На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Строительная история Казани есть в значительной степени и история её пожаров. Им она обязана совершенной своей перестройкой: трансформацией с конца XVIII века планировки из живописного в жёсткий, веернопрямоугольный. История казанских пожаров.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 12.04.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Содержание.

1. введение
2. 1871 год
3. 1902 год
4. 1914 год
5. 1920 (7 июня)
1. Введение

Эволюция города - степенная особа. Как сейчас, так и в прошлые столетия. Тело города - земля, кварталы, улицы и его лицо - дома, сооружения, зелёные массивы меняют свой облик, не торопясь. Обычно - стихийно, по крупицам, усилиями обывателей, реже - целенаправленно, с размахом, волею сильных мира сего. По истине, ритм жизни городского организма столь же отличен от ритма жизни человека, как человека от мотылька.
Никуда не спешила и Казань. На её долгоживущих улицах постепенно, от случая к случаю, дряхлеющее уступало место новому, малое - большому. Когда приходило время. Но было одно явление, которое внезапно, с размахом вторгалось в естественное развитие ткани нашего города - как, впрочем, огромного множества вообще городов России. Это были суперпожары, возникавшие по инициативе злого умысла или рока.
Строительная история Казани - есть в значительной степени и история её пожаров. Им - и непосредственно пожару 1765 года, почему-то упущенному в трудах местных историков, она обязана совершенной своей перестройкой: трансформацией с конца XVIII века рисунка планировки - из живописного в жёсткий, веернопрямоугольный.
Начало этому, 17 марта 1768 года, положило «Быть по сему» Екатерины Великой на Плане Казани выдающегося планировщика и архитектора Алексея Квасова. Возглавляемая им группа разработчиков «не только погоревшие места, но и весь город, применяя к нынешним состоящим тамо каменным строениям, чтобы большой ломки не производить к достижению настоящего регулярства по своему мнению расположила».
14 августа 1768 года - день второго рождения по законам этого «регулярства» Казани, как материально-пространственной конструкции на земной поверхности. Второго - потому как до этого московская Казань наследовала, в этом трудно усомниться, планировочную организацию своей территории, сформировавшуюся в предыдущую эпоху.
А в тот день произошла служба на основание града - так это тогда и называлось, - и были заложены два первых дома на погоревших местах. Преосвященный архиепископ Вениамин и губернатор Квашнин-Самарин положили в вырытые под дома рвы по три камня во всех углах, а определённый от Правительствующего Сената за архитектора Василей Кафтырев клал под те камни известь. При всём этом продолжался во всём городе колокольный звон.
Практически заново пришлось возрождаться Казани и после «несчастливого от зладея приключения» в июле 1774 года: из 2070 во всём городе домов осталось тогда всего 298.
800 дворов и 1580 домов стали жертвой пожара 3 сентября 1815 года. Надо было восстанавливать центральную, привилегированную часть города. Во исполнении именного Его Императорского Всемилостивейшего повеления Святейший Синод совершил всероссийское воззвание о пособии потерпевшим.
Пожалуй, самое величайшее несчастие Казани случилось от пожара 24 августа 1842 года. Монарх пожаловал фантастическую по тем временам ссуду погорельцам в миллион рублей. Развернулось небывалое по размаху строительство. Именно этому бедствию стали, обязаны своим рождением такие уникальные тогда и сейчас здания, как Губернаторский дворец с помещениями для императора, Духовная академия и Дворянское собрание.
Всех пожаров, посетивших Казань, не перечесть. Сколько же их было, если только в одном, например, 1896 году из отчёта Думе брандмайора Тябина видно их сто четыре? Но ни 1896-й, ни другие такие «многопожарные» годы не попали в историю - она сохранила в памяти лишь суперпожары.
