На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Формирование военно-стратегических доктрин в СССР накануне Великой Отечественной войны. Политические и военно-стратегические просчеты Сталина. Нападение Германии на Советский Союз. Участие «старых» и «новых» полководцев в Великой Отечественной войне.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 07.12.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3
Проблемы формирование военно-стратегической доктрины в СССР на кануне и в годы Великой Отечественной Войны.
Оглавление
    Введение 3
    1.
    Формирование военно-стратегических доктрин в СССР накануне Великой Отечественной войны 6
      1.1. Противостояние между двумя военно-стратегическими доктринами 6
      1.2. Политические и военно-стратегические просчеты Сталина 14
    2. Великая Отечественная Война - Момент истины 20
      2.1. Нападение Германии на Советский Союз 20
      2.2. Поколение «старых» полководцев в Великой Отечественной войне 22
      2.3. Поколение «новых» полководцев в годы Великой Отечественной войны 26
    Заключение 36
    Список использованной литературы
    38

Введение
Изучение проблем Великой Отечественной войны и анализ деятельности всех тех на ком лежит ответственность за удачи и поражения в этой кровавой битве, не утрачивает своей актуальности. Как одно зернышко риса перевешивает чашу весов, так и решение одного человека, будь то руководитель государства или полководец, предрешает победу или поражение не только в одном сражении, но и во всей военной компании. И эти решения зависят не только от личных волевых качеств, но и от знаний в области тактики и стратегии ведения боевых действий в условиях современной войны. В последнее время события, происходившие в CCCР, накануне этой войны, вызывают интерес у наших современников, поскольку процессы, протекавшие в стране тогда, в определенном смысле перекликаются с нынешними. Кризис, наступивший в Красной Армии накануне войны, приведший к поражениям в первые годы войны, возник не только по объективным, но и по субъективным причинам наших военачальников. Наши вооруженные силы также попали в полосу кризиса, и в «горячих точках» на Северном Кавказе, порой терпят поражения из-за некомпетентности своего командования. В этих условиях опыт Великой Отечественной войны может оказаться как никогда поучительным.
Печальным последствием господства сталинского режима для народов СССР явилась та тяжелая плата, которую они заплатили за победу в войне. Культ личности «вождя народов», отсутствие механизма принятия коллегиального решения обернулись тем, что заложниками ошибок одного человека стали миллионы людей. Одной из ошибок является не верный выбор Сталиным военно-стратегической доктрины, господствовавшей в руководстве РККА накануне войны. Эта доктрина рассматривала бронетанковые соединения и авиацию, лишь как вспомогательные силы для действий пехоты. Именно выбор этой доктрины оказался причиной военной катастрофы для СССР летом 1941 и 1942 годов. Данная доктрина имела как своих сторонников, так и своих противников. Первых, условном назовем - полководцами «старой» военной школы, вторых, сторонников ведения современной войны, войны машин и моторов, - полководцами «новой» школы.
Если говорить о полководцах «старой» школы, то это, прежде всего командармы гражданской войны, получившие всенародную известность благодаря личной смелости, (С.М. Буденный), или благодаря демонстрации преданности Сталину (К.Е. Ворошилов). Их последователями в частности были, нарком обороны С.К. Тимошенко, командующий войсками Западного военного округа генерал-полковник Д.Г.Павлов, генерал И.Р. Апанасенко и др. Основателем же «новой» школы ведения войны, в СССР был М.Н.Тухачевский, считавший, что «Опыт гражданской войны хорош, но если мы будем воевать, применяя ту же стратегию в будущей войне со внешним врагом, то будем быстро разбиты наголову...» См: В. Карпов ''Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира // "Роман-газета" 1991 год. Его последователями были Г.К. Жуков, К. К. Рокоссовский, Н.К. Ватутин, И. X. Баграмян, И. Д. Черняховский и др. К сожалению, на кануне войны верх одержали представители «старой» школы.
Таким образом, исходя из всего выше изложенного, следует сделать очевидный выбор о необходимости не только нового прочтения страниц истории России предвоенной и военной (1937- 1945 гг) поры, в том числе и связанных с противоречиями школ военной стратегии, но и изучения деятельности военачальников, игравших главные роли в становлении военно-стратегической доктрины СССР.
