На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


творческая работа Глубокий кризис исторического знания в России. Новые возможности для дальнейшего совершенствования методологии исторической науки. Особенности текста как предметного посредника в передаче исторического опыта.

Информация:

Тип работы: творческая работа. Предмет: История. Добавлен: 23.04.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Копейкина О.Ю. МГЛУ (МФ)
Московский государственный лингвистический университет (Михайловский филиал)
г. Михайловск
ПОНИМАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ТЕКСТА
Кризис российского общества 90-х годов ХХ века породил, по общему мнению историков, глубокий кризис исторического знания в России. Но в то же время создал для историков новые возможности для дальнейшего совершенствования методологии исторической науки: «ему (историку) неслыханно повезло: ведь он живет в такое историческое время, когда сейсмические потрясения, выпавшие на долю его страны, обнажили глубинные пласты истории и вы-вели на поверхность таившиеся в них силы. Такое случается не часто» поэтому «историческое знание неизбежно должно приобрести новый ин-теллектуальный статус и разработать собственную гносеологию» ((1, С. 11). Перед историками встала задача формирования нового исторического сознания (2).
Философская эпистемология истории предлагает выход в синтезе парадигм, взаимодополняемости всех конкурирующих исследовательских стратегий. Б.Г. Могильницкий считает, что «эффективность исторических исследований всецело зависит от его способности максимально расширить круг привлекаемых познавательных средств и синтезировать их в единую исследовательскую методологию, по-зволяющую достичь целостное понимание изучаемого объекта... При этом речь идет ...об их синтезе, единственно способном дать новое, интег-рированное знание об изучаемом объекте» (3, С. 6).
Мы исходим из утверждения, что понимание является доминирующим (по сравнению с другими) способом освоения культурно-исторической действительности, определяющим специфику гуманитарного, и, в частности исторического познания. Понимание - уже признанный, но еще мало изученный в отечествен-ной философской методологии способ когнитивного отношения к исторической действи-тельности. В отечественной философии и методологии истории отсутствуют исследования, посвященные анализу понимания исторического (а не психологического, лингвистического, логического и т.д.).
В данной работе мы остановимся на некоторых особенностях исторического понимания, связанного со спецификой предмета исторической науки - его текстовым характером. Задача состоит в том, чтобы, основываясь на уже разработанных подходах к пониманию, показать возможности и эффективность применения этих идей для познания истории.
Существенная эволюция проблем, характера предмета и методов современного исторического знания значительно повлияла на дальнейшие перспективы исследования исторического и понимания. Одной из важнейших тенденций современной исторической науки является «лингвистический» поворот, совершившийся в исторической науке под влиянием постмодернизма, в результате которого был введен такой логический концепт, как текст. Все более укореняется позиция, различающая результат исследования историка и историческую действительность, исходящая из того, что деятельность историка носит знаковый характер.
Понимание как метод должно соответствовать предмету истории. Поэтому, рассуждения о специфике и структуре исторического понимания должно опираться на онтологические основания о существовании истории либо как онтологической (внетекстовой) реальности либо представленности ее в дискурсивной форме. Абсолютизация языка как «посредника культуры, в котором реальность конструируется и сознается» приводит постмодернистов к утверждениям, что «вне текста не существует ничего» и нет «никакой внеязыковой реальности», которую историки способны понять и описать, в результате чего исторические тексты представляются «сценариями культуры», точнее - дискурсивными наборами символических систем. Историки постмодернисты счи-тают, что «история никогда не является нам иначе как в дискурсивной форме, включающей все виды коммуника-ции, в том числе и невербальные» (4, С. 247).
