На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик История открытия гробницы Эхнатона. Периодизация истории Древнего Египта. Реформа Эхнатона как важнейшее событие эпохи Нового Царства. Внутренняя политика Эхнатона. Пантеон богов Древнего Египта. Проблема монотеистичности религиозной реформы Эхнатона.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 29.11.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


КУРСОВАЯ РАБОТА
по дисциплине «История Древнего мира»
по теме: «Религиозно-политические реформы фараона Эхнатона»
СОДЕРЖАНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ
    ГЛАВА 1. МЕСТО ЭХНАТОНА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА
      1.1 История открытия гробницы Эхнатона
      1.2 Периодизация истории Древнего Египта
      1.3 Реформа Эхнатона - важнейшее событие эпохи Нового Царства
    ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ЭХНАТОНА
      2.1 Внешняя и внутренняя политика Эхнатона
      2.2 Солнцепоклоннический переворот
      2.3 Пантеон богов Древнего Египта. Проблема монотеистичности религиозной реформы Эхнатона
    ГЛАВА 3. ПОСЛЕДСТВИЯ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕФОРМЫ ЭХНАТОНА
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
    ВВЕДЕНИЕ
    В 1948 г. немецкий писатель и журналист Курт Вальтер Керам (Марек) опубликовал книгу «Боги, гробницы, ученые». За короткий срок «роман археологии» был переведен на десятки языков и принес автору всемирную славу. Трижды книга издавалась и в нашей стране.
    В увлекательной форме К. Керам рассказал об истории великих археологических открытий в XIX - первой половине XX вв., которые произвели подлинный переворот в исторической науке, многократно расширили ее пространственные и хронологические рамки, вырвали из плена забвения целые народы и государства.
    За сорок с лишним лет, прошедших со дня выхода книги, ученые накопили множество новых фактов, прочитали массу неизвестных ранее источников, создали новые теории и гипотезы, заметно изменившие наши представления о древних цивилизациях.
    Самым захватывающим разделом научно-популярного труда К. Керама является «книга пирамид», посвященная истории изучения древнего Египта. Советские ученые тоже неоднократно знакомили широкую аудиторию с достижениями египтологии. В этом плане выгодно отличаются работы М.Э. Матье, Ю.Я. Перепелкина, И.С. Кацнельсона. Несмотря на то, что интерес к древностям Египта очень высок - это показали огромные очереди в Москве, Ленинграде и Киеве, где в 1973 г. экспонировались сокровища гробницы Тутанхамона из Каирского музея, тем не менее, такой интереснейший период истории Египта, как амарнский описан еще недостаточно; что и определяет актуальность данной работы.
    Будет нелишним еще раз обратиться ко времени знаменитого реформатора Эхнатона. Современное развитие науки о древности показывает, что несмотря на огромные успехи в этой области, есть еще много «белых пятен» в изучении Та-Камет - «Черной страны», как называли ее древние обитатели долины Нила. В тоже время, благодаря чуду воскрешения, казалось бы, навсегда канувших в лету имен и фактов, мы сейчас знаем о древнем Египте гораздо больше, чем античные писатели, жившие на два тысячелетия ближе к эпохе великих фараонов.
    Обращение к истории древнего Египта даст богатую пищу для размышлений о нашем бурном времени.
    Анализируемые источники по данной теме можно разделить на две группы. К первой группе относятся вещественные источники: золотой гроб, гробница Тутанхамона и литературные источники: гимн Атону, документ Хоремхеба. Заканчивает анализ данной темы историографический обзор. При написании работы использовались труды отечественных и зарубежных ученых: историков - Ю.Я. Перепелкина, И.С. Кацнельсона, М.Э. Матье, К. Жака, М.А. Коростовцева, Н. Ривса, М.М. Потапова, Д.Г. Брэстеда; а также З. Фрейда и А. Морозова.
    Объектом исследования работы является история Нового царства Древнего Египта во времена правления фараона Эхнатона.
    Основной целью данной работы было изучение и раскрытие сущности религиозно-политической реформы Эхнатона. На основании цели были поставлены следующие задачи:
    1) Описать внутреннюю и внешнюю политику Эхнатона.
    2) Проанализировать причины проведения его религиозно-политических реформ.
    3) Описать религию Древнего Египта и сделать о выводы о ее политеистичности или монотеистичности; а также о влиянии на нее реформ Эхнатона.
    Работа состоит из введения, трех глав и заключения.
    В первой главе рассматривается место Эхнатона в истории Древнего Египта. Производится периодизация истории Древнего Египта: выделяется Раннее царство, Древнее царство, Среднее царство, Новое царство, Позднее царство; а также два переходных периода: между Древним и Средним (I Переходный период) и между Средним и Новым царством (II Переходный период). Делается вывод о значимости времени правления Эхнатона в истории Нового царства. Кроме этого, рассматривается история открытия Ахетатона и гробницы фараона.
    Во второй главе изложены события амарнского периода, раскрывается сущность внешней и внутренней политики Эхнатона и его религиозной реформы. Подробно рассматриваются годы его правления; этапы его религиозно-политических реформ; религия и пантеон богов Древнего Египта. Приводятся различные мнения о причинах реформ Эхнатона и о личности фараона-реформатора.
    В третьей главе рассматривается история Древнего Египта в период после смерти Эхнатона и делаются о выводы о последствиях его реформ.
    В заключении подводятся итоги проделанной работы.
    ГЛАВА 1. МЕСТО ЭХНАТОНА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА

    1.1 История открытия гробницы Эхнатона

    Рассмотрим историю открытий, связанных с изучением эпохи, в которую жил Эхнатон [14, стр. 11-36].
    На восточном берегу Нила в 300 км. южнее Каира есть место, известное сейчас под названием Телль-эль-Амарна. Здесь горы, вплотную подойдя к реке, начинают отступать и образуют просторную равнину в форме почти правильного полукруга. Путешественники и археологи давно стали посещать эту местность. Все они ограничивались осмотром пустых гробниц, высеченных в разных местах ущелий. Стены, зачастую незаконченных усыпальниц, были покрыты рельефами и надписями, сохранившими ценнейшие сведения о «великом и многолюбимом граде Ахетатоне», о людях, живших в нем 34 века назад.
    Мало кто интересовался развалинами самого города, хотя еще в начале XIX века можно было различить направление улиц, очертания храмов, дворца, отдельных домов. Участники экспедиции Шампольона в 1828 г. даже смогли набросать общий план руин. Только Лепсиус, проявивший живой интерес к фигуре реформатора религии Аменхотепа IV, провел здесь пробные раскопки. Но вскоре местечко опустело. Жители соседнего городка брали отсюда камень для построек (что обычно для Востока), торговцы древностями рылись в поисках раритетов, а феллахи - местные крестьяне, начисто уничтожали остатки жилищ, добывая для удобрения полей пропитанные минеральными солями пыль и почву.