Актуальность темы исследования определяется тремя обстоятельствами. Во-первых, необходимостью восстановления исторической правды о реальных достижениях полководцев Великой отечественной войны. Ведь их достижения, в указанный период преподносились в крайне искаженном виде в угоду господствующей идеологии. Поэтому одна из главных задач историков, это объективная оценка заслуг полководцев без приукрашивания и политической конъюнктуры. Во-вторых, современное состояние российской армии, напоминает предвоенную ситуацию. С одной стороны, мучительный поиск выхода из глубочайшего кризиса, в котором находится российская армия, неуклюжие попытки перевода её на профессиональную основу, с другой -низкий профессиональный уровень от лейтенанта, до Министра обороны РФ. Достаточно вспомнить штурм Грозного в декабре 1994 г, под руководством министра обороны П.С. Грачева, обещавшего «навести там порядок за два часа с одним десантным полком». СМ: Бунич.И. Меч президента. - М.: Изд-во Яуза; Изд-во Эксмо, 2004. с.414. В результате, во многом напоминавшая «кавалерийский наскок» операция, когда танки без должной поддержки были брошены в узкие улицы города, привела к тому, что за два дня боев в Грозном, сгорели вместе с экипажами более ста пятидесяти единиц бронетехники, погибли несколько сотен российских солдат. Да и вся первая «чеченская компания» не отличалась профессионализмом со стороны командного состава. История становления военной доктрины в России постоянно перекликается, и вызывает интерес и своей трагичностью, и уроками. Задача усвоения этих уроков стоит сегодня как никогда остро: общество, отказывающееся от своего прошлого, утрачивает нить прогресса. Именно поэтому исследование становления военной стратегии актуально как в историческом, так и научном аспекте. В-третьих противостояние двух школ военной стратегии накануне войны не нашло должного отражения в исторической литературе. Поэтому выяснение причин господства устаревших взглядов на ведение современной войны на кануне войны, не только расширит представление о нашем прошлом, но и будет способствовать утверждению нового восприятия данной проблемы в исторической науке.
Объектом данного исследования являются процесс становления военно-стратегической доктрины в СССР накануне войны. Предметом - жизненный и профессиональный путь конкретных исторических личностей, представителей двух школ военной стратегии.
Ввиду многоплановости темы, в работе поставлены следующие задачи: _ проследить процесс противостояния между двумя военно-стратегическими доктринами накануне войны; - оценить роль Сталина в этом противостоянии и дать характеристику его политическим и военно-стратегическим планам; - описать обстановку первого года войны, сложившуюся из-за ошибочно выбранной доктрины; - дать оценку тактики и деятельности представителей «нового» и «строго» состава полководцев, в условиях этой обстановки.
Основные цели данной работы заключается в следующем: - показать, что противоречия между двумя военно-стратегическими доктринами в СССР, а также роковые заблуждения И. Сталина были одними из основных причин неудач Красной Армии в начальный период Великой Отечественной Войны; - дать характеристику достижений «старого» и «нового» состава полководцев в этой войне.
В качестве основного материала в нашей работе была использована монография Д.А. Волкогонова. Триумф и трагедия. В 2-х томах. - Барнаул. 1990 г., а также ряд статей Военно-исторического журнала.
1. Формирование военно-стратегических доктрин в СССР накануне Великой Отечественной войны

1.1. Противостояние между двумя военно-стратегическими доктринами

Борьба между сторонниками «войны моторов» и «красной конницы» началась задолго до Великой Отечественной войны. И победа в этой борьбе определялась не только уровнем военно-стратегического мышления, но и политической обстановкой в стране. Тоталитарный режим, всегда дает основу для процветания недальновидности, тесно уживающейся с угодничеством, чинопочитанием. В то же время все прогрессивное, плохо уживается с единством взглядов, неотъемлемо сопутствующим тоталитаризму. Поэтому у стратегии «войны моторов», основанной на том, что в современной войне все будет определяться действием крупных танковых соединений и авиации, которой придерживался М.Н. Тухачевский и его сторонники, было мало шансов найти понимание в окружении диктатора, каким являлся Сталин. Тем более, что в условиях тоталитарного режима противостояние между двумя доктринами вылилось не в дискуссию, а в прямые репрессии где одни (Буденный, Ворошилов и др.) подписывали приговор другим (Тухачевский, Якир, Корк, Уборевич и др).
Беда началась в начале 30-х годах, она пагубно отразилась не только на прогрессивной военной доктрине, но и на всей жизни нашей страны. Задолго до репрессий высшего и старшего командного состава 1937 -1938 годов, Сталин решил не только захватить всю власть в свои руки, но и войти в историю вторым после Ленина. А для этого надо было создать себе авторитет и соответствующее прошлое Примечание Сталину надо было доказать свою руководящую роль в революции, которой, как известно, он в действительности не играл.. Осуществлял это решение Сталин сначала осторожно, оттесняя соратников Ленина не только с руководящих постов, но и в описании революционных событий. Появились подхалимы, уловившие желание вождя, которые начали, фальсифицируя историю, писать целые книги, в которых роль Сталина в революции изображалась так, как ему хотелось бы. В этом особенно преуспел Ворошилов Примечание: Если в написанных им ранних работах о революции Сталин даже не упоминался, то в более поздней - "Сталин и Красная Армия" Сталину уже полностью приписывается роль создателя Красной Армии и организатора почти всех побед в революции и гражданской войне . Сталин взял на учет всех соратников Ленина, а затем этих людей, знающих всю правду о нем, он начинает истреблять. Были арестованы почти все наркомы, их заместители, ученые, дипломаты, писатели и пр. Затем прокатилось несколько волн истребления работников НКВД, милиции В одном из номеров "Правды" было сказано: "В годы репрессий погибло более двадцати тысяч чекистов"..