В настоящее время многие отечественные и зарубежные историки критически относятся к «вызовам постмодернизма», принесшим в историческую науку «кризис идентичности», покушение на профессию историка и социальный статус самой исторической науки Критики постмодернизма в истории, прежде всего, не принимают постмодернистское отрицание внетекстовой реальности. (5)
На наш взгляд, к проблеме, связанной с текстовой и внетекстовой реальностью, должен быть взвешенный подход. При всем критическом отношении к постмодернизму, необходимо признать, что в разработанной в русле постмодернизма концепции текста содержится много интересных плодотворных идей, полезных для исследования исторического понимания. Кроме того, в настоящее время наметился поворот от радикальной позиции Ж. Дерриды с его отрицанием внетекстуальной реальности назад к концепции Ф. де Соссюра, признававшего наличие в тексте, как означающего, так и означаемого. По словам Лубского, неоклассики не согласны с постмодернистами в том, что в на-учном дискурсе отражаются только наши собственные концепты и конструкты, а сама историческая действительность имеет весьма слабый референциальный статус (6)
Наиболее приемлемым, на наш взгляд, может быть взгляд на историю как на текст, продуцируемый внетекстовой соци-альной реальностью и имплицитно ее содержащий, т.е. предмет исследования скорее задается текстами, чем внетекстовой реальностью. Мы попытаемся найти, выявить и проанализировать некоторые существенные структуры процесса понимания, связанные с историческим текстами. Таким образом, объектом нашего анализа является не реальная «внетекстовая» история - объективный исторический процесс как «прошлое», а его «представленность», воплощенность в исторических работах профессиональных историков Историческое понимание невозможно сконструировать априорно, поскольку оно вплетено в связную, целостную картины исторического действия, представляемой нам историками. Выявить его возможно на пути «деконструкцию» исторических текстов.
Можно говорить о двух аспектах исторического понимания: понимания событий в историческом тексте и понимание самого исторического текста. Первое можно назвать интерпретацией событий автором-историком, а второе - двойная интерпретация - и действий историка-автора и интерпретация событий, отраженных в тексте.
Понятие «текст» в настоящее время один из самых употребимых терминов в гуманитарных и обществоведческих науках, хотя не имеет еще устоявшегося значения. Проблема понимания текстов - один из важнейших вопросов исторического понимания, - предполагает обращение к исследованиям исторического текста как семиотического феномена. Нас интересуют, прежде всего, не узколингвистические, а философские аспекты теории текста, которые позволят ответить на вопрос, всегда актуальный для историков: «как писать историю», а, следовательно и на вопрос, что же представляют собой историческое понимание, воплощенное в исторических текстах. М.П. Бахтин писал: «Текст - это первичная данность (реальность) и исходная точка всякой гуманитарной дисциплины» (7, С. 281-307). Таким образом, говоря об историческом понимании, мы вынуждены исходить из того, что предметом нашего исследования является не реальная, объективная история, а история, представленная в текстах.
Для многих современных исследований понимания характерно сведение его к осмыслению языковых образований _ текстов естественного и формализованного языка. Подход к пониманию, использующий понятия текст, смысл и интерпретация Г.И. Рузавин предлагает называть семантическим, поскольку он опирается на семантические идеи об интерпретации знаковых систем. Безусловно, семантический подход, предлагаемый для раскрытия сущности понимания А.Л. Никифоровым, Г.И. Рузавиным, В.С. Швыревым и другими является необходимым средством для исследования понимания, раскрывает многие важные особенности самого механизма этого процесса, Многие авторы рассматривают понимание как процедуру осмысления - выявления и реконструкции смысла и смыслообразования семиотических систем - речи, текстов, схем, формул
Понимание выражается во владении познавательными смыслами - вновь созданными или усваиваемыми. Анализируя семантическую концепцию понимания, А.Л. Никифоров пишет: «... многие современные определения понятия понимания опираются на одну очень простую и привычную идею: понять некоторый объект _ значит усвоить (постигнуть, открыть) смысл этого объекта» (8, С. 74.). Существуют различные точки зрения по поводу того, что означает «раскрытие смысла» текста. Автор текста вложил в него определенное содержание, смысл, то есть какие-то мысли и переживания. Понять текст _ значит усвоить его содержание, пережить то духовное состояние, которое испытывал автор текста при его создании. Это традиционное истолкование понятия «понимание».