    Внезапно мертвый город привлек к себе внимание всех египтологов. Одна из местных крестьянок нашла несколько глиняных табличек, покрытых необычными клинообразными знаками. Защищаясь от назойливых «франков» (так называли в Египте всех европейцев - любителей древностей), феллахская женщина запустила в чужеземцев глиняными черепками. Этот поступок не только не избавил жителей Амарны от докучливого любопытства коллекционеров, но привел к противоположному результату. Черепки помогли найти большой дипломатический архив фараонов Аменхотепа III и его сына Аменхотепа IV, больше известного под именем Эхнатона. В собрании глиняных табличек (их свыше 350) хранилась переписка могущественных правителей Египта с царями и князьями Передней Азии. В архиве были письма от владык Митанни, Касситского Вавилона, Ассирии, Хеттского государства и правителей небольших княжеств Сирии, Финикии и Палестины. Таблички покрыты клинописью на аккадском языке, служившим в то время средством международного общения. Вначале их приняли за фальшивки, так как поблизости не оказалось ученого, знающего клинопись. Первые черепки появились на базарах Каира к концу 1887 г. и продавались по десяти пиастров за штуку. В 1890 г. их увидел известный английский ориенталист А.Г. Сейс. Оксфордский профессор по достоинству оценил значимость писем и сообщил о них в Европу. Музеи и коллекционеры Лондона, Парижа и Берлина немедленно включились в соревнование за приобретение бесценных черепков. Английский археолог У.Ф.Петри в ноябре 1891 г. начал раскопки в Телль-Амарне, которые ведутся учеными разных стран с некоторыми перерывами на протяжении целого века.
    Результаты работ экспедиции Ф. Петри в Телль-Амарне вызвали подлинную сенсацию. Удалось установить общий облик города, были обнаружены архитектурные фрагменты, великолепные скульптуры, замечательные росписи. Оказалось, что извлеченный из земли город был резиденцией Аменхотепа IV, жившего в XIV в. до н.э. С 1902 г. английский археолог Норман Дэвис вместе с женой начал детальное описание богатейших материалов гробниц на восточном берегу.
    Систематическое изучение города по существу началось только в 1907 году, когда концессия на эти раскопки была дана Германскому востоковедческому обществу. Его экспедиции под руководством Людвига Борхардта работали в Амарне до первой мировой войны и добились ошеломляющих успехов. Тогда-то и были найдены всемирно известные скульптурные портреты Эхнатона, Нефертити и их дочерей. Поведение немецких ученых в этом эпизоде проливает яркий свет на методы соперничества археологов различных национальных школ и способы пополнения коллекций крупнейших музеев Европы и Северной Америки.
    Когда зимой 1912 г. Л. Борхардт приступил к раскопкам очередного жилища, никто не мог и предположить, что здесь будут найдены самые необыкновенные шедевры древнеегипетского искусства. Развалины оказались мастерской скульптора Тутмеса, где в небольшом помещении хранились модели лучших творений мастера. 6 декабря здесь был обнаружен разбитый бюст Эхнатона, а рядом с ним раскрашенный бюст его супруги, великой царицы Нефертити, сделанный из белого, чуть-чуть сероватого известняка.
    Так как существовали строгие правила, предусматривавшие сдачу всех ценных находок в Каирский музей, то немецкие археологи пошли на прямой обман чиновников Департамента древностей. Головку Нефертити и ряд других скульптур облепили гипсом и выдали за архитектурные фрагменты и только таким образом получили разрешение на вывоз найденных вещей. Когда статуэтка Нефертити была выставлена в Берлинском музее, грубое нарушение правил стало явным и после Первой мировой войны немцы уже не получили права продолжать раскопки. Концессию передали английскому «Фонду исследования Египта» и обследование Ахетатона возобновилось в 1920 г. Во главе английских археологов стояли такие известные ученые как Т.Э. Питт, Ф. Ньютон, Л. Вулли, а затем Дж. Пендльбюри, с именем которого связан ряд важных открытий.
    В 1902 г. разрешение на раскопки в Долине царей было дано состоятельному американцу, «медному королю» мистеру Теодору Дэвису и он вел здесь работы в течение 12 сезонов. Конечно, сам миллионер, большой любитель древностей, был дилетантом в египтологии, поэтому он постоянно привлекал опытных археологов - Говарда Картера, Артура Вейгалла, Эдварда Айртона. В 1903 г. Г. Картер натолкнулся на гробницу Тутмоса IV, затем были найдены захоронения царицы Хатшепсут, родителей жены Аменхотепа III - Тии и другие. Но все эти открытия не представляли собой большой материальной и художественной ценности.
    И вот в январе 1907 г. английский археолог Э. Айртон нашел запечатанный вход в гробницу, вокруг которой уже более восьми десятков лет не утихают споры. Когда Дэвис и Айртон спустились по 20 ступенькам в подземелье, они увидели на створках двери изображение и имена царицы Тии, чья удивительная судьба давно занимала воображение ученых. За галереей открылся склеп, просторное прямоугольное помещение. При вскрытии гробницы присутствовал Г. Масперо, оставивший красочное описание картины, представшей перед участниками экспедиции в электрическом свете:
    «В комнате без росписей и размеров разбросаны части балдахина или заупокойной сети, саркофаг открыт с одного бока, виден антропоидный золотой гроб. Вокруг множество предметов заупокойного культа, особенно привлекает внимание 4 алебастровых канопа с крышками в виде женской головки. Мумия принадлежала человеку небольшого роста, золотая маска сорвана так, что уцелел только лоб, голову украшал «нубийский парик». В том, что погребение фараоновское - сомнений не было, об этом ярко говорят знаки царского достоинства: змея-аспид, накладная борода, имена обведены двойным картушем, в надписях титул «властитель добрый» и др. Мумия оказалась в очень плохом состоянии и при первом прикосновении рассыпалась, от нее остались только кости...» [3, стр. 41].
    Кто же был похоронен в золотом гробу? Вначале все были уверены в том, что наконец-то найдена мумия Эхнатона. Это мнение разделяли такие известные исследователи как Г. Картер и выдающийся русский eгиптолог Б.А. Тураев. Вот что он писал в своей истории Древнего Востока: «Дэвис нашел в 1907 г. мумию Эхнатона, перенесенную его преемником в Фивы, и помещенную в гробницу Тии. Медицинское исследование доказало, что царь-богослов был эпилептиком, страдал галлюцинациями и умер от удара». Однако в настоящее время это мнение не разделяют многие ученые (например, крупнейший советский египтолог Ю.Я. Перепелкин; его мнение будет приведено во второй главе).
    Теперь перейдем непосредственно к истории Древнего Египта.
    1.2 Периодизация истории Древнего Египта

    Принятая в современной науке периодизация египетской истории имеет корни в глубокой древности. Ее основа была предложена в двухтомной «Истории Египта», написанной на греческом языке египетским жрецом Манефоном, жившим вскоре после эпохи Александра Македонского.
    Манефон делит всю историю династического Египта на три больших периода - Древнее, Среднее и Новое царства; каждое из названных царств делится на династии, по десять на каждое царство, - всего тридцать династий [4, стр. 13]. И если манефоновское деление египетской истории на три больших периода на самом деле отражает определенные качественные этапы в развитии страны, то такая равномерная раскладка династий по царствам представляется условной. В основном манефоновская династия охватывает представителей одного царствующего дома, но нередко, по-видимому, может вмещать в себя несколько неродственных правящих домов, а однажды два царственных брата отнесены к двум разным династиям. Несмотря на это, наука до сих пор для удобства придерживается манефоновской династийной традиции. Внесены коррективы в этапную периодизацию истории древнего Египта; первые две манефоновские династии выделены в Раннее царство, а последние, начиная с XXI династии, - в Позднее царство. Отдельные исследователи выделяют также два переходных периода: между Древним и Средним (I Переходный период) и между Средним и Новым царством (II Переходный период). [4, стр. 15]
    К концу IV тысячелетия до н.э. завершился так называемый додинастический период египетской истории, длившийся от времени появления первых земледельческих культур близ Нильской долины вплоть до достижения страной государственного единства.
    Создание и упрочение единого государства - процесс сложный и длительный, растянувшийся практически на весь период Раннего царства. Объединение Египта не могло, конечно, не внести существенные изменения в структуру управления страной, руководства огромной ирригационной системой Египта, забота о расширении, усовершенствовании, нормальном функционировании которой лежала на царской администрации.