Истребив ленинскую гвардию, Сталин поглядывал на армию. В ней служили многие участники гражданской войны, знавшие о нем всю правду. Сталин побаивался их, потому что этот организованный, да к тому же вооруженный коллектив мог оказать сопротивление. И вот, действуя уже проверенными методами, Сталин начинает готовить удар по военным, в основном по руководящим кадрам Красной Армии. Однако ему не сразу удалось подмять военных, особенно Тухачевского.
С начала индустриализации, мощно укрепляется оборонная база страны. Начинается важнейший процесс - перевооружение армии. В 1931 году вводится специальная должность начальника вооружений РККА, который станет заниматься именно вопросами технического перевооружения. На эту должность в том же 1931 году назначается М. Н. Тухачевский, который хорошо понимал роль различных видов наших вооруженных сил и современных войск и умел творчески подойти к любой проблеме. Все свои выводы в области стратегии и тактики Михаил Николаевич обосновал, базируясь на бурном развитии науки и техники у нас и за рубежом, подчеркивая, что это обстоятельство окажет решающее влияние на способы ведения будущей войны.
Еще в 30-х годах Тухачевский предупреждал, что наш враг номер один - это Германия, что она усиленно готовится к большой войне, и, безусловно, в первую очередь против СССР. Он внимательно следил за развитием военной теории на Западе, изучал вооружение армий возможных противников, особенно Германии и Японии, и сравнивал с нашими вооруженными силами. Выводы были не в нашу пользу.
Надо сказать, что наша военная теория в предвоенное десятилетие имела передовой характер и в чем-то опережала теоретические изыскания гитлеровского генерального штаба. У нас было много высокообразованных теоретиков, которые разрабатывали советскую стратегическую доктрину. Так, например, Тухачевский написал работу, посвященную начальному периоду войны, "Характер пограничных операций" В этой работе он как бы предвидел ту обстановку, которая реально сложилась в 1941 году. Он писал, что пограничная зона стала слишком уязвимой со стороны авиации и мотомеханизированных войск противника, т.к., учитывая летно-тактические данные самолетов, реальная глубина воздействия воздушных сил будет не менее 250 километров. В этой зоне авиация будет бомбить аэродромы, железнодорожные и шоссейные мосты, изолируя гарнизоны. Сочетание ударов авиации с действиями механизированных войск и, посаженных на автомобили стрелковых войск создаст такую обстановку, которая сорвет мобилизацию и сосредоточение в пограничной полосе не только главных сил, но и войск прикрытия.
Очень важным был доклад начальника штаба РККА А. И. Егорова в 1932 году Реввоенсовету СССР, где он изложил свою точку зрения на начальный период войны: вкратце ее можно изложить так - еще в мирное время враждующие стороны будут стремиться, используя скрытую мобилизацию, как можно раньше собрать наиболее подвижные и маневренные силы и средства (авиация, мотомех. части), с тем, чтобы в нужный момент вторгнуться на территорию противника и сорвать мобилизацию его армий в пограничных районах. Егоров также утверждал, что сосредоточение войск будет под сильным воздействием двух основных факторов: количество и качество авиации и наличием механизированных соединений, сочетающих большую огневую силу с большой подвижностью. Егоров предвидел широкий размах и высокую напряженность сражений сразу же, с первых часов войны, и массовое применение авиации, а также мотомеханизированных частей, которые будут проникать глубоко на территорию противника. Но и тут Егоров шел дальше немецких военных теоретиков, и говорил, что этими стремительными ударами, все-таки исход войны не решается. "Необходимо учесть, - указывал Егоров, - что группы вторжения в состоянии будут создать лишь ряд кризисов, нанести ряд поражений армиям прикрытия, но не могут разрешить вопроса окончания войны или нанесения решающего поражения главным силам. Это задача последующего периода операции, когда закончится оперативное сосредоточение".
Как видим, еще до того, как гитлеровцы стали осуществлять свои планы молниеносных войн в Европе, наши военачальники, уже предвидели и характер действий в будущей войне агрессивных армий, и то, как им следовало бы противодействовать. Но эти передовые взгляды наших теоретиков, к сожалению, не только не были учтены и использованы в подготовке к отражению агрессии, но даже преданы анафеме.
Сталин всегда относился к Тухачевскому и его окружению настороженно, не доверял ему, и стараясь обезопасить себя от возможного военного переворота, готовил репрессии в отношении военных специалистов.
Прогрессивность взглядов Тухачевского и его соратников, беспокоило и германское командование. Поэтому неслучайно в Париже бывший царский генерал Скоблин передал представителю немецкой разведки "сведения" о том, что командование Красной Армии готовит заговор против Сталина, во главе которого стоит маршал Тухачевский. И еще: якобы Тухачевский и его соратники находятся в контакте с ведущими генералами немецкого верховного командования. На основании этой дезинформации, переданной Сталину, было сфабриковано «дело Тухачевского», послужившее началом масштабных репрессий, уничтоживших весь цвет руководства Красной Армии.
