе потерянное, и таким образом война не пресечется. Поэтому мы предлагаем следующий способ к искоренению всех ссор: если король уступит нам провинции, которые теперь за нами (кроме Финляндии), то мы обяжемся помочь ему вознаградить его потери в другом месте, где ему нужно". Наконец, Петр проводит мысль о единстве интересов всех союзников, воюющих против Швеции. Поэтому он отказывается от сепаратного заключения мира: "если нам о прусском и польском королях не поставить условий, то этот мир будет на слабом основании, ибо нам нельзя их оставить в войне".

По стопам Петра шли и его помощники на поприще дипломатии. Записка, поданная М.П. Бестужевым-Рюминым в 1720 г. по поводу английского проекта "медиации" (посредничества), является образцом отчетливости мысли и здравого смысла. Шаг за шагом Бестужев распутывает нити английских интриг. Будучи посланником в Швеции, тот же Бестужев не только тонко вникал в современное состояние страны, в которой он был аккредитован, но и изучал ее историю. Московская "грубость" отошла в область преданий. Когда английский государственный секретарь Стенгоп в резкой форме сообщил в 1720 г. русскому послу Веселовскому о заключенном Англией союзе со Швецией, Веселовский промолчал, "ибо, - писал он, - если бы я хотя бы несколько слов сказал не по нем, то без противности не разошлись бы, потому что зело запальчивый человек".

С расширением сферы дипломатической деятельности функции русских дипломатов при Петре чрезвычайно усложнились. На них лежала литературная борьба с вредными для России политическими настроениями за границей. Когда в Гаагу пришло известие о Нарвском поражении, русский посол Матвеев составил и подал Штатам мемориал, долженствовавший рассеять дурное впечатление, произведенное этим известием; шведский посол был вынужден заказать опровержение. Позже князь Куракин должен был в Гааге наблюдать, чтобы в газетах не печаталось ничего предосудительного для России, и опровергать печатаемое; он даже жаловался на "газетеров" голландскому правительству. В 1711 г. Волков, будучи во Франции, рекомендовал "курантелыцика [редактора газеты] чем-нибудь приласкать, чтобы принимал и печатал добрые о нас ведомости". Принимались и другие меры для обработки европейского общественного мнения. Матвеев в Гааге "на каждую неделю уставил быть в своем доме собрания всем здешним первым господам и госпожам, для собрания и забавы картами и иных, утех", чтобы "лучший способ к пользе и воле монаршей учинить".

С большим мастерством использовала петровская дипломатия те внутренние противоречия, которые имелись в неприятельских странах. Вмешательство во внутренние дела соседних государств было обычным средством воздействия на их политику. В 1703 г. П.А. Толстому, одному из выдающихся дипломатов Петра, удалось, например, добиться в Константинополе не только смены, но и казни визиря, враждебно настроенного к России. Для своих целей русское правительство при Петре, как и при его предшественнике, пользовалось агентурой турецких христиан. Так, ценным осведомителем был племянник константинопольского патриарха. В Швеции после окончания войны русская дипломатия поддерживала партию "патриотов". Особенно сложную интригу вела русская дипломатия в отношении наиболее опасной для России державы - Англии. Русский резидент в Лондоне Веселовский внушал англичанам, что Англия управляется интересами и политикой Ганновера; в Петербурге поддерживались сношения с претендентом на королевский престол Англии Яковом Стюартом и его сторонниками якобитами.

Одним из основных "каналов", какими производилось воздействие на политику иностранных государств, были подкупы, посредством которых получалась ценная политическая информация. При заключении мирного договора с Турцией в 1711 г. оказалось нужным дать большие взятки не только визирю и муфтию (главе мусульманского духовенства), но и английскому и голландскому послам; в 1720 г. для достижения "вечного мира", кроме турецких сановников, подкуплены были французский посол и его жена.

