На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Нартский эпос: мифоэпическое наследие и наиболее значительный памятник духовной культуры народов Северного Кавказа, их творческого гения. Картина сотворения мира в религии нартского эпоса. Пантеон Богов Нартиады, его функциональная карта и иерархия.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 21.12.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


23
План
    Введение
      1. Нартский эпос - душ народа
      2. Религия нартского эпоса
      3. От пантеона NARTAMONGЖ к пантеону WASAMONGЖ И кодексу воинов - ASOВ - WASDAN
      Заключение
      Список использованной литературы

Введение

Нартский эпос представляет наиболее значительный памятник духовной культуры народов Северного Кавказа, их творческого гения. В научно-историческом и идейно-художественном отношениях он имеет мировое значение.

Героический нартский эпос бытует у осетин, адыгов, карачаевцев, балкарцев, вайнахов. Некоторые нартские сюжеты выявлены в Дагестане, в горной Рачс и у сванов, где они представляют заимствование от соседей. Развитый нартский эпос существует у абхазов. Советские ученые выдвинули версию о наличии на Кавказе трех центров формирования нартского эпоса: осетинского, адыгского и абхазского. Последние два, ввиду этнической и культурной близости адыгов и абхазов, возможно, генетически связаны и восходят к древнему ядру эпоса. Осетинский в таком случае самостоятелен, хотя и связан взаимовлияниями с адыгским и абхазским. Известные сейчас материалы свидетельствуют о том, что нартские сказания были наиболее широко распространены у осетин и адыгов.

"Нарты - это образ чудесного легендарного мира, воссозданный с такой могучей простотой и пластической силой, что он становится нам близок и понятен и мы отдаем невольную дань поэтическому гению создавшего его народа. Нарты - это миф, насыщенный жизнью и историей", - пишет выдающийся осетинский ученый В.И. Абаев.

Эпос воспевает жизнь и подвиги славного народа нартов, нартских воинов-героев. Весьма примечательно представление творцов эпоса в осетинском его варианте о лучших человеческих качествах, воплотившихся в образе Батраза. Как указывает В.И. Абаев, таких качеств три: доблесть в бою, воздержанность в пище, уважение к женщине.

В нартском эпосе отразились общественные отношения самих создателей эпоса от родового строя до Раннего феодализма. Но дело, конечно, не только в общественных отношениях и воспевании военной доблести, героизма и презрения к смерти. Нартский эпос раскрывает перед нами многие пласты и глубины давно минувшей народной жизни, ее основы - материальные и духовные, народную этику и эстетику, психологию, саму душу народов, творивших себе величественный памятник.

Нарты на Кавказе стали эталоном чести. "Повсюду наивысшей похвалой человеку было сравнение его с Нартом", - засвидетельствовал французский ученый Жорж Дюмезиль. Мифические нарты осетин жили на склоне горы в селении из трёх кварталов. Каждый квартал занят одним из трех основных родов Нартов. Наверху живут Ахсартагката, внизу Бората, посередине Алагата. Функции каждого рода четко определены: Ахсартагката храбры и сильны, Бората богаты, Алагата крепки умом. Нельзя не упомянуть столь популярные и сегодня мифологические образы небожителей Уацилла и Уастырджи, "носящие имена византийских святых Ильи и Георгия с одной и той же приставкой уац". Особенно популярен святой Уастырджи - покровитель мужчин, путников. Идеальная женщина нартского эпоса - мудрая Сатана (Шатана) у осетин, Сатаней у кабардинцев, Сатайнан у чеченцев.

В целом нартский эпос является типичным героическим эпосом, сохранившим архаические черты мифологической фантастики. Структура нартского эпоса отличается своей архаичностью, например, от русского, которому присущ ярко выраженный исторический характер, связанный с государственностью. Культурная близость народов Северного Кавказа ярко отразилась в сфере духовной в северокавказском героическом нартском эпосе.