11 июня 1937 года. 9 часов утра началось закрытое заседание специального судебного присутствия Верховного Суда СССР по делу Тухачевского М. Н , Якира И Э., Уборевича И. П , Корка А, Эйдемана Р., Фельдмана Б., Примакова В М, Путны В. К. Дело по обвинению «в измене Родине, шпионаже и подготовке террористических актов …»
Как вредительство со стороны Тухачевского и поддерживающих его Уборевича и Якира, в частности, расценивалось их упорное отстаивание своих взглядов, касающихся формирования танковых и механизированных соединений за счет сокращения численности и расходов на кавалерию, которую они считали уже утратившей боевую мощь. Эту точку зрения резко осуждал, выступая на суде, Буденный. Он активно допрашивал подсудимых, выясняя, почему они старались принизить значение конницы. Якира, например, Буденный спросил: «С какой целью вы настаивали на объединении мотополка с кавалерийской дивизией?» Якир ответил: «Я настаиваю и сейчас...» Якир, будучи серьезно подготовленным военачальником, понимал значение моторизованных и танковых войск, и даже на суде, отстаивал свою точку зрения.
На вопрос о том, был ли у подсудимых сговор по поводу отстранения Ворошилова от руководства Красной Армией, подсудимые чистосердечно и откровенно сказали, что у них были разговоры о необходимости заменить Ворошилова, человека не очень грамотного даже в военных вопросах. При угрозе надвигающейся войны и при подготовке армии к предстоящим боевым действиям в новых современных условиях Ворошилов им казался неспособным выполнить такую ответственную задачу. При этом подсудимые говорили, что они сговора против Ворошилова не имели, а, намеревались прямо и открыто сказать об этом Политбюро и правительству.
Однако все это судом было перевернуто и расценено как террористические намерения по отношению к Ворошилову. Весь процесс длился один день! Сразу же после вынесения приговора, в тот же день, 11 июня 1937 года, все осужденные, честнейшие люди, были расстреляны!
Последовавший за этим широкомасштабный сталинский террор резко ослабил армию. Накануне войны, в 1937 - 1941 годах были репрессированы как “агенты иностранных разведок” и “враги народа” три маршала из пяти - М.Тухачевский, В.Блюхер, А.Егоров; погибли все командующие войсками военных округов. Были уничтожены или подвергнуты длительному заключению многие видные военные деятели, в том числе А.Корк, Р.Эйдеман, Е. Ковтюх, П. Дыбенко, И.Федько Великая отечественная война Советского Союза. 1941-1945. Краткая история.-М.:1965.С.39..
За 1937 - 1938 годы были сменены все (кроме Буденного) командующие войсками округов, 100 % заместителей командующих войсками округов и начальников штабов округов, 88,4 % командиров корпусов и 100 % их заместителей; командиров дивизий и бригад сменилось 98,5 %, командиров полков - 79 %, начальников штабов полков - 88 %, командиров батальонов - 87 %. В целом в период сталинских репрессий было истреблено высшего и старшего командного состава больше, чем мы потеряли его за все четыре года войны Примечание: Репрессии приобретали такие гигантские размеры, что ЦК уже не мог на это не реагировать В январе 1938 года был проведен Пленум по вопросу "Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков" Постановление требовало прекратить огульные репрессии и тщательно разбирать каждое отдельное обвинение, выдвинутое против члена партии Этим постановлением Сталин вводил в заблуждение партию и народ, делая вид, будто он не знал о массовых репрессиях, а теперь вот, узнав, восстанавливает справедливость. Многие верили этому, да и в наши дни кое-кто верит. Однако снежный ком уже был пущен с горы, решения этого Пленума не выполнялись. Кровавая вакханалия продолжалась вплоть до последних дней Сталина, то есть до 1953 года.
К началу войны только 7% командиров вооруженных сил имели высшее военное образование, а 37 % не прошли даже полного курса в средних военно-учебных заведениях. Начальник германского генштаба Гальдер записал в мае 1941 г. в своем дневнике: «Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты»Цитируется по: Островский В.П., Уткин А.И. История России. ХХ век. Учеб. для общеобразовательных учеб заведений. - 2-е изд. - М.: Дрофа, 1997. с. 248. Массовые репрессии командного состава породили и другие негативные явления: с одной стороны - излишнюю робость у части оставшихся командиров, а с другой - излишнее рвение, стремление решить задачу любыми средствами.
Таким образом, Сталин, стараясь обезопасить себя от возможного военного переворота, уничтожив прогрессивный командный состав армии, нанес смертельный удар по боеспособности Красной Армии, при этом способствовал выдвижению на высшие командные должности лояльных сторонников «красной конницы». В то же время деморализация Красной Армии ускорила развязывание Второй мировой войны.