Современный анализ процессов понимания имеет целью, прежде всего выявление механизмов, позволяющих извлекать смысл из высказываний передаваемых от автора текста к интерпретатору текста. Внешняя форма выражения мыслей и чувств автора текста отрывается от своего создателя и начинает существовать самостоятельно, со всем тем, что ему удалось вложить в него. Понимание как усвоение смысла возникает при определенных отношениях интерпретаций автора текста (историка, в нашем случае) и нашей интерпретации этого текста. Поэтому разные люди один и то же текст понимают по-разному. Постмодернистская концепция текста содержит идею презентизма рассматривающую историческое познание как дискурсивную практику, другими словами, историческая реальность -- это прошлое, которое выступает в качестве субъективной презентации настоящего. Безусловно, недостаток «презентизма» состоит в том, что в этих случаях события и личнос-ти вырываются из реалий своей эпохи и загоняются в рамки концеп-туальной структуры, которая для этого периода была бы лишена вся-кого смысла. В то же время невозможно не признать, что «Никому не дано полностью абстраги-роваться от собственных убеждений или посторонних влияний; факты обычно можно истолковать в поддержку прямо противоположных друг другу гипотез; а поскольку источники никогда не передают про-шлое во всей полноте, то чувство исторического контекста связано и с даром воображения, который зависит от проницательности и опыта каждого конкретного историка» (9,. С. 183). Историк не может избавиться от «презентизма», то есть подходить к прошлому со своим дискурсом, набором современных ему концептов, категорий и т.д. Но это, конечно, не значит, что историки могут «отправляться в прошлое, думая о современности, копаться там и перестраивать его в соответствии со своими потребностями» (10, С. 311)
Но необходимо преодолеть некоторую абстрактность семантического анализа. Такой анализ имеет дело с готовыми, законченными продуктами деятельности и поэтому отвлекается как от процесса их формирования и производства, так и от субъективных факторов их понимания. Он обращает внимание на аспекты объективно-рационального исследования значения результатов культурно-исторической и общественно-производственной деятельности людей, которые воплощены в знаковых системах. Поэтому становится необходимым обращение к анализу субъективно-психологических аспектов процесса понимания. Понимание - творческая, конструктивная деятельность сознания, куда входят в качестве элементов и невербализуемые компоненты - память, воображение, восприятие.
Феномен понимания возникает из двоякой роли текста. С одной стороны, текст представляет собой фиксацию определенного опыта, отражает тот или иной фрагмент реальности. С другой стороны, текст является результатом определенной деятельности историка, который реализует в содержании текста определенные установки, цели, нормы, идеалы исходит из некоторых оснований и предпосылок установок опыта, которому служит данная информация. В постмодернистской концепции исторического знания утверждается возможность многочисленных прочтений исследователями документальных «остатков» прошлого, так как, согласно постмодернизму, каждый из историков имеет право на собственный взгляд. Это приводит к тому, что история предстает как субъективное предпочтение возможных интерпретаций исто-рических источников. Когнитивный релятивизм постмодернистов, абсолютизирует действительно существующующую интерпретированность исторического текста. Текст служит как бы оценочным фильтром для исторического опыта. Понимание исторического текста выявляет предпосылки, средства, связанные с мотивационной смысловой сферой.
Трактовка понимания как осмысления выводит на одну из операций понимания _ интерпретацию. Чтобы раскрыть этот смысл, следовательно, понять текст, необходимо соответствующим образом интерпретировать его. Поэтому интерпретация составляет исходную основу процесса понимания текста как семиотической системы. Центральное место в работе историка занимает истолкование смысла, без которого, - пишет Д. Тош, - исторические источники не «заговорят», и мы никогда не приблизимся к понима-нию прошлого.
Смысл текста - это сфера не только индивидуального, но и коллективного восприятия мира. Поэтому каждое поколение переписывает историю (11, С. 432). Поскольку интерпретация истории формируется не только личным, но, главным образом, социальным опытом, а общественные ценности меняются, то и интер-претация истории подвержена постоянной переоценке. «Те аспекты прошлого, - пишет Д. Тош, - которые в данную эпоху считаются достойными внимания, вполне могут отличаться от того, что заслуживало упоминания в предыдущие периоды» (12, С. 160).
То или иное понимание возникает не просто как субъективная позиция исследователя, а определяется более широкой системой культурно-исторических традиций, в которые он включен. Поэтому понимание текстов означает процесс реконструкции системы аксиом, которые лежат в основе текстов. Идея постмодернис и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.