1. Нартский эпос - душ народа

Бог создал нартов для борьбы: "…хжрынжн, нуазынжн жмж хжцынжн". А если так, то ему должно было нравиться, как они справляются со своим "назначением" - на земле им нет равных, а пируют они неделями. В самом эпосе не раз говорится, что нарты - любимцы Бога. Они сильны, мужественны, благородны. Это гордый и беззаботный народ. Истреблять не только вражеские силы, но и всякие, какие найдутся вокруг - в этом видят свое призвание и назначение нарты. А когда враги просто кончаются, нарты отправляются на поиски новых, чтобы помериться с ними силой и вернуться домой с победой и трофеями.

Сильнейшие герои сражались с небожителями, а именно с zжdtж жmж dawgutж, что по В.И. Абаеву означает буквально "Боги и силы". Оба эти термина восходят к древнеиранскому и рассматриваются как наследие дохристианской религии алан. Однако, богоборческие мотивы настойчиво повторяются постоянно, и это В.И. Абаев объясняет введением у алан христианства, что долгое время поддерживало существование этих мотивов. Кроме земных ужигов нарты борются с христианизированными небожителями: Уациллой, Уастырджи, Ойноном, но никак не с языческими богами - Курдалагоном, Афсати и другими, для них они - свои люди. "Шел я вдоль горного склона и убил семь Элиатж и семь Мыкалгабыртж" - говорит Батрадз, перечисляя свои подвиги. А стрела Батрадза, с репродукции М. Туганова, направленная вертикально в небо символизирует вызов нартов самому Богу, после того, как они стали легко справляться с небожителями. Народ, рожденный воевать, не мог не сопротивляться ценностям новой веры - смирению и покорности. Наряду с простыми и понятными языческими богами появляется новый Бог, которому они молятся, но понять его не могут: им нужно непременно испытать его в сражении, чтобы поверить в его силу. "Слава нам!" - говорят нарты, из гордости славя себя, а не Бога. Сказание развивается стремительно и жестоко. Нарты не только бросили вызов Богу, но уже и открыто, через посланницу - ласточку, предложили ему сразиться. "Хоть увидим, какой Он", - обрадовались нарты на согласие Бога явиться к ним на битву. "Когда настала пятница, нарты все до единого собрались на равнине Хыз. С вершины Ужза они наблюдали. Бог эту гору перевернул и накрыл ею нартов, всех до единого. Так оборвался нартовсий род". Непомерная гордость стала причиной того, что нарты отказались от шанса, данного им Богом - оставить им хотя бы плохое потомство. "Глупые сказали: лучше плохое потомство, чем всеобщая погибель". Но никто не возразил Урызмагу, который велит ласточке передать Богу: если сможешь одолеть нас, то истреби полностью - не хотим оставлять дурное потомство". И все же, как свидетельствуют сказители в тех кадджытж, которые не вошли в сборники, нарты погибли не полностью. У сказителя Теба Андиева погибают Урызмаг и другие герои-нарты, но оставшиеся ведут еще борьбу из поколения в поколение с небожителями и, отступая ночью, укрываются в ущельях гор. Таким образом, становится ясно, что титаническая борьба нартов с небожителями длилась в течение многих поколений и, возможно, продолжается до сих пор. Проецируя эпос на историю алан, можно увидеть, что христианство было принято практически на всей территории государства аланского, и, к тому же, гораздо раньше, чем у многих других народов.Т. е., конечно, старые языческие боги вытеснялись с кровью, но божьего проклятия нартов, скорее всего, не было вовсе. Христианство вплелось гармонично в систему аланских божеств и сохранилось по сегодняшний день в таком причудливом виде у осетин.

2. Религия нартского эпоса

Нартский эпос - это мифоэпическое наследие, оставленное нам предками. Он отражает мировоззрение ариев, верования ушедших поколений, их отношение к окружающему миру.