После ареста видных ученых и военачальников все, что они внедряли в армейскую практику, стало считаться крамолой и вредительством. Расформировывались созданные механизированные корпуса - и это в преддверии войны, в которой именно механизированные и танковые войска решали судьбу сражений! Окончательная точка на идее использования крупных танковых соединений во взаимодействии с авиацией была поставлена в сентябре 1939 года, когда при «присоединении» Западной Украины и Белоруссии к СССР, танковые корпуса, не имевшие радиосвязи, потеряли оперативное управление, и в результате не выполнили поставленные перед ними задачи. В противовес им, не требующие доставки бензина кавалерийские части показали себя значительно лучше, поэтому все крупные танковые соединения были расформированы, а оставшимся подразделениям был придан статус вспомогательных и разведывательных частей. У этой роковой ошибки кроме субъективных причин были и объективные, к которым относятся отсутствие средств радиосвязи и в бронетанковых войсках и в авиации, что делало невозможным оперативное взаимодействие и маневрирование этими соединения. Исправлять эту ошибку станут позднее, заплатив за нее огромную цену человеческих жизней.
Стоит отметить, что сторонники отсталой военной доктрины и Сталин убедились в ее ошибочности очень скоро, уже во время войны с Финляндией (1939-1940гг.) Финская война продолжалась 105 дней и выявила неподготовленность Красной Армии, которая натолкнулась на ожесточенное сопротивление финских войск, укрепившихся на так называемой «линии Маннергейма». Военная доктрина, которой руководствовалось командование Красной Армии, носила ярко выраженный наступательный характер. Главным был лозунг: «Разгромить врага малой кровью на его территории». В то время любые высказывания о возможности длительных оборонительных действий квалифицировались как действия врагов народа. Но лобовые удары наших полководцев не дали результатов. По одним данным потери СССР составили 70 тыс. убитых, раненых и обмороженных, при этом на каждого убитого финна приходилось пятеро россиян. Родина. 1995.№ 12. По другим данным общие потери Красной Армии в этой компании составили 500 тыс., против 50 тыс., понесенных Финляндией. Островский В.П., Уткин А.И. указ соч. с. 245. Только в начале февраля 1940 г., сконцентрировав значительные силы, командование Красной Армии смогло прорвать фронт и выйти на оперативный простор. Финляндия согласилась на перемирие, приняв условия Советского союза При этом как государство-агрессор СССР наряду с Германией, Италией, Японией был исключен из Лиги Наций. Англия, Франция, США готовили помощь Финляндии. В этих условиях Сталин не решился идти на Хельсинки.. «Зимняя война» обнажила недостатки в подготовке Красной Армии, и наглядно показала, что без активного участия танковых и авиационных соединений невозможно вести успешные военные действия и, что Красная Армия, не была готова к большой войне. И это отлично поняли в Германии (после «зимней войны» Гитлер принял решение о начале войны с СССР в ближайшее время). Неготовность Красной армии к большой войне поняли и в СССР, Ворошилов был снят с поста наркома обороны СССР, началось перевооружение армии. Вызванному на заседание Политбюро Тимошенко Сталин сказал: «Война с финнами показала слабость в подготовке высших командных кадров и резкое снижение дисциплины в войсках. Все это произошло при товарище Ворошилове. И теперь ему трудно будет в короткие сроки выправить эти крупные вопросы. А время нас поджимает: в Европе Гитлер развязал войну. Политбюро решило заменить товарища Ворошилова и остановилось на вас». Тимошенко стал отказываться, ссылаясь на то, что у него нет нужных знаний для работы на таком высоком посту. «Все это верно, - сказал Сталин. - Но народ не знает, что у товарища Ворошилова не хватает твердости. А сейчас твердость особенно нужна во всем. У вас она есть. Беритесь, прежде всего за дисциплину и за подготовку кадров». Так наркомом обороны был назначен С. К. Тимошенко.
Семен Константинович Тимошенко родился в 1895 году. В год назначения наркомом обороны ему было 45 лет. Боевой путь он начинал с первой мировой войны. В 1915 году был призван в царскую армию, окончил пулеметную школу, участвовал в боях на Западном фронте. В 1917 году участвовал в ликвидации корниловщины, а затем разгроме калединщины. Командовал взводом, эскадроном, полком. С октября 1919 года командир 6-й кавдивизии в 1-й Конной армии Буденного. Награжден двумя орденами Красного Знамени. С 1925 года командовал 3-м кавалерийским корпусом, в котором служил и Жуков Примечание: Тимошенко высоко ценил Георгия Константиновича как командира полка и в дальнейшем, будучи старше по должности, всегда продвигал Жукова по службе. . Фундаментального образования не имел, окончил только Высшие академические курсы в 1922 и 1927 годах, курсы командиров при Академии им В.И. Ленина в 1930 году. Командовал военными округами - Киевским, Северо-Кавказским, Харьковским.
Необходимо отметить, что хотя С.К. Тимошенко, понимал, что в области военного искусства происходят большие сдвиги в связи с усовершенствованием боевых средств вооруженной борьбы, и что в области тактики, оперативного искусства - фронтовых и армейских операций происходят крупные изменения К этим изменениям Тимошенко относил массированное применение танков и пикирующих бомбардировщиков в сочетании с моторизованными, мотоциклетными и авиадесантными войсками. Это были, конечно, правильные мысли, но нарком не развил их, не реализовывал их на практике., но, действуя по инерции Тимошенко, продолжал развивать прежнюю нашу наступательную доктрину.