    Период Раннего царства - это время сложения общеегипетского государственного аппарата. Надписи I и II династий изобилуют названиями многих ведомств и должностей, существовавших ранее или впервые возникавших в связи с усложнением хозяйственного и административного управления, как в центре, так и в номах (областях), на протяжении всего Раннего царства. [14, стр. 21]. Эти изменения связаны, по-видимому, с поисками оптимальных форм управления, производства, учета и распределения производимых материальных ценностей.
    Поражение Севера и прекращение династических распрей привели к концу II династии к окончательному объединению страны, открывшему новую эпоху в истории Египта - эпоху Древнего царства.
    Эпоха Древнего царства - это более чем пятисотлетний период египетской истории, время правления III, IV, V и VI манефоновских династий, эпоха, генетически связанная с Ранним царством, но представляющая собой новый качественный этап развития Египта.
    Рассмотрим политическое устройство Египта эпохи Древнего царства.
    Во главе сложившегося египетского государства стоял царь, часто называемый в литературе фараоном - термином, пришедшим из греческого языка, но восходящим к древнеегипетскому иносказательному наименованию царя эпохи Нового царства - пep-'o, что значило «Большой дом» (т.е. дворец); само же имя царя считалось священным, и произносить его возбранялось [6, стр. 111].
    Египетский царь обладал неограниченной экономической, политической и верховной жреческой властью. Все значительные мероприятия в стране и за ее пределами производились от имени фараона - большие ирригационные и строительные работы, разработка ископаемых и камня в окрестных пустынях, войны и торговые экспедиции, проведение больших религиозных и династийных праздников. Царь почитался как бог и был, по египетским представлениям, во всем подобен богам, а, возможно, в глазах народа порой и превосходил их могуществом. Так, в период расцвета Древнего царства усыпальницы царей - пирамиды затмевали своим великолепием храмы богов.
    Важнейшим помощником царя был верховный сановник - чати, осуществлявший от имени царя общее руководство хозяйственной жизнью страны и главной судебной палатой. В разные времена чати мог занимать и некоторые другие крупнейшие должности, в частности должность главы столичного управления; известно, однако, что ему в течение почти всей истории Египта не доверялось руководство военным ведомством, во главе которого стоял другой крупнейший сановник - начальник войска.
    Некогда независимые номы, войдя в состав единого государства, превращаются в его местные административно-хозяйственные округа, причем во время наивысшего расцвета Древнего царства, при IV династии, отмечается полное подчинение номов центральной власти: царь может по своей воле перемещать номархов (правителей номов) из области в область, из Верхнего Египта в Нижний и наоборот, существует жесткий контроль центра над всеми действиями местной администрации. В период III и IV династий высшая столичная знать состояла из узкого круга лиц, находившихся в кровном родстве с царем. Важнейшие должности в государстве - чати, военачальники, руководители различных ведомств и работ, верховные жрецы важнейших египетских храмов - были выходцами из царского дома, представителями правящей династии. Централизованное управление осуществлялось при помощи огромного разветвленного бюрократического аппарата.
    Вся вторая половина Древнего царства - это время незримой, но длительной и упорной борьбы усилившейся номовой администрации против чрезмерного засилья центральной власти за свою политическую и экономическую автономию. [5, стр. 31]
    Постепенно номы подрывают могущество центральной власти, и царской администрации со временем все более и более приходится идти на уступки их правителям. Происходит перераспределение материальных и людских ресурсов страны в пользу номов, но в ущерб центру. Подрывается экономическое могущество мемфисских царей, ослабевает их политическое влияние.
    Вскоре после смерти царя VI династии Пиопи II, который царствовал в Египте почти 100 лет, власть Мемфиса над Египтом становится номинальной. Около 2200 г. до н.э. страна распадается на множество независимых областей - номов. Эпoxa Древнего царства завершается.
    Собственно Средним царством принято считать эпоху единого египетского государства, воссозданного на развалинах Древнего царства в самом конце III тысячелетия до н.э. выходцами из южного верхнеегипетского Фиванского нома - последними царями XI династии, а затем упроченного фараонами следующей, XII династии, двухсотлетнее правление которых явилось временем расцвета и быстрого упадка.
    Между концом Древнего и началом Среднего царства лежит длительный, охватывающий предположительно почти четверть тысячелетия так называемый Переходный период - время раздробленности и больших социальных потрясений, время ожесточенной внутренней борьбы за новое объединение страны [4, стр. 29]. Именно здесь, по-видимому, нужно искать истоки существенных отличий Среднеегипетского государства от минувшей эпохи Древнего царства.
    Распад единого государства, стремление номов к экономической и политической обособленности, их соперничество и борьба друг с другом пагубно отразились на всей экономической структуре страны, на единой ирригационной системе - основе хозяйственного благополучия Египта. Внутренняя борьба усугубляет и без того тяжелое положение Египта - гибель и разорение несут с собой непрекращающиеся раздоры между враждующими номами. Естественно, что в такой обстановке нельзя исключить и серьезных социальных выступлений трудящегося населения страны, испытывавшего, без сомнения, наибольшие тяготы и лишения. Смутные намеки на волнения низов египетского общества зафиксированы во многих документальных и литературных источниках той поры.
    Памятники позволяют проследить основные моменты борьбы за единство страны задолго до воцарения Аменемхета I. В середине XXII в. до н.э. провозгласил себя фараоном Ахтой (Хети), правитель Гераклеопольского нома, расположенного в 120 км. южнее Мемфиса (IX династия). Ахтою I и особенно царям следующей, Х династии удалось объединить часть верхнеегипетской долины (Манефоновы VII, VIII и IX династии относятся ко времени смут между VI и Х династиями; собственных памятников они не оставили.). Затем на юге страны усилился Фиванский ном. В Египте стали одновременно править цари Х гераклеопольской и XI фиванской династий. В поучении гераклеопольского царя Ахтоя III сыну рекомендуется жить в мире с Южным царством. Однако столкновение было неизбежным. Гераклеопольские цари в борьбе с Фивами опирались на некоторых из номархов. Наконец, около 2040 г. до н.э. фиванский царь Ментухетеп I становится фараоном всего Египта. Начинается история Среднего царства [4, стр. 36].
    В наследство от I Переходного периода Среднему царству остается возросшее влияние местной номовой администрации в экономической и политической жизни страны. Настолько велика самостоятельность номархов даже в самом конце эпохи, что они иногда ведут летосчисление по годам собственного правления, возглавляют культ местного божества, называют себя, подобно царям, сыновьями этого божества. Номархи возглавляют местные воинские силы, нередко весьма значительные, окружают себя многочисленной пышной свитой приближенных, телохранителей, слуг. Даже при сильных царях XII династии позиции местных правителей не были подорваны. Пожалуй, мощь их ещё более возросла; их гробницы при первых царях XII династии стали более богатыми. В период Среднего царства номархи уже не простые исполнители воли центральной администрации на местах, как это было при могущественных царях Древнего царства, - в рамках нового единого египетского государства они сами обладают значительной самостоятельностью, их власть в номах является наследственной, и царь только формально утверждает назначение нового номарха. [4, стр. 45].
    Естественно, в таких условиях у царей Среднего царства, вынужденных делить власть в стране с местными правителями, положение было менее прочное и устойчивое, чем у фараонов Древнего царства, и неудивительно, что подспудная борьба местных правителей и центральной власти, внутренние беспорядки и волнения, заговоры и дворцовые интриги происходят в Египте в течение всей XII династии.