К сожалению, у некоторых ученых сложилась неадекватная оценка роли эпоса как продукта творческой и познавательной деятельности. Например, у Анзора Хачирти, несомненно, с большим уважением относящегося к своему народу и его истории, можно встретить такое выражение, как "примитив мифа". Он же пишет: "Нартский эпос…является типичным мифологическим объяснением всего одним воображением, не признающим ни причинно-следственных связей, ни законов времени и пространства, ни здравомыслия" (Аланика - культурная традиция.А. Хачирти. Иристон 2002 г. стр.135).

Подобное отношение авторитетных и умудренных опытом людей к эпосу явно не способствует проявлению интереса к данной тематике со стороны молодых ученых, что, в свою очередь, отражается на общем состоянии национальной гуманитарной науки в республике.

Такой подход к мифологическому наследию не есть некая особенная отличительная черта только наших ученых. М. Вайскопф, известный израильский славист, отзывается о Нартском эпосе так: "Пантеон толком не упорядочен… почти полностью отсутствует интерес к космогонии" (Писатель Сталин. М. Вайскопф. НЛО 2001 г. стр.183).

Такой однозначный подход к мифу обусловлен не столько реальным положением вещей, сколько господствующей идеологией исторической науки, которая формировалась под сильным влиянием христианства. Еще в IV веке, в своей "Церковной истории" Евсевий Кесарийский объединил библейскую историю, рассказывающую о судьбе евреев и других народов Ближнего востока, с античной историей, описывающей греков и римлян (История средних веков.6 класс, В.А. Ведюшкин. Москва. Просвещение 2003 г. стр.69). Тем самым Евсевий создал христианскую концепцию всемирной истории, основные положения которой являются определяющими и по сей день, особенно ярко это проявляется при составлении общеобразовательных учебников по истории.

В Нартском эпосе, как и в любом мифе, как и в любом религиозном учении, встречается картина сотворения мира:

"Дзырдтой нж буц фыджлтж раджы, мжнг дуне дам уыди фынжй, жмыр жмж саудалынг. Стжй арвыл фжзынди мжйы зынг, стъалыты 'рттывд, жмж кжржй-кжронмж нывжндгж рацыд Жрфжныфжд. Уыйфжстж ссыгъди сжужхсид, жмж цъжх арвыл фжзынди хуры цалх. Арвы цжссыгжй зжххыл сжвзжрди алцы 'ппжт джр: хжхтж 'мж дон, бжлас жмж дыргъ, кжрджг жмж хор. Фжзындысты сырдтж. Уалынджы хуры тжвджй сулжфыд фурд, жмж фжзындысты Донбеттыртж. Стжй сж рухсы 'нджрг фжрдыгау цжхжртж ауагъта, жмж арвжй фесхъиудта зынджыстъжлфжн. Жмж куы 'рхауди, ужд сау фжнык фестади зжххыл. Хуыцау ысфжлдыста уыцы жрвон арты сыгъдонжй Нарты. Жмж цын радта Хуыцау аджмжн зонд жмж тых, амонд жмж фыдбылыз". (Нарты каджыта. ИР. 1989г. стр.14). ("Наши уважаемые предки говорили, что прежний, ложный мир был спящим, беззвучным и темным. Позже на небе появился свет луны, блеск звезд, и от горизонта к горизонту протянулся Млечный путь. После этого загорелась утренняя звезда, и на синем небе появился солнечный диск. Из небесных слез на земле появилось все вокруг: горы и реки (вода), сады и деревья, трава и злаки. Появились звери. От солнечного тепла вздохнули широкие реки и появились Донбеттырта. Позже ярким светом драгоценного камня блеснула на небе звезда и упала с неба. Когда на упала, то все вокруг на земле покрылось темным пеплом. Бог создал из остатков небесного огня Нартов. И дал им ум и силу, счастье и горе")