Каждый век московскороссийской Казани не избежал таких грандиозных, то есть уничтожавших по несколько городских кварталов враз, пожаров. В XVI веке известны два таких «петуха», в XVII - два, в XVIII - четыре - пять, в XIX - восемь. И что примечательно: лишь два из них - 1749 и 1871 года - причинили ощутимый вред Закабанью. Правда, пожар 1859 года тоже начинался здесь, но тогда ветер понёс огонь к Казанке и пострадало только соседнее Забулачье.
Но вот пришёл XX век и жестоко отыгрался на Плетенях, как к тому времени стали называть всю закабанную часть города, включающую и Старо-Татарскую слободу, а не только собственно поселение при Екатеринской церкви. Июнь 1902-го, апрель 1914-го, июнь и август 1920-го стали для них роковыми. Роковыми же оказались Мещанские улицы - все пять пожаров начались именно с них!
Досоветские большие краеведы и хроникёры заворожено описывали великие пожары, настигавшие центральную часть города. Пожары в Закабанье не удостоились внимания их и их последователей. Восполним этот пробел.
2. 1871 год.

17 сего июля при весьма жаркой погоде сутра дул сильный, порывистый ветер, который к 11 часам дня превратился в сильнейшую бурю. В это самое время, в 3 части, в Мещанской улице, состоящей из сплошных ветхих деревянных построек, с дома мещанина Шагея Шамсутдинова вспыхнул пожар. Сильнейшая буря по направлению от Волги к озеру Кабану разбросала в несколько минут пламя, и ряд дворов в этой улице и в соседней, застроенной тоже сплошными деревянными постройками, моментально охватило огнём. Бурю переносило за 200 и далее сажен от места пожара, так что почти в тоже время загорелось в нескольких местах и на Екатеринской улице.
Пожарные команды всех 5-ти частей города, полицейские чины и полицейские нижние служители, воинские команды, жители и весь народ действовали энергично и с самопожертвованием; но буря, свирепея всё сильнее, разбрасывала пламя по всем направлениям и переносила даже горящие головни даже на другую сторону озера Кабана. В нескольких местах загорелись крыши в Архангельской и Суконной слободах.
Прибывший Г. Начальник губернии Николай Яковлевич Скарятин подвергался даже опасности.
Только к 4 часам могли овладеть пожаром и, проработав всю ночь, залить его окончательно на другое утро. Двое пожарных служителей получили сильные ушибы. Выгорело до озера Кабана, и только сломкою некоторых строений и заборов не дано было огню распространяться ещё более вправо.
Пожаром этим истреблено у 67 домовладельцев дома со всеми надворными постройками, из них 9 каменных, 4 деревянных на каменных фундаментах и 54 деревянных домов. Кроме сего обгорела Екатеринская каменная церковь с колокольней, но вся утварь и иконы спасены, совершенно сгорели мусульманский детский приют и деревянная мечеть.
По дознанию оказывается, что пожар произошёл с сеновала дома Шагея Шамсутдинова, брат которого, Мухамадей Шамсутдинов, в это утро был сильно пьян и оставался дома один: он постоянно вёл себя дурно, пьянствовал и в пьяном виде всегда требовал от матери и брата денег на питьё, с угрозами поджечь. И накануне этого дня Мухамадей имел ссору с братом.
Мухамадей Шамсутдинов арестован, дознанию дан законный ход.
3. 1902 год.

8-го и 9-го июня большой университетский город Казань представлял из себя картину ужасного пожарища. Почти двое суток город стоял в дыму и пламени, словно в день осады его Иоанном Грозным. Нынче погибла почти вся татарская часть этого русско-татарского города.
В дни, предшествовавшие катастрофе, в Казани стояла тропическая жара, доходившая до 25° в тени: деревянные строения обречённых на гибель улиц накалились на солнце и представляли собою превосходный горючий материал. Первый пожар - 8-го июня, уничтожил огромный район в 12 кварталов, в так называемой части города.
На другой день, во 2-ом часу дня, поднялся столб дыма над Плетенями - обширным городским районом, примыкающим к озеру Кабану. Ураган, свирепствовавший сутки тому назад, теперь ещё более того усилился и стал размётывать огонь из одной стороны в другую.
