Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Этимологическое истолкование термина половцы. Летописи о взаимоотношениях русских с половцами. Историческая география половецкой земли, хозяйственные занятия половцев. Иерархия половецкого общества, отражение его социальной стратификации в захоронениях.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


11

Половцы и Русь

Название "половцы" имеет русское происхождение и не являлось самоназванием этого народа. Средневековые авторы, писавшие на греческом и латинском языках, называли половцев куманами или команами. Арабские и персидские географы и историки IX-X вв. упоминают страну и народ кимаков, а также кипчаков.

В исторической литературе длительное время предпринимаются попытки этимологического истолкования русского термина "половцы". Польскому историку начала XVI в. Матвею Меховскому казалось, что "половцы в переводе на русский язык означает "охотники" или "грабители", так как они часто, делая набеги, грабили русских". Русский историк А.А. Куник считал, что слово "половцы" происходило от слова "половый" - изжелта-белый, желтоватый, соломенно-желтый. Несмотря на совершенную неприемлемость такого толкования (торки-кочевники никогда не были светловолосыми, и нет источников, которые бы это Утверждали), оно было поддержано Д.А. Расовским, М.И. Артамоновым, Л.Н. Гумилевым и другими исследователями. С.А. Плетнева повторила это объяснение в монографии "Половцы", вышедшей в 1990 г.

Между тем в литературе имеется другое и, как кажется, более корректное толкование названия "половцы". Е.Ч. Скржинская, обратив внимание на зафиксированное в летописях понятие "онополовец" в значении - живущий по ту сторону реки, пришла к выводу, что именно оно послужило исходным для наименования русскими новых соседей.

В представлении русских половцы были жителями днепровского Левобережья. Рассказывая об участии половецких дружин в походе Юрия Долгорукого "в Русь" в 1152 г., летописец заметил, что с ним пошли не только Отперлюевы и Таксобичи, но "и вся Половецкая земля, что же ихъ межи Волгою и Днепромъ". Следовательно, левый берег Днепра был как бы половецкий, а правый - русский. Когда в 1193 г. Ростислав Рюрикович выступил в поход на половцев, то по пути вглубь половецких кочевий узнал, что их вежи и стада находятся на правой стороне Днепра, которую он именует Русской.

Анализируя летописные известия, повествующие о взаимоотношениях русских с половцами, нетрудно убедиться, что правый берег Днепра имеет определение не только "Русского" или "Киевского", но также и "сей" стороны. Левый практически всегда именуется "оной стороной". В летописной статье 1172 г. говорится, что киевский князь Глеб Юрьевич "Ъхалъ на ону сторону к онЪмъ Половьцамъ".

В цитированной летописной фразе, по-видимому, и содержится разгадка названия "половцы". Для русских летописцев они действительно были жителями "оного пола", то есть "онополовцами" или просто "половцами".

Со временем половцы освоили также степное Правобережье, но это уже не изменило их восприятия русскими людьми - как народа, живущего на противоположной стороне Днепра.

В Византии, а также некоторых западных странах новый кочевой народ фигурирует под именем куманов. По мнению ряда исследователей, это объясняется тем, что в южнорусских степях в XI-XIII вв. кочевали не один, а два близкородственных народа. Половцы занимали степи между Волгой и Днепром, а куманы - между Днепром и Дунаем. В свете данных археологии, предположение это не лишено вероятия, хотя следует признать, что средневековые хронисты такого различия не знали. Для русских летописцев все кочевники были половцами, для греческих и европейских авторов - куманами.

Первоначально половцы входили в Кимакский каганат с центром в Прииртышье и назывались кипчаками.

В конце X - начале XI в., освободившись от кимакской зависимости, они двинулись на запад. "Марш" кипчаков был стремительным. Уже к середине XI в. они вышли к Днепру, а к началу 70-х годов XI в. освоили и степные просторы между Днепром и Дунаем. При этом прежние хозяева степей - печенеги и торки - были подчинены их воле или ушли под защиту могущественных государств - Византии и Руси.

Изучение исторической географии Половецкой земли с привлечением археологических источников позволяет уточнить ее летописную локализацию. Северная граница "Поля Половецкого" проходила на Левобережье - в междуречье Ворсклы и Орели, на Правобережье - в междуречье Роси и Тясмина. На юге оно включало северокавказские, приазовские, крымские и причерноморские степи.

