На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная История и исследование первых упоминаний о скифах, этапы их организации и основы государственности в племенах. Особенности быта и хозяйства скифских племен, виды домашнего производства. Захоронения скифов и формирование их религиозных убеждений.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: История. Добавлен: 25.08.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3
ПЛАН

1. Введение
2. Историки античности о скифах
3. Хозяйство и быт скифов
4. Религия и верования скифов
5. Куль-Оба
6. Заключение
7. Литература
1. ВВЕДЕНИЕ

Скифы, обитавшие на юге Восточной Европы в I тыс. до н.э., относятся к числу тех народов, имя которых не только прочно вошло в историю человечества, но и практически всегда «на слуху» самых разных и возрасту, профессии и образованию людей. В немалой степени такой популярностью скифы обязаны целой цепи блестящих открытий курганов их владык, что протянулась с конца XVIII в. вплоть до наших дней. Найденные в них сокровища, среди которых есть подлинные шедевры ювелирного искусства, не только будоражат воображение, но и порождают зачастую различные догадки и домыслы относительно облика скифов, а также их языка, образа жизни и пр.
Скифский язык, судя по немногим, дошедшим до нас в иноязычной передаче словам, относился к североиранским языкам иранской группы индоевропейской языковой семьи. Антропологически скифы принадлежали к европеоидной расе.
Проблему происхождения скифов старалось решить несколько поколений исследователей. Несмотря на то, что по этому поводу высказались десятки авторов, желаемой ясности достигнуть не удалось. Если попытаться классифицировать различные мнения, неизбежно огрубляя их при этом, выясняется следующее. Многие исследователи полагали, что скифы - это потомки племен, населявших Северное Причерноморье еще в эпоху бронзы. По мнению других ученых, скифы вторглись в Северное Причерноморье с востока, принеся с собой сложившуюся в глубинах Азии культуру, которую мы привыкли называть скифской. Впрочем, приверженцы "автохтонной" теории обычно допускали участие в формировании скифского этноса мигрантов из Заволжья, а сторонники «азиатской» гипотезы не отрицали вклад населения Северного Причерноморья в складывание скифской культуры. В последние годы усилия некоторых авторов были направлены на создание «компромиссных» теорий. М.П.Грязнов полагал, что участие в формировании скифской культуры принимали различные кочевые племена Евразийских степей, быстро заимствовавшие друг у друга достижения в области военного дела, конского снаряжения и прикладного искусства племен и северо-причерномоских киммерийцев.
В восточных районах евразийских степей берут свои истоки и древнейшие элементы скифской культуры, которая затем была привнесена своими создателями в степи Восточной Европы. Продвинувшиеся сюда племена скифов покорили своих предшественников - киммерийцев, родственных им по языку и образу жизни. Со временем победители и побеждённые слились в единый и многочисленный народ, получивший имя завоевателей.
Скифы вели кочевой образ жизни, продвигаясь со своими стадами и отарами по определённым сезонным маршрутам в границах своих земель. Для нас - потомков оседлых землепашцев, само слово «кочевник» звучит несколько угрожающе. И это вполне понятно, ведь предки восточных славян в целом и украинцев в частности, жившие на порубежье Степи и Лесостепи, долгие столетия были вынуждены противостоять кочевой угрозе с юга.
Но периоды войн сменялись миром, а длительная жизнь славян бок о бок с различными кочевыми народами не могла не повлечь взаимопроникновения культур и традиций, возникновения определённой общности исторических судеб. Так, например, именно в недрах Скифии зарождалась славянская государственность и связанные с ней институты - недаром слово «царь» имеет иранские корни. Немаловажно и то, что освоившие степной «океан» кочевники были тем звеном, что соединяло между собой «острова» и «материки» оседлых цивилизаций - вспомним хотя бы Великий шёлковый путь, который шёл некогда от границ Китая до современной Италии.
Иными словами, хотя современное население Украины не является прямыми потомками скифов ни в биологическом ни в языковом отношении, скифская история есть яркая страница нашей истории, а скифская культура является частью нашего культурного наследия.