    При дворе и в административном аппарате Среднего царства наряду с представителями столичной потомственной знати, связанной с новой династией родственными узами, наряду с выходцами из местной номовой администрации многие важнейшие государственные должности занимают и люди незнатного происхождения, всем своим благосостоянием обязанные фараону. «Царь - это пища» - так выразил свое отношение к центральной власти один из крупных чиновников середины XII династии, человек незнатного рода [4, стр. 51]. Очевидно, именно эти лица, заинтересованные в силу своего положения в усилении центральной власти, служили основной опорой царей Среднего царства.
    Последние три царя XI династии, носившие одинаковые личные имена Ментухетепов, в течение примерно 40 лет правили уже объединенной страной; при них была достигнута определенная внутренняя консолидация от Элефантины на юге до Дельты на севере страны, возобновились прерванные внешние связи.
    Своего расцвета Египет периода Среднего царства достигает при XII династии. Воцарение основателя династии Аменехмета I знаменуется переносом столицы из Фив, расположенных на юге, на западный берег Нила, на границу Верхнего и Нижнего Египта (вблизи Фаюмского оазиса). Перенесение столицы в центр страны было осмысленным политическим ходом, цель которого заключалась в возможности контроля как над Верхним, так и над Нижним Египтом. Название новой столицы - Ит-Тауи (что означает «Овладевший обеими землями») - подчеркивало эту установку [4, стр. 11-59].
    Достигнув значительного прогресса в утверждении своей власти по всей территории Египта, цари XII династии ведут весьма успешные боевые действия к западу и востоку от Дельты, борясь с ливийскими и переднеазиатскими племенами, которые в период раздробленности не раз вторгались в Нижний Египет и разоряли его. С именем Аменемхета I связано сооружение оборонительной крепости на западной границе страны.
    Цари Среднего царства так и не смогли до конца справиться с сепаратистскими стремлениями потомственной номовой администрации, имевшей сильные позиции и при дворе. Даже во времена XII династии в Египте идет напряженная внутренняя борьба, которая распространяется и на столичные круги.
    В результате при XIII династии страна распалась на две части, а затем наступил более чем двухсотлетний период смут, внутридинастических распрей, которым не преминули воспользоваться внешние завоеватели. Гиксосы вторгаются в Египет и подчиняют себе большую его часть.
    Столица гиксосского Египта располагается в г. Аварисе (восточная часть Дельты). Коренное население постепенно накапливает силы для сопротивления захватчикам. Во главе освободительного движения встает фиванский ном. Сначала Камес, а затем его брат Яхмес (Амасис I) изгоняют гиксосов и, объединяя Египет под своей властью, кладут начало следующему периоду расцвета египетской государственности, называемому Новым царством. Эта эпоха будет рассмотрена в следующем параграфе.

    1.3 Реформа Эхнатона - важнейшее событие эпохи Нового Царства

    Эпоха Нового царства, освещаемая наибольшим числом древнеегипетских памятников, совпадает с правлением трех манефоновских династии - XVIII, XIX и XX (с XVI по XI в. до н.э.) [4, стр. 69].
    Политику царей эпохи Нового царства можно называть завоевательной.
    Начало резкому увеличению состава египетского войска, несомненно, было положено в период освободительной борьбы. Обстановка настоятельно требовала также упрочения подорванного единства страны, всемерного укрепления центральной власти, концентрации всех материальных и людских ресурсов страны на отпор врагу, и ко времени правления последнего фараона XVII династии, Камеса, в этом отношении были достигнуты определенные успехи. Однако оказалось, что в решающий момент борьбы фиванского царя с гиксосами влиятельные слои египетской знати не поддержали его стремления изгнать иноземцев и добиться объединения всей страны. Высшие сановники государства вдруг заявили своему царю на созванном им совете, что они вовсе не желают исполнить его волю «покарать азиатов», поскольку им и так неплохо в Египте, ибо они владеют лучшими пашнями, их скот беспрепятственно пасется на обширных пастбищах Дельты и, по мнению вельмож, власть гиксосов призрачна, так как не гиксосские правители владеют Египтом, а они, вельможи, - гиксосы же правят лишь «страной азиатов». Вельможи сказали царю, что выступят против гиксосов только в том случае, если те будут ущемлять их интересы. Разгневанный фараон вступил в борьбу с гиксосами вопреки желанию своих сановников и без их поддержки.
    Местная знать не только не помогала фиванским царям осуществить изгнание гиксосов и объединить страну под властью Фив, но и активно препятствовала им, поднимая мятежи то на юге, то на севере Египта. В этих условиях главной опорой египетских царей все более становится крепнущее в боях войско, большая часть которого состоит из новобранцев - выходцев из трудящегося слоя египетского общества. Наблюдается также стремление новых египетских царей укрепить свою власть в стране путем привлечения в различные сферы государственного управления преданных им людей незнатного происхождения в противовес оппозиционно настроенным представителям старой знати.
    В начальном периоде Нового царства следует искать и истоки упорной борьбы между новой служилой знатью, выдвинувшейся при поддержке египетских царей из многочисленного слоя людей, ставшего в то время опорой царской власти, и значительно потесненной, но все ещё сохранившей сильные экономические и политические позиции старой местной и столичной знатью. Борьба эта в разных формах будет проявляться на протяжении всей истории Нового царства.
    В связи с этим необходимо остановиться на позиции жречества. Начиная борьбу с гиксосами, фиванские цари могли рассчитывать на поддержку египетского жречества. Но его высший слой был нерасторжимо связан и со столичной, и с местной провинциальной знатью родственными узами. Высшие жреческие должности традиционно замещались выходцами из семей сановников и номархов, титул начальника жрецов местного культа был обычным для главы местной администрации. Естественно поэтому, что союз между фиванскими царями и многочисленным и влиятельным египетским жречеством, вероятно, был довольно прочным лишь в период освободительной борьбы с гиксосами. С нарастанием напряженности между потомственной знатью и новой служилой прослойкой администрации он стал ослабевать. Цари XVIII династии пытались, очевидно, поддержать этот союз: возвращаясь из иноземных походов, значительную часть награбленной добычи и пленных они дарили египетским храмам.
    Время правления трех последних династий соответствует наибольшему расцвету египетского государства и в отличие от предыдущих эпох гораздо лучше документировано [4, стр. 75]. Два первых царя XIII династии (Яхмес и Аменхотеп I), проведя несколько завоевательных экспедиций, восстанавливают границы Египта времен Среднего царства. Дальнейшее расширение территории происходит в правление Тутмоса I, который осуществляет успешные военные походы в Сирию и Палестину и добирается даже до верховий Евфрата. Однако после смерти этого фараона завоевательный пафос египетских правителей ослабевает и в военных походах наступает временная пауза.
    В эпоху единоличного царствования Тутмоса III ситуация в государстве резко меняется. Тутмос III в ходе многочисленных войн захватывает Сирию и Палестину. Его преемникам больше не удается расширить территорию государства, и они пытаются лишь удержать ее в прежних пределах, занимаясь подавлением мятежей в завоеванных областях.
    Наряду с этим в Египте происходит огромное каменное строительство. Особенно преуспел в этом Аменхотеп III. В его царствование возводится роскошный храм Амона-Ра в Фивах, строится громадный царский дворец и заупокойный храм царя, а также две колоссальные статуи фараона, «колоссы Мнемона». Источником столь обширной строительной деятельности Аменхотепа III были несметные богатства, поступавшие в Египет из покоренных и зависимых стран.