Этнически эта огромная страна не была только половецкой. Здесь жили и другие народы: аланы, яссы, хазары, гузы, косоги. По-видимому, они являлись основным населением городов Шаруканя, Сугрова, Балина на Донце, Саксина на Волге, Корсуня и Сурожа в Крыму, Тмутаракани на Тамани. Письменные источники называют эти центры кипчакскими, но не потому, что они были населены половцами, а потому, что находились под Их владением. Некоторые из существовавших ранее городов (например, Саркел) были разгромлены и превращены в половецкие зимовники.

История половцев после заселения ими восточноевропейских степей разделена исследователями на четыре периода: первый - середина XI начало XII в., второй - 20-60-е годы XII в., третий - вторая половина XII в., четвертый - первая половина XIII в. Каждый из периодов имеет свои особенности как в области внутреннего развития, так и во взаимоотношениях с Русью и другими соседями.

Первый период характеризуется необычайной агрессивностью половцев. Они устремлялись к границам земледельческих стран, вторгались в их пределы, грабили население.

Страсть к наживе толкала отдельных представителей половецкой верхушки к участию в войнах русских князей друг с другом или же с западными соседями. За эту помощь они получали двойную цену: богатые дары от союзников и контрибуцию с побежденных. В этот период своей истории половцы находились на начальной, таборной стадии кочевания, характеризовавшейся постоянным передвижением их орд по степи. По свидетельству Евстафия Солунского, "это племя (куманы - П.Т.) не способно пре бывать устойчиво на одном месте, ни оставаться (вообще) без передвижений; у него нет понятия об оседлости, и потому оно не имеет государственного устройства".

Начало XII в. ознаменовалось значительными изменениями в жизни половцев. К этому времени все степное пространство было разделено между отдельными ордами, и каждая из них кочевала на вполне определенной территории. В этот период половцы, оказавшиеся непосредственными соседями Руси, не могли рассчитывать на безнаказанные вторжения в ее пределы.

Второй период половецкой истории в восточноевропейских степях совпал по времени с начальным этапом феодальной раздробленности Руси, ознаменовавшимся обострением междукняжеских отношений. Увлеченные борьбой за Киев или лучшие столы, русские князья как бы забыли о половецкой опасности. Между тем половцы достигли высшего этапа своего развития. Завершился переход ко второму способу кочевания, характеризовавшийся появлением устойчивых границ каждой орды и наличием постоянных зимовников. Вместо крупных, но неустойчивых объединений появились сравнительно небольшие орды, состоявшие как из кровнородственных, так и некровнородственных семей и родов.

О размерах отдельных половецких орд можно судить на основании письменных свидетельств. Так, согласно грузинской летописи, из южнорусских степей в Грузию откочевала половецкая орда хана Атрака (Отрока - в русских летописях) в количестве 40 тыс. человек, в том числе 5 тыс. воинов. Судя по наличию у хана Селука семитысячного корпуса, который он привел к Чернигову в 1128 г., орда его также насчитывала не менее 40 тыс. Хан Котян откочевал в Венгрию в 1237 г. с 40-тысячной Ордой. Были орды меньших размеров. Есть данные, позволяющие утверждать, что орда хана Башкорда насчитывала 20 тыс. воинов.

По расчетам С.А. Плетневой, всего в первой половине XII в. в восточноевропейских степях кочевало 12-15 орд, а это означает, что общее количество половецкого населения равнялось примерно 500-600 тыс. человек. Если прибавить к этому многочисленные стада, можно себе представить масштабы половецких передвижений по степи.

Природные условия степи, несмотря на сравнительно благоприятные климатические условия, испытывали предельную нагрузку и не могли полностью обеспечить половцев всем необходимым. Недостаточность жизненных ресурсов вынуждала их искать компенсацию за счет своих оседлых соседей.

Третий период половецкой истории отмечен, с одной стороны, усилением давления кочевников на южнорусское пограничье, с другой - консолидацией русских сил для ответных антиполовецких походов. Чаше всего русские дружины направлялись в район Нижнего Поднепровья, где хозяйничали поднепровские и лукоморские половецкие орды, угрожавшие безопасности днепровского (греческого) торгового пути. Постоянные хлопоты русские имели и с "Донским союзом" половцев, который оказывал постоянное давление на пограничные районы Черниговского и Переяславльского княжеств.