2. ИСТОРИКИ ДРЕВНОСТИ О СКИФАХ

Наиболее ранние упоминания скифов, датируемые 70-ми годами VII в. до н.э., зафиксированы в ассирийских клинописных источниках. Асархаддону, занимавшему в это время (680-669 гг. до н.э.) ассирийский престол, приходилось, как и всем его предшественникам, вести напряжённую дипломатическую и военную борьбу за сохранение ассирийского господства в Передней Азии, осуществлять изнурительные походы в Египет. Естественно, что появление на северных границах Ассирии нового потенциального противника, каким были скифские отряды, состоявшие из прирождённых лучников и непревзойдённых наездников, не могли не вызвать обеспокоенность у ассирийских властителей. Согласно данным ассирийских документов, скифы вначале проникли на территорию расположенного в районе озера Урмия Манейского царства, и, под предводительством Ишпакая, поддержали последнее в борьбе с Ассирией. Обеспокоенные сложившимися обстоятельствами, ассирийцы постарались привлечь скифов на свою сторону. Сохранился запрос Асархаддона к оракулу бога Шамаша, будет ли верен своему слову Партатуа - «царь страны Ишкуза», если он получит в жёны ассирийскую принцессу.
Немало сведений про Скифию и скифов оставили нам историки античности. С VII-VI столетий до н.э. начались регулярные отношения греков с Северным Причерноморьем, а с ними вместе повысился интерес ионийских переселенцев и купцов ко вновь осваиваемому краю. Отсюда родилась литература, сохранившая, к сожалению, только более или менее значительные или совсем малые отрывки.
Первые сведения о скифах, впрочем, не называя их имя, даёт Илиада. Она снабжает их эпитетами справедливых доителей кобылиц, питающихся молоком. И в Одиссее слышится отзвук знакомства с киммерийцами, отчасти современниками, отчасти предшественниками скифов в Крыму и в украинских степях, а учёная литература греков уже в самых ранних своих произведениях классического времени включает кое-где в смеси с современными им данными географические и этнографические сведения из эпоса аргонавтов и гомеровского эпоса. Изучение странствий Одиссея показывает, что сказания о них сначала имели в виду Эгейское море, затем частью перенеслись на Чёрное, а позднее к берегам Сицилии и Италии в зависимости от новых знаний, сообщавшихся мореходами грекам, в том числе и рапсодам. У писателя VII в. до н.э. Гесиода гомеровские доители кобылиц прямо названы скифами.
В конце VII и начале VI в. отдельные поэты сообщали о далёких берегах Чёрного моря и чудесных землях на север от него. Реальность этих сведений особенно заметна в том стихе лесбосского лирика Алкея, из которого видно знакомство с Белым островом владыки Скифии Ахилла. У Сапфо есть некоторые сведения об отдельных фактах относительно Скифии. Поэты этого времени, в частности Алкман, восприняли, по-видимому, немало из поэмы об аримаспах, «одноглазых», похищавших у грифонов то ли уральское, то ли алтайское золото, написанной, вероятно, в VII в. Аристеем из геллеспонтского города Проконнеса. У него, несомненно, были сведения о торговом пути на северо-восток, упоминались народы и их нравы, и, наконец, он сообщал о последнем вторжении скифов в земли киммерийцев и об изгнании их. Его сведения может быть легли в основу многого в трудах позднейших логографов (сочинителей в прозе) и историков, хотя в них, судя по различию с Аристеем, отразились другие не дошедшие до нас источники. Некоторый взрыв интересов к далёкой Скифии на рубеже этих двух столетий имеет прямое касательство к тому, что именно в это время основывались первые колонии на Северном берегу Понта и что тогда же происходили последние вторжения киммерийцев в Малую Азию, достигшие её ионийско-лидийского побережья.
Сношения со скифским севером никогда не прекращались в античное время, но они вспыхивали сильнее и больше отражались в те периоды средиземноморской истории, когда скифы играли или могли сыграть в ней какую-ту роль. Поэтому новая вспышка интересов к Скифии и скифам возникает в связи с греко-персидскими войнами, во время которых скифы рассматривались как возможные союзники, а шедший с берегов Скифии хлеб лишь спорадически перехватывался персами в проливах и играл видную роль в продовольствовании Эллады.
Среди писателей начала этой эпохи, т.е. рубежа VI-V вв. до н.э., прежде всего следует выделить Гекатея из Милета, известного в отрывках у более поздних авторов. Его большой труд «Землеописание» отражает интересы тогдашней Ионии к внешнему миру, а его отрывки, касающиеся Скифии, показывают большое внимание к разным местам заселённого греками побережья. Он знал много туземных племён. В его кругозор в противоположность Геродоту вошла не только собственно Скифия, но и Северный Кавказ, на котором он не знает и не называет скифских племён. Часть его сведений касается скифов ещё VII и VI вв. Он говорил и о последнем вторжении скифов в земли киммерийцев и, по-видимому, кое-что из рассказа о походе царя персов Дария I в Скифию взято Геродотом у него.