Далее встречаются кадаги о сотворении Богом человека, из которых мы узнаем, что на самом деле этот акт не просто дался всевышнему: "Сотворив мир Бог решил создать людей. По Его велению на земле появились уадмиры. Были это люди огромные и сильные, в ущельях они не помещались, земле их было трудно выдержать. Триста лет прошло, и сотворил Бог вслед за уадмирами камбада - умом и силой на уадмиров похожих, а ростом невысоких, не выше нынешних десятилетних детей. Слишком маленькие оказались камбада для жизни на земле. Триста лет прошло, и сотворил Бог вслед за камбада гамеров, но и они оказались слишком велики и ростом и силой. И еще триста лет прошло, и сотворил Бог вслед за гамерами гумиров.

Триста лет прошло, и сотворил Бог вслед за гумирами новый народ Нартов, и удались они ему, ростом и силой были под стать земле" (Нарты. Осетинский героический эпос. Книга 2. С.6. Москва. Наука, 1989)

Это один из первых кадагов осетинского нартского эпоса. Как видим, содержание эпоса не совпадает с официальной точкой зрения христианства на проблему происхождения человека. Не соответствует она и библейской версии о едином Боге. Ведь с точки зрения сторонников аврамических религий идея единого бога зародилась в среде израильского народа. И официальной причиной борьбы христианства с "устаревшими", "языческими" взглядами осетин является многобожие их традиционных (мифических) верований. Но есть мнение, упреждающее возможное мнение о том, что идея "единого Бога" могла быть заимствована осетинами из христианства. Поэтому не будем торопиться с выводами, а продолжим анализ мифологии текста. Для этого мы приведем текст с аналогичной темой из Библии. "И создал Бог: зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию нашему; и да владычествует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею и над всеми гадами пресмыкающимися на земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину, сотворил их" (Быт.1; 25,26,27). Как видим, взгляд христиан и творцов Нартского эпоса на проблему появления человека различен. В осетинском варианте Нартского эпоса говорится о существовании предшественников человека современного вида (уадмиры, комбады, гамеры, и др.). Библия не учитывает процесса эволюции и исходит из того, что человек появился в результате божественного творческого акта сразу и в совершенном виде, по образу и подобию Бога. На этом основании мы можем утверждать, что христианство не оказало никакого влияния на представления наших предков по данной проблеме. Кадаг о сотворении людей возник независимо от христианской концепции появления человека. Соответственно и идея единого Бога у осетин возникла вне зависимости от христианства. Нартовский вариант сотворения человека вызывает интерес и в силу некоторых других причин. Так, с точки зрения археологии и антропологии, появлению современного человека (Homo sapiens) предшествовали существа с иной внешностью, отличавшиеся от людей нынешних умом и силой. Нам известно, что древними обитателями Земли были питекантропы, архантропы, синантропы, неандертальцы, и лишь после них появился современный человек. Совершенно очевидно, что достижения современной науки и взгляды наших предков на проблему появления человека не противоречат друг другу. Откуда же аналогичные знания могли появиться в недрах столь архаичной культуры, в среде, в которой зарождался Нартский эпос? Если Библейские истории можно приписать воображению, то к чему привязать столь точное отражение действительности в нартском эпосе?

Здесь есть о чем задуматься.

3. От пантеона NARTAMONGЖ к пантеону WASAMONGЖ И кодексу воинов - ASOВ - WASDAN

Пантеон Богов Нартиады восстанавливается достаточно просто: надо вывести из нынешнего осетинского пантеона только один образ - образ бога-воина Was (-As) и его развитие - образ Великого Воина Was-Styr со всеми эпитетами, из которых достоверно устанавливаются пока -Maz (Was-Maz), - Ho (Was-Ho), и Bar- (As-Styr). Все оставшиеся образы составят пантеон той веры, которую исповедовали скифо-нарты в эпоху культов Нартамонга.