Четвертый период характеризуется определенной стабилизацией русско-половецких отношений. Половцы к этому времени уже миновали пик своего могущества и вошли в состояние феодальной раздробленности. За 200 лет обитания в восточноевропейских степях они прошли путь от таборных кочевий к созданию кочевнических государственных объединений в социально-экономической области и от военной демократии - к феодализму.

Половцам, как и их предшественникам печенегам, не удалось создать хотя бы относительно единое кочевническое государство. По свидетельству европейского купца Петахьи, который в первой половине XII в. проезжал через степи, "куманы не имеют общих владетелей, а только князей и благородные фамилии". Не знали единого половецкого правителя - великого хана - и русские летописцы, называвшие половецких ханов князьями.

В половецком словаре (Codex Cumanicus) титулу "хан" в латинской колонке соответствует "император", а в персидской - "шах". Если принять во внимание позднюю датировку словаря (XIV в), придется признать, что здесь мы имеем дело с интерпретацией половецкой титулатуры, а не с ее реальным значением. Кроме титула "хан" в словаре значатся титулы - "султан", "бег", "бей", которые свидетельствуют о довольно разветвленной иерархии верхушки половецкого общества.

Половецкие ханы в условиях языческого быта были не только главами орд и военачальниками, но также и жрецами. Об этом мы узнаем со слов русского летописца, рассказавшего о волхвовании хана Боняка перед битвой на реке Вягра в 1097 г. "И якобысть полунощи, и въставъБонякьотъЪха отъ рати, и поча выти волъчьски, и отвыся ему волкъ, и начаша мнози вол-ЦИ выти". Таким образом Боняк просил помощи у своего покровителя - волка. Восприняв ответное волчье вытье как добрый знак, Боняк радостно сообщил князю Давиду Игоревичу, что победа будет за ними.

Русские летописцы называли хана Боняка шелудивым, что, как известно, должно было означать человека, родившегося в "сорочке", часть которой оставалась на нем на протяжении всей жизни. В народе такие люди наделялись волшебными свойствами. К примеру, полоцкий князь Всеслав, как утверждает автор "Слова о полку Игореве", мог превращаться в волка.

Социальная стратификация половецкого общества хорошо отражена Погребальных памятниках. Над могилами умерших ханов половцы насыпали курганы из камня и земли, возводили святилища с каменными статуями.

Рубрук, бывший свидетелем захоронения богатого кумана, так описывает это: "Команы насыпают большой холм над усопшим […] Я видел одного недавно умершего, около которого они повесили на высоких жердях 16 шкур лошадей, по четыре с каждой стороны мира; и они поставили перед ним для питья кумыс, для еды мясо, хотя и говорили про него, что он был окрещен".

Рубрук не описал обряда богатого захоронения, но он хорошо известен из археологических исследований. Половцы хоронили умершего с тушей боевого коня или с его чучелом. Конь взнуздан и оседлан, всадник - вооружен и сопровожден в иной мир со всеми знаками отличия.

Яркими образцами захоронений знатных половцев могут быть курганы у села Заможное Запорожской области, а также на берегу Утлюкского лимана.

Половецкое захоронение у села Заможное совершено в кургане эпохи бронзы. Впускная могила была перекрыта деревянным настилом. Покойник лежал в труне, которая имела откидную ляду, закрытую на 4 замка. Удалось обнаружить и связку из четырех ключей. Гробовище было покрыто шелковой тканью, над которой (на ляде) лежало копье.

Погребенный был мужчиной 40-50 лет, мощного телосложения, его рост достигал 180 см. Ступни ног связаны золотой цепочкой. Одет в богатый кафтан, украшенный цепочкой из электровой проволоки. Тут же обнаружены три шелковых пояса. На безымянных пальцах - золотые Перстни, в правой руке зажат стержень из крученого золота - символ власти.

По левую сторону от покойника лежало его вооружение: сабля, колчан со стрелами, костяное налучье, нож для правки стрел, щит, кольчуга и Шлем, по правую обнаружены два боевых ножа. Кроме того, в состав погребального инвентаря входили: кресало в шелковом мешочке, серебряная позолоченная курильница.

Погребение датируется 40-60-ми годами XIII в. В литературу оно вошло, с легкой руки исследователей В.В. Отрощенко и Ю.Я. Рассомахина, как "Чингульский хан".