Геродот из Галикарнасса (около 484-425 гг. до н.э.), касаясь истории скифов, в разных местах своего труда о греко-персидских войнах, а особенно в IV книге детально освещает географию и границы Скифии, происхождение Скифов, их обычаи и религию, торговый путь на северо-восток и нравы более северных народов, живших близким к скифскому бытом, но иных по языку и не входивших в Скифское царство. Всё это изложено в связи с походом Дария в Скифию в 515/14 гг. до н.э. У Геродота отражены также события ранней истории скифов, их походов в Переднюю Азию и вплоть до границ Египта в конце VII и в начале VI в. до н.э.
Современник Геродота и Фукидида Геланник из Митилен на Лесбосе написал целый не дошедший до нас труд «Скифское». От него сохранились скупые, но существенные отрывки. Он знал и европейскую Скифию, и её задонское продолжение, т.е. один из первых начал употреблять её имя расширительно. Он приписывает скифам изобретение железа. Один из первых он идеализирует их нрав и быт.
В IV в. интерес к Скифии несколько уменьшился, пока не вспыхнули войны македонских царей Филиппа и Александра. Эфор (405-330 гг. до н.э.), историк и этнограф, известен лишь в отрывках у позднейших писателей, особенно у Страбона; несмотря на идеализацию скифов, он сохранил точное понятие об их территории и даёт интересное противопоставление их обычаев обычаям савроматов.
Источником, где много сведений по географии и истории Скифии, почёрпнутых у предшествующих авторов эпохи Митридата и Юлия Цезаря, является Страбон (около 63 г. до н.э. - 23 г. н.э.).
Хотя он сплошь и рядом употребляет термин «скифы» для обозначения сарматов, но у него легко выделить ранние сведения о скифов по Геродоту, Эфору и другим авторам вплоть до Гекатея и Гомера.
Впрочем, в ряде случаев он предпочитает Геродоту другие источники, как, например, в вопросе о направлении торгового пути через Скифию, в рассказе о походах скифов и киммерийцев в Переднюю Азию и т.п.
Но он незаменим в рассказе о Скилуре и Палаке и об их борьбе с Диофантом. Расширительно применяя термин «скифы», он никогда не ошибается, когда идёт речь о собственно скифах, о событиях их истории или об их территории. Так, по данным историков первой половины I в. до н.э. мы узнаём о фракийском царе Биребисте и о сожжении им Ольвии.
После Страбона воспоминания о скифах, по большей части фактически переплетаясь с реальными данными о сарматах, часто попадаются в виде экскурсов у греческих и римских авторов эпохи римской империи.
Так, у натуралиста Плиния Старшего (23-79 гг. н.э.), при общей запутанности его географии есть новые сведения о некоторых племенах Скифии эпохи Геродота, например об авхатах. Клавдий Птолемей сохранил нам вперемежку с новыми данными старую номенклатуру рек, городов и племён, восходящих к собственно «Скифии» и к её истории до эпохи Митридата.
3. ХОЗЯЙСТВО И БЫТ СКИФОВ

Находки утвари (лепной керамики, амфор, гончарной посуды, металлических предметов обихода - ножей, щипцов и пр.), костей домашних животных, орудий труда, строительных остатков (жилищ, очагов, хозяйственных ям) составляют основную часть находок из скифских погребальных памятников и памятников оседлости. Скифы были хорошими работниками - умелыми, изобретательными, отнюдь не замкнутыми в себе, а наоборот, открытыми и восприимчивыми к нововведениям. Своеобразной оценкой результатов их повседневного труда стало сооружение мощных погребальных памятников, возможность вести многочисленные и успешные войны, установление контроля над огромными территориями. Трудовая деятельность скифов материализовалась в двух основных сферах - хозяйстве и быте.
Главным занятием скифского населения долгое время было кочевое скотоводство. Скифы, писал Геродот: «...не основывают ни городов, ни укреплений, но все они будучи конными стрелками, возят свои дома с собой, получая пропитание не от луга, а от разведения домашнего скота...» (IV, 46). Кочевое скотоводство скифов основывалось на разведении и круглогодичном содержании под открытым небом стадных животных (лошадей, овец, крупного рогатого скота). В течение достаточно долгого времени, т.е. весь период скифской архаики, этот вид хозяйства был господствующим на всём Северном Причерноморье. Но с середины V в. до н.э. в долине Днепра и на ближайших к ней участках степи начинает возникать новая форма скотоводства - полукочевая, предполагающая зимнее содержание скота в загонах с подкормкой его твёрдыми кормами. Длительное время - вплоть до гибели Великой Скифии - эти два вида скотоводства сосуществовали, составляя экономическую основу политического объединения именуемого Великая Скифия.