Взятки считались необходимыми не только в Константинополе. В 1701 г. министр при венском дворе князь П.А. Голицын жаловался на отсутствие средств для подкупов, хотя "не так мужья, как жены министров бесстыдно берут". "Сами знаете, каков здешний двор и как министры здешние избалованы подарками других потентатов [государей] ", - писал он в 1703 г. Ехавшему в 1706 г. послом в Англию Матвееву было поручено склонить на русскую сторону всемогущего в то время герцога Мальборо, хотя Петр и сомневался в успехе, "понеже через меру богат, однако ж, обещать тысяч около 200 или больше". Мальборо запросил княжества в России, Петр был в то время настолько заинтересован в союзе с Англией, что согласился было дать герцогу на выбор Киевское, Владимирское или Сибирское княжество с ежегодным доходом в 50 тыс. ефимков, самый большой в мире камень рубин и орден Андрея Первозванного. Из этой сделки ничего не вышло.

К тем же приемам прибегали и иностранные правительства в России. Особенно обвинялся во взяточничестве подканцлер Петра I, умный, но жадный до денег Шафиров.

2.2 Петр І как дипломат

Петр крепко держал в своих руках все нити русской дипломатии. Он лично участвовал во всех переговорах, выполняя функции и посла и министра иностранных дел. Он дважды ездил за границу с дипломатическими целями и лично заключал такие важные договоры, как соглашение в Раве (1698 г) и договор в Амстердаме (1717 г). У себя на родине царь непосредственно сносился с иностранными послами и беседовал с ними запросто в домашней обстановке, - это был самый верный, а иногда и единственный способ довести то или иное дело до конца. Определенных аудиенций не было, царя надо было "отыскивать на пирах и там исполнять свои поручения". "Я воспользовался нынешним обедом, - рассказывает Юль, - за которым сидел с ним рядом, чтобы согласно приказанию моего государя и короля переговорить с ним о разных вещах; во время этой беседы царь весьма благосклонно и охотно слушал меня и отвечал на все, что я ему говорил". При содействий царских денщиков можно было видеть царя и дома, где тот же Юль раз застал его "неодетым, в кожаном, как у ремесленников, фартуке, сидящим за токарным станком". Петр терпеть не мог никаких официальностей. Не без юмора повествует Юль о тайной аудиенции, которую он испросил у царя через канцлера. Аудиенция была назначена на адмиралтейской верфи. Посланник поспешил в назначенное место в расчете, что царь примет его в каком-нибудь доме и выслушает. Когда Петр подъезжал в шлюпке к берегу, Юль спустился к нему навстречу. Царь тут же начал очень громко говорить с ним о государственных делах, так что все окружающие могли слышать. Юль стал просить выслушать его наедине, но Петр приказал сказать прямо, в чем его поручение, а когда посланник заговорил шепотом, то он отвечал нарочито громко. "Тем и окончилась эта испрошенная мною частная аудиенция, от которой царь таким образом отделался, чтобы не слышать того, чего слушать не хотел".

Петра были свои принципы международной политики. Основным его правилом была политическая добросовестность и верность обязательствам. "Лучше можно видеть, - писал он, - что мы от союзников оставлены будем, нежели мы их оставим, ибо гонор пароля честь данного слова дражае всего есть".

Сила внешней политики Петра заключалась в том, что он не разбрасывался на несколько проблем, а сосредоточивался на одной; этой одной проблеме он и подчинял все усилия своей дипломатии, отказываясь от выполнения других, раз они не стояли на первой очереди. Так, польский вопрос для Петра существовал только в рамках Северной войны. Единственный раз Петру пришлось против воли уклониться от этого основного принципа его внешней политики, - это было в 1711 г., во время навязанной ему войны с Турцией. Этим отличается внешняя политика Петра I от колеблющейся и противоречивой политики его предшественников. Такой твердости в проведении определенной линии не было и в политике его ближайших преемников.

Отличительной чертой внешней политики России в первой четверти XVIII столетия была ее и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.