Утлюкское половецкое погребение находилось под курганной насыпью высотой 0,5 м, диаметром 17 м. Перекрыто двумя колесами повозки диаметром 2 м. Покойник находился в яме на решетчатом гробовище, на спине, головой на северо-восток. На крышке гробовища лежали сабля и сложный лук, рядом - берестяной колчан со стрелами, железная булава на длинной рукояти. В погребальной яме также находились: одноручный красноглиняный кувшин, седло, пара стремян, подпружная пряжка.

У правого бедра лежала кожаная сумка с рыболовным крючком, у левого - кошелек с 32-мя серебряными монетами крымской чеканки первой половины XIV в.

Погребенный одет в шелковый кафтан с парчовыми накладками и медальоном на груди. Обут в высокие кожаные сапоги, края которых достигали середины бедра.

Богатое половецкое погребение, напоминающее чингульское, раскопано в Запорожской области в 1987 г. Оно впущено в полу кургана. Сохранился деревянный гроб с крышкой. Покойник одет в кафтан, сшитый из шелка и обшитый золототканой тесьмой. При нем находились: серебряная гривна-жезл, бронзовый котел с железной ручкой, стремена округлой формы с прогнутой подножкой, двусоставные кольчатые удила. Датируется погребение XII - первой половиной XIII в.

В 1993 г. у села Ботиево Приазовского района Запорожской области были раскопаны еще два половецких кургана высотой 1,6 м и диаметром 38 м. В одном из них выявлено захоронение богатого воина в возрасте 35-40 лет. Насыпь состояла из земли, известняковых камней и щебенки. Погребение осуществлено в яме с подбоем, вход в которую заложен деревом. Покойник лежал на спине, головой на северо-восток. При нем находились предметы вооружения: шлем куполообразный, колчан берестяной, украшенный костяными накладками, железные наконечники стрел. Конская сбруя представлена двумя железными стременами с аркообразной дужкой, кольцами и наременными бляшками. Здесь же находились предметы быта и украшения: нож, кресало, железные пряжки, золотые серьги, пуговицы-бубенцы и пр. Сапоги погребенного украшены ремешками с золотыми обоймами и рамочными пряжками.

Во втором кургане была погребена женщина в возрасте около 65 лет, ориентированная головой на северо-восток. Погребальная яма - прямоугольной формы, в ней стоял деревянный гроб, доски которого скреплены железными скобами. Погребение ограблено, но мелкие золотые вещи, Которые удалось обнаружить, отпечатки шелковой ткани, расшитой золотыми нитями, серебряные кольца, золотая подвеска, расшитая золотом обувь свидетельствуют о высоком социальном статусе погребенной.

Исследователи полагают, что раскопанные курганы находились неподалеку от какого-то стационарного поселения того времени.

Интересная группа половецких погребений исследована в Присивашье. Из 18 раскопанных 17 - впускные в курганы бронзового времени. Костяки покоятся в вытянутом положении, на спине, головой на запад. В погребениях находились: кольчатые удила, серебряные шейные гривны, серебряные позолоченные серьги, золотые византийские и серебряные татарские монеты, колты, височные кольца. Погребения датируются XI-XIV вв.

Независимо от социальной принадлежности, половецкие захоронения обладали стабильной обрядностью. Мужские воинские погребения сопровождены в загробный мир захоронением коня со сбруей, оружием, различным инвентарем. Оружие представлено кривыми саблями, берестяными и кожаными колчанами, луками с костяными накладками, стрелами, копьями. Отличительной особенностью многих половецких воинских захоронений является наличие среди погребального инвентаря котлов - как символов власти. Они известны сегодня в 40 погребениях, и всегда вместе с ними находились сабли, колчаны, кинжалы, шлемы, кольчуги, наконечники копий или дротиков. Помимо сбруи и оружия в погребениях с казанами встречались стеклянные и серебряные витые браслеты, византийские амфоры, византийская и сицилийская парча.

Большинство половецких погребений совершено в курганах более ранних эпох, над особенно знатными покойниками насыпали курганы из земли и камня. Исследование курганных могильников в Донецкой степи показали, что они располагались на высоких ровных и гребневидных площадках кряжа и как бы выстроены в линию по 3-7 курганов. Ко времени исследования их высота достигала 1-1,3 м, диаметр 10-13 м.