Я не буду здесь предлагать функциональную карту этого пантеона, выстраивать его схему и расставлять восстановленную иерархию его богов - это отдельная тема.

Образ Великого Небесного Воителя Was-Maz-Was-Styr-Was-Но-... стал главным в пантеоне культов Уасамонга. Впоследствии, в асосском (современном осетинском) пантеоне длинная величальная формула Великого Воина "экономизировалась". Это закономерный результат речевого стяжения бесчисленных вариантов всевозможных молитвословий, обращавшихся к Великому Небесному Воителю. Одну из иллюстраций такого стяжения представляет приводившаяся формула обращения к патрону волков: полная форма Уасхо-Уас-Стыр-Тутыр, и зафиксированная Л.А. Чибировым сжатая форма Wac-Huas, обычная в составе молитв - "Wac-Huas, styr Tutyry horzжh wж wжt".

Последний пример показывает, что очередность эпитетов могла быть вполне произвольной: на первом месте мог быть Ни (Но) - "добрый, хороший, благий", Styr - "большой, великий", Maz - "великий"... и другие, не дошедшие до нас, но, вполне возможно, существовавшие во множестве эпитеты. Это усиливает вывод об "экономизации" состава теонима Великого Воина, самый короткий вариант которого представлен в приведенном примере - Huas. Здесь необходимо напомнить, что исходная форма для Was (As) имела вид Asu - "стремительная сила": Asu-Maz, Asu-Styr могли быть канонизированы в Was-Styr-... - и пр. тоже только при частом употреблении в составе молитвословий на всех застольях kuvd. Отметим, что в традициях ас-осетин нет вообще праздных застолий, и все пиры являются одновременно молениями кувд.

Резюмируя сказанное, можно утверждать, что племя-народ воинов - ас, родоначальником которого назван в эпосе Was, As или Wac, могло молиться на пирах-молениях только своему великому предку: и Великому, и Доброму, и Хорошему Воину Was-Ho-Was-Maz-... т.д. и т.п. Из всего этого ряда, через варианты "экономизации" теонима типа Huas, Hu-Asu и им подобных, окончательно канонизировалась форма Husau (Hucau, Huysau, Hsau). Таким образом, верховный бог современного пантеона ас-осетин Стыр Хусау происходит из Уас-Стыр-Уас-Ху-Уас-Маз-... А поскольку as означает "воин-жрец", то любое застолье ас-осетин могло быть только канонизированным молением-пиром kuvd, каковыми и являются осетинские кувды вплоть до последних времен. Это правило было также частью рыцарского кодекса wasdan, запрещавшего какое бы то ни было принятие пищи всуе, без возблагодарения Великого Воина и Предка, учредившего культ Уасамонга, а по сути, - новую монотеистическую религиозную систему и пантеон. При этом ближайшее окружение Верховного Бога составлено другими фрагментами полного теонима: Styr Hu-Asu стал главой пантеона Стыр Хусау, Was-Styr - его ближайшим помощником и учредителем новых ритуалов, ставших характерными условиями культов Уасамонга. Главный из них - обряд погребения погибших воинов-асов, который учреждает Уас-Стыр: акт учреждения сохранился в разных вариантах, простым сведением которых в один контекст можно восстановить его основные элементы.

В одних вариантах Уас-Стыр, в тексте теоним с христианским окончанием - джи, в других (бар-) Уас-Стыр учреждает погребальный обычай, по которому погибшие родоначальники племени доблестных Ахсар и Ахсартаг хоронятся в яме, над которой насыпается курган, на нем сажается яблоня и ставится памятник cyrt, или галуан - замок с оградой. Замок - это то же, что погребальный zжppadz. Кроме того, бар-Уас-Стыр устанавливает условие, чтобы с мужчиной хоронили его жену и "буроухого" барана, что позволяет считать это датирующим признаком: культы Уасамонга легко датировать по совместному захоронению с мужем не только коня, но и жены. Теперь выясняется, что учреждение родоначальниками племени доблестных индивидуального брака, за который Ахсар и Ахсартаг принесли в жертву свою жизнь, было утверждением принципа индивидуальной ответственности супругов в земной и потусторонней жизни. И жертва была санкционирована Великим Воином Styr - Hu-As: один из братьев, выпуская стрелу к Небу, молил Стыр Хусау: "Если правдив я (то есть не запятнан, не спал с женой брата), то иди одна, но возвратись вдвоем, и порази нас обоих в голову". Великий Добрый Воин - Стыр Хусау - обратил одну стрелу в две, и братья пали в знак истинности брака, при котором право на жену имеет только муж и никто более.