    Египет находился на вершине своего могущества. Но внутренняя стабильность государства исподволь, постепенно расшатывалась постоянной, но пока ещё незримой борьбой двух могущественных группировок внутри правящего класса. Интересы потомственной столичной и местной, номовой знати, с одной стороны, и новых социальных слоев и выдвинувшейся из их среды новой служилой знати - с другой, становились все более и более непримиримыми. Открытая борьба назревала и вылилась, наконец, в так называемую религиозную реформу Эхнатона [5, стр. 99]. (Другие точки зрения по поводу причин реформы будут проанализированы ниже.), которая и будет рассмотрена в дальнейшей части работы.
    ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ЭХНАТОНА

    2.1 Внешняя и внутренняя политика Эхнатона

    Аменхотеп IV взошёл на престол под тронным именем Неферхепрура («Прекрасное существование Ра»), к которому на втором году правления добавил имя Уэнра («Единственный, принадлежащий Ра»), тем самым декларативно подчёркивая свою приверженность гелиопольскому солнечному богу Ра, а не фиванскому Амну. Не позднее 4-го года царствования Аменхотеп IV женился на знатной египтянке Нефертити, презрев многовековую традицию царских браков: престол в Египте формально передавался по женской линии - фараоном становился супруг старшей дочери предыдущего фараона; Нефертити же не была дочерью Аменхотепа III. (Подобное пренебрежение к традиции выказал в своё время и Аменхотеп III, сделав своей «великой женой» дочь провинциального жреца Тию, будущую мать Аменхотепа IV.)
    На шестом году правления Аменхотеп IV перенёс столицу из Фив во вновь построенный город Ахетатон («Небосклон Атона»), сменил имя с Аменхотеп («Амон доволен») на Эхнатон («Угодный Атону») и, упразднив культы сперва Амона, а затем и всех остальных богов, установил в Египте солнцепоклонничество (атонизм) [14, стр. 11-36]. Солнечный диск (Атон) фараон объявил единственным богом, себя же самого - сыном Атона и «единственным, познавшим истинного бога».
    Девятый год правления Эхнатона можно назвать торжеством культа Атона. Новый бог достигает апогея своего могущества. Еще раньше царь запретил поклонение старым богам. Многие храмы были закрыты и пришли в запустение.
    Двенадцатым годом правления Эхнатона, вероятно, следует датировать военную акцию фараона в Нубии [19, стр. 145]. Стелы из Бухена и Амады доказывают, что египетские войско было послано в некий район, где находились золотые прииски, и там жестоко подавило мятеж местных племен. Правда, в данном случае речь идет скорее о карательной операции, а не о войне.
Большинство историков считают, что политика Эхнатона на внешней арене была крайне неудачной. В правление Эхнатона окончательно обозначился процесс деградации политической стабильности египетских протекторатов, таких как Библ и Амурру, который начался уже вскоре после азиатских походов Тутмоса IV. Все обстояло вполне благополучно, пока на международной арене не появилась новая крупная держава - хеттская. Ее царь Сиппилулиума стал создавать свою империю, по структуре не очень отличавшуюся от египетской [23, стр. 74].
Подвластные Египту азиатские державы не стремились портить отношения с Египтом, напротив они всячески желали мира. Тем не менее, некий серьезный дипломатический инцидент вызвал недовольство Тушратты, царя Митанни и отношения между этим царством и Египтом стали портиться. Этим и воспользовался Сиппилулиума. Тушратта был убит (несомненно, хеттский царь сыграл в этом не последнюю роль). Сиппилулиума сумел установить свою власть над Митанни и таким образом значительно расширить сферу хеттского влияния. В результате Египет утратил влияние на эту часть своей территории.
Финикийские города просили помощи у египетского царя. В такой ситуации контакт между двумя могущественными державами стал насущной необходимостью. В результате Эхнатон и Сиппилулиума заключили мир. Эхнатон искренне верил в надежность этого союза, что никак нельзя было сказать о хеттском царе, который в тени продолжал развивать свою агентурную сеть.
Египетско-хетский альянс весьма раздосадовал царя Вавилона. Он решил, что таким образом египетский царь признал могущество хеттов. Поэтому вскоре и Вавилон присоединился к этому союзу.
Хетты вновь активизировали свои захватческие действия. Они помогли одному из своих союзников царю Амурру Азиру захватить финикийские порты. Далее были захвачены важные для Египта города Тунип и Библ.
Критическую ситуацию дополнили племена народов суту и хабиру. Они стали совершать кровавые грабительские набеги на Палестину.
Эхнатон не смог адекватно среагировать на политическое и военное развитие азиатских стран. Он был сосредоточен на внутренней политике, прежде всего, на развитии новой религии, и предпочитал вести общение с этими странами «издалека» и, в отличие от некоторых своих предшественников, никогда не посещал их лично.
Такая позиция привела к тяжелым последствиям. Библ был потерян. Союзника Египта, государства Митанни, больше не существовало. Сирию захватили хетты. Палестина подверглась периодическим набегам банд грабителей.
В конце 14-го или в начале 15-го года правления Эхнатона его соправителем стал некий Сменхкара [25, стр. 103]. По поводу этой исторической фигуры существует несколько гипотез. По одной из них, этим человеком могла быть сама царица Нефертити. По другой версии Сменхкара мог быть сыном фараона Аменхотепа III от одной из его второстепенных жен. Наиболее правдоподобной представляется гипотеза, что Сменхкара - сын Эхнатона от его второй жены Кийи, брат Тутанхамона.
На 16-ом году правления Эхнатона по приказу фараона египетская армия вступила в Северную Сирию. Эта военная кампания способствовала укреплению безопасности Египта: если у хеттов и были какие-то планы вторжения в Египет, то они от них отказались.
Существует несколько версий по поводу причин религиозных реформ Эхнатона.
Виноградов И.В. связывает реформы с борьбой двух могущественных группировок внутри правящего класса. [5, стр. 273-281]
Инициаторами решительного противоборства были лично связанные с царской семьей выходцы из многочисленного служилого слоя, за которым в памятниках Нового царства утвердилось наименование немху. Первоначальное значение слова немху - «бедный, сирый, ничтожный», но, начиная с середины XVIII династии, оно все чаще появляется на памятниках людей, занимавших порой очень видное место в египетской иерархии, становясь социальным термином для обозначения (во всяком случае, в период Нового царства) людей нового служилого слоя. Прежнее значение термина теперь лишь оттеняет происхождение этого слоя, противопоставляя его старой знати. Наиболее удачливые его представители, выдвинувшись на службе, упрочили свое положение во всех сферах египетского административного и хозяйственного аппарата, в армии, при царском дворе, и их основной целью стало возможно более радикальное оттеснение старой потомственной знати от источников власти и богатства. Царь, ставший во главе этой энергичной и преданной ему группировки, надеялся с ее помощью еще более укрепить свою самодержавную власть.
Задача, стоявшая перед новой служилой знатью, была не из легких, учитывая политическую и экономическую силу противоположной стороны, все еще занимавшей прочные позиции, как на местах, так и в центре. Огромным было влияние и могущественного фиванского жречества, тесно связанного и со старой потомственной знатью, и со жречеством местных, провинциальных культов. Именно жречество Амона-Ра, главного египетского бога с начала XVIII династии, стало наиболее последовательным противником новой служилой знати и самого Аменхотепа IV. Неудивительно поэтому, что видимая сторона борьбы, принявшей в тогдашних условиях неизбежную религиозную окраску, выявилась в противоборстве провозглашенного царем нового общеегипетского божества, Атона, с фиванским богом Амоном-Ра и другими старыми богами страны.