Кроме мужских в восточноевропейских степях исследованы также женские захоронения. Все они содержат относительно богатый погребальный инвентарь: серьги, нагрудные украшения, подвески, металлические зеркала.

На раннем этапе истории половцы хоронили своих умерших в прямоугольных ямах в положении на спине, головой на восток. Затем, по-видимому, под влиянием печенежско-торческой погребальной обрядности они заимствуют западную ориентацию покойников. Окончательно она становится господствующей в золотоордынское время и объясняется влиянием ислама, согласно которому умерший должен лежать головой на Мекку.

В конце XIX - начале XX в. Н.Е. Бранденбург раскопал 16 кочевнических курганов в могильнике, находившемся на берегу Днепра у села Каменка Ольгопольского уезда Каменец-Подольской губернии. По типу эти захоронения очень близки к торческим, исследованным в Поросье. Покойники ориентированы головой на запад, слева от них на специальной приступке или в отдельной яме лежали остовы лошадей. Отличие заключалось в том, что насыпи курганов сооружены из земли и камней. Это, как известно, - половецкий обычай. Судя по дневниковым записям Н.Е. Бранденбурга, 11 погребений совершено в деревянных гробах, сбитых из толстых досок, или в долбленых колодах.

У половцев господствующей формой религии был культ предков, о чем свидетельствует широкое распространение надгробных каменных статуй, а также святилищ. Посланный французским королем Людовиком IX Святым монах-минорит Рубрук свидетельствует, что "Команы насыпают большой курган над умершим, ставят ему статую, обращенную лицом на восток, которая держит в руках перед пупком чашу".

Позднесредневековый автор Эрих Лясота также оставил свои наблюдения относительно статуй на степных курганах. "Дальше прошли [мы] Семь Маяков, высеченные с камня изображения числом 20, которые стали на курганах или могилах на татарском берегу […] Пятого июля спустились верхом сквозь незаселенные дикие степи […] проехавши 5 миль, увидели на одном кургане или могиле маяк, то есть поставленную на нем статую человека".

Скульптура средневековых кочевников Восточной Европы, большая часть которой является половецкой, представлена тысячей экземпляров. Они хранятся в музеях Украины, России, отдельные экземпляры находятся в степи. Разумеется, это только незначительная часть всех статуй, которые оставили в степи древние кочевники. Уничтожение их начали монголо-татары. Об этом свидетельствуют погребения XIII-XIV вв., в которых нередко обнаруживаются разбитые статуи. Продолжалось уничтожение скульптур (и в более массовых масштабах) тогда, когда степи начали заселяться русскими и украинцами. Статуи использовались ими как строительный материал при сооружении домов.

Половецкие статуи отличаются хорошим качеством резьбы, моделировки человеческой фигуры и отдельных ее частей. Известно несколько видов скульптур: стоячие, сидячие, поясные, изображения с руками и без рук, с фоном и без него. Большое число женских статуй, которые количественно даже преобладали, свидетельствует о высоком положении женщин в половецком обществе. Время расцвета изготовления статуй приходится на вторую половину XII в. К началу XIII в. традиция изготовления и установления каменных изваяний над могилами половецкой знати практически миновала. Бытовали они, главным образом, в днепровском степном Левобережье, западная ветвь половцев каменных идолов не ставила. Их заменяли небольшие войлочные статуэтки.

Сакральное значение статуй для половцев было очень велико. Они почитали их как богов, поклонялись им и приносили жертвы. Прекрасно и образно рассказал об этом азербайджанский поэт XII в. Низами. Обычаи половцев он хорошо знал, так как его жена была половчанкой.

И перед идолом гнется кипчаков спина… Всадник медлит пред ним, и, коня придержав, Он стрелу, наклонясь, вонзает меж трав. Знает каждый пастух, прогоняющей стадо, Что оставить овцу перед идолом надо (Низами).