Но совершенно выдающееся значение имеет нравственный контекст самопожертвования родоначальников племени доблестных: в моральном и нравственном отношении истинность сделана высшей ценностью, большей, чем сама жизнь. Притом не только истинность одного из братьев, а истинность вообще, поскольку один из братьев "точно не виновен", ибо он муж этой женщины. Однако освящение высшей идеи потребовало самопожертвования обоих, осознанной жертвы заведомо правого брата во имя истинности заподозренного, но столь же правого. И совершенно ясно, что две добровольные жертвы принесены братьями отнюдь не просто в знак почтения к учрежденному ими брачному правилу, а во имя братства в истине - братства в вере: братство доблестных учреждает этим актом особое религиозное братство, а решающая роль в нем Великого Небесного Воина Styr-Hu-Sau завершает сюжет как составную часть реформы Нартамонга-Уасамонга. Из этого следует, что жрецы-воины - as, почитались религиозными братьями, а wasdan - это моральный и нравственный кодекс божьего воинства асов и религиозной системы Уасамонга.

Нельзя не заметить некоторого идейного сходства этого сюжета с самопожертвованием Христа, а кодекса Уасдан как правил божьего воинства - религиозного братства жрецов - воинов асов - с некоторыми установками христианского братства, тоже религиозного. Но влияние христианства исключено уже по двум причинам: первая - реформа Нартамонга-Уасамонга "старше" христианства, как минимум, лет на четыреста-пятьсот; вторая - двойное самопожертвование Ахсара и Ах-сартага не только "вдвое жертвенней" подвига Христа, но и происходит по иной мотивационной схеме - к смерти за идею они приговорили себя сами. И что особенно важно, принесенная жертва, санкционированная Великим-Добрым-Воином, освящала еще и саму систему идеальной Трехплеменной Конфедерации скифо-нартовского общества, возглавляемой племенем доблестных самопожертвователей. Они выступали и гарантом стабильности конфедерации, ее жизнеспособности. Необходимо отметить, что сказанное в целом усиливает принятые оценки нартовского эпоса как Библии осетин, однако ее можно принять лишь как одну из оценок, поскольку, называя это эпосом, мы актуализируем другую ее сторону: перед нами также и Историческая Энциклопедия ас-осетинской социальной культуры.

Реконструировать саму систему культа Уасамонга можно только в некоторых его элементах, но достаточно значимых.

Возможно отнести к нему ряд терминов-композитов и связанных с ними действий, заключающих компонент was (as). Это, в первую очередь, wassar, wassajrag, wasжvжrd, которые имеют такие же варианты звучания, как уас // уац: "уассар" или "уацар", "уассайраг" или "уацайраг", "уазаваерд" или "уазаеваерд". Рассмотрим их по-отдельности.

Почему-то считается, что термин уассар в осетинском языке утратился, но значение его тем не менее связывают с торговлей - vachar.

Однако полевые материалы не только подтверждают его сохранность, но и дают совершенно иные значения: "военная слава", "почет", "заслуженный в войне", "знак сильнейшего в бою"; "уассар было показывание силы", "уассар для славы был, это делали, чтобы сделать имя, славу", "уассар было показателем силы, это было почетно, о боемощности свидетельствовало". Более и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.