Ожесточенная и непримиримая позиция фиванского жречества, возможно, станет более понятной, если учесть, что к тому времени уже, без сомнения, сложилась присущая всему Новому царству система взаимоотношений храмового хозяйства с царской администрацией. Для этой системы были характерны жесткий контроль центральной власти над всеми отраслями храмового хозяйства и значительные прямые отчисления зерна, собираемого с земель, числившихся за храмами, в пользу царской администрации для обеспечения возросшего государственного аппарата и воинов. Такие отчисления взимались и с других отраслей храмового производства. Также существовала практика отчисления зерна за пределы храмового хозяйства путем непосредственного обеспечения многочисленных воинов различных рангов, а также царских чиновников и других представителей нехрамовой администрации зерном, производимым храмовыми зеледельцами на храмовых землях.
Известно, какие богатства даровались египетскими фараонами XVIII династии многочисленным египетским храмам после каждого успешного иноземного похода, но оказывается, что сами храмовые хозяйства становились немаловажным источником поступления материальных средств в пользу фараона, что в большой степени и позволяло обеспечивать агрессивную внешнюю политику страны и способствовало укреплению позиций нового служилого социального слоя и его верхушки. Возможно, что со временем контроль над храмами и отчисления в пользу центральной власти возросли, что, естественно, не могло не вызвать недовольство и сопротивление со стороны жречества, и прежде всего наиболее сильного - фиванского жречества. Таким образом, отношения между противоборствующими сторонами ко времени восшествия на престол Аменхотепа IV накалились до предела; открытая борьба между ними стала неизбежной.
По Виноградову на 6-м году царствования Аменхетепа IV борьба резко обостряется и вскоре достигает апогея, что и привело к религиозным реформам [5, стр. 41].
По мнению М.А. Коростовцева «религиозный переворот Аменхотепа IV был, в сущности, чисто мировоззренческим, он не имел глубоких социальных корней. Иногда приходится слышать или даже читать, что Аменхотеп IV задумал свою «реформу» как орудие ослабления влияния жречества в стране. Такое толкование противоречит фактам. И до и после Аменхотепа IV фараоны нередко конфликтовали со жречеством, но никто из них никогда и не помышлял о подобных мерах. Неугодных жрецов просто устраняли. Рассматривать переворот Аменхотепа IV как направленный в основном против влияния жречества - вульгарная социологизация истории». [15, стр. 99]
Очень интересную версию, возникшую на стыке естествознания, истории и фантастики высказывает доктор физико-математических наук Алексей Морозов [22, стр. 21-30].
Имеющиеся в исторической науке объяснения Морозов правомерно считает существенными, но недостаточными для того, чтобы понять ряд весьма характерных особенностей переворота.
Ученый считает, что массы должны были пережить какую-то глобальную катастрофу, чтобы поддержать «снизу» революцию, начатую «сверху». В поисках такого катаклизма он обращается к самым загадочным страницам истории. Это - гибель Атлантиды и древней минойской цивилизации на острове Крит, исход евреев из Египта, о котором повествует Ветхий Завет, и переворот Эхнатона. Морозов пытается связать эти, на первый взгляд разрозненные события в одну причинно-следственную цепь и ему удается выстроить стройную и довольно убедительную гипотезу.
Свою точку зрения он излагает следующим образом. У молодого фараона при вступлении на престол не было никаких намерений существенно менять что-либо в своей державе. Но на исходе первого года его правления до Египта доносятся последствия первого крупного извержения на острове Санторин, которое многие отождествляют с платоновской Атлантидой. До Египта, по-видимому, дошли достаточно мощные цунами и мрачные ядовитые тучи, надолго закрывшие небо. Начались затяжные дожди, град, грозы с мощными раскатами грома и молниями. Солнечная страна вдруг лишилась тепла и света. Народ воспринял это как страшное бедствие, трагедию. Моления и жертвы Амону оставались напрасными. А для Аменхотепа IV ситуация драматична вдвойне. Ведь в Египте фараон не только царь, но и бог, повелевавший людьми и природой, от него зависит благоденствие страны. Он лично несет ответственность за обрушившиеся несчастья. Царь понимает: справиться с бедой - значит отвести угрозу от себя.
Может быть, Солнце разгневалось на Египет из-за недостаточного внимания к нему? Может быть, египтяне молятся не тем богам-идолам в своих темных храмах? А может быть, Солнце оскорбляет чрезмерная гордыня фараонов? И у Аменхотепа IV начинает складываться новая религиозная концепция - надо молиться «Видимому Солнцу», а не старым богам.
Действия фараона «достигают цели»! Спустя некоторое время после извержения, Солнце вновь появляется над Египтом - народ в восторге. Тут и возникает идея о «ликовании на небосклоне», связанное с «выздоровлением Солнца».
Проходит два года и ... все повторяется. Но теперь фараон знает, что надо делать: молиться новому богу - солнечному диску Атону или его ипостаси - древнему Ра. Старые боги отодвигаются на второй план. И снова успех. Опять Солнце, опять нормальная жизнь. Ослабленное двоеверие все же еще сохраняется и Атон этого не прощает.
На шестом году начинается третье - самое мощное извержение, завершившееся гигантским взрывом Санторина.
Сопровождаемые гулом дальнего извержения, огромные удушливые тучи, рассекаемые молниями, закрывают непроницаемым пологом долину, принося с собой гибель десяткам тысяч людей. Кошмар продолжался несколько суток - можно представить себе весь драматизм ситуации, если даже в средние века простое солнечное затмение приводило население в страшную панику.
Естественно, что у мятущейся толпы один крик-желание: скорее увидеть диск Солнца - бога Атона. И вот, наконец, сквозь тучи прорезается багровый солнечный диск, что вызывает неописуемый восторг и покаянное стремление покончить с многобожием. Фараон решительно рвет с культом Амона и других богов, оставляет ненавистные Фивы и начинает строительство новой столицы. Выбор места для города Атона можно объяснить тем, что именно здесь фараон увидел возвратившееся Солнце, или до этого места докатились волны разбушевавшегося моря. Жизнь входит в нормальную колею - ведь вулкан угас. Последняя вспышка усиления культа Атона на двенадцатом году правления Эхнатона могла иметь самые разные причины - или остаточные извержения, или желание реформатора логически завершить свое учение о «Солнечном диске», или, по нашему мнению, новая вспышка сопротивления жречества и номовой знати. Сам фараон, «спасший Египет от гибели» окружен почитанием. Он - гарантия солнечного света, без которого погибнет все живое. Последующие за взрывом Санторина одиннадцать лет, до смерти Эхнатона, протекают без внутренних потрясений. Но при слабых наследниках фараона затаившиеся служители Амона вновь поднимают головы. Ведь прошло много лет, сменились поколения, воспоминания о страшной катастрофе потускнели - ведь все спокойно на небосклоне. А вот непрерывные потери земель на северо-востоке державы из-за активности хеттов и сиро-палестинских правителей - реальность. С этим надо бороться. А кто был богом-воителем, защитником Египта? Амон! А как с ним обошелся Эхнатон? Может быть, вообще все напасти навлек на Египет этот еретик? Скорее предать его проклятию, вырвать с корнем все созданное им.
Что можно сказать по поводу высказанной Морозовым гипотезы? Такой взгляд на причины драматических событий, происшедших в глубокой древности, особенно актуален в наши дни, когда всей Земле угрожает экологическая катастрофа. Достаточно подумать о том, какие тяжелые последствия для нашей страны имеют землетрясение в Армении и авария на Чернобыльской АЭС, как они повлияли на состояние общества!
Точка зрения ученого (правда, не историка, к сожалению, для исторической науки) хорошо аргументирована со стороны геологического и археологического обследования Средиземноморья.