Основным хозяйственным занятием половцев было кочевое скотоводство. Стада являлись главным их богатством и особой заботой. Арабский автор XIV в. Ибн Баттута писал, что у кочевников "у скотины их нет ни пастухов, ни сторожей, вследствие строгостей постановлений их за воровство. Постановление же их по этой части такое, что тот, у кого найдут украденного коня, обязан возвратить его хозяину и вместе с тем дать ему 9 таких же коней, а если он не в состоянии сделать это, то отбирают у него за это детей его, если же у него нет детей, то его зарезывают". Разумеется, имелись у половцев и пастухи, и надсмотрщики, но благодаря суровому закону, охранявшему неприкосновенность частной собственности, задачи их по присмотру за стадами не казались иностранцам сколько-нибудь обременительными. Тем не менее, само наличие такого закона свидетельствует, что случаи угона скота все же имели место.

Отмечая преобладание среди половецких изваяний изображений женщин, исследователи связывают это с их высоким социальным статусом. Подтверждением этому могут служить наблюдения Рубрука и Плано Карпини, отметивших аналогичную особую роль женщин и в монголо-татарском обществе.

Вильгельм Рубрук: "Обязанность женщин состоит в том, чтобы править повозками, ставить на них жилища и снимать их, доить коров, делать масло и грут, приготовлять шкуры и сушить их, а сшивают они ниткой из жил… Они шьют также сандалии, башмаки и другое платье. Они делают также войлок и покрывают дома. Овец и коз они караулят сообща и доят иногда мужчины, иногда женщины".

Плано Карпини: "Девушки и женщины ездят верхом и ловко скачут на конях, как мужчины. Мы также видели, что они носили колчаны и луки […] Жены их все делают: полушубки, платья, башмаки, сандали и все изделия из кожи".

Из приведенных свидетельств явствует, что женщины-кочевники были не только хранительницами домашнего очага, но и выполняли всю основную работу, связанную с переработкой продукции животноводства. Умение их скакать на лошадях и управляться с луком говорит о том, что в минуты опасности они могли взять на себя и функции мужчин-воинов.

Плано Карпини казалось, что, по сравнению с женщинами, мужчины "ничего вовсе не делали". Правда, тут же он замечает, что они имеют "отчасти попечение о стадах […] охотятся и упражняются в стрельбе".

По-иному представлялись занятия мужчин Рубруку. "Мужчины делают луки и стрелы, приготовляют стремена и уздечки, делают седла, строят дома и повозки, караулят лошадей и доят кобылиц, трясут самый кумыс, то есть кобылье молоко, делают мешки, в которых его сохраняют, охраняют также верблюдов и вьючат их".

Последнее сообщение свидетельствует, что между мужчинами и женщинами был разделен скот. Женщины занимались коровами, овцами, козами, мужчины - конями и верблюдами. Все виды домашних ремесел находились в руках женщин, ремесел, связанных с обеспечением военного дела, - в руках мужчин.

Учитывая однотипность кочевого быта всех народов степи, можно, без опасения впасть в ошибку, распространить эти наблюдения и на половецкое общество. Некоторое представление о составе половецкого стада дает цитированная летописная статья 1103 г. Русские дружины, победившие половцев на реке Молочной, "взяша бо тогда скоты, и овце, и кони, и вельблюды".

Близкие характеристики половецкого быта содержатся в заметках французского хрониста, принимавшего участие в крестовом походе на Константинополь, Робера де Клари, а также еврейского рабби из Регенсбурга, проехавшего в 1175 г. всю половецкую землю от Киева до Черного моря.

Робер де Клари: "Кумания - это земля, которая граничит с Блакией (Болгарией. - Я.7), и вам расскажу сейчас, что за народ эти куманы. Это дикий народ, который не пашет, не сеет, у которого нет ни хижин, ни домов, а имеют они только войлочные палатки, где они рождаются, а живут они молоком, сыром и мясом […] А из одежды и оружия у них имеются только куртки из бараньих шкур; да еще они носят с собой луки и стрелы".

Петахий Регенсбургский: "Половцы живут в шатрах […] хлеба не едят в этой земле, а только рис и просо, сваренные в молоке, а также молоко и сыр. Что касается мяса, то куски его кедары (половцы. - П. Т) кладут под седло лошади, гонят ее до пота, и когда мясо согреется, они его так и едят".

Основным типом половецкого жилища были войлочные юрты, которые устанавливались на телегах и на земле. Это были стационарные жилища в половецких зимовниках, а также в городах. Знали половцы и глинобитные дома. Археологически они выявлены в Белой Веже и объясняются заимствованием половцами предшествующих градостроительных традиций. Какая-то часть половцев, по-видимому, проживала в подвластных им крымских городах, где занималась торговлей.