Сведений об организации скотоводческого хозяйства мало. Учитывая особое значение качества пастбищ, расположения водопоев и особенности выпаса лошадей и овец, можно предположить, что основная направленность сезонных перекочёвок кочевников - от водораздельных пастбищ весной и летом - в долины рек, на подовые и пойменные пастбища осенью и зимой. Возможным местом зимовки кочевников была припойменная зона Днепра. Не случайно Геродот писал, что Борисфен (Днепр) «...представляет прекраснейшие и изобильнейшие пастбища для домашнего скота...» (IV, 53). Именно в этих районах по археологическим материалам прослеживается возникновение первых зимовок скифов, затем превращающихся в стационарные поселения.
На рубеже V-IV вв. до н.э. некогда плодородные пастбища Северного Причерноморья под воздействием непомерного выпаса животных и ряда других негативных влияний человеческой деятельности ухудшаются. Вытаптывание пастбищ, называемое пастбищной дигрессией, происходит в первую очередь на водоразделах. Это закономерный процесс развития любого кочевого общества. Также закономерны и поиски человеком лучших условий существования и попытки изменить хозяйство, приспособившись к новым условиям. Так, на рубеже V и IV вв. до н.э. возникает полукочевое скотоводство. В стаде полуоседлых скифов начинает преобладать крупный рогатый скот, меньше становится лошадей и овец. Кормовую базу составляют пойменные пастбища, использование которых не требует длительных откочёвок.
Начинают выделяться особые структуры - эколого-экономические районы, состоящие из городища (центра), расположенного на пересечении торговых путей, расселенческой зоны, в которой сосредоточены неукреплённые поселения и селища, и зоны фильтрации ресурсов с единичными стоянками и многочисленными погребальными памятниками. Городище представляло собой укреплённое поселение, защищённое земляным валом высотой более 2 м. Этим валом, переходящие к полукочевому образу жизни скифы как бы отделялись от других, закрепляя за собой пастбища обширной поймы. За пределами городища, на расстоянии 1-3 км по берегам небольших балок и над поймой формируется округа городища, состоявшая из небольших незащищённых поселений, селищ, зимовок.
Оценивая в целом скотоводство степных скифов, отметим, что эта отрасль играет важную роль на каждом этапе развития хозяйства степных скифов. Изменялись лишь форма её организации - если в период скифской архаики существовало лишь кочевое скотоводство, то в среднескифский период существуют две формы организации скотоводства - кочевая и полукочевая.
На рубеже V-IV вв. до н.э. формируется новая отрасль экономики Скифии - земледелие. Оно было ориентировано на производство твёрдых кормов, столь необходимых для подкормки скота в зимнее время. По-видимому, к IV в. до н.э. пастбища днепровской поймы перестали обеспечивать скот кормами в зимнее время, и появилась необходимость в запасах пленчатого ячменя и проса.
Палеоэкологическая ситуация в степи в этот период стала причиной сложения «скифского» степного земледелия. В видовом отношении среди культурных растений преобладали засухоустойчивые: просо обыкновенное, ячмень пленчатый, в меньшей степени - полба. В обработке земли использовался перелог. На небольшом участке целины жгли травостой, потом при помощи ручного деревянного орудия (ни одного плуга на территории Степной Скифии пока не найдено) её обрабатывали и засеивали. Через год-два участок запускали в перелог, который использовался как пастбище. Приблизительно через десять лет участок вновь обрабатывался.
В IV в. до н.э. земледелие скифов играло вспомогательную роль в хозяйстве и было подчинено скотоводству. Объёмы его производства обеспечивали лишь минимальные потребности населения в кормовом зерне, о его вывозе или о товарном характере земледелия в степи говорить не приходится. Это земледелие в степи по сути отличается от античной земледельческой системы, ориентированной не только на внутренние потребности античных центров Северного Причерноморья, но и на вывоз определённой части хлеба в Грецию.
Все виды домашнего производства скифов (деревообработка, обработка камня, изготовление посуды, обработка скотоводческого сырья, прядение и ткачество) были полностью обеспечены собственным сырьём. Зависимость от природных ресурсов обусловила концентрацию основных видов домашнего производства скифов в Поднепровье.