Стоит отметить, что противостояние школы «новых» и старых» полководцев еще не завершилось, оно продолжалось вплоть до начала Великой Отечественной войны (далее ВОВ). На совещании, которое состоялось в Москве в конце декабря 1940 года, были приглашены все командующие округами и армиями, начальники штабов округов и армий, доктора военных наук, руководящий состав Генерального штаба и некоторые члены ЦК и Политбюро. Доклад по общим вопросам боевой и оперативной подготовки Красной Армии сделал начальник Генерального штаба генерал К. А. Мерецков. Он особенно отметил недостаточную подготовленность высшего командного состава и штабов всех степеней. Доклад Жукова "Характер современной наступательной операции" был актуальным и вызвал большой интерес участников совещания Основной тезис доклада Жукова состоял в следующем: "...вполне законно ожидать, что первоначальные исходные операции скорее всего начнутся с фронтальных ударов. Проблема наступления будет состоять в том, чтобы сначала прорвать фронт противника, образовать фланги и затем уже, во второй фазе, перейти к широким маневренным действиям. Условия для оперативного обхода, охвата и ударов по флангам будут создаваться в ходе самой наступательной операции" Жуков проанализировал наступательные операции в предыдущих войнах и сделал обобщения и выводы, приводящие к современным понятиям о наступательной операции. Вопросам теории и практики использования танковых и механизированных соединений был посвящен доклад генерал-полковника танковых войск Д. Г. Павлова, командующего войсками Западного Особого военного округа, на тему "Использование механизированных соединений в современной наступательной операции". Опираясь на опыт первой мировой войны, Павлов говорил, что надо и нам создавать механизированные корпуса, хотя он сам в свое время активно предлагал их расформировать. Но некоторые генералы, например И.Р. Апанасенко, упрекали докладчика в том, что он ничего не сказал о коннице и о взаимодействии механизированных корпусов с конницей, которая еще не утратила, по их мнению, своего боевого значения.
В конце совещания сказал свое слово Сталин: ''Победа в войне будет за той стороной, у которой больше танков и выше моторизация войск''. Этой репликой Сталина, по сути дела, решалось очень многое потому, что его слово всегда было последним и окончательным. Казалось бы, дискуссия между школами «старых» и «новых» полководцев, закончилась в пользу последних, но, время, увы, было упущено, сторонники последней, почти все уничтожены, и к тому же, Сталин, будучи в военном отношении человеком недалеким примечание: Не случайно, в беседах с людьми, которым Георгий Константинович Жуков доверял, он отзывался о Сталине как о человеке, слабо разбиравшемся в военных делах и приносившем больше вреда, чем пользы, в руководстве операциями, особенно до Сталинградской битвы., и в то же время не верившим в возможность собственной ошибки, в начале войны доверит еще раз, и в последний, именно «старым» полководцам.

1.2. Политические и военно-стратегические просчеты Сталина

С глубокой древности каждый полководец или глава государства, думая о возможности войны заранее рассчитывал свои силы и возможности, а также силы противника, которые будут ему противостоять. Без предварительного планирования и расчета вообще невозможно достигнуть победы. Это знал каждый, кто брался за оружие. С течением времени, с ростом армий и масштабов сражений появлялась необходимость составления обширных планов. Эти планы были в каждой стране, и вполне естественно, что, зная об их существовании, будущие соперники всегда вели разведку и добывали эти планы или полностью, или частично. Были ли у нас такие планы? Разумеется, были. На основе нашей передовой для своего времени военной науки и планирование наше тоже было на соответствующем уровне, однако события, происшедшие внутри страны, перечеркнули эти хорошо отработанные планы защиты государства и всю нашу стратегию. В результате этого составленные планы не соответствовали сложившейся к тому времени политической обстановке и тем формам и способам ведения войны, которая уже велась гитлеровцами в Европе.
Не надо быть глубоким аналитиком для того, чтобы понять, почему произошла такая беда. Если начальник Генштаба, главный, кто руководит составлением планов обороны страны и ведения войны с потенциальными противниками, маршал Егоров оказался "иностранным шпионом", многие работники центрального аппарата, в том числе заместитель наркома обороны маршал Тухачевский и почти все командующие военными округами, тоже оказались "иностранными агентами", то вполне естественно было предположить, что составленные ими планы стали "известны нашим врагам" и их надо немедленно "перерабатывать" И, разумеется, перерабатывать их надо коренным образом, чтобы они были не похожи на те, которые уже известны врагу.
В те годы, когда Жуков стал начальником Генштаба, уже сложилась практика составления двух планов. Один план - мобилизационный, согласно ему сразу же при объявлении мобилизации осуществляется призыв в армию и перевод производства на военную продукцию примечание: в мобилизационном плане предусматриваются порядок и сроки проведения всех мероприятий по мобилизационному развертыванию вооруженных сил, переводу экономики на режим деятельности в условиях военного времени. Такой план разрабатывается как в масштабе вооруженных сил в целом, так и в воинских соединениях, частях, а также учреждениях и на промышленных предприятиях. Кроме того, в Генштабе составлялся план стратегического развертывания вооруженных сил. В нем предусматривается сосредоточение сил на избранных направлениях, создание группировок войск, передвижение их в назначенные районы, перебазирование авиации, развертывание тыла, занятие частями исходных районов, огневых позиций - и осуществление всего этого в соответствии с общим стратегическим замыслом.