О существовании развитых торговых отношений половцев с крымскими городами свидетельствует уже упомянутый половецкий словарь. В нем помещены группы слов, которые обусловлены потребностями купцов и ремесленников, живших и работавших в приморских центрах. Это слова "базар", "торговля", "продавец", "уплата", "долг", "цена", "монета", "меняла", а также названия тканей, восточных пряностей.

Активными центрами половецкой торговли были Корсунь (Херсонес), Сурож (Судак), Тмутаракань. Вот какую характеристику Судака находим у арабского автора середины XIII в. Ибн Асира. "Этот город кипчаков, из которого они получают свои товары, потому что он [лежит] на берегу Хазарского моря и к нему пристают корабли с одеждами: последние продаются, а на них покупаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры, белки и другие предметы, находящиеся в их земле".

Нет сомнения, что основным товаром, который регулярно поставляли половцы на черноморские рынки, были русские невольники, которых они уводили в степь при каждом удачном набеге. За это они получали дорогие шелковые и парчовые ткани, вина, драгоценную посуду, византийские амфоры, ювелирные изделия.

Важным источником жизни для половцев были военные набеги на соседние оседлые государства, в результате чего кочевники грабили города и селенья, угоняли в степь скот, уводили в плен невольников. Можно сказать, что для них состояние войны было так же естественно, как и кочевание по степи. Половцы в совершенстве владели способом облавного нашествия. Робер де Клари отмечал, что куманы "передвигаются столь быстро, что за одну ночь и за один день покрывают путь в шесть или семь, или восемь дней перехода […] Когда они поворачивают обратно, вот тогда-то и захватывают добычу, угоняют людей в плен и вообще берут все, что могут добыть".

Умели половцы также форсировать большие реки, причем не только воинскими подразделениями, но и целыми ордами. По свидетельству Пе-тахия, делали они это следующим образом. Сшивали вместе по десять лошадиных растянутых шкур, обшивали их по краям одним ремнем и спускали на воду. Затем на этот своеобразный плот садились сами и ставили свои повозки. Концы шкур привязывали к хвостам лошадей, и те вплавь переправляли их на противоположный берег.

Согласно византийскому историку второй половины XII - начала XIII в., Для "скифов (куманов - П.Т.) переправа через реки не представляет трудности (и поэтому) они легко совершают нападения ради грабежа и (так же) легко и неутомительно отступают". Плотами для половцев, по Утверждению Никиты Хониата, служили кожаные мешки, набитые соломой и зашитые так тщательно, что ни капли жидкости не могло просочиться внутрь. "И вот скидо (половец. - П. Т) садится верхом на этот мешок, привязывает его к конскому хвосту и сверху накладывает седло и орудия войны, затем, используя лошадь подобно лодке, пользующейся парусом, переплывает широкий, как море, Истр" (перевод Е.Ч. Скржинской).

Впервые у русских границ половцы появились в 1055 г. Характерно, что их первый визит, как и когда-то печенежский, был мирный. Летопись замечает, что "приходи Блуш с половци и сотвори Всеволод (тогда переяславльский князь. - П. Т) мир с ними и возвратишася (половцы. - П. Т) восвояси". Осваивая новые территории, половцы на первых порах не были заинтересованы в обострении отношений со своим новым соседом. Однако процесс их адаптации прошел быстрее, нежели у печенегов, и уже в 1060-1061 гг. половцы предпринимают набеги на Русь. Их можно назвать разведочными. В 1060 г. Святослав Ярославич нанес сокрушительное поражение превосходящим силам половцев на Снови. В следующем году половцы осуществили более подготовленный и более успешный поход на Русь, оставшийся в памяти русских людей как первое крупное зло от поганых. "Придоша половци первое на Русскую землю воевати […] Се бысть первое зло на Руськую землю от поганых безбожных враг".

Первые успешные для Руси столкновения с половцами не способствовали осознанию всей серьезности половецкой угрозы. Этим, в частности, можно объяснить сокрушительное поражение Изяслава, Святослава и Всеволода в битве 1068 г. на реке Льта под Переяславлем. Последовавшая за ним борьба за киевский престол еще больше усугубила положение Руси. Половцы, по словам летописца, "росулися" по всей Русской земле, грабили города и села, уводили в рабство русских людей.