Геологи давно установили, что в древности архипелаг Санторин, состоящий из пяти островов, был единым целым. Он находится в 120 км к северу от острова Крит, где одновременно с египетской цивилизацией существовала могущественная морская минойская держава, поддерживавшая тесные экономические и дипломатические связи со страной фараонов. Остров Тира - главный из современных островов архипелага, отстоит от дельты Нила на 700 км. Здесь и произошла в XV или XIV веках до н.э. гигантская по масштабам катастрофа - извержение вулкана Санторин и его взрыв, приведший к разрушению единого большого острова.
По данным исследователей в результате извержений и взрыва было выброшено около 80 км3 лавы, пепла и пемзы. (Для сравнения - при мощнейшем взрыве вулкана Кракатау в Индонезии в августе 1883 г., когда погибли сорок тысяч человек и пепел покрыл поверхность в 300 000 км2, по подсчетам специалистов масса выброса составила 20 км3 - то есть в четыре раза меньше.)
Еще открыватель крито-минойской культуры Артур Эванс высказал мысль о том, что гибель высокой цивилизации в позднеминойский период вызвана гигантским природным катаклизмом [36, стр. 63]. Он исходил из того, что Крит - один из наиболее подверженных землетрясениям районов Европы и сильнейший подземный толчок мог разрушить до основания любой город и дворец. Многие ученые не разделяют мнения Эванса, другие же становятся его союзниками. В 1939 г. греческий археолог Спиридон Маринатос высказал предположение, что именно взрыв Санторина и послужил главной причиной упадка и гибели минойской цивилизации около середины II тыс. до н.э., довершенной завоевателями - микенскими греками [36, стр. 67]. В поисках фактов С. Маринатос приступил в 1957 г. к раскопкам на о. Тира и нашел убедительное подтверждение своей гипотезы - перед ним лежали остатки минойской «Помпеи», руины каменных жилых домов, дворцов и святилищ II тыс. до н.э., погребенных под многометровой толщей вулканического пепла и пемзы [36, стр. 17]. Казалось бы, истина установлена, и уверенность профессора Маринатоса в том, что греческий философ Платон, описывая в IV в. до н.э. гибель легендарной Атлантиды, имел ввиду не далекий материк в Атлантическом океане, а вполне конкретную минойскую цивилизацию бронзового века в Восточном Средиземноморье, погибшую в один день и в один час от разбушевавшихся природных стихий, вполне обоснованы. Однако до сих пор противники этой гипотезы выставляют ряд серьезных возражений.
При раскопках были обнаружены материальные следы высокой культуры, но не были найдены ни скелеты людей, ни дорогие вещи - видимо, люди заранее покинули остров. В разрезах раскопочных траншей четко просматриваются три слоя вулканического пепла, соответствующие трем извержениям, разделенным небольшими промежутками времени. Самый верхний слой - самый мощный, толщина его составляет 20-25 м.
Радиоуглеродный анализ обломка дерева дает время катастрофы 1450 г. (плюс-минус 100 лет до н.э.). Серьезных расхождений со временем правления Эхнатона нет, тем более, если учитывать трудность установления древнеегипетской хронологии и значительные погрешности, которые дает радиокарбонный анализ. В пользу того, что последствия гигантского взрыва основательно затронуло Египет, говорят и отложения вулканического стекла (тефры) на дне Средиземного моря. Язык тефры не достигает дельты Нила лишь на 200 км. Мощные тучи, несомненно, должны были плотно закрыть небо над Египтом. Они сопровождались грозами, ливнями и молниями и несли ядовитые железистые и сернистые соединения Отзвуки этих губительных последствий извержения и взрыва содержатся в библейском рассказе о десяти «казнях египетских», которые насылает Моисей на страну, чтобы заставить фараона отпустить израильтян в «землю обетованную» [2, стр. 109]. Среди этих «казней» - превращение воды Нила в кровь, мор на скот, поражение людей страшными болезнями кожи, появление несчетного числа жаб, комаров и мух, уничтожение урожая градом, нашествие саранчи, наступление тьмы египетской, когда люди ходили ощупью и, наконец, смерть первенцев. В книге «Исход» говорится также о том, что воспользовавшись охватившей египтян паникой, израильтяне ограбили дома коренных жителей.
Сейчас нам понятно, что история с бегством израильтян из плена во многом утратила реальные черты, приобрела мистический характер, подверглась мифологизации. Тем не менее, многие сведения Ветхого Завета, еще недавно казавшиеся ученым чистым вымыслом, сейчас неожиданно подтверждаются библейской археологией. Что касается «казней египетских», то некоторые из них легко объясняются - каждые несколько лет во время разливов необычайно размножались насекомые и пресмыкающиеся, нашествие саранчи тоже не редкость. Другие же бедствия действительно трудно объяснить - смерть новорожденных, египетская тьма на трое суток и т.д. К тому же нужно учитывать, что эти библейские казни могли происходить гораздо раньше, за десятки лет до исхода Моисея - так как все-таки большинство исследователей предполагает, что бегство евреев из Египта произошло не ранее XIX династии. И все же вполне вероятно, что в библейском предании о «казнях египетских» отражены реальные трагические события, которые затронули не только древних египтян, но и народ Израиля.
Хотя и имеются не проясненные моменты и серьезные возражения против санторинской гипотезы, можно согласиться с мнением Морозова о том, что этот катаклизм не мог не отразиться на развитии египетской цивилизации. Возможно, найдутся весомые доводы против оппонентов. Например, тезис о том, что в египетских документах нет упоминаний о подобной катастрофе. Можно указать на тот факт, что на имя и время правления Эхнатона было наложено «табу», которое распространялось и на эти потрясения.
Личность Эхнатона и результаты его правления оцениваются по-разному.
«Самый замечательный из всех фараонов»... Так охарактеризовал Аменхотепа IV, знаменитого реформатора египетской религии, крупнейший американский египтолог Д.Г. Брэстед. [4, стр. 36]. Он же назвал этого фараона «первой личностью в истории человечества». [4, стр. 37]
Другой египтолог - Потапов М.М. называет его «…поэтом и христианином до христианства, бесстрашным человеком, восставшим против традиции» [26, стр. 80].
Тема тождественности мифологического Моисея и исторического Эхнатона была достаточно подробно рассмотрена Зигмундом Фрейдом в его произведении «Этот человек Моисей». Это является также излюбленной темой многих историков и психоаналитиков. По их мнению, в истории и археологии он известен, как Фараон Новой Династии Египта Эхнатон - Аменхотеп IV. В мифологии же народа Hebrew этот же человек известен под именем Моисей.
Анализируя события жизни Эхнатона и Моисея и коррелируя их они делают вывод, что Эхнатон является родоначальником трёх известнейших мировых религий: Иудаизма, Христианства и Ислама, поскольку история его жизни и его записи легли в основу для написания «Ветхого Завета», который считается священной книгой и у иудеев и у христиан и у мусульман.
Рассматриваются следующие события из жизни Моисея, которые, как считают историки данного направления, похожи на события из жизни Эхнатона:
1) Моисей убежал из Египта от преследований за преступления в возрасте около сорока лет. При этом достаточно долгое время он жил среди дружественных ему семитских племён на аравийском полуострове и даже возможно женился на деревенской девушке - дочери местного священника.
2) Именно он провозгласил и сформулировал основные положения новой религии иудеев, включающей одного «безликого» бога с большой точностью идейно аналогичного богу Атону, которого он пытался протолкнуть в Египте.
3) Одним из основных его действий было проведение так называемого «исхода», то есть выведение из Египта сторонников его реформ и создание отряда для осуществления идеи создания нового государства на «Земле предков».
4) Кия она же, по-видимому, Сепфора, она же, по-видимому, Мариам стала его главным идеологическим сторонником.