Накануне войны при разработке планов обороны страны считалось, что вероятным нашим противником будет Германия в союзе с Италией, Румынией, Финляндией и Венгрией. Второй реальный противник, который может одновременно с Германией начать военные действия на Дальнем Востоке, была Япония. Поэтому планы обороны страны разрабатывались для двух направлений, но главным, разумеется, был Западный фронт, где считалось необходимым сосредоточить основные силы.
Несмотря на то, что гитлеровцы уже показали свою стратегию и тактику ведения молниеносной войны, путем внезапного нападения уже готовыми, отмобилизованными армиями, работники нашего Генштаба продолжали вести расчеты, исходя из опыта отмобилизовывания армий в период первой мировой войны примечание: с учетом, конечно, более высоких темпов развертывания в связи с появлением более широкой сети железных, шоссейных дорог, а также авиации. Предусматривалось, что Германии для сосредоточения сил на советских границах потребуется 10-15 дней, Румынии - 15-20 дней, Финляндии и немецким частям, которые туда прибудут, - 20-25 дней. В этом был серьезный просчет. Ожидалось, что на наших западных границах Германия вместе со своими союзниками развернет 233 дивизии, 10 тысяч 550 танков, 13 тысяч 900 самолетов и до 18 тысяч полевых орудии. Наш Генштаб на западных границах предусматривал сосредоточить: 146 стрелковых дивизий, 8 моторизованных, 16 танковых и 10 кавалерийских дивизий, 14 танковых бригад, 172 полка авиации. Всего - около 180 дивизий. В соответствии с советской доктриной, наши войска, отразив первое нападение противника, должны были сами перейти в наступление, разгромить войска противника в Восточной Пруссии и в районе Варшавы выйти на Вислу в ее нижнем течении примечание: Советские военные руководители, исходя из нашей доктрины, собирались не обороняться, а наступать, разумеется, после того как враг нападет. Сталин сформулировал нашу политику так: "Мы чужой земли не хотим, но и своей земли, ни одного вершка своей земли не отдадим никому". Но доктрина на случай войны, была наступательная: будем бить врага на его территории, победу одержим малой кровью, и братья по классу, трудящиеся напавшей страны, поддержат нас своими революционными действиями в тылу противника В наших мобилизационных планах черным по белому написано, что после отражения первого удара врага войска должны перейти в наступление.. Одновременно на левом крыле фронта должен быть нанесен вспомогательный удар на Иван-город, с задачей разгрома люблинской группировки противника и последующего выхода на Вислу в ее среднем течении. В плане подробно описаны направления ударов, районы сосредоточения, количество войск, их задачи, а также задачи флотов, авиации и так далее.
План разрабатывался начальником Генштаба Б. М. Шапошниковым, начальником оперативного управления генерал-лейтенантом Н. Ф. Ватутиным. Но при рассмотрении плана Сталин не согласился с мнением Генштаба о вероятном направлении главного удара противника на северо-западе. Сталин считал: гитлеровцы сосредоточат главные свои усилия на юго-западе, чтобы, прежде всего, захватить у нас наиболее богатые сырьевые и промышленные районы, и приказал доработать план в том направлении, что боевые действия, главные сражения должны были произойти на юге. Поэтому, произошла полная переориентировка, основных наших усилий с северо-западного, на юго-западное направление. Нетрудно заметить, что Сталин в данном случае не посчитался с конкретными сведениями, которыми располагал Генштаб о реальном сосредоточении войск противника, из которых вытекало правильное, предусмотренное Генштабом нанесение главного удара севернее припятских болот.
Новый план был составлен, и в нем четко просматривается желание, заслужить благосклонность Сталина. Впрочем, у гитлеровцев при разработке плана войны был и южный вариант, но к тому времени, когда докладывал Меркулов (апрель 1941 года), этот вариант давно отпал, и военная разведка Генштаба имела более точные сведения и докладывала о них Сталину. Вот что пишет об этом Жуков: "20 марта 1941 года начальник разведывательного управления генерал Ф. И. Голиков представил руководству доклад, а котором излагались варианты возможных направлений ударов немецко-фашистских войск при нападении на Советский Союз. Как потом выяснилось, они последовательно отражали разработку гитлеровским командованием плана "Барбаросса". В докладе говорилось: "Из наиболее вероятных военных действий, намеченных против СССР, заслуживают внимания следующие: ...Вариант № 3 "...для наступления на СССР создаются три армейские группы: 1-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Лееба наносит удар в направлении Петрограда; 2-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Бока - в направлении Москвы и 3-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Рундштедта - в направлении Киева. Начало наступления на СССР - ориентировочно 20 мая". Но Генерал Голиков, не желая попасть в немилость, зная мнение и желание Сталина оттянуть начало войны, делал выводы, совершенно не вытекающие из разведданных.