Из летописных сообщений о столкновениях русских с половцами в 60-е годы XI в., происходивших в пределах Черниговской и Переяславльской земель, можно сделать вывод, что основную опасность для Руси в это время представляли левобережные половцы.

Вскоре к их давлению на южнорусское пограничье присоединились и правобережные половцы, известные в западных источниках как куманы. Индифферентное сообщение летописи под 1071 г. о том, что "воеваша половци у Ростовца и Неятина", свидетельствует, видимо, о не слишком разорительном их набеге. С.А. Плетнева полагает, что он был осуществлен той куманской ордой, которая кочевала в Побужье.

И все же первый Период взаимоотношений русских половцев отмечен не только военными Столкновениями, но мирными контактами. Под 1079 г. летопись сообщает 05 заключении мира Руси с половцами под Переяславлем. Речь, вероятно, идет о левобережной орде, ханом (князем, по терминологии русских летсшисцев) которой был Сокол, наводивший на Русь половцев еще в 1061 г. Мир этот был заключен после кровавых столкновений половцев, приведенных на Русь черниговским князем Олегом Святославичем в 1078 г., и дружиной переяславльского князя Всеволода Ярославича. Жестокое поражение последнего, в результате которого "много зла" было принесено "земли Русской", вынудило его искать мира с половцами.

Последующие несколько лет не омрачались половецкими вторжениями. Установились мирные отношения, позволявшие русским и половцам поддерживать регулярные торговые контакты. Русские были в курсе событий, происходивших у их соседей. Убедительным свидетельством этому может быть краткие летописное известие 1082 г. о смерти половецкого князя.

В 90-е годы XI в. отношения между половцами и Русью вновь обострились. К этому времени кочевники консолидировались в мощные объединения - орды, которым оказались тесными границы их кочевий. Олицетворением злых сил Стали на Руси ханы Боняк, прозванный в народе Шелудивым, и Тугоркан, вошедший в русский народный эпос как Змиевич. Анна Комнина называла этих ханов необыкновенно воинственными мужами. В 90-е годы победа и поражения находились в одном ряду, и все же можно констатировать преобладание в южнорусском пограничье половцев.

Узнав о смерти Всеволода Ярославича и восхождении на киевский престол Святополка Изяславича в 1093 г., половцы потребовали от нового киевского князя подтверждения условий прежнего мира. Святополк, будучи не очень умным политиком, заключил половецких послов в погреб, что было равносильна разрыву мирных отношений и объявлению войны. Половцы немедленно: обрушились на Киевскую землю всей своей мощью. В сражении на реке Стугна недалеко от города Треполя дружины князей были разбиты. Отступая через топи Стугны многие русские воины нашли в них свою смерть. H; Sa глазах у Владимира Мономаха утонул и его брат Ростислав. Половцы принялись опустошать Поросье, взяли город Торческ и подожгли его, множество русских и торков увели в плен.

Масштабы половецкого вторжения были столь значительны, что воспринимались на Руси ¦ как Божья кара за грехи.

В 1094 г. половцы на этот раз союзники Олега Святославича, дошли до Чернигова и также применялись воевать и грабить его окрестности. Летописец с горечью заметил, что Олег не только не воспротивился такому их поведению, но как бы даже поощрил к этому. "ПоловцЪ же начата воевати около Чернигова, Ольговъ не возброняющю, бъ бо самъ повелЪлъ имъ воевати". Далее летописец замечает, что это уже в третий раз Олег навел поганых на Русскую землю, в результате чего "много хрестьянъ изыублено бысть, а другое полонено бысть и расточено по землямъ".

Вторую роковую ошибку русские князья Святополк и Владимир совершили в 1095 г., когда они вероломно убили половецких ханов Итларя и Ки-тана, пришедших к Переяславлю просить мира. Это послужило причиной новых и особенно жестоких половецких вторжений на Русь. Нападения осуществлялись по всему фронту южнорусского пограничья. Хан Куря и хан Тугоркан воевали Переяславльскую землю. Хан Боняк осуществил дерзкое нападение на столицу Руси и сжег ее южные пригороды.

Отдельные удачи русских князей, в том числе в победа у стен Переяславля, где был убит Тугоркан, не спасали положения. Без консолидации усилий многих русских княжеств, объединения и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.