Именно в пойме Днепра были сосредоточены леса - сырьё для деревообработки. Использовалась древесина дуба, ясеня, бука, граба, клёна, берёзы, тополя, ольхи, липы, ивы. Способы обработки древесины довольно сложны - здесь и рубка, и раскол ствола дерева при помощи клиньев, и лицовка поверхности долотом, теслом, и гнутьё, и долбление. В этой же местности была сосредоточена обработка камня. Это обусловливалось мощными выходами гранита и песчаника. Уровень специализации в обработке этих материалов в раннем железном веке оставался достаточно низким и это производство не вышло за границы домашнего.
Домашний характер имели прядение и ткачество, появившиеся в среде оседлых скифов в среднескифский период. Сырьём для этих видов домашнего производства были шерсть, конопля, крапива и, возможно, лён. Обработка скотоводческого сырья (кости, рога, шкур) также осуществлялась в рамках домашнего производства. Кочевники были умелыми косторезами. Об этом свидетельствуют раскопки хозяйственного комплекса на Каменском городище, мастером которого изготовлялись костяные ручки к ножам и шильям, а также сами ножи, костяные орудия для обработки кож. Сравнения материалов этой мастерской с находками ножей с костяными ручками в погребениях Степной Скифии позволяют говорить о том, что мастерская снабжала своими изделиями всё Степное Поднепровье.
Основные виды повседневной утвари также производились самими же скифами. К среднескифскому периоду скифянки полностью усвоили способы лепки посуды. К этому времени в скифском быту утвердились наиболее рациональные формы посуды, удобные при кочевом и полукочевом образе жизни (в основном - горшки средних размеров и небольшие миски), своя орнаментация посуды. В основном она предназначалась для приготовления мясной и молочной пищи.
Одним из основных элементов материальной культуры, отражающих приспособление человека к условиям обитания является его жилище. Подвижный образ жизни кочевников диктовал выбор лёгких строительных материалов. Тип жилища отвечал не только требованиям окружающей среды, но и техническому уровню эпохи, специфике местных строительных материалов. Первому периоду кочевания присущ единственный вид жилища - повозки с крытым верхом. Во второй половине V-IV вв. до н.э. определяются пастбищные территории. В местах, наиболее пригодных для зимнего выпаса скота возникают зимовья. По-прежнему основным видом жилища является повозка, плетёный верх которой снимается и превращается в наземное жилище. Позднее появляются землянки или полуземлянки, входы в которые располагались с подветренной стороны.
Раскопки скифских погребений, как богатых, так и бедных, немногочисленные изображения скифов на предметах торевтики Торевтика - художественная чеканка. позволяют реконструировать их одежду. Скиф-воин был одет в кожаную безрукавку со свисающими острыми концами пол, застёгнутую влево и опушённую мехом, которая одевалась поверх рубахи с длинными рукавами. Верхней одеждой служили плащи из кожи. Остроконечный кожаный башлык закрывал голову. Длинные кожаные штаны, напоминающие шаровары и мягкая обувь без каблука (скифики) завершали мужской костюм.
Женскую одежду восстановить труднее, так как изображения женщин немногочисленны. Основным источником для восстановления женского костюма остаются женские погребения. По положению бляшек в районе головы можно восстановить головной убор - в виде кокошника или конуса, обшитого золотыми бляшками. Изредка голову украшали повязки. Основу одежды составляло платье-рубашка с длинными рукавами, поверх которой надевался плащ без рукавов, обшитый золотыми бляшками. Серьги, ожерелья, гривны и перстни из золота, серебра или бронзы, стеклянные или пастовые бусы, многочисленные золотые нашивные бляшки дополняли одежду любой скифянки.
Утварь скифов бедна и набор её подчинён образу жизни и быту её создателей и потребителей. В хозяйственных нишах наиболее богатых погребений хранились: посуда для варки (котёл, котелок, крючки для мяса и щипцы) и потребления (блюда, подносы) мяса или бульона (деревянные чаши, иногда с обивками). Отдельный блок составила посуда для питья вина (амфора, черпак, ситечко, канфар или килик, ойнохоя или кувшин), молока или молочной водки (кожаные сосуды, металлические или деревянные открытые сосуды). Менее богатые могли позволить себе простой набор инвентаря (лепная керамика, деревянные сосуды), блюда или подносы для мяса и греческая посуда для вина (чернолаковая или бронзовая). Типичный набор утвари рядовых погребений среднескифского периода - лепной горшок и деревянное блюдо или поднос с частью туши барана или коровы с одним-двумя железными ножами. В наборе утвари раннего периода наиболее многочисленна группа лепной посуды. В памятниках среднескифского периода господствующей в группе столовой керамики становится греческая гончарная посуда.