Пожар начался в Малой Мещанской улице с деревянного домика Арского мещанина Ибрагима Баязитова недалеко от Айтугановской мечети. Благодаря чрезвычайной скученности построек, Бог весть, в силу каких льгот допустимой для Казани, огонь легко побежал с крыши на крышу, дошёл до Евангелистовской площади. Затем вихрь изменил направление и погнал пламя к Ново-Татарской слободе за городом. Когда выгорели городские здания в этом месте, и огонь дошёл до поля, то загорелся навоз в поле. Вслед за тем ветер подул опять в другую сторону - к Кабану и стал уничтожать другие улицы. Теперь площадь пожара была больше, вихрь сильнее, и зрелище бедствия было гораздо ужаснее, чем накануне, а результаты его гораздо печальнее.
От пыли, поднятой ураганом, и от дыма над городом висела такая тьма, что в середине дня было темно, словно в сумерки. Крики и стоны людей, скрип возов, треск пламени - всё это сливалось в какую-то дикую какофонию. Можно было ясно представить, что на Казань напали полчища врагов, что опять пришли времена Пугачёвщины! Такое ужасное настроение, такая паника и полная потеря душевного равновесия царила в толпе.
Этот второй пожар уничтожил более 200 домов. Выгорели улицы: Екатерининская (от Евангелистовской площади до церкви Екатерины), обе Мещанские, Захарьевская около Апанаевской мечети, которая осталась, однако же, цела, и пр. мечеть же Айтуганова, близ которой начался пожар, сгорела. Мечеть Казаковская на Евангелистовской площади осталась цела, хотя кругом её всё сгорело, а на дворе её был огромный костёр горевших дров. Но зайдя со стороны Мещанской, в каменную мечеть, вы уже видите, что внутри её бушует пламя. Церкви Екатерининскую и 4-х евангелистов отстояли. Обгорели и упали все телеграфные, электрические и столбы трамвая.
Пылавшие головяшки относило верхом на далёкое пространство: перелетая, Кабан, они достигали Ново-Горшёчной улицы, а некоторые несло и бросало на крыши домов конца Рыбнорядской улицы.
Огонь дошёл до инородческой семинарии на Кабане, но здание это удалось отстоять (пострадала церковь при ней), благодаря присланной с Порохового сильной паровой машины с 4 рукавами, из которых струя била не менее как на 20 сажен. Несколько машин было прислано Рамом. Работала и машина с завода Крестовникова, а также с этого завода по Екатерининской улицы до Екатерининской церкви был проведён рукав.
От таких больших каменных домов, как, например, Шамиль, Сабитова остались только стены. Вся сгорела Юнусовская площадь и около неё дома Алкина и другие. Не уцелела даже водопроводная будка, стоявшая посреди площади.
Сгорела дотла со всем её имуществом Татарская учительская школа и надворное строение, которое занимал инспектор школы М.Н. Пинегин, цензор местных газет, оставшийся в том, в чём успел спастись. Сгорели медресе Арсаева и Апанаевская школа на Набережной Кабана. Тихо догорали каменные, громадные дома на Екатерининской и Захарьевской. Очень пострадал купец-кожевенник Зальм. Много товара погорело и у купца Бурнаева, хотя он много кож и успел спасти.
Большой дом Юнусовых на площади уцелел, но ограда площади перед домом в некоторых местах сгорела; во дворе дома службы пылали. Особенно сильный жар давал каменный сарай, как говорят, служивший складом для овса. Со стороны сада журчала какая-то жиденькая струя воды - это из пожарного рукава лили воду в сарай.
К 2 часам ночи стало стихать. Только вырывались клубы дыма на Захарьевской улице из горевших огромных складов сырья Зальма.
Всех погорело 11 кварталов. В них сгорело 211 домов. Если прибавить 95 домов накануне, то составится цифра в 306 домо и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.