"I. На основании всех приведенных выше высказываний и возможных вариантов действий весной этого года считаю, что наиболее возможным сроком начала действий против СССР будет являться момент после победы над Англией или после заключения с ней почетного для Германии мира.
2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, германской разведки"
Стоит отметить, в самые последние дни перед нападением поступало много предупреждений о готовящейся войне от разведчиков, дипломатов, перебежчиков. Но с другой стороны, Берия, самый близкий человек, которому Сталин верил безгранично, докладывал 21 июня 1941 года следующее: «Я настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня "дезой" о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это нападение начнется завтра. То же радировал и генерал-майор В. И. Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, ссылаясь на берлинскую агентуру» примечание: Стоит отметить, что Берия безжалостно расправлялся с теми разведчиками, которые присылали правдивую информацию, ничего не подозревая о том, что Сталин верит договорам, заключенным с Гитлером, и находится в сетях хорошо организованной немецкой дезинформации..
Сталин, веря в свою правоту, писал очень хлесткие резолюции на документах разведчиков. Так 16 июня 1941 года на стол генсека положили от наркома государственной безопасности СССР В Н. Меркулова донесение из Берлина: "Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает. Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время" Далее излагались многочисленные конкретные факты, подтверждающие этот вывод. Сталин написал на препроводительной донесения такую резолюцию: "Товарищу Меркулову. Может, послать ваш "источник" из штаба германской авиации, к е... матери. Это не источник, а дезинформатор. И Ст." В резолюции Сталина слово е... без точек.- В. К см:. Владимир Карпов ''Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира (Литературная мозаика) // "Роман-газета" 1991 год
Почему же так упорно не хотели видеть реальную обстановку Сталин, Берия да и многие другие руководители того времени? Заподозрить их всех в злом умысле, конечно же нельзя. Не могли они желать и поражения своей стране и армии. Ошибались? Да, пожалуй, это самое подходящее определение их действий. И в этом даже есть некоторое им оправдание. Дело в том, что сегодня мы судим о разведывательных сведениях, зная, какие из них были правдивые, а какие ложные. А в годы, которые предшествовали нападению, к Сталину стекался огромный поток самых противоречивых сведений. Прямо скажем, непросто было Сталину разобраться в этом информационном хаосе. И при всем при том он был, как говорится, себе на уме: всех слушал, но в глубине души верил, что он не только договорился с Гитлером, но и перехитрил его. Ко всей неразберихе в сведениях надо добавить и хорошо задуманную и проведенную немцами операцию по дезинформации, которой они сбили с толку самого Сталина, ну а он, попав в умело расставленные обманные сети, подавлял мышление окружающих, вынуждая их поддакивать или молчать тех, кто думал иначе.
Подводя промежуточные итоги, можно утверждать, что наша военная теория и планирование в предвоенное десятилетие имели передовой, современный характер и в чем-то опережали теоретические изыскания гитлеровского генерального штаба. У нас было много высокообразованных, талантливых теоретиков, которые разрабатывали советскую стратегическую доктрину. Но печальные события, происшедшие внутри страны, главным образом по вине Сталина, перечеркнули эти хорошо отработанные планы защиты государства и всю нашу стратегию. В результате этого составленные планы не соответствовали сложившейся к тому времени политической обстановке и тем формам и способам ведения войны, которая уже велась гитлеровцами в Европе.
У сторонников стратегии «войны моторов», основанной на том, что в современной войне все будет определяться действием крупных танковых соединений и авиации, которой придерживался Тухачевский и его сторонники, было очень мало шансов найти понимание в окружении малообразованного диктатора, каким являлся Сталин. Диктатор, стараясь обезопасить себя от возможного военного переворота, уничтожив прогрессивный командный состав армии, нанес смертельный удар по боеспособности Красной Армии, при этом способствовал выдвижению на высшие командные должности лояльных его режиму сторонников «красной конницы».
Более того, оперативная и стратегическая внезапность, последовавшего вскоре германского вторжения на нашу Родину, была результатом огромных политических и военно-стратегических просчетов, допущенных высшим руководством страны и лично И.В. Сталины, считавшим, что гитлеровские войска не предпримут нападения на СССР до тех пор, пока не разгромят Англию. В ближайшем окружении Сталин неоднократно высказывал мысль, что столкновение с Германией будет неизбежным не ранее весны 1942 г. Но Гитлер переиграл Сталина.

2. Великая Отечественная Война - Момент истины

2.1. Нападение Германии на Советский Союз

На основе разработанного гитлеровским руководством плана «Барбаросса» на рассвете 22 июня 1941 г. фашистская Германия напала на СССР. На стороне Германии выступили ее сателлиты: Румыния, Венгрия, Италия, Словакия и Финляндия. Группировка вооруженных сил фашистского блока созданная для нападения на СССР, насчитывала 191,5 расчетных дивизий (в том числе 19 танковых и 13 моторизованных) в количестве 5,5 млн. человек, имела 4,3 тыс. танков и штурмовых орудий, 47,2 тыс. орудий и минометов, 4,5 тыс. боевых самолетов и 192 корабля основных классов. В соответствии со стратегией и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.