Деревянная утварь играла большую роль в обработке и употреблении молочных продуктов. Чаще всего использовались неглубокие сферические чащи для молока или бульона. Встречаются подносы в виде скреплённых деревянных дощечек со слегка согнутыми бортами или блюда с высокими бортиками и выступающими ручками по бокам. Они использовались в качестве сосудов для готового вареного мяса.
Коллекция сосудов, изготовленных из металла (бронзы, серебра или железа) из погребений среднескифского периода немногочисленна. В основном это бронзовые котлы и парадная посуда для питья вина из богатых погребений.
Редкая находка - приспособление для разлива вина - киафы - железные или бронзовые чашечки на длинной ручке, которая иногда заканчивается лебединой головкой. В курганах, расположенных ближе к античным центрам встречаются бронзовые ситечки для процеживания вина - неглубокие широко открытые чашечки с короткими фигурными или плоскими ручками, иногда также украшенные птичьими головками.
Изучение всех видов утвари из погребений и материалов поселений среднескифского периода позволяет получить представление не только о материальной культуре степных скифов, но и о системе питания этого народа.
В системе питания скифов присутствовала мясная, молочная и растительная пища. В рационе преобладало мясо (встречаются кости лошадей, овец и крупного рогатого скота, реже - птиц). При анализе находок замечены некоторые социальные особенности потребителей. В отличие от рядовых могил, в напутственной пище из богатых погребений отсутствует мясо крупного рогатого скота, т.е. любимой, а может быть канонизированной пищей кочевника остаётся конина.
О преобладании в рационе знатных скифов мясной пищи и пренебрежении ими растительной пищей свидетельствуют некоторые данные антропологии, в частности - патологические наросты на костях позвоночника.
Новой составляющей системы питания степняков, перешедших к полуоседлому способу ведения хозяйства, становится мясо свиньи. Кости этих животных зафиксированы практически на всех поселениях Приднепровья.
У большинства кочевников соблюдался сезонный ритм питания. Мясная пища преобладала осенью, когда перед зимовкой забивались слабые и старые животные, и зимой, когда мясо могло долго храниться. В дневном рационе тяжёлая мясная пища употреблялась вечером после трудового дня.
Сезонный характер мясной пищи принуждал скотовода к поискам растительной пищи. Археологические данные, в частности, отпечатки зёрен на лепных сосудах, обожённое зерно в слоях памятников оседлости и в зерновых ямах, позволяют определить видовой состав зерновых культур. Преобладали ячмень и просо - культуры, хорошо известные скотоводу и использовавшиеся для приготовления блюд из толчёного зерна. Подсушенное на солнце зерно растирали на зернотёрках; толчёное зерно варилось в небольшом количестве молока или воды.
Вопрос об употреблении скифами хлеба остаётся открытым. Они несомненно знали выпечку хлеба из пресного теста (стоило каше из толчёного зерна немного пересохнуть и превратиться в лепёшку подобную хлебу, выпеченному на тандыре). Но отсутствие в материальной культуре жерновов позволяет высказать предположение, что до состояния муки зерно скифы не размалывали и мучные продукты в их рационе ещё не появились. В целом растительная пища не отличалась разнообразием, но потребности человека в белках растительного происхождения, углеводах, минеральных веществах и витаминах обеспечивала.
Растительная пища кочевника, доставляемая путём собирательства, чрезмерно бедна: щавель, стебли кислицы, полевой лук, чеснок. По словам Геродота эти растения были известны каллипидам и алазонам. О понтийском луке писал Теофраст: «...очевидно, что есть много видов луковиц; они различаются величиной и цветом, и видами, и соками. В некоторых областях они так сладки, что употребляются в пищу сырыми, как, например, в Херсонесе Таврическом». В качестве приправы к мясу использовался сельдерей, который также упоминается Геродотом.
Широкое распространение у скифов получило вино греческого производства, чему способствовали не только большие возможности греческого импорта, но и знакомство скифов с алкогольными напитками типа молочной водки араки или кумыса. Молочные водки более крепки, чем виноградное вино, которое скифы стали сразу пить неразбавленным и быстро пьянели, чем поразили греков. Спартанцы, желая выпить покрепче, говорили: «Налей по-скифски».
Молочная пища. Молоко - универсальный продукт, который можно употреблять в его естественно и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.