5) Двоюродный брат Сменхкаре (Аарон) стал его спикером. Он выступал за него и даже выступал, как основной посредник в переговорах с Египтом и его бравой армией [32, стр. 30].
Совершенно противоположную точку зрения высказывает британский египтолог Николас Ривс (Nicholas Reeves) в своем исследовании «Эхнатон. Ложный пророк Египта» («Akhenaton, Egypt's false prophet») [37, стр. 52].
Утверждения, высказываемые Ривсом, совсем новыми назвать нельзя - об Эхнатоне и эпохе его правления уже было сказано многое - действительно новыми являются безапелляционность, с которой они излагаются черным по белому, и большая часть представленных доказательств.
Самое большое удивление вызывает однозначность приговора, выносимого ученым фараону-еретику. Для Ривса Эхнатон был «ложным пророком», манипулятором, действовавшим во благо себе, чтобы поддерживать и усиливать свое деспотическое правление, и применявшим для осуществления своих целей совершенно тиранические меры, например, неприкрытый террор» [37, стр. 44]. Ничего не осталось от того Эхнатона идеалиста, метафизика и мечтателя, прочно обосновавшегося в традиционной египтологии.
По утверждению Ривса, «молодой и высокомерный» Эхнатон начал настоящую революцию [37, стр. 45]. Он сконцентрировал всю власть, политическую и религиозную, в своих руках и стал строить новые храмы под открытым небом, чтобы принимать священные лучи солнца (от палящего светила получит солнечный удар не один приверженец новой веры), и новую столицу - Хуатен, спроектированную, по-видимому, по образу излучения, исходящего от склепа, который по приказу Эхнатона был построен за ее пределами. После этого он покинул Фивы - традиционную столицу правящей династии, чтобы окончательно поселиться в Хуатене вместе с новым классом правителей. Основываясь на текстах, Ривс полагает, что кроме ритуальных мотивов и политической стратегии, могла быть и другая причина таких перемен: попытка убийства фараона теми кругами, которые видели, что происходит и что их ожидает.
Ривс подчеркивает, что какими бы ни были настоящие убеждения Эхнатона, «на практике атонизм был не более, чем прагматичным инструментом политического влияния» [37, стр. 81]. В действительности же, отмечает историк, настоящим богом в религии Эхнатона был он сам.
2.2 Солнцепоклоннический переворот

Историю атонизма можно подразделить на несколько этапов: [16, стр. 154].
1) Пора «первоначальных солнечных обозначений» - с момента воцарения Аменхотепа IV до третьего года царствования [16, стр. 155].
Атон начинает косвенно упоминаться как божество.
В теологической форме Аменхотеп IV создает философскую концепцию мира - «слова Ра были познаны мною в сердце». Он приписывает веру Ра, как ее источнику, и объявляет себя самого проводником его откровений. Молодой царь принял титул «Великого ясновидца», который носил и верховный жрец Ра в Гелиополе. Внешний символ нового бога Атона вошел в резкое противоречие с традицией, но он был доступен пониманию каждого. Не позднее второго года местопребывание двора в Фивах получило название «Замок ликования на небосклоне». Новое божество не могло обходиться без святилища, и Аменхотеп IV строит храм Атона в Фивах, в саду Амона между Луксором и Карнаком - величественное здание «Сияние Атона Великого».
2) «Строчное солнечное имя» - 3-4 гг. царствования [16, стр. 157].
Атон, как бог, почитается под именем «Да живёт Ра-Хорахте, ликующий на небосклоне в имени своём Шу, который есть Атон». Амон в этот период по-прежнему остаётся верховным богом пантеона, служение ему повсеместно продолжается, хотя строительство во славу Амона уже не ведётся, в то время как в Карнакском храмовом комплексе строится храм Атона. Однако в народе новые веяния почти не ощущались, никаких видимых признаков отрицания старых богов незаметно и в конце третьего года царствования. Солнце изображалось еще в виде человека с головой сокола, увенчанной солнечным кругом.
3) Пора «ранних солнечных картушей» (у Ю.Я. Перепёлкина - «колец») до переименования фараона в Эхнатона - 4-6 гг. царствования [16, стр. 158].
В конце четвертого года правления отношение царя к солнцу и старым богам резко изменилось. Солнечное имя стали писать в двух картушах как и имя царя. Вслед за «воцарением Солнца» резко изменилось и его изображение - теперь это круг с уреем - священной змеей - спереди и множеством устремленных вниз лучей с кистями человеческих рук на концах - образ зримого солнца. Кардинально изменились и изображения самого царя. Если раньше фараоны представали в образе бога с мощным телом, с торжественной осанкой, с идеализированными портретными чертами, то колоссальные статуи Аменхотепа IV (их было около ста, которые когда-то обрамляли двор храма Атона) демонстрируют явный разрыв с тысячелетними канонами. Фараон изображен необычно, традиционны лишь одеяние, головной убор, да скрещенные руки на груди с атрибутами власти - плетью и жезлом. Царь показан болезненным человеком с исхудавшим лицом, длинной тощей шеей, одутловатым животом. Тонкая талия резко контрастирует с пухлыми бедрами. Большой нос, полузакрытые веками глаза, крупный рот с отвислой нижней губой и слегка выступающей верхней - все это, несомненно, воспроизводило подлинные черты Аменхотепа IV, но было передано с явно подчеркнутой заостренностью, заключало в себе элементы шаржа ( впрочем, этот прием характерен и для египетской литературы - достаточно вспомнить «Поучения Ахтоя своему сыну Пиопи»). Можно представить, какое недоумение, возмущение и страх вызвала подобная манера изображения у современников - фараон - слабый человек! Между тем, несомненно, что требование именно такого решения образа, предельно близкого к натуре, беспощадного в стремлении к искренности, исходило от самого «живущего правдой» - излюбленный эпитет к имени Аменхотепа IV. Скульптор Бек в своей надписи говорит, что он лишь «подручный», которого научил сам фараон. Рельефы стен храма Атона тоже производили впечатление злой карикатуры - та же болезненная фигура с хилыми руками и ногами, раздутым животом, исхудалой шеей, то же вытянутое лицо с характерным профилем.
Все эти произведения искусства были сделаны незадолго до шестого года правления Аменхотепа. Почему же фараон так беспощаден к себе? Специалисты - искусствоведы (М.Э. Матье и др. [19, стр. 44]) считают, что для реформатора, вступившего в серьезную борьбу, хороши все средства для подрыва авторитета жрецов и введение нового стиля было закономерным шагом на пути разрушения закостеневшего набора догм в религии и искусстве.
Необычная трактовка образа царя вызвала яростное негодование жречества и старой аристократии. Вряд ли этот шаг получил одобрение и у широких масс - нелегко было пошатнуть тысячелетние культы старых богов и связанные с ними привычные представления. Логическим следствием этого могло быть нарастание ожесточенной борьбы - жрецы объявили царя еретиком, а царь решил окончательно порвать со старыми богами и традициями. Оппозиция фиванского жречества лишь ускорила принятие фараоном крутых мер - Аменхотеп IV решил сделать Атона фактически единственным богом и порвать со старой столицей.
Столица переносится в Ахетатон. Однако до переноса столицы Амон по-прежнему не лишался служения, хотя уже во всём «уступал» Атону; но до открытого низложения Амона было ещё далеко.
4) «Ранние солнечные картуши» после переименования фараона - примерно до двенадцатого года царствования [16, стр. 160].
Место для новой столицы было выбрано в Среднем Египте, в 450 км от Фив, на правом (восточном) берегу Нила (ныне это местечко Телль-Амарна). Здесь весной шестого года правления Эхнатона на равнине был разбит царский шатер.
Создание